авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Криминогенная виктимизация социальных групп в современном обществе

-- [ Страница 4 ] --

Гендерный аспект глобализации представлен следующими основными факторами: растет число женщин, интегрированных в экономику, но на худших, чем мужчины, условиях; идет маргинализация женской рабочей силы; увеличивается рабочая нагрузка на женщин; возможности влияния женщин на процессы в социальной жизни одновременно расширяются и ограничиваются. В целом глобализация увеличивает различия между отдельными слоями женщин, ее воздействие неравномерно и зависит от уровня развития страны, от степени образования и профессиональной квалификации женщин, от характера их занятости и силы национальных традиций. Дискриминация женщин на рынке труда вызывается следующими причинами: множественное неравенство по признаку пола ограничивает их экономическую деятельность, мешает полному использованию их ресурсов, имущества и другого потенциала; их человеческий, физический и финансовый капитал менее социализирован; женщины несут ответственность за поддержание и воспроизводство рабочей силы, заботу о больных и слабых. В итоге характерная для нашего времени гибкость рынка труда переносит издержки изменчивости рынка и экономической реструктуризации на самые уязвимые группы работников, и главным образом – на женщин.

Согласно современным криминологическим данным, 10-15% преступлений, совершаемых против здоровья и достоинства личности приходится на долю сексуального насилия. По данным американских криминологов, одна из восьми женщин в США была изнасилована по крайней мере раз в жизни. Таким образом, в Соединенных Штатах было изнасиловано свыше 12 млн. женщин.

В отношении проблематики виктимности несовершеннолетних, психологические особенности которых являются особенно важным виктимообразующим качеством, в мировой криминологической литературе чаще всего и наиболее подробно рассматривают случаи сексуальных действий и жестокого обращение с детьми. Жертвами жестокого обращения, являются, как правило, маленькие дети и дети дошкольного возраста. Жестокое обращение с детьми при этом рассматривается и как проблема медицинской деонтологии.

Уязвимость традиционно виктимогенных групп (женщины, несовершеннолетние, престарелые люди и т.п.) сохраняется и в условиях кардинальной трансформации социума, при этом степень виктимогенности увеличивается. Основными факторами здесь являются стимулируемые глобализацией процессы утраты личностью своей социальной идентичности, процессы крайней индивидуализации, граничащей с десоциализацией, девальвации нравственно-правовых, прежде всего, общесоциальных ценностей.

В первую очередь эти аномические тенденции эволюции общества вызывают усиление виктимизации стариков и детей, уровень безопасности которых в большей степени, чем для представителей других социальных групп, определяется стабильностью семьи как социального института. Кризис в этой сфере, взаимное отчуждение людей, не только резко снижает защитный потенциал семейный отношений, но и нередко ведет к их прямой криминализации, жертвой которой в первую очередь становятся представители двух крайних возрастных групп. Данная тенденция характерна как для низших, так и для высших страт.

В несколько меньшей степени эти же процессы аномии влияют на темпы и направленность виктимизации лиц женского пола. Наряду с девальвацией семьи сильнейшее влияние на формирование виктимности женщин оказывает кризис моральных устоев общества. Секс-индустрия, легальная и нелегальная, стала одним из важнейших элементов глобальной экономики. В своей совокупности эти факторы стимулируют рост насилия против женщин. Поэтому, не случайно, что во многом благодаря, именно различного рода, женским общественным движениям, виктимология за последние полтора-два десятилетия получила дополнительные импульсы к своему развитию.

Криминогенная виктимность, в формировании которой определяющую роль играют социальные факторы, может быть названа лабильной: положение в обществе; система общественных отношений, обусловливающих характер и способы взаимодействия с представителями конкретных социальных групп; уровень толерантности в обществе и др. В качестве примера автор рассматривает такие социальные категории граждан, для которых в современном западном обществе характерна лабильная виктимность.

Среди таковых выделяются этнические и сексуальные меньшинства. В Америке при отмечаемой практически всеми исследователями за последнее десятилетие тенденции снижения риска насилия для всех женщин, независимо от расового или этнического происхождения, риск все же продолжает быть выше для чернокожих женщин по сравнению с белым, и для испаноговорящих женщин по сравнению с неиспаноговорящими. Общий уровень виктимизации чернокожих женщин выше, чем белых и испаноговорящих женщин. Причиной повышенной виктимности цветных женщин может являться как сохраняющийся довольно высокой уровень расистских настроений в американском обществе, так и виктимный характер поведения представителей этнических меньшинств

В целом выделяются следующие особенности жертв преступлений, совершаемых на почве расовой или религиозной ненависти, на почве негативного отношения к другой культуре. Эти преступления имеют тенденцию быть совершенными многократно обидчиками в отношении незнакомых лиц, которые имеют четко выраженную принадлежность к той или иной этической, религиозной и т.п. группе. Они обычно совершаются в местах, хорошо знакомых жертве, которая с высокой долей вероятности будет испытывать после инцидента опасение повторного нападения. Жертвы насилия будут в большей степени и в течение более длительного периода времени переживать последствия насилия, возможны более глубокие психологические травмы, чем для жертв аналогичных преступлений, не связанных с культурологическими факторами.

Хотя уровень виктимности гомосексуалистов признается исключительно высоким, многие криминологи отмечают наметившуюся в последнее десятилетие в западном обществе устойчивую тенденцию к снижению насилия против сексуальных меньшинств. Это можно объяснить, прежде всего, возрастанием степени толерантности в обществе, распространением информации, способствующей формированию положительного имиджа сексуальных меньшинств, возможно, и канализацией агрессии по отношению к национальным меньшинствам и мигрантам.

Факторы изменения параметров виктимности отдельных социальных страт и групп населения в современных условиях напрямую связаны с глобализацией, с криминогенными и виктимогенными обстоятельствами, сопровождающими ее процессы. Изменение культурной среды воспроизводства большинства страт, процессы миграции, формирование транснациональной системы стратификации («параллельной» по отношению к традиционной), характерное для глобализации изменение культурологических параметров социальной среды – все это может усилить или, наоборот, снизить уровень виктимизации социального статуса. Степень влияния факторов, связанных с глобализацией, на виктимность социальных групп и статусов будет напрямую зависеть от того, являются ли доминирующими для ее представителей в процессе виктимизации социальные или же внесоциальные факторы, зависит ли виктимность в большей степени от образа жизни потенциальной жертвы или же от отношения к ней представителей других социальных страт.

Диссертант выделяет и анализирует некоторые общие направления и характеристики социального развития, связанные с процессами глобализации и определяющие тенденции развития количественных и качественных параметров виктимизации населения. В результате делается вывод о том, что проблемы ускорения процессов криминогенной виктимизации населения - общие и для России, и для стран Запада. Более того, глобализация несет в себе предпосылки выравнивая социальных условий, а значит, и унификации опыта девиктимизации общества, социального слоя, личности, накопленного в высокоразвитых странах. Результаты обобщения эмпирических исследований виктимности социальных групп и разработки путей их девиктимизации, предпринятой западными криминологами, могут быть в полной мере востребованы и в нашей стране, если их адаптировать к социальным условиям, традициям работы правоохранительных органов и к практике законотворчества.

Третья глава - «ДЕТЕРМИНАЦИЯ КРИМИНОГЕННОЙ ВИКТИМНОСТИ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП В РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ» - состоит из четырех параграфов, посвященных виктимизации и особенностям развития преступности в России на рубеже ХХ-ХХI веков, социальной миграции и урбанизации как факторам криминогенной виктимизации населения, а также взаимосвязи факторов криминогенной виктимизации населения и десоциализации личности.

Автор оценивает виктимологическую ситуацию в России, как сложную. Причем процесс интенсивной виктимизации населения протекает не просто симметрично криминальным процессам: меняется структура виктимности населения, трансформируется ее распределение по социальным группам. Процесс виктимизации идет по нарастающей и нет никаких оснований рассчитывать на положительные изменения в этой динамике. По официальным данным правоохранительными органами ежегодно регистрируется почти 2 млн. потерпевших. По данным же независимых экспертов, их почти в два раза больше 1.

Очевидно, что в условиях резкой криминализации общества значительно возрастает виктимность всех социальных слоев, однако качественные и количественные характеристики этого процесса могут быть различны относительно каждого из них. Виктимность начинает особенно резко возрастать по мере превышения среднего уровня доходов. Очень богатым соответствует высокий уровень виктимности, несмотря на значительные меры предосторожности.

В условиях современной России дополнительным фактором виктимизации высших социальных страт стал процесс включения их неотъемлемого элемента - российской организованной преступности – в систему транснациональной преступности, что многократно увеличивает степень доходов, влияния, коррупционного потенциала и социальной устойчивости российских криминальных организаций.

В процессе институционализации гражданского общества значительная часть социальных групп и слоев не выдерживает конкуренции с более организованными группами и вытесняется на периферию общественной жизни. Растущая маргинализация и люмпенизация населения России сопровождается падением уровня жизни, разрывом традиционных социальных связ ей, утратой регуляторов поведения, в конечном итоге – массовой десоциализацией, являющейся одной из предпосылок актуализации виктимности личности.

В России принадлежность к низшим стратам, определенная согласно первичным критериям (отношение к власти и собственности), для многих граждан сочетается со степенью социализированности и системой нравственно-правовых ценностей, характерных для страт, относящихся к так называемому среднему классу. Это несколько снижает уровень виктимности граждан с низкими доходами, поскольку обуславливает менее виктимогенные стереотипы поведения и систему социальных контактов, в которой минимизированы отношения с криминальными элементами. Автор полагает, что тенденция криминализации и виктимизации общества, обусловленная численным увеличением низших страт, ожидаемым в ближайшие годы, будет отчасти скомпенсирована процессами перехода в эти страты интеллигенции, массовое обеднение которой вряд ли удастся реально приостановить.

Опыт Российской Федерации и зарубежных государств свидетельствует о том, что одним из основных факторов криминализации и виктимизации как социума в целом, так и отдельных социальных групп является усиление миграции. Прежде всего, отмечается, что среди приезжающих, в частности под видом беженцев, немало людей с откровенно уголовным прошлым. Многие выходцы из районов межнациональных конфликтов являются в действительности наркокурьерами. Особенно криминогенной является нелегальная миграция, которую в ее современных формах и масштабах многие исследователи напрямую связывают с последствиями глобализации, считая размах нелегальной миграции имманентной чертой современного этапа развития общества.

Социальной группой с повышенной степенью виктимности являются сами мигранты, в первую очередь – незаконные. Этническая принадлежность значительной части участников организованной преступности ведет к резкому усилению виктимности представителей соответствующих этносов, которые становятся объектами мести, неоправданного насилия со стороны представителей правоохранительных органов, других противоправных действий, при том что у значительной части населения снижается уровень негативного отношения к преступлениям против иностранцев. В общественном мнении формируется негатив­ный образ мигранта, распространяются идеи ксенофобии, находящие активную поддержку у представителей различных политических течений националистической, а нередко и откровенно фашистской направленности.

В России, как и на Западе, миграция усиливает межэтническую напряженность, а косвенным образом и другие виктимизирующие факторы социального порядка. Однако в России это «катализирующее» действие миграции несколько ослаблено. Во-первых, значительную массу мигрантов составляет русскоязычное население, представители которого никак не могут восприниматься как «чужие», поэтому взаимная корреляция миграции и «преступлений ненависти» (по западной терминологии) у нас не столь жесткая. Во-вторых, Россия является многонациональным государством, имеющим давние традиции толерантного отношения между этносами и эффективного государственно-правового регулирования межэтнических конфликтов. В этом отношении система корреляции процессов миграции и инициирования «преступлений ненависти» в России, прежде всего межнациональной преступности, ближе к северо-американской, чем к западноевропейской модели.

Опыт стран Запада свидетельствует о том, что научно обоснованная, сегментированная и целенаправленная работа по девиктимизации мигрантов (включая распространение информации виктимологического характера, психологическую помощь, специализированную работу с группами населения, регулярно контактирующими с мигрантами), является одним из ключевых звеньев более обширной деятельности по виктимологической профилактике преступности в стране. Она способствует девиктимизации этнических и сексуальных меньшинств, снижению уровня агрессивности в обществе и в конечном итоге снижает общий виктимизационный фон в обществе.

Урбанизация также является одним из серьезных стимулов криминализации и, соответственно, виктимизации широких слоев населения, причем не только городского. Город выступает в роли «социального магнита», притягивая городских и сельских мигрантов, тем самым «вымывая» наиболее социально-активные группы населения из отдаленных районов. Последнее способствует ухудшению социального состава населения и демографической ситуации, приводит к постепенной культурной деградации сельского образа жизни. Кроме того, город притягивает к себе криминально активную часть населения сельских районов.

В числе виктимогенных факторов урбанизации диссертант выделяет: факторы, связанные, прежде всего, с процессами социальной трансму­тации (миграция, развитие организованной преступности и ее транснационализация, падение уровня жизни отдельных страт и др.); факторы, связанные с морфогенетическими социальными процессами (создание новых социальных групп и слоев; новых образцов культуры и субкультуры, форм организационного поведения).

Виктимогенная деформация личности рассматривается автором как совокупность социаль­но-психологических свойств личности, связанных с неблагоприятными особенностями социализации последней, ее неудовлетворительной соци­альной адаптацией, в психологическом плане выражающейся в эмоцио­нальной неустойчивости, неконтролируемости, сниженной способности к абстрактному мышлению. Эти качества в различном сочетании выражают отсутствие предусмотрительности, неразборчивость в социальных связях, конфликтность личности. Представляется, что в самом общем виде викти­могенная деформация личности определяется низкой культурой общения. Кроме того, она связана с иными дефектами и сдвигами нравственного и правового сознания.

В западной виктимологии сложилось несколько концептуальных подходов к решению проблемы теоретического моделирования процессов, опосредствующих взаимосвязь социальных факторов виктимизации (различного уровня организации социума) и виктимогенной деформации личности. Это отчасти актуализировавшиеся в процессе социально-виктимологического исследования теория образа жизни Дж. Гарофало, теория социальной дезинтеграции, теория субкультур и дихотомическая модель социализации-десоциализации личности, корреспондирующая теории аномии.

Автор полагает, что ни одна из предложенных моделей не является достаточной. Каждая из них высвечивает значимый аспект, необходимый для действительно всестороннего объяснения механизма виктимизации. Таким образом, методологически оправданным может быть только комплексный подход. Для решения задачи теоретического анализа процесса личностной актуализации социальных предпосылок виктимности диссертантом предлагается концепция социализации. При этом констатируется, что феномен десоциализации личности можно было бы определить как антипод социализации, характеризующийся такими признаками, как состояние индивидуального застоя, угнетенности свободной воли личности в процессе подавления ее внешними условиями социального бытия, приводящего к атрофии креативного начала индивида. В социальной сфере процесс десоциализации связан с нарушением социального порядка, нормального функционирования общества, обеспечивающего защиту прав и интересов каждого, с дисфункцией социальных институтов и деформацией социальных норм. Десоциализированная личность имеет деформированный, ущербный мир ценностей, весьма примитивный и искаженный образ права. Вместо включенности ее системы ценностей в ценностную структуру определенного социального слоя, народности, общества в целом мы имеем дело с ее деградацией.

Десоциализация личности потенциальной жертвы констатируется через совокупность ее личностных и поведенческих ха­рактеристик, возможные сочетания которых бесконечно разнообразны. Между тем к характеристикам универсального харак­тера можно отнести сочетания злоупотребления алкоголем, наркотиками, низкого социального статуса, низкой культуры быта и досуга. В предкриминальной ситуации десоциализированная личность чаще будет играть активную, провоцирующую роль в отношении «преступник-жертва». Негативное поведение потерпевших, социально обусловленное фактором их десоциализации, часто является катализатором преступных действий причинителей вреда.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.