авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми в ходе предварительного слушания

-- [ Страница 2 ] --

6. Проблему о признании доказательств недопустимыми в связи с нарушением порядка их получения в иностранных государствах при проведении следственных действий по поручению об оказании правовой помощи следует разрешать посредством изменения правового регулирования этих действий. Предлагаем закрепить в УПК РФ положение, согласно которому к протоколу следственного действия необходимо прилагать копии положений УПК иностранного государства, производившего следственное действие.

7. Предварительное слушание для решения вопроса об исключении доказательства следует проводить судье, не участвующему в дальнейшем в рассмотрении уголовного дела в суде первой, второй инстанций или в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой или второй инстанций. Данную норму рекомендуется закрепить в статье 63 УПК РФ в пункте 4.

8. С целью исключения неблагоприятных последствий для стороны защиты предлагается закрепить в законе возможность заявления стороной ходатайства о проведении предварительного слушания после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым и его защитником копии обвинительного заключения (обвинительного акта).

9. Нами предложены рекомендации по дополнению действующих норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

– дополнить статью 84 УПК РФ частью 5 следующего содержания: «5. В процессе доказывания запрещается использование иных документов, если они не соответствуют требованиям, предъявленным к доказательствам настоящим Кодексом и иным нормативно-правовым актам, регулирующих порядок их собирания»;

– дополнить ст. 142 УПК РФ частью 3 следующего содержания: «3. При добровольном сообщении лица о совершенном им преступлении, ему должно быть разъяснено право не свидетельствовать против себя самого и близких родственников (ст. 51 Конституции РФ), а также он должен быть предупрежден о том, что все сообщенные им сведения могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от них, за исключением случая, предусмотренного ч. 1 ст. 75 УПК РФ»;

– изложить ч. 1 ст. 234 УПК РФ в следующей редакции: «1. Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с обязательным участием государственного обвинителя и обвиняемого с соблюдением требований глав 33, 35, 36 и 37 настоящего Кодекса, с изъятиями, установленными настоящей главой»;

– изменить редакцию ч. 7 ст. 234 УПК РФ: «Ходатайство стороны защиты об истребовании дополнительных доказательств подлежит судьей удовлетворению, если данные доказательства имеют значение для уголовного дела».

Теоретическая значимость исследования состоит в содержащихся в нем выводах, предложениях и рекомендациях, которые могут быть использованы в целях дальнейшего развития теории доказательств, в частности института допустимости доказательств и института предварительного слушания.

Практическая значимость исследования состоит в том, что положения и рекомендации, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут использоваться:

1) для дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства;

2) в правоприменительной деятельности правоохранительных органов;

3) в учебном процессе при преподавании дисциплин «Уголовно-процессуальное право» и «Теория судебных доказательств»;

4) в научно-исследовательской работе по проведению дальнейших разработок исследуемой проблемы.

Апробация результатов исследования. Основные выводы работы обсуждены на заседании кафедры уголовного процесса и криминалистики Южно-Уральского государственного университета. Основные положения диссертационного исследования отражены в научных публикациях диссертанта и получили апробацию в выступлениях и докладах на научно-практических конференциях, в частности «Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2006 г.: материалы VIII Международной научно-практической конференции» (30–31 марта 2006 г., г. Челябинск), «Актуальные проблемы гражданского права и процесса» (посвященные памяти и 70-летию со дня рождения профессора Я.Ф. Фархтдинова) (2006 г. Казань), «Вестник ЮУрГУ. Серия «Право» (№ 13 (68), 2006 г.; № 28 (100), 2007 г.; № 18 (118), 2008 г.).

Результаты исследования были апробированы в процессе проведения семинарских занятий по уголовному процессу в Южно-Уральском государственном университете, отдельные положения исследования используются в практике адвокатского сообщества г. Челябинска.

Структура диссертационного исследования обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав (восьми параграфов), заключения, библиографического списка и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы на современном этапе развития уголовного судопроизводства, обозначается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационного исследования, научная новизна работы, характеризуются методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основа диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Теоретические аспекты института допустимости доказательств» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие допустимости доказательств: исторический и современный аспекты» исследуется генезис понятия допустимости доказательств. Исторический анализ развития понятия допустимости доказательств в законодательстве России дается с XI–XII веков, когда господствовал обвинительный процесс, вплоть до принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В работе раскрывается понимание допустимости как: 1) обязательное свойство – допустимость, относящаяся к оценке содержания доказательства (В.С. Балакшин, Н.А. Громов, Н.М. Кипнис, А.В. Кудрявцева); 2) правовое требование – допустимость определяется соблюдением закона при получении, закреплении доказательства (А.В. Горбачев, С.А. Пашин, Г.М. Резник); 3) принцип уголовно-процессуального закона (В.В. Терехин).

На основе анализа различных точек зрения ученых по этому вопросу автор формулирует понятие допустимости доказательства в уголовно-процессуальном доказывании, как свойства доказательства, характеризующее соответствие закону источника получения, способа и порядка его собирания (формирования), закрепления и вовлечения в уголовный процесс правомочным органом или лицом путем производства следственных, судебных и иных процессуальных действий.

Предложение диссертанта о включении понятия «допустимости доказательства» в статью 5 УПК РФ подтверждается проведенным анкетированием, согласно которому 85,7 % опрошенных правоприменителей считают эту меру необходимой.

В отношении определения понятия допустимости доказательства всеми авторами (В.В. Золотых, Н.М. Кипнис, П.А. Лупинская, С.А. Шейфер и др.) выделяются критерии (условия, компоненты, элементы) допустимости. Анализ некоторых дискуссионных вопросов о содержании каждого критерия позволяет автору сделать вывод о том, что законодатель и ученые-процессуалисты устанавливают различные критерии оценки доказательства с точки зрения допустимости, а также применение этих критериев (а порой и противоречие их) к тому или иному виду доказательств в разной степени, приводя, в конечном счете, к смешению всех свойств доказательств между собой. В этой связи диссертантом предлагается установить один общий для всех видов доказательств критерий их оценки с точки зрения допустимости: обнаружение нарушений федерального закона при получении доказательств. Остальные критерии являются производными, затрагивают отдельные грани процессуальной формы, которая изначально должна не нарушать закон, а служить обеспечением достоверности доказательств.

В этой связи появляется потребность во взаимосвязи свойств доказательств, таких как относимость, допустимость, достоверность и достаточность. Обращаясь к содержанию этих свойств и определив грань между ними, автор констатирует, что роль допустимости состоит в обеспечении использования в доказывании относимых, достоверных и достаточных доказательств, чтобы исключить случаи их фальсификации сторонами процесса, а, в конечном счете – с целью гарантировать постановление законного, обоснованного и справедливого решения по делу.

Во втором параграфе «Недопустимые доказательства: понятие, правовая природа, сущность и классификация» диссертант исследует правовую природу, сущность и классификацию недопустимых доказательств. При этом автор определяет объем недопустимого доказательства, сравнив его с такими уголовно-процессуальными понятиями как «доказательство, полученное с нарушением закона», «доказательство, не имеющее юридической силы».

Под «доказательствами, полученными с нарушением закона» понимаются фактические данные, обладающие каким-либо нарушением принципов и норм международного права, Конституции РФ, Федеральных законов и подзаконных актов, приобщенные к уголовному делу в качестве доказательства, и в отношении которых компетентными органами не осуществлялась оценка с точки зрения допустимости.

Под «доказательствами, не имеющими юридической силы» понимаются фактические данные, не обладающие каким-либо свойством доказательства – относимостью, допустимостью, достоверностью.

Под «недопустимыми доказательствами» понимаются фактические данные, неправомерно облеченные в форму доказательства, в отношении которых компетентными органами установлен факт нарушения УПК РФ и принято решение об исключении их из перечня доказательств.

Характер связи между указанными понятиями приводит диссертанта к выводу о том, что данные понятия не равнозначны: «недопустимое доказательство» по своему объему шире понятия «доказательство, полученное с нарушением закона», однако уже понятия «доказательство, не имеющее юридической силы». Автор полагает, что ч. 1 ст. 88 УПК следует дополнить предложением следующего содержания: «Неотносимые, недопустимые или недостоверные сведения не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

В диссертации анализируются существующие классификации нарушений процессуальной формы (Н.С. Алексеев, В.С. Балакшин, Н.А. Громов, В.В. Золотых, Н.М. Кипнис, Ф.М. Кудин, П.А. Лупинская, Г.М. Миньковский, И.Б. Михайловская, С.В. Некрасов и др.). Обобщение имеющихся в науке точек зрения по данному вопросу позволяет сделать вывод, что попытки закрепления в законе какого-либо перечня нарушений в любом случае будет неполным, а следовательно, нецелесообразным.

В третьем параграфе «Сравнительный анализ понятия «недопустимые доказательства» в законодательствах России и зарубежных стран (Англия, США)» рассматриваются причины и обстоятельства возникновения и развития в английском и американском праве института допустимости доказательств, а также общие черты и тенденции развития данного института.

Диссертантом выявлены отличительные черты в понимании допустимости доказательства в англо-американском доказательственном праве: 1) относимость доказательств рассматривается как один из критериев их допустимости (содержательная допустимость) и не проводится четкого разграничения этих понятий, как в российской уголовно-процессуальной теории; 2) из предмета доказывания выделяются обстоятельства, связанные с преступным деянием, и обстоятельства, связанные с личностью обвиняемого. В соответствии со ст. 73 УПК РФ, обстоятельства, связанные с личностью обвиняемого входят в предмет доказывания; 3) существуют правила об исключении доказательств в Англии и США, основанные на судебных решениях, а также изъятия из этих правил (например, использование показаний «по слуху», «добросовестное заблуждение», «правило плодов отравленного дерева», несправедливое предубеждение и др.).

Автором исследован вопрос о возможности использования в зарубежных странах недопустимых доказательств на этапе стадии предания суду – предварительном слушании, который, по сути, представляет собой этап рассмотрения дела по существу. Диссертантом определяется участие суда, сторон обвинения и защиты в вопросе исключения недопустимых доказательств на данном этапе.

Диссертантом раскрывается проблема признания доказательств недопустимыми в связи с нарушением порядка их получения в иностранных государствах. Обосновывается необходимость закрепить в УПК РФ положение, согласно которому к протоколу следственного действия, проведенного по поручению об оказании правовой помощи, необходимо прилагать копии положений УПК иностранного государства, производившего следственное действие, с переводом на русский язык.

Вторая глава «Основания исключения недопустимых доказательств из разбирательства уголовного дела на предварительном слушании» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Основания исключения недопустимых показаний подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего» проанализированы основания проведения предварительного слушания.

Подробному освещению автор подвергает вопрос об условиях допустимости показаний подозреваемого, обвиняемого. Анализ положений ст. 5, п. 1 ч. 2 ст. 75, п. 1 ч. 2 ст. 74, ч. 1 ст. 235 УПК РФ приводит автора к выводу о том, что на предварительном слушании невозможно признать показания подозреваемого, обвиняемого недопустимым доказательством, и тем более исключить их из уголовного дела. Судья по действующему законодательству не имеет полномочий на предварительном слушании решать вопрос об исключении показаний подозреваемого, обвиняемого из числа доказательств.

Диссертант предлагает исключить п. 1 ч. 2 ст. 75 из УПК РФ, так как это основание не связано с каким-либо нарушением закона, а допустимость показаний подозреваемого, обвиняемого определяется не по общему правилу, в момент формирования доказательств, а позже, в суде. Если отказ от защитника оформлен надлежащим образом и не вызывает сомнений в своей добровольности, нет причин признавать показания, полученные в отсутствие защитника, недопустимыми.

Следующим вопросом, подлежащим исследованию, является норма (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ), согласно которой показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности являются недопустимыми доказательствами. Эта норма требует уточнения и предлагается в следующей редакции: «2. Показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, которые не могут указать источник своей осведомленности, а также неизвестность происхождения предметов и документов, приобщенных к уголовному делу».

Во втором параграфе «Основания недопустимости протоколов следственных, судебных и процессуальных действий, а также иных документов» отмечается, что главным условием допустимости протоколов в качестве доказательств является неукоснительное соблюдение правил проведения и фиксации хода и результатов следственных, судебных и процессуальных действий.

Диссертантом подробно рассмотрен вопрос о допустимости протокола явки с повинной. При этом выделена особенность допустимости протокола явки с повинной, обеспечивающаяся гарантией добровольности заявления лица о преступлении. Для исключения существующего противоречия предлагается часть 3 ст. 142 УПК РФ изложить в следующей редакции: «3. При добровольном сообщении лица о совершенном им преступлении, ему должно быть разъяснено право не свидетельствовать против себя самого и близких родственников (ст. 51 Конституции РФ), а также он должен быть предупрежден о том, что все сообщенные им сведения могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от них, за исключением случая, предусмотренного ч. 1 ст. 75 УПК РФ».

Также в данном параграфе рассмотрены вопросы допустимости иных документов, в том числе допустимость результатов ОРД. Автором отмечается, что результаты ОРД сами по себе находятся за пределами процессуальной формы, не являясь доказательствами по уголовному делу, и только вовлеченные в сферу уголовного судопроизводства с соблюдением требований УПК РФ преобразовываются в доказательства, приобретая все его свойства: относимость, допустимость, достоверность.

Третья глава «Процессуальный порядок и правовые последствия признания доказательств недопустимыми в ходе предварительного слушания» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Деятельность суда по исключению недопустимых доказательств в ходе предварительного слушания» произведен анализ норм УПК РФ, регламентирующих деятельность судьи по исключению недопустимых доказательств в ходе предварительного слушания.

Автор констатирует отсутствие в законе нормы, согласно которой деятельность судьи по рассмотрению уголовного дела без вынесения постановления о принятии дела к своему производству влечет недействительность результатов всех совершенных действий и принятых решений.

В качестве одного из проблемных в работе рассмотрен вопрос об активности (пассивности) суда на предварительном слушании при заявлении ходатайства об исключении доказательства. При этом отмечается, что ходатайство может быть как заявлено сторонами процесса, так и исходить от самого суда. Выводы автора подтверждаются проведенным анкетированием, согласно которому 75 % опрошенных правоприменителей считают возможным, судье в ходе предварительного слушания по собственной инициативе исключать доказательства, полученные с нарушением закона, даже если стороны об этом не ходатайствуют.

По мнению диссертанта, такому отношению способствует сам УПК РФ, который содержит нормы наделяющие суд правом в ходе предварительного слушания производить действия, направленные на проверку имеющихся в деле или представленных в суд доказательств.

Изложенное выше позволяет автору сделать вывод о том, что ст. 63 УПК РФ необходимо дополнить пунктом 4 следующего содержания: «4. Судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела в суде первой, второй инстанций или в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой или второй инстанций, если он проводил предварительное слушание в порядке и по основаниям, предусмотренным главами 33, 34 настоящего Кодекса».



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.