авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве

-- [ Страница 4 ] --

Принцип равенства (равноправия) получил выражение в том, что сторонам (взыскателю и должнику) предоставлены равные возможности по распоряжению основными правами и равные возможности воздействия на движение исполнительного производства.

Автором отмечается, что конечная цель исполнительного производства - принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов и восстановление прав и интересов взыскателя. При реализации этой цели в полной мере проявляется действие принципа целесообразности. Поскольку основные субъекты исполнительного производства: судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, прокурор, органы государственного управления и местного самоуправления - при совершении отдельных процессуальных действий и при использовании имеющихся прав руководствуются целесообразностью, то есть их оправданностью, разумностью, полезностью.

Справедливость процессуальных гарантий реализации и защиты прав граждан и организаций означает соответствие процессуальных отношений, норм исполнительного производства и отдельных исполнительных процедур морально-этическим и общеправовым нормам и требованиям.

Принцип справедливости в исполнительном производстве предопределяет беспристрастное, справедливое отношение судебного пристава-исполнителя к сторонам исполнительного производства, действие его в соответствии с ранее установленной истиной. В противном случае в исполнительном производстве существует, например, механизм отводов.

В диссертации обосновано, что сейчас назрела необходимость закрепления в действующем Законе об исполнительном производстве, наряду с принципом законности, также и принципов равноправия (равенства), целесообразности и справедливости. Тем более сами нормы законодательства об исполнительном производстве нередко предусматривают такие правила поведения, которые уже учитывают данные принципы.

Автором диссертации выделяются и анализируются также и специфические принципы исполнительного процессуального права: диспозитивность, национальный язык исполнительного производства, неприкосновенность личности должника, неприкосновенность минимума средств существования должника и членов его семьи, пропорциональность распределения взыскиваемых сумм между взыскателями.

Содержание принципа диспозитивности процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве может быть раскрыто через категорию «возможности», под которой обычно понимают то, что при наличии определенных условий может стать реальностью, превратиться в действительность (Л.Д. Воеводин). Диспозитивность предполагает возможность совершения действий (либо их не совершения) по усмотрению лиц, участвующих в исполнительном производстве.

Ограничение реализации принципа диспозитивности в отношении должника не является положительным моментом. Автором аргументируется, что в исполнительном производстве развитие ряда общеправовых принципов (законности, равноправия, др.) должно осуществляться через сбалансированную систему специфических принципов, в том числе принципа диспозитивности.

Сделан вывод в соответствии с которым неправильно считать, что диспозитивные начала действуют, главным образом, в отношении взыскателя, а в отношении должника - это «правовой стимул» (О.В. Исаенкова), так как должник - это также достаточно активный участник исполнительного производства, наделенный совокупностью прав, позволяющих ему, как это было показано выше, в определенных случаях воздействовать на ход исполнения.

Принцип национального языка исполнительного производства является логическим продолжением действия аналогичного принципа гражданского судопроизводства (ст. 9 ГПК, ст. 12 АПК).

Учитывая, что в конституционном, гражданском, уголовном, административном судопроизводстве допускается при определенных условиях использование государственного языка республики в составе Российской Федерации, можно было бы предположить распространение такой возможности и на сферу исполнительного производства. Это особенно актуально в тех случаях, когда исполнительное производство является продолжением соответствующего процесса, где такое право участниками было использовано. Однако сейчас нормы Закона об исполнительном производстве не предусматривают такую возможность.

В случае установления данного принципа в законодательстве об исполнительном производстве действовали бы те общие гарантии, которые уже предусмотрены в законе.

Важным принципом процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве является принцип неприкосновенности личности должника. Диссертантом отмечается, что правоприменительная деятельность судебных приставов-исполнителей исключает «карательный» элемент. В исполнительном производстве восстанавливается нарушенное субъективное право или охраняемый законом интерес взыскателя. Конечно, опосредованно: лишаясь в процессе принудительного исполнения определенного имущества или денежных средств, должник наверняка испытывает определенные лишения как нравственного, так и материального характера, но это качество является не главным в исполнительном производстве. Этим исполнительное производство отличается от уголовно-исполнительного права, цель которого - наказание.

Принцип неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи тесно связан с ранее рассмотренным общеправовым принципом социальной справедливости. Основополагающим является то, что каждый имеет право на жизнь (ст. 20 Конституции РФ), но это право могло бы быть ущемлено, если у должника изымались бы все имущество и денежные средства. Поэтому законодательство определяет тот минимум, предельную черту, до которой возможно принудительное исполнение. Закон об исполнительном производстве выделяет, во-первых, имущество, на которое не может быть обращено взыскание, а во-вторых, вид доходов, на которые не может быть обращено взыскание.

Наконец, важным принципом гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве является принцип пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями. Этот принцип, как и предыдущий, - реальное воплощение в жизнь общеправового принципа социальной справедливости.

Денежные суммы, взысканные в порядке исполнительного производства, должны быть справедливо распределены между взыскателями. При решении этой задачи законодатель установил три критерия: охрана государственных интересов, защита наиболее социально не защищенных слоев населения и удовлетворение требований в порядке поступления исполнительных документов.

Таким образом, как отмечается в диссертации, в исполнительном производстве фактически существует достаточно развитая система принципов. Следующим шагом в этом направлении должно быть их законодательное закрепление, более детальное регулирование (один принцип – одна статья) придание общеобязательного характера и повсеместное внедрение в правоприменительную практику органов исполнения.

Третий параграф «Сущность и системное понимание процессуальных гарантий в исполнительном производстве» состоит из двух пунктов.

В первом пункте «Понятие процессуальных гарантий в исполнительном производстве» отмечается, что гарантии - это определенная система средств и способов. При этом необходимо учитывать, что средства и способы, хотя и достаточно близкие понятия, однако характеризуются различным содержанием.

В теории исполнительного процессуального права также можно провести разграничение между понятиями «средство» и «способ» при использовании определения сущности исполнительно-процессуальных гарантий (Д.М. Чечот).

Относительно «средств» в диссертации констатируется отсутствие использования данного понятия в действующем Законе об исполнительном производстве. Однако, учитывая, что «средство» может быть определено как единство вещественных компонентов и видов деятельности, ведущих к достижению цели, автор полагает возможным отождествлять данное понятие с нормативной основой и нормой права. В этом смысле средства - это основа для решения задач исполнительного производства (ст. 2 Закона об исполнительном производстве).

Несколько иная ситуация с использованием понятия «способ». Различные рассуждения здесь подкрепляются конкретными нормами. Тем более что понятие «способ» используется в самом Законе об исполнительном производстве применительно к исполнительным документам (ст.ст. 32, п. 5 ч. 7 ст. 36, 37, п. 5 ч. 2 ст. 39 Закона об исполнительном производстве). Понятие «способ» используют также и опосредованно, когда речь идет о конкретных исполнительных действиях (ст. 64 Закона об исполнительном производстве»).

Сказанное позволяет сделать автору вывод, что гарантии в исполнительном производстве по своему содержанию и структуре явление сложное, поскольку их невозможно охарактеризовать лишь каким-либо одним термином. Сущность гарантий должна в полной мере отражать сложность их содержания. Только лишь совокупное использование понятий «средства» и «способ», характеризующих деятельность в исполнительном производстве и соотношение нормативных предписаний законодательства об исполнительном производстве, позволяет верно определить сущность процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Сомнительно, по мнению автора диссертации, было бы понимать в качестве процессуальных гарантий какое-либо одно или несколько средств и способов (Л.Д. Кокорев, В.З. Лукашевич). Процессуальные гарантии достигают разрешения задач исполнительного производства (ст. 2 Закона об исполнительном производстве) только лишь в рамках единого правового механизма, образующего систему гарантий.

Системное понимание процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве требует обращения к объективной и субъективной стороне данной категории.

Объективная сторона (средства) процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве определяется нормативной основой исполнительного производства, а система норм является основанием возникновения исполнительно-процессуальных отношений.

Субъективная сторона (способы), в свою очередь, характеризуется определенной, на основаниях предусмотренных законом системой исполнительных процессуальных действий, совершаемых субъектами исполнительного производства.

Ключевым в данном случае в самом обобщенном виде является нормативная основа и деятельность.

Вышеотмеченное и предопределяет сложный характер системы процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве, которые, в конечном итоге, предназначены для правильного и своевременного достижения цели исполнительного производства и его основных задач (ст. 2 Закона об исполнительном производстве).

Учитывая это, процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве рассматриваются диссертантом в качестве правового механизма, выражающегося в совокупности предусмотренных законом средств (нормативная основа) и определяемых на их основе способов (действий по реализации целей), в единстве обеспечивающих достижение целей и задач исполнительного производства (охрану прав граждан и организаций в исполнительном производстве).

Второй пункт «Виды процессуальных гарантий в исполнительном производстве».

Автор диссертации отмечает, что многообразие процессуальных гарантий в исполнительном производстве обусловлено, прежде всего, разнообразием нормативной основы гарантий, то есть видов норм исполнительного производства, и основанных на них мер принудительного исполнения и исполнительных действий.

Процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве могут быть классифицированы по сфере применения - на внутригосударственные и международные гарантии; в зависимости от степени общности содержащихся в нормах правил поведения на процессуальные гарантии, вытекающие из норм общего характера (основные принципы исполнительного производства и общие правила исполнительного производства, представленные в главе 1 «Основные положения», а также главах 2-6 Закона об исполнительном производстве) и процессуальные гарантии, предусмотренные нормами, непосредственно регулирующими поведение субъектов исполнительного производства (особый порядок реализации мер принудительного исполнения и совершения исполнительных действий, а также способов защиты (главы 7-18 Закона об исполнительном производстве); в зависимости от целевого назначения выделяются процессуальные гарантии предупреждения возможных нарушений; выявления (обнаружения) правонарушений; устранения (пресечения) правонарушений; ликвидации отрицательных последствий (восстановления) нарушенного правомерного состояния; предупреждения фактов совершения правонарушений (общая и частная превенция); в зависимости от характера задач выделяются процессуальные гарантии правильного исполнения судебных и иных актов и процессуальные гарантии своевременного исполнения судебных и иных актов; в зависимости от видов юридических фактов выявлены процессуальные гарантии реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Исполнительное производство, по мнению диссертанта, является самостоятельной процессуальной отраслью права. Участниками исполнительного производства являются граждане и организации, участники исполнительно-процессуальных отношений, которые возникают, изменяются и прекращаются на основании юридических фактов. Именно с юридическими фактами связывается реализация и защита прав (В.А. Кучинский).

В связи с этим особое внимание следует уделить процессуальным гарантиям реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Действующий Закон об исполнительном производстве в своем содержании предусматривает нормы о реализации прав и нормы о защите прав. Наиболее яркие примеры: глава 8 «Обращение взыскания на имущество должника» и глава 17 «Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий» Закона об исполнительном производстве.

К числу процессуальных гарантий реализации прав граждан и организаций, по мнению автора диссертации, относятся: 1) конкретизация прав граждан и организаций в текущем законодательстве об исполнительном производстве; 2) пределы реализации прав граждан и организаций; 3) процессуальный механизм реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве; 4) меры поощрения и льготы для стимулирования правомерной и инициативной реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Процессуальными гарантиями защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве, на взгляд диссертанта, являются: 1) процессуальные формы осуществления надзора и контроля; 2) меры защиты прав граждан и организаций при обжаловании действий судебного пристава-исполнителя; 3) меры защиты при предъявлении исков, связанных с исполнительным производством; 4) меры защиты при повороте исполнения; 5) меры ответственности виновных за нарушение законодательства об исполнительном производстве; в том числе, исполнительно-процессуальная ответственность.

Глава II. «Процессуальные гарантии реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве» состоит из четырех параграфов.

Первый параграф «Конкретизация прав граждан и организаций в текущем законодательстве об исполнительном производстве» посвящен анализу первой объективно существующей процессуальной гарантии реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве. Нормы исполнительного производства являются одной из предпосылок возникновения, изменения, прекращения исполнительно-процессуальных правоотношений. Только на их основе возникают права и обязанности сторон, представителей, иных участников исполнительного производства.

В диссертации дополнительно аргументируется вывод о том, что законодательство об исполнительном производстве является федеральным. Отсутствие в Конституции РФ (ст.ст. 71, 72, 73) норм о нахождении в чьем бы то ни было ведении исполнительного производства объясняется тем, что законодатель не успевает вносить соответствующие изменения в нормативные акты, тем более в Конституцию РФ. С принятием Федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» изменилось место исполнительного производства в системе права Российской Федерации. Дополнительным обоснованием может явиться и то, что исполнительное процессуальное право является процессуальной отраслью права, а такие процессуальные отрасли права, как гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное право, отнесены к исключительной компетенции Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции РФ), кроме того, в ее ведении находится и уголовно-исполнительное право, наиболее близкая по характеру к исполнительному производству отрасль права.

Наряду с указанными в ст. 3 Закона об исполнительном производстве классическими источниками права, качество таковых, по мнению автора диссертации, должно быть признано за судебными актами. Причем судебные акты, при определенных условиях, могут быть названы как источниками права, так и судебной практикой. Если судебное постановление носит универсальный характер и распространяется на неопределенную группу лиц, то его можно отнести к источникам права. Судебные постановления индивидуального характера могут считаться лишь судебной практикой. Примерами судебных актов как источников права выступают постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и другие акты обобщения судебной практики.

Второй параграф «Пределы осуществления гражданских прав и реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве» состоит из трех пунктов.

В первом пункте «Недопустимость злоупотребления правом в исполнительном производстве» отмечается, что недопустимость злоупотребления правом в исполнительном производстве обеспечивается пределами осуществления гражданских прав и реализации прав граждан и организаций. При более детальном рассмотрении законодательство об исполнительном производстве позволяет выделить: 1) организационные пределы реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве; 2) пространственные пределы реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве; 3) временные пределы реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве. Указанные пределы одновременно являются процессуальными гарантиями реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.