авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Возмещение причиненного преступлением вреда как уголовно-процессуальная функция (теоретико-методологический анализ)

-- [ Страница 3 ] --

Первый параграф посвящен историко-правовому анализу законодательства о формах осуществления уголовно-процессуальной функции возмещения причиненного преступлением вреда.

Проанализировав законодательные акты со времен Киевской Руси (Пространную Правду, Судебник 1497 и Соборное Уложение 1649 годов, Воинский Устав Петра I и приложение к ним «Краткое изображение процессов», а также нормы Устава уголовного судопроизводства 1864 г.), диссертант делает вывод о том, что возможными формами возмещения вреда практически во все времена, включая и период существования советской России до УПК РСФСР 1960 года, выступали следующие: а) возврат потерпевшему принадлежащей ему еще до преступления вещи или их заменители, что расценивалось в качестве реституции; б) исковое возмещение причиненного потерпевшему вреда. По УК РСФСР и УПК РСФСР от 27 октября 1960 года, вступившим в законную силу с 1 января 1961 года, названные формы были дополнены тем, что возмещение вреда стало возможно, во-первых, не только по иску потерпевшего, но и по собственной инициативе самого суда (часть 4 ст. 29 УПК РСФСР) и, во-вторых, посредством исполнения такой меры уголовного наказания, как возложение обязанности загладить причиненный преступлением материальный ущерб (ст. 32 УК РФ).

Действующее уголовное законодательство не включило в закрепленную ст. 44 УК РФ систему наказаний названный вид уголовного наказания. Однако это обстоятельство не стало препятствием для добровольного заглаживания причиненного вреда, особенно при примирении сторон по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести; преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 28.1 УПК РФ) и по уголовным делам частного обвинения.

Анализу существующих сегодня форм возмещения причиненного преступлением вреда и посвящаются дальнейшие разделы данной главы работы.

Второй параграф: «Реституция и заглаживание вреда как формы осуществления уголовно-процессуальной функции возмещения причиненного преступлением вреда».

Объединение в одном параграфе безусловно разных по своей социально-правовой природе вышеназванных форм возмещения причиненного преступлением вреда обусловлено прежде всего простотой процессуального порядка их осуществления и сравнительно быстрым, эффективным, без значительных временных, материальных и психологических трат восстановлением существовавшего до совершения преступлениям состояния потерпевшего.

Проанализировав законодательные акты относительно правового регулирования реституции как способа (формы) восстановления нарушенного преступлением состояния потерпевшего, правоприменительную практику и суждения немногочисленных ученых, исследовавших проблему реституции в сфере уголовного судопроизводства (С.А. Александров, В.Т. Нор, З.З. Зинатуллин, Г.А. Подкаура), диссертант приходит к выводу о том, что в качестве предмета реституции по уголовным делам могут выступать лишь похищенные у потерпевших конкретные предметы (вещи) материального мира, обладающие согласно части 1 ст. 85 УПК РФ свойствами вещественных доказательств по уголовным делам, которые обязаны храниться, как правило, при уголовном деле и следовать вместе с ним. Вместе с тем законодатель, согласно части 2 ст. 82 УПК РФ допускает возможность возвращения предмета (вещи), признанного вещественным доказательством по уголовному делу их законному владельцу при наличии ряда условий, затрудняющих или делающих невозможным их хранение непосредственно при уголовном деле, а именно: громоздкость и большой объем; тот факт, что издержки по хранению превышают стоимость самих предметов; вещи(предметы) относятся к категории скоропортящихся товаров и продукции; являются электронными носителями информации или их копиями; не причиняют ущерба доказыванию. При этом последнее условие должно иметь место во всех случаях, если только вещественные доказательства не носят характера скоропортящихся товаров или продуктов (но и в этом случае фото-, видеоизображения таких товаров, продуктов должны быть в материалах уголовного дела). Диссертант обосновывает необходимость закрепления в УПК РФ нормы о создании специальных хранилищ, баз, ангаров, терминалов для хранения вещественных доказательств в виде «громоздких предметов» и «больших партий товаров».

В материалах уголовного дела должны быть данные, свидетельствующие о местонахождении любого вещественного доказательства до разрешения его судьбы. Как правило, судьба вещественного доказательства должна решаться приговором суда (пункт 2 части 1 ст. 309 УПК РФ). При принятии же решения о возвращении потерпевшему вещественного доказательства (к примеру, похищенного у него имущества) надлежит выносить об этом специальное постановление. Сам же процесс возвращения потерпевшему вещественного доказательства должен оформляться протоколом.

Из изложенного видно, что посредством реституции может восстанавливаться потерпевшему только причиненный ему преступлением вред имущественного характера, причем в натуральном своем выражении. В случаях возврата потерпевшему денежной суммы от реализованного похищенного имущества речь может идти о компенсационных выплатах потерпевшему от преступления лицу, об иных способах возмещения причиненного вреда, в том числе в рамках содержания ст. 8 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой Резолюцией 40/34 Генеральной ассамблей ООН 29 ноября 1985 г.

Заглаживание причиненного преступлением вреда, под которым в соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» «следует понимать возмещение ущерба, а также иные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего» осуществляется по инициативе обвиняемого (подозреваемого) вследствие его раскаяния и примирения с потерпевшим. Причем раскаяние должно быть деятельным, как это следует из содержания ст.ст. 75 и 76 УК РФ, ст.ст. 25, 28, 28.1 УПК РФ и пунктом 4 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 г. В качестве возможных форм проявления деятельного раскаяния, как это вытекает из приведенных правовых норм, могут выступать явка обвиняемого (подозреваемого) с повинной, активное способствование раскрытию преступления, примирение с потерпевшим, реальное возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда, осуществленное иным образом. Причем деятельное раскаяние предполагает наличие совокупности всех названных компонентов такого раскаяния, позволяющих считать, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, а также относимое к числу преступлений в сфере экономической деятельности, перестало быть общественно опасным.

В форме заглаживания вреда может быть возмещен не только причиненный потерпевшему имущественный вред, но и вред физический в виде денежной компенсации расходов, связанных с восстановлением здоровья потерпевшего (лечение, приобретение лекарств, санаторных путевок). В форме заглаживания может быть возмещен и моральный вред. Есть необходимость отметить, что в Российской империи такая форма была достаточно распространенной и действенной. В свое время известный профессор Г.Ф. Шершеневич указывал на то, что именно принесение извинений является достаточной компенсацией нравственных страданий потерпевшего6. К сожалению, в настоящее время такой способ возмещения морального вреда практически не имеет место. Его заменило стоимостное исчисление, компенсация морального вреда в денежном выражении.

Ввиду отсутствия в УПК РФ указаний о порядке исчисления размера денежной компенсации причиненного потерпевшему морального вреда (что является одним из недостатков УПК РФ) приходится обращаться к положениям гражданского законодательства (ст. 151 и 1101 ГК РФ), содержащих, по мнению диссертанта, весьма расплывчатые рекомендации. Диссертантом поддержано предложение об использовании для исчисления денежной компенсации морального вреда от преступления так называемого «посанкционного метода», разработанного А.М. Эрделевским и В.Я. Понариным7. В тексте диссертации приведено содержание такого метода, а в Приложении №2 к диссертации формула исчисления такого вреда.

Законодательные корректировки УПК РФ последних лет (см. ФЗ № 420-ФЗ от 7.12.2011 г., ФЗ № 207-ФЗ от 29.112012 г.), обусловленные необходимостью все более широкого использования в сфере уголовного судопроизводства примирительных производств, в том числе с помощью квалифицированных посредников-медиаторов, а также продолжение курса на поддержку предпринимательской деятельности и устранение не вызываемых необходимостью препятствий на пути развития экономики, вплоть до реализации предложения Президента России, выраженному в его Послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 12.

12.2012 г. о том, чтобы уголовные дела об экономических преступлениях возбуждались производством лишь при наличии заявления об этом потерпевших, при правильном отношении приведут к более широкому применению заглаживания причиненного преступлением вреда как наиболее социально ценной и эффективной формы его возмещения, существенно потеснив при этом исковую форму возмещения причиненного преступлением вреда.

Третий параграф посвящен раскрытию уголовно-процессуального производства по гражданскому иску и его роли в осуществления функции возмещения причиненного преступлением вреда.

В силу суждений отдельных авторов о том, что «гражданский иск в уголовном процессе не уместен» (В.М. Бозров) диссертант значительное внимание уделил предмету правового регулирования отношений, возникших в связи с совершением преступлений, анализу материально-правовых и процессуальных оснований гражданского иска по уголовному делу, доказал связанность причиненного потерпевшему вреда совершенным преступлением (преступные последствия преступления) и тем самым не просто возможность, но именно необходимость разрешения исковых притязаний лица, которому причинен совершенным в отношении его преступлением вред, совместно с обвинением обвиняемого в инкриминированном преступлении в его материально-правовом содержании.

Диссертант делает вывод о том, что все, связанное с производством по уголовным делам о преступлениях, должно регламентироваться именно уголовно-процессуальным законодательством, а не иными правовыми установлениями, в том числе и гражданско-процессуальными законами. Гражданский иск по уголовному делу по своей социально-правовой природе является уголовно-процессуальным институтом, полностью соглашаясь при этом с мнением таких ученых с мировым именем, как Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий.

Что касается дефиниции гражданского иска по уголовному делу, то диссертант не разделяет мнение тех, кто сводит его только к изложенному гражданским истцом (а также в его интересах прокурором) требованию о возмещении причиненного преступлением вреда (П.П. Гуреев), которое, по мнению диссертанта, лишь приводит в действие сложный по своему содержанию механизм уголовно-процессуальной деятельности по принятию исковых требований, их обеспечению, рассмотрению и разрешению. С учетом этого, гражданский иск по уголовному делу определяется диссертантом как вся совокупность уголовно-процессуальных действий и возникающих при этом правовых отношений участников уголовно-процессуальной деятельности со стороны обвинения и со стороны защиты, а также суда по предъявлению, обеспечению, поддержанию, рассмотрению и разрешению в суде изложенных в исковом заявлении притязаний лица на возмещение причиненного преступлением вреда как имущественного, так и неимущественного характера.

В этом же параграфе рассмотрены вопросы, во-первых, предъявления иска по уголовному делу (начало искового производства должно совпадать с выносимыми постановлениями (определениями) о признании предъявившего исковые требования (притязания) физического или юридического лица гражданским истцом по уголовному делу), от реализации права на который в силу того, что инициирование искового производства по делу относится к субъективному праву право- и дееспособного лица, истец может в любой момент производства по уголовному делу и отказаться по самым различным обстоятельствам, в том числе и по причине заключения сторонами мирового соглашения (примирительные процедуры, как правило, только упрощают и ускоряют процедуру возмещения вреда); во-вторых, обеспечения изложенных в исковом заявлении требований (притязаний) гражданского истца, что связано с производством таких действий, как наложение ареста на имущество и(или) ценные бумаги подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия; в-третьих, рассмотрения исковых притязаний гражданского истца параллельно с обвинением во всех частях судебного заседания до удаления суда в совещательную комнату для принятия по делу в целом судебного решения, в том числе и по гражданскому иску по уголовному делу.

В этом же параграфе, на основе закрепленных в части 2 ст. 306 и статьях 308 и 309 УПК РФ положениях, раскрываются решения суда по предъявленному гражданскому иску.

В диссертации обстоятельно рассмотрены вопросы обращения приговора к исполнению в части решений по гражданскому иску с дифференциацией в пользу одного или нескольких истцов осуществляется исполнение таких решений.

Опираясь на то, что уголовно-процессуальные институты должны регулироваться уголовно-процессуальным законодательством, диссертант считает, что лишь неполнота такого законодательства и имеющие в нем недочеты вынуждают для решения отдельных возникающих при обращении судебных решений вопросов в части гражданского иска по уголовным делам к исполнению, а также в процессе их исполнения обращаться к иным законодательным актам, в числе которых ГК и ГПК РФ, Федеральный Закон «Об исполнительном производстве» и некоторые другие.

Глава третья. Особенности осуществления функции возмещения причиненного преступлением вреда в упрощенных и усложненных уголовно-процессуальных производствах.

Действующий УПК РФ позитивно решил дискуссионный вопрос о дифференциации уголовно-процессуальных производств и назвал возможные его виды. В рамках темы исследования автор диссертации рассматривает лишь некоторые вопросы, связанные с осуществлением функции возмещения причиненного преступлением вреда: во-первых, по таким упрощенным производствам, как принятие судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением и по выделенному в отдельное производство уголовному делу обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве; по уголовным делам частного обвинения; дознание в сокращенной форме; во-вторых, по таким усложненным производствам, как уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних; о применении к совершившим преступление лицам принудительных мер медицинского характера; о преступлениях, совершенных лицами, перечисленными в ст. 447 УПК РФ; г) рассматриваемых судом с участием присяжных заседателей.

Глава в соответствии с выделенными уголовно-процессуальными производствами содержит в себе два параграфа.

В первом параграфе раскрываются особенности осуществления функции возмещения причиненного преступлением вреда в упрощенных уголовно-процессуальных производствах.

Прежде всего, обращается внимание на то, что одним из условий принятия судебного решения как при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, так и в отношении заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве обвиняемого является возмещение ими причиненного преступлением вреда либо согласие на такое возмещение при реальных гарантиях его осуществления. Диссертант считает необходимым такое условие закрепить непосредственно по тексту ст. 314 УПК РФ, изменив пункт 1 части 2 этой статьи следующим образом: «обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, а также полностью возместил причиненный потерпевшему вред или представил реальные средства его обеспечения». Что касается осуществления функции возмещения причиненного вреда по выделенному в отношении заключившего соглашение о сотрудничестве обвиняемого, то они заключены, во-первых, в соответствующей уголовно-процессуальной деятельности дознавателей, следователей, прокуроров, суда и, во-вторых, в действиях (степени содействия) такого обвиняемого в розыске имущества, «добытого в результате преступления» (п. 2 части 1 ст. 317.5 УПК РФ). Результаты содействия лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, судом учитываются при принятии решения (часть 5 и 6 ст. 317.7 УПК РФ). В качестве «работающих» по таким производствам могут выступать все существующие формы возмещения причиненного преступлением вреда.

По уголовным делам частного обвинения, следствием совершения которых потерпевшим может быть причинен как физический, так и моральный вред, практически единственной формой возмещения причиненного преступлением вреда является его заглаживание посредством принесения потерпевшему извинения. Что касается «работающих» форм возмещения причиненного преступлением вреда по уголовным делам, по которому возможно дознание в сокращенной форме (Федеральный Закон № 23- ФЗ от 4 марта 2013 г.), то таковыми, по мнению диссертанта, встанут заглаживание вреда, в том числе посредством принесения подозреваемым (обвиняемым) извинения перед потерпевшим, а также реституция.

Во втором параграфе раскрываются особенности осуществления функции возмещения причиненного преступлением вреда в усложненных уголовно-процессуальных производствах.

Осуществление функции возмещения причиненного преступлением вреда по делам о преступлениях несовершеннолетних характеризуются активным участием в соответствующих процессуальных действиях законных представителей таких несовершеннолетних. В качестве «работающих» форм (способов) возмещения причиненного вреда могут выступать все выделенные нами формы (заглаживание вреда, реституция и гражданский иск по уголовному делу). Такие же формы возмещения причиненного преступлением вреда имеют место и по уголовным делам лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ, а также по делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей.

В качестве «работающих» форм возмещения причиненного преступлением потерпевшему вреда при производстве о применении принудительных мер медицинского характера (глава 51 УПК РФ) выступают следующие:

а) заглаживание причиненного вреда законными представителями лица, к которому применяются принудительные меры медицинского характера;

б) реституция;

в) гражданский иск, разрешаемый после доказывания факта причинения вреда пострадавшему по правилам гражданского судопроизводства.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.