авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Возмещение причиненного преступлением вреда как уголовно-процессуальная функция (теоретико-методологический анализ)

-- [ Страница 2 ] --

В силу того, что право на инициирование искового производства по уголовному делу относится к субъективному праву право- и дееспособного лица, гражданские истцы и их законные представители должны быть наделены правом на предъявление своих исковых притязаний, на их изменение и дополнение, а также на отказ от иска на любом этапе производства по уголовному делу, вплоть до удаления суда в совещательную комнату для принятия решения по уголовному делу. При пересмотре судебных решений в апелляционном, кассационном или надзорном порядке гражданский истец вправе изменить, дополнить исковые требования либо отказаться от них.

  1. Обоснована необходимость более широкого применения связанных с возмещением причиненного преступлением потерпевшим вреда в формах его заглаживания и реституции примирительных процедур по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести и преступлениям в сфере экономической деятельности. К осуществлению таких процедур должны привлекаться специально подготовленные для этого лица – медиаторы. Последних надлежит отнести к числу участников уголовного судопроизводства с закреплением их процессуальных полномочий в ст. 58.1 УПК РФ.
  2. Существование в российском уголовном судопроизводстве обычных (ординарных), упрощенных и усложненных уголовно-процессуальных производств, несмотря на наличие в них некоторых особенностей в осуществлении уголовно-процессуальной функции возмещения причиненного преступлением вреда, в целом не препятствует восстановлению имевшего место до совершения преступления состояния потерпевших.

При этом до рассмотрения уголовного дела в установленном ст. 316 УПК РФ порядке причиненный подсудимым вред должен быть возмещен в соответствующей форме полностью (реституция; заглаживание вреда) либо такое возмещение было реально обеспечено (гражданский иск по уголовному делу); равным образом такое требование относится и к установленным главой 40.1 УПК РФ случаям и по уголовным делам, по которым дознание производилось в сокращенной форме (глава 32.1 УПК РФ); по делам частного обвинения превалирующей формой возмещения вреда должно стать принесение подсудимым извинения потерпевшему во время разъяснения мировым судьей сторонам возможности примирения до начала судебного разбирательства (часть 5 ст. 319 УПК РФ). При производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (глава 50 УПК РФ) и в отношении отдельной категории лиц (глава 52 УПК РФ) возмещение причиненного преступлением вреда может осуществляться в любой из названных выше форм, причем как в досудебном, так и судебном производстве.

  1. Обоснована необходимость дополнения действующего УПК РФ главой 18.1 – «Возмещение причиненного преступлением вреда» (содержание проекта соответствующего Федерального Закона приведено в приложении к диссертации).
  2. В целях повышения эффективности осуществления уголовно-процессуальной функции возмещения причиненного преступлением обоснован ряд предложений законодательного и правоприменительного порядка не включенных в предлагаемый проект главы 18.1 УПК РФ. В их числе:

- сформулировать самостоятельную статью о задачах уголовного процесса с закреплением в ней в качестве одной из задач возмещение причиненного преступлением вреда (проект статьи изложен в пункте 1 вынесенных на защиту положений);

- дополнить часть 1 ст. 24 УПК РФ пунктом 7 «за примирением сторон и добровольным заглаживанием причиненного вреда по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести»;

- дополнить ст. 39 УПК РФ частью 1.1 следующего содержания: «Руководитель следственного органа по разрешению прокурора, осуществляющего надзор за законностью производства оперативно-розыскной деятельности, вправе знакомиться с делами оперативного учета и документами, отражающими ход и результаты оперативно-розыскных мероприятий по исполнению поручения следователя и руководителя следственного органа и в случаях выявления ненадлежащего исполнения таких поручений органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, информировать об этом прокурора для принятия мер прокурорского реагирования»;

- пункт 1.1 части 3 ст. 41 УПК РФ в редакции Федерального Закона № 53-ФЗ от 5 апреля 2013 г. после слов «заключение под стражу» дополнить словами «наложении ареста на имущества и ценные бумаги» и дальше по тексту закона;

- дополнить часть 2 ст. 74 УПК РФ пунктами 2.1 «Показания гражданского истца» и 2.2 «Показания гражданского ответчика» и статьями 78.1 «Показания гражданского истца» и 78.2 «Показания гражданского ответчика»;

- часть 4 ст. 82 УПК РФ после слов «выносит постановление» дополнить следующим предложением: «Процесс возвращения вещественных доказательств их владельцам отражается в протоколе, отвечающем требованиям ст. 166 УПК РФ»;

- ряд других предложений по корректировке отдельных уголовно-процессуальных норм УПК РФ.

  1. В числе предложений по улучшению правоприменительной деятельности в осуществлении функции возмещения причиненного преступлением вреда сформулировано следующее:

а) меры по совершенствованию статистической карточки о результатах возмещения вреда от преступлений (форма № 4) с выделением отдельных разделов по формам возмещения такого вреда (4а – реституция (возврат вещественных доказательств); 4б – заглаживание вреда; 4в – исковая форма); б) посанкционный метод исчисления в денежном выражении размера причиненного потерпевшему от преступления морального вреда (формула приведена в приложении к диссертации);

в) поддержана идея создания единой федеральной службы расследования уголовных дел с внутренней специализацией следственных структур.

Теоретико-методологическое и практическое значение полученных в ходе исследования результатов состоит в том, что оно отражает современное состояние российского уголовно-процессуального законодательства и практики его применения в части осуществления уголовно-процессуальной функции возмещения причиненного преступлением вреда, вскрывает имеющие место в этой сфере недостатки и формулирует наиболее оптимальные пути и средства по их устранению.

Материалы исследования, сформулированные выводы и предложения могут быть использованы в правотворческой и правоприменительной деятельности, в проведении новых научных исследований, в системе повышения профессиональной квалификации судей, прокуроров, следователей, дознавателей, а также в учебном процессе юридических учебных заведений по подготовке юристов-бакалавров и магистров права.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации, содержащиеся в ней выводы и рекомендации, обсуждены на теоретических семинарах кафедры уголовного процесса и правоохранительной деятельности Удмуртского государственного университета, доложены на научно-практических конференциях: а) «Современные проблемы борьбы с коррупцией», проведенной 28 октября 2011г. Ижевским институтом Российской правовой академии; б) «Профессиональная этика юриста», проведенной 12 марта 2012г. Ижевским институтом Российской правовой академии совместно с Институтом права, социального управления и безопасности ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»; в) Международной научно-практической конференции «Проблемы уголовно-процессуальной науки XXI века», проведенной 7-8 февраля 2013 г. Институтом права, социального управления и безопасности ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»; г) в семи опубликованных научных статьях, четыре из них в научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России («Черные дыры в Российском законодательстве»; «Бизнес в законе»; в двух Вестниках Удмуртского государственного университета № 1 и № 4 за 2012 г.), а также используются в правоприменительной практике прокуратуры УР и следственного управления СК РФ по УР, учебном процессе в Институте права, социального управления и безопасности (ИПСУБ) Удмуртского государственного университета и непосредственной практической работы в правоохранительных и следственных органах Удмуртской Республики.

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования, кругом поставленных на разрешение проблем, степенью их разработанности в существующей на момент проведения исследования уголовно-процессуальной теории.

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, обозначается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, теоретические и эмпирические основы, научная новизна и практическая значимость работы, формулируются выносимые на защиту основные положения, приводятся сведения об апробации полученных в процессе исследования результатов.

Первая глава: «Уголовно-процессуальная функция возмещения причиненного преступлением вреда (общая характеристика)».

Параграф первый: «Эволюция учения об уголовно-процессуальных функциях».

Ввиду отсутствия в законодательных актах различных периодов жизни России, за исключением УПК РФ 2001 г., даже упоминания об уголовно-процессуальных функциях, исследователи их наличие выводили из содержания правовых предписаний, характеризующих различные из имевших место форм уголовного судопроизводства. Так, исследователь «Правды Ярослава» 911 года М.Ф. Владимирский-Буданов зачатки состязательного судопроизводства усматривал в «своде», состоящем в отыскании произведенного потерпевшим, «заклича» ответчика и представлением последнего на суд князя. Нетрудно видеть наличие в таком процессе функций обвинения, выполняемого истцом (обвинителем), защиты от обвинения со стороны ответчика и правосудия, осуществляемого князем или назначенного им тиуном.

В связи с укреплением абсолютизма элементы состязательного процесса по Судебнику 1497 г. и Соборному Уложению 1649 г., а затем актами Петра I («Воинский Устав 1716 г.») и Екатерины II («Наказ» 1767г.) постепенно вытеснились розыскными началами. И лишь по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. состязательная форма судопроизводства вновь восторжествовала; правда не долго. По мере усиления репрессий в широкой трактовке тех, кого следует считать врагами Советской власти, в СССР вновь утвердился обвинительный (розыскной) процесс, причем в самой мрачной, по сути своей инквизиционной форме проявления. 60-е годы прошлого столетия значительно смягчили, сделали более гуманным уголовное судопроизводство, что позволило уголовно-процессуальной доктрине не только доказать существование и назначение уголовно-процессуальных функций, но и необходимость более углубленной их разработки. Но несмотря на то, что в трактовке дефиниции уголовно-процессуальной функции, равно как и относительно их видов, достичь полного единства не удалось (как, впрочем, его нет и в настоящее время), тем не менее законодатель на законодательном уровне в части 2 ст. 15 УПК РФ 2001 г. закрепляет наличие функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела; в статье же 5 УПК РФ, специально посвященной разъяснению используемых в Кодексе понятий дефиниции функции места, к сожалению, не нашлось. Законодатель ограничился лишь разъяснением того, что следует понимать под обвинением (пункт 22), а о том, как трактовать две другие закрепленные в части 2 ст. 15 УПК РФ функции – защита и разрешение уголовного дела – законодатель умалчивает. Такой подход вызвал новую волну вопросов, требующих разъяснения, причем не только теоретического порядка, но и рекомендаций, необходимых для правоприменительной практики.

Опираясь на общеметодологические постулаты общей теории права, заключающие, что человеческая деятельность всегда имеет определенную направленность на достижение определенной цели, на решение определенных задач, диссертант и исходит из понимания уголовно-процессуальных функций, как основных направлений уголовно-процессуальной деятельности участников уголовного процесса по решению стоящих перед ним задач. Отталкиваясь от такого понимания, диссертант выстраивает систему уголовно-процессуальных функций с выражением в ней таких основных функций, как уголовное преследование, охрана прав и законных интересов участников уголовного процесса и разрешение уголовного дела по существу, условно обозначенные автором как «генерирующие функции» и следующими производными (условно обозначенных – «генерируемыми») уголовно-процессуальными функциями:

а) раскрытие преступлений;

б) обвинение;

в) обеспечение реализации участникам процесса их прав и обязанностей, полномочий;

г) возмещение причиненного преступлением вреда;

д) защита от подозрения и обвинения;

е) реабилитация;

ж) прекращение уголовного дела;

з) осуществление правосудия постановлением приговора;

и) воспитательно-профилактическая функции.

Параграф второй: «Сущность и социальная ценность функции возмещения причиненного преступлением вреда в современном российском уголовном процессе».

Исходя из того, что любое преступление как осознанное действие (бездействие) индивида ставит целью достижение преступного результата в виде причинения физического, материального и(или) морального вреда лицу или организации, раскрывается содержание таких разновидностей вреда и возможные формы его возмещения. При этом определяются имеющие место на этом пути препятствия и формируются средства и способы их преодоления. Отдавая должное достаточно четкому закреплению в ст. 6 УПК РФ назначения уголовного судопроизводства, обосновывается необходимость включения в УПК РФ специальной статьи, посвященной правовому регулированию тех задач, которые надлежит решать в ходе уголовно-процессуальной деятельности. В своем утверждении автор опирается не только на закрепление в ст. 2 УПК РСФСР таких задач, но и на рекомендации о необходимости их закрепления Модельным уголовно-процессуальным Кодексом для государств – членов СНГ 1996 г., на то, что именно задачи уголовного процесса закреплены в специальных статьях УПК ряда государств так называемого «ближнего зарубежья» (ст. 7 УПК Республики Белоруссия, ст. 8 Республики Казахстан), а также требования правоприменителей. Диссертант формулирует проект статьи УПК РФ – «Задачи уголовного судопроизводства» с указанием по тексту, что в качестве одной из таких задач является «возмещение лицам и организациям, потерпевшим от преступлений, причиненного им вреда». Автор приветствует появление в ведомственных актах последних лет указаний, ориентирующих должностных лиц правоохранительных органов на принятие эффективных мер по возмещению причиненного преступлением вреда (см. Приказ СК РФ № 2 от 15.01.2011; № 44 от 27.07.2012; Приказ ГП РФ № 7 от 16.01.2012; Указание руководителя следственного управления СК России по Удмуртской Республике от 30 апреля 2013 г. за № 3; и др.).

Отметив, что совершаемые для выполнения названной задачи действия могут носить уголовно-процессуальный, оперативно-розыскной и исполнительно-распорядительный характер, диссертант раскрывает их содержание и возможности использования в осуществлении функции возмещения причиненного преступлением вреда.

Социальная ценность рассматриваемой уголовно-процессуальной функции проанализирована с позиции полезности ее осуществления для восстановления существовавшего до совершения преступления физического, материального (имущественного) и(или) морального состояния потерпевшего.

Параграф третий: «Основные полномочия участников уголовного процесса при осуществлении функции возмещения причиненного преступлением вреда».

В силу того, что движущим началом уголовного судопроизводства является факт совершения преступления, вызвавшего необходимость осуществления процессуальных действий в русле функции уголовного преследования, которая при наличии необходимой доказательственной базы трансформируется в функцию обвинения, анализ полномочий привлекаемых к осуществлению многосторонней деятельности по возмещению причиненного преступлением вреда диссертант и начал с должностных лиц правоохранительных органов государства в лице прокуратуры, предварительного следствия и дознания. При этом, наряду с тем, что закреплено в ст.ст. 37-41 УПК РФ, автор широко использовал ведомственные акты (в частности, Приказы ГП РФ № 7 от 16.01.2012; СК РФ № 2 от 15.01.2011 и № 44 от 24.07.2012), что позволило вскрыть имеющие место в правовом регулировании недочеты и сформулировать предложения по их устранению. Обоснованным, в частности, является наделение руководителя следственного органа правом обращения к прокурору, осуществляющему надзор за исполнением законом органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, с ходатайством об ознакомлении его с делами оперативного учета и документами, отражающими ход и результаты оперативно-розыскных мероприятий по исполнению поручения следователя и руководителя следственного органа и в случае выявления ненадлежащего исполнения таких поручений информировать об этом прокурора. Автором выражено и негативное отношение к существующему сегодня двойному процессуальному руководству дознанием со стороны прокурора и начальника подразделения дознания. Приведены дополнительные аргументы по реализации идеи создания единой федеральной службы расследования уголовных дел с внутренней специализацией следственных структур.

При анализе процессуальных прав и обязанностей других участников уголовного процесса, осуществляющих функции по возмещению причиненного преступлением вреда, обращено внимание на необходимость ликвидирования пробелов в правовом регулировании посредством закрепления в качестве самостоятельных доказательств по уголовным делам показаний гражданских истцов и гражданских ответчиков, а также уравнения процессуальных прав потерпевшего с процессуальными правами обвиняемого в вопросах, имеющих, в частности, отношение к их участию в осуществлении функции возмещения причиненного преступлением вреда (право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела, включая и случаи заключения обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве; право на пользование услугами адвоката на безвозмездной основе и т.д.).

Проанализировано и участие в осуществлении функции возмещения причиненного преступлением вреда в рамках предоставленных им процессуальных прав свидетелей, экспертов, специалистов, а также тех, чья деятельность носит большей частью «технический характер» (переводчики, понятые).

Завершается параграф указанием на предоставленные суду ст. 29 УПК РФ правомочия по его участию в осуществлении уголовно-процессуальной функции возмещения причиненного преступлением вреда. Обстоятельный анализ содержания конкретной уголовно-процессуальной деятельности суда в рамках его участия в осуществлении названной уголовно-процессуальной функции дается в дальнейшем изложении с учетом его роли и проявления в предусмотренных УПК РФ формах возмещения причиненного преступлением вреда.

Глава вторая. Формы осуществления уголовно-процессуальной функции возмещения причиненного преступлением вреда.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.