авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Криминалистическое моделирование неизвестного преступника по признакам и свойствам, отображаемым в следах преступления

-- [ Страница 2 ] --

Структура и содержание диссертации обусловлены целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели, задачи, объект, предмет исследования; обозначаются его методологические и теоретические основы; отмечаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту; излагаются сведения об апробации результатов работы.

Глава первая – «Научные и правовые основы применения криминалистических методов и средств установления преступника» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Преступления, совершенные в условиях неочевидности, и роль криминалистических методов и средств в установлении лица, его совершившего», – рассматривается понятие преступления, совершенного в условиях неочевидности, содержащееся в нормативных актах Российской Федерации, а также определения очевидных и неочевидных преступлений, предложенные ведущими российскими учеными-криминалистами.

Автор формулирует собственное определение преступления, совершенного в условиях неочевидности, под которым понимает преступление, в результате совершения которого органы предварительного расследования располагают информацией о событии преступления, но не располагают конкретизирующей информацией о лице, его совершившем. При этом сужается традиционно употребляемое в определениях очевидных и неочевидных преступлений понятие «информация о лице, совершившем преступление». Информацию о фамилии, имени, месте работы или учебы, месте проживания предполагаемого преступника автор предлагает называть конкретизирующей. Она может быть получена от потерпевшего или свидетеля, которому преступник оказался знаком, а также оперативным путем. При наличии такой информации может вестись целенаправленное доказывание вины подозреваемого. Информация же, полученная от потерпевших и свидетелей, которые не узнали преступника, а описывают его свойства, а также в результате исследования материальных следов, по мнению автора, может быть названа ориентирующей. Такие данные способствуют сужению круга подозреваемых лиц, но не указывают на конкретного человека, поскольку свойствами, наличие которых может быть установлено таким путем, может обладать большое количество людей.

Далее рассматриваются особенности правового положения и роль специалиста-криминалиста и следователя-криминалиста в решении задач моделирования и поиска неизвестного преступника. Предлагается уточненное определение следователя-криминалиста как должностного лица, уполномоченного осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия дела к своему производству, самостоятельно, а также совместно со специалистом применять средства и методы криминалистической техники при предварительном исследовании следов и производстве следственных действий.

Во втором параграфе – «Признаки и свойства неизвестного преступника, отображаемые в следах преступления, и их классификация» – рассматривается понятие установления личности неизвестного преступника и сущность поисковой деятельности следователя; анализируются взгляды ученых-криминалистов на систему признаков и свойств человека; аргументируется необходимость их классификации по таким основаниям, как частота встречаемости, возможность их маскировки, условия и механизм отображения.

По распространенности те или иные свойства и признаки могут быть присущи большему или меньшему числу людей. Например, информация о гендерной принадлежности преступника, безусловно, является важной, но людей одного пола среди тех, кто может быть причастен к совершению преступления, может быть большое количество. Это свойство может лишь ограничить круг людей, которые им обладают, но указывать на кого-то конкретно не может. Поэтому информация о гендерной принадлежности определяется как ограничивающая. Вместе с тем такое свойство, как, например, наличие редкого заболевания, согласуется с вероятностью того, что в числе подозреваемых человек с таким заболеванием окажется единственным. Более того, знание о наличии этого свойства может дать новое направление поиска, например, в данном случае среди пациентов медицинских учреждений, имеющих такое же заболевание. Информация о подобных свойствах определяется как указывающая.

По распространенности среди населения на основании результатов проведенного статистического анализа автор предлагает разделять свойства человека на очень часто, часто, редко и очень редко встречающиеся. Например, очень часто встречающейся является информация о половой принадлежности, среднем росте, нормальном телосложении, вредных привычках и т. п. К редко и очень редко встречающимся свойствам (информация о них определяется как указывающая) можно отнести наличие редкого заболевания, особых примет и т. п. При этом автор отмечает, что информация о профессиональных навыках, о некоторых свойствах и признаках может быть как ограничивающей (например, если речь идет о средних показателях), так и указывающей (если установлены существенные отклонения от средних показателей).

Признаки человека автором дифференцируются в зависимости от возможности их маскировки с использованием доступных для широкого круга людей методов и средств. Разные проявления одного и того же свойства в виде признаков могут быть как маскируемыми, так и немаскируемыми. Например, высокий рост, полноту скрыть невозможно и их видно сразу. Низкий рост можно скорректировать с помощью каблуков, худобу – с помощью многослойной одежды, пол – с помощью грима, парика и одежды, внешний вид лица – путем отращивания или сбривания бороды, усов и т. п. В исследовании названные и им подобные признаки человека автор подразделяет на маскируемые, относительно маскируемые и немаскируемые.

Определенное внимание в работе уделяется признакам, которые проявляются только в динамике. Например, дефект речи или акцент скрыть, как правило, невозможно, но они воспринимаются другим человеком, только если он слышал речь обладателя таких признаков. То же можно отметить о хромоте – ее можно заметить лишь при наблюдении человека в движении. Результаты анализа признаков человека с этих позиций дали основание автору дифференцировать их по условиям отображения на проявляющиеся визуально в статике, проявляющиеся визуально в движении, проявляющиеся в речи.

В третьем параграфе – «Источники информации о лице, совершившем преступление, как основание классификации информационной составляющей следственных ситуаций» – рассматривается понятие следственной ситуации, ее структурные компоненты и роль розыскной и доказательственной информации, содержащейся в следах преступлений, в ее оценке и в определении системы мер по ее разрешению, т. е. в разработке алгоритма действий следователя в целях поиска преступника. На первоначальном этапе расследования, в зависимости от наличия, природы и качества следов преступлений, автор выделяет следующие информационные составляющие следственных ситуаций:

1) следственная ситуация с обнаружением материальных следов человека. Присутствие человека на месте преступления, его действия, как правило, приводят к образованию каких-либо следов на окружающих предметах (рук, ног, обуви, зубов и т. п.). Вопрос заключается только в том, чтобы обнаружить эти следы и обстоятельно исследовать в целях получения информации о признаках и свойствах оставившего их человека;

2) следственная ситуация с выявлением свидетелей и очевидцев преступления – источников и носителей криминалистически значимой информации о признаках и свойствах неизвестного преступника, отобразившейся в идеальных следах преступления. Такая информация может быть положена в основу словесного портрета лица, совершившего преступление, и использована при составлении фоторобота;

3) следственная ситуация с обнаружением аудио-, видеозаписей или фотоизображений, диагностические исследования которых позволяют более достоверно установить некоторые важные свойства человека, в отличие от других материальных следов, дающих лишь предположительное знание о свойствах оставившего их лица. Изображения, зафиксированные камерой видеонаблюдения, по сравнению с идеальными следами дают объективную информацию о внешности преступника, что также является их существенным преимуществом. Обнаружение данного вида следов может сочетаться с наличием следов, характерных для предыдущих ситуаций, что способствует формированию более содержательной и точной модели личности преступника;

4) следственная ситуация с обнаружением и фиксацией комплекса разнообразных по природе и механизму отображения следов. В такой ситуации появляется возможность изучить «картину следов» и получить качественно более содержательную информацию о личности преступника, о его признаках и свойствах.

Вторая глава – «Собирание и диагностические исследования криминалистически значимой информации о преступнике» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Диагностические исследования материально отображаемых следов человека» – рассматривается понятие и сущность диагностических исследований различных следов преступлений, в которых отображаются признаки и свойства неизвестного преступника, существующие в настоящее время методики диагностических исследований различных следов человека: папиллярных узоров рук, следов кожного покрова человека, не имеющего папиллярного узора, следов ног, зубов, почерка, биологических следов человека, запаховых следов; анализируются возможности таких исследований в получении и оценке соответствующей информации, ее использовании при моделировании личности преступника.

С учетом результатов проведенного автором статистического анализа корреляционной зависимости различных частей тела человека предлагается уточненная методика определения роста и телосложения по длине и ширине стопы. При этом автор утверждает, что существует закономерная связь комплекции, роста человека и ширины (а не только длины) его стопы. В самом общем представлении такая связь выражается в том, что люди высокого роста с узкими плечами, длинными тонкими конечностями имеют небольшие узкие кисти рук и стопы, а люди коренастого телосложения имеют крупные и широкие кисти рук и стопы.

Проведенные автором по специально разработанной программе измерения 3236 человек (1922 мужчин и 1314 женщин в возрасте от 18 до 55 лет) показали, что отношение длины стопы и ширины плюсны не является величиной постоянной и варьируется от 2,4 : 1 до 2,7 : 1 как у мужчин, так и у женщин, вне зависимости от национальности. В качестве инструментов применялись ростомер и толстотный циркуль.

Для каждого человека вычислялся индекс соотношения ширины плеч и роста (I) по формуле:

,

где P – диаметр плеч (см);

R – рост (см).

Индекс соотношения длины и ширины стопы (Y) вычислялся по формуле:

,

где S – ширина стопы (см);

C – длина стопы (см).

В результате были получены индексы соотношения ширины плеч и роста от 22 до 28, при этом дробные цифры округлялись. Индексы соотношения длины и ширины стопы округлялись до сотых долей, а затем распределялись согласно принадлежности человеку того или иного индекса соотношения ширины плеч и роста. То есть выделялись те люди, индекс соотношения ширины плеч и роста которых был одинаковым, например, 23. После чего выводился средний показатель соотношения длины и ширины стопы этих людей. То же было проделано с другими полученными индексами соотношения длины и ширины стопы – 22, 24, 25, 26, 27, 28. В результате была выявлена закономерность – средний показатель соотношения длины и ширины стопы увеличивается примерно на 0,4 с увеличением индекса соотношения ширины плеч и роста на 1.

Для удобства дальнейших подсчетов индексы соотношения длины и ширины стопы переводились в соответствующие им индексы телосложения, а затем по известным в настоящее время формулам с использованием полученных экспериментальных данных вычислялся примерный рост человека по длине стопы. Результаты вычисления сравнивались с реальным ростом.

Как известно, длина стопы человека нормального телосложения составляет в среднем 1/7 его роста. Вычисленный по этой формуле рост не исключает некоторые погрешности: в 10 % случаев он меньше реального, но при этом разница невелика – от 0,5 до 5,5 см, а в среднем она составляет 2,5 см. В 90 % случаев реальный рост оказывается меньше того, который получается в результате соотношения длины стопы к росту 1/7, и разница эта значительно больше, нежели отклонение в большую сторону. В некоторых случаях она достигает 35 см, в среднем же составляет 9 см.

Автором проведены расчеты роста по формуле, предложенной в учебнике по криминалистике (авторы Т.В Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Россинская), где длина стопы по отношению к росту определяется у мужчин 15,8 %, а у женщин – 15,5 %. В результате применения этой формулы среднее отклонение от реального роста оказалось еще больше – 11,5 см, а реальный рост превышал вычисленный в 95 % случаев. Разница приобретала минимальные значения только в случаях, когда стопа была длиной более 28 см. Кстати, при расчете роста человека по размеру стопы в соотношении 1/7, напротив, наибольшая разница отмечается при длине стопы более 28, а при вычислениях роста обладателя стопы длиной менее 26 см имеет минимальное значение. На основании этого следует вывод о том, что для вычисления роста человека должен использоваться не постоянный коэффициент, а уменьшающийся при возрастании длины стопы.

В литературе по криминалистике предложена методика, в которой коэффициент имеет обратную зависимость к длине стопы, но результаты вычисления по ней также имеют большую разницу с реальным ростом.

Оптимальный результат со средней разницей 4,5 см достигается, если длину стопы до 25 см включительно умножать на 7. С возрастанием длины стопы на 10 мм коэффициент уменьшается на 0,2. Максимальная разница, встречающаяся при таком способе вычисления, составляет 10 см. Следует отметить, что реальный рост оказывается меньше в 70 % случаев, больше – в 30 % случаев.

Наименьшее среднее отклонение, равное 4 см, при вычислении роста по формуле 1/7 было выявлено у обладателей индекса телосложения, равного 23, обладателям же индексов более 23 свойственно отклонение в сторону уменьшения реального роста, а индекса 22 – в большую сторону. Такая тенденция сохраняется и при вычислении роста способом, предложенным автором, поэтому получаемые примерные данные о росте характерны для обладателей индекса телосложения 23. С увеличением этого индекса на 1 из данных о росте следует вычитать 1 см, при коэффициенте 22 – прибавить 1 см.

Все полученные данные были объединены в таблицу таким образом, что на пересечении показателей длины и ширины стопы можно определить примерный рост человека.

Во втором параграфе – «Диагностические исследования идеально отображаемых следов лица, совершившего преступление», – предлагается отображения индивидуальных признаков личности подразделять следующим образом: 1) анатомические особенности, под которыми понимаются черты лица и особенности телосложения; 2) голосовые и речевые особенности; 3) особенности поведения и действий; 4) особенности внешности, включая одежду и сопутствующие предметы.

Все эти особенности предлагается называть внешне воспринимаемыми признаками лица, совершившего преступление, и основывать сбор информации об этом лице по указанным четырем позициям. Такая информация может быть использована в целях моделирования личности неизвестного преступника в сочетании с информацией, отобразившейся в материальных следах преступлений. В этом и проявляется реализация принципа системности и комплексности подхода к процессу моделирования личности неизвестного преступника.

При работе с очевидцем важно правильно оценить его готовность помогать следствию. Наиболее благоприятна ситуация, когда очевидец хочет помочь в установлении преступника и старается это сделать. В этом случае задача следователя и специалиста состоит в том, чтобы точно и полно воспринять информацию о признаках и свойствах соответствующего лица и адекватно ее воспроизвести. Однако в следственной практике нередки ситуации, когда очевидец не желает помогать следствию. В диссертации рассматриваются причины такого отказа, даются рекомендации по его нейтрализации. В частности, рекомендуется прежде всего выявить причины неискренности очевидца, создать у него положительную мотивацию для помощи следствию.

Важное значение имеет также качество мысленного образа, который имеется в сознании очевидца на момент начала работы с ним. Такой образ может быть:

– ясным, четким, представляемым в деталях;

– нечетким, представляемым фрагментарно и некатегорично;

– в основном общим, усредненным, без индивидуализирующих преступника деталей.

В последнем случае автор не исключает получение информации с помощью гипноза. В этой связи в работе отмечается, что в Российской Федерации применение гипноза регламентируется Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 1 декабря 1924 года и Инструкцией по применению гипноза, утвержденной НКЗ и НКЮ РСФСР 30 октября 1924 года. При этом гипнотизирование допускается только с лечебной целью, только врачом и в соответствующих государственных лечебных и научных учреждениях, с подробным отражением в истории болезни пациента главных моментов, относящихся к сеансу гипноза. Это положение остается неизменным до сих пор. Применение гипноза в целях раскрытия и расследования преступлений в нашей стране законом не допускается. Однако в диссертации приводятся конкретные примеры успешного использования этого метода в указанных целях. Тот факт, что применение гипноза регламентируется нормативными правовыми актами 20-х годов прошлого столетия, следует рассматривать, по мнению автора, как существенный пробел в законодательстве. В работе обосновывается необходимость законодательного решения вопроса об использовании гипноза в деятельности правоохранительных органов, излагаются основные требования по обеспечению гарантий соблюдения при этом законности, прав и свобод граждан.

Третья глава – «Научно-методические основы моделирования личности преступника» – состоит из двух параграфов.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.