авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Юридическая и логическая природа разъяснений пленума верховного суда российской федерации

-- [ Страница 3 ] --

В диссертации отмечается желательность превентивной восполняющей высшей судебной конкретизации федеральных законов на основе упреждающего выявления в них явных пробелов. Примером явного пробела в гражданском законодательстве называется очевидное отсутствие в нем и в особенности в ГК РФ нормативно-правового регулирования вопроса о последствиях признания лица безвестно отсутствующим, не предусмотренных ст. 43 ГК РФ, несмотря на то, что в п.3 этой ст. 43 прямо предусмотрено определение таких последствий законом, а также о правовых последствиях появления (явки или обнаружения места пребывания) такого лица и отмены решения суда (в силу ст.44 ГК РФ) о признании его безвестно отсутствующим. В особенности это заметно в отношении совершенных сделок с его имуществом и жилым помещением в период нахождения данного лица в официально признанном судом состоянии «безвестно отсутствующего». Здесь явно напрашивается применение отраслевой аналогии закона – положений ст.188 ГК РФ о прекращении доверенности или ст.1024 ГК РФ о прекращении договора доверительного управления имуществом вследствие признания лица безвестно отсутствующим.

Необходимо для судебной практики и разъяснение Пленумом процессуально-пробельного вопроса о соотношении общей и судебно-процессуальной преюдиции судебных актов различных судебных инстанций (первой, кассационной и надзорной) в системе судов общей юрисдикции и правовом регулировании в целом.5

Однако такой вид превентивной восполняющей судебно-правовой конкретизации редко или почти не практикуется Пленумом Верховного Суда РФ, что, по мнению соискателя, представляется неоправданным.

В диссертации отмечается также, что при неясности в содержании федеральных законов применяются дефинитивная и таксономическая конкретизация. Даются аналитические примеры осуществления этих видов в соответствующих постановлениях Пленума Верховного Суда РФ по уголовным и гражданским делам. При этом замечается, что в названных (как и иных) видах высшей судебно-правовой конкретизации проявляется заочное праворегулятивное взаимодействие органов судебной власти с органами законодательной власти.

В шестом параграфе «Разъяснения оценочных понятий в федеральных законах» отмечается, что разъяснения правовых оценочных понятий являются необходимым условием их верного применения в индивидуальном судебно-правовом регулировании ввиду большой и сложной правоприменительной неопределенности этих понятий.

В связи с этим правовые оценочные понятия в качестве объекта разъяснений Пленума определяются как общие понятия, предполагающие широкий перечень практических признаков субъектов, их действий (бездействия) и отношений, вызывающих затруднение в их прикладном определении и, соответственно, в применении этих понятий к конкретным событиям и деяниям в процессе рассмотрения и разрешения судами конкретных дел.

Далее указывается, что конкретизирующие разъяснения оценочных понятий, как показывает анализ постановлений Пленума Верховного Суда РФ, осуществляется посредством такой логической операции, как деление понятия с ее дополнением другой логической операцией – сравнением (аналогией) понятий, отражающих определенные (сходные в чем-то) явления социальной действительности.

Причина законодательного использования оценочных понятий - реальная возможность многообразия проявлений в практике юридически значимых действий субъектов, их последствий и т.д., которые невозможно или нецелесообразно перечислять в законе во всей их реально возможной многообразно-конкретной полноте. Поэтому законодатель использует в законах абстрактно многозначные оценочные понятия (и суждения) в расчете на разумное усмотрение правоприменителя в правореализационном раскрытии правомерно возможного объема и содержания этих понятий.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ конкретизирующие разъяснения оценочных понятий и суждений осуществляются способом примерного перечисления составляющих объема этих понятий с использованием языкового оборота «в частности». Применение такого способа означает, что Пленум Верховного Суда РФ в даваемом им конкретизирующем разъяснении оценочных понятий и суждений предполагает их аналогичное продолжение самими судами общей юрисдикции, а не ограничивает их названным им перечнем составляющих объема оценочного понятия или суждения. Однако, как показывает судебная практика, подобный способ конкретизации оценочных понятий не всегда достигает своей цели.

Пленум не в состоянии быстро и полно осуществить объемную работу по толкованию всех правовых оценочных понятий и суждений. Это создает пробелы в самом таком толковании. Например, недостает разъяснения такого актуального оценочного понятия, как «неустранимые сомнения», названные, например, в п.2 ст.1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, п.7 ст.3 Налогового кодекса РФ, а изначально – в части 3 статьи 49 Конституции РФ. Поэтому необходима постоянная работа Пленума в этом вопросе.

В завершении первой главы отмечается, что в содержательном аспекте разъяснения выражаются в выработке и формулировании в принимаемых Пленумом постановлениях особых нормативно-функциональных установлений – правоположений как средств направляющего и унифицирующего влияния в первую очередь на правоприменительную практику судов общей юрисдикции.

Вторая глава диссертации под названием «Критерии качества правоположений в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Логическая правильность правоположений» отмечается, что в силу логической природы разъяснений общим критерием правоположений является их логическая правильность. Эта логическая правильность есть строгое соответствие определения и формулирования данных правоположений правилам логических операций осуществления конкретизации применяемых в судебной практике норм и предписаний федеральных законов (как и иных нормативных правовых актов, а также других источников права). А эти правила присущи соответствующим логическим операциям в их связи с определенными видами данной конкретизации.

Так, дефинитивной высшей судебно-правовой конкретизации свойственно применение логических правил определения, ограничения и деления (анализа) понятий и суждений, их сравнения. А восполняющей (преодолевающей) конкретизации – главным образом логических правил сравнения; таксономической – логических правил деления понятия и аналогии. Соответствие именно этим логическим правилам придает видовым правоположениям высшей судебно-правовой конкретизации логическую правильность.

Логические операции и правила определяют границы применяемых судами правовых понятий и суждений, выход за которые означает изменение объема законодательного понятия и суждения в виде включения в его класс новых субъектов, объектов, действия, бездействия и т.д. либо частичного исключения из этого класса включенных законодателем в него субъектов, объектов, действий, бездействия, а также расширения или сужения перечня их признаков. Но это будет уже законотворчеством, неприемлемым для разъяснений Пленума, а проще – нарушением законности. И такое нарушение в своей конкретности оказывается связанным с изменением заключенных в границах смыслового объема конкретизируемых норм федеральных законов соответствующих прав, обязанностей и ответственности субъектов правоотношений, вплоть до их недопустимого ограничения либо расширения и нарушения равенства лиц перед законом и судом, верховенства закона.

В связи с этим в диссертации указывается на необходимость соблюдения в разъяснениях Пленума ее дефинитивных и таксономических границ и высказывается сомнение в основательности признания в теории права наличия расширительного (распространительного) и ограничительного толкования норм права. Называются конкретные логические правила (например, «определение не должно содержать круга», «определение неизвестного не должно осуществляться через неизвестное», «члены деления должны исключать друг друга» и т.д.), которые необходимо соблюдать в высшей судебно-правовой конкретизации в качестве критериев их логической правильности. Приводятся примеры из постановлений Пленума Верховного Суда РФ в отношении соблюдения или несоблюдения данной логической правильности.

В диссертации отмечается, что логическая правильность правоположений Пленума имеет большую функциональную значимость для обеспечения правильности и единообразия судебной практики. В связи с этим предлагается введение в практику Пленума Верховного Суда РФ постоянной логической экспертизы его правоположений. Лишь при соблюдении в высшей судебно-правовой конкретизации логических правил ее осуществления возможно соответствие ее результатов – правоположений конкретизируемым нормам и предписаниям федеральных законов, т.е. возможна их юридическая правильность, зависимая от логической правильности правоположений.

Во втором параграфе «Юридическая правильность правоположений» определяется, что юридическая правильность правоположений Пленума является другим критерием их качества. Он представляет собой соответствие правоположений Пленума конкретизируемым в них нормам и предписаниям федеральных законов (по их смысловому объему), их юридической силе, особо – предписаниям Конституции РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права, российским правовым принципам и пределам правового регулирования, а также компетенции Пленума Верховного Суда РФ и требованиям законодательной техники.

В связи с этим в диссертации отмечается в первую очередь должное соответствие правоположений компетенции Пленума Верховного Суда РФ, выраженной в предметных «вопросах судебной практики», побуждаемых судебным правоприменением. Эта компетенция выражает функциональные пределы (границы) разъяснений Пленума, выход за которые будет означать ее юридическую неправильность, т.е. незаконность. Данное компетенционное требование относится ко всем видам, объектам и случаям высшей судебно-правовой конкретизации.

Далее отмечается должное соответствие правоположений иным пределам правового регулирования, особенно пределам ограничения прав и свобод человека и гражданина, установленным для всей системы российского законодательства в части 3 статьи 55 и статье 56 Конституции РФ, а в отношении собственно гражданских прав – в пункте 2 ст. 1 ГК РФ.

Юридическая правильность правоположений Пленума заключается также и в учете в них: юридической силы разъясняемых федеральных законов и иных нормативных правовых актов в их системе, в которой Конституция РФ имеет наивысшую юридическую силу; приоритетного соотношения норм законов и правовых принципов или конкретизируемых специальных и общих норм нормативных правовых актов равной юридической силы с выявлением критериев специальных норм, например, в виде обособленности предмета их регулирования и/или наличия для них в законе прямых указаний на приоритетное значение специальных норм, как это сделано, например, в ГК РФ в отношении общих положений о договоре купли-продажи и приоритетности правил для его отдельных видов.

Отмечается и такой критерий юридической правильности правоположений Пленума, как особо строгое соответствие формулирования их содержания требованиям законодательной техники, которые применимы и к разъяснениям Пленума. При этом изложение правоположений не должно быть простым повторением (дублированием) содержания конкретизируемых норм, отличающимся лишь перестановкой слов (терминов) из этого содержания, а должно выражать его преобразование так, чтобы обнаруженная в них правовая неопределенность устранялась для правоприменителей (и иных лиц) и тем самым исключались возможные затруднения и дефекты в судебной практике.

Критерии логической и юридической правильности правоположений взаимосвязаны. Без учета критериев логической правильности невозможно верное осуществление критериев юридической правильности и наоборот. Это связано и с эффективностью правоположений.

В третьем параграфе «Эффективность правоположений» отмечается, что данная эффективность в плане правового регулирования в целом является производной от эффективности самих конкретизируемых норм права, но связана главным образом с собственными целями разъяснений Пленума. Эффективность его правоположений является степенью достижения ими собственных - общих и специальных - целей разъяснений, определенных в первой главе диссертации.

Эффективность правоположений Пленума признается в диссертации третьим общим критерием их качества, во многом зависимым от их логической и юридической правильности. Чем логически и юридически правильнее правоположения, тем больше возможна их праворегулятивная эффективность в первую очередь для судебной практики.

Вместе с тем отмечается, что эффективность правоположений в своем собственном значении, как известно соискателю, не являлась объектом специального теоретического исследования и в малой степени подвергалась практической оценке со стороны самого Пленума Верховного Суда РФ. Об этом свидетельствуют редкие, единичные случаи проверки Пленумом, по сути, эффективности принятых им ранее предметно-отраслевых правоположений. Пример такой проверки (регулятивного действия высших разъяснений по соблюдению процессуальных сроков и его правосудному значению) обстоятельно приводится в данном параграфе.

В аспекте определения уровня практической эффективности правоположений приводятся данные социологического опроса судей судов общей юрисдикции, который выявил довольно невысокий уровень признания судьями их роли в случаях преодоления пробелов и противоречий в применяемом судами законодательстве. В связи с этим возникает необходимость в обеспечении эффективности правоположений Пленума. В качестве одного из способов такого обеспечения в диссертации предлагается включить в компетенцию Пленума Верховного Суда РФ право и обязанность осуществлять корректирующую проверку реализации судами общей юрисдикции принимаемых им постановлений, содержащих конкретизирующие разъяснения вопросов судебной практики, с принятием доступных для него мер обеспечения этой реализации, а значит и эффективности правоположений. Для этого целесообразно введение в практику Пленума Верховного Суда РФ планомерного мониторинга эффективности действия принятых им постановлений – содержащихся в них правоположений.

Наглядным свидетельством эффективности данных правоположений является их восприятие законодателем в виде включения некоторых из этих правоположений в предметно соответствующие федеральные законы. Это указывает на косвенно правоинициирующее значение правоположений Пленума, которое может переходить в прямо правоинициирующее значение - осуществление на их основе судебной законодательной инициативы.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования вопросов ее темы, определяется общее значение высшей судебно-правовой конкретизации, дается краткое изложение смысловой последовательности рассмотрения этих вопросов и сделанных из него выводов и дефиниций. В качестве особого вывода выдвигается предложение по законодательному закреплению и формулировке правомочия Пленума Верховного Суда РФ в отношении дачи им нормативно-направляющих разъяснений по вопросам судебной практики, основанным на подведомственности и подсудности дел судам общей юрисдикции, задачах их видов судопроизводства и правосудному поведению судей (судов), а также выдвигаются предложения по обеспечению эффективности разъяснений Пленума в системе судов общей юрисдикции.

После заключения дается список использованной при подготовке и написании диссертации литературы (монографий, статей, нормативной литературы и авторефератов диссертаций по юридической специальности).

По теме диссертации автором опубликованы отражающие ее основные положения работы:

  1. Теребков А.В. Разъяснения федеральных законов в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Монография. М.: ПЦ «ИНЭК», 2006. – 7, 02 п. л.
  2. Теребков А.В. Конкретизация законов Пленумом Верховного Суда РФ: понятие, цели и виды // Философия образования. Специальный выпуск. 2006. №2. – 0, 27 п. л.

Теребков Алексей Владимирович

Юридическая и логическая природа

разъяснений Пленума

Верховного Суда Российской Федерации

Автореферат

диссератации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Заказ № _______. Подписано в печать 2006 г. Тираж - экз.

Оперативная полиграфия Российской академии правосудия


1 В философском плане в этом находит свое определенное выражение диалектика общего, особенного и единичного: общее всегда находится в неразрывной связи, в единстве с единичным и особенным, также как и единичное, особенное находится в неразрывной связи с общим – см.: Шептулин А.П. Диалектика единичного, особенного и общего. / М., 1973, с. 119-121.

2 См. об этом: Ткачева С.Г. Конкретизация закона и его судебное толкование. / Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. ВНИИСЗ. / М., 1973, с. 13-14.

3 См.: Шмелева Г.Г. Конкретизация социалистического права как фактор совершенствования правового регулирования. / Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. / Харьков, 1982, с.8.

4 Этот вывод основан на научном выявлении неопределенности в праве как способе или дефекте правового регулирования – см. об этом: Назаренко Т.Н. Неопределенность в российском праве. / Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. / М., РАП. 2006.

5 См. об этом: Тузов Н.А. Мотивирование и преюдиция судебных актов. / М., РАП, 2006, с. 110-113.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.