авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Юридическая и логическая природа разъяснений пленума верховного суда российской федерации

-- [ Страница 2 ] --

В диссертации отмечается, что с функционально-содержательной точки зрения «вопросы судебной практики» являются вопросами осуществления правосудия как основной функции судебной власти, выражаемой в разрешении судом социально-правовых конфликтов с участием граждан и некоммерческих организаций, а также судебного контроля как проверки судом законности правовых актов правотворческих и исполнительных органов и самоконтроля как иерархической инстанционной проверки законности, обоснованности, мотивированности и справедливости судебных актов нижестоящих судов, установления юридически значимых фактов и состояний в целях защиты прав, свобод и законных интересов граждан и некоммерческих организаций.

В обобщенном виде «вопросы судебной практики» судов общей юрисдикции - это главным образом правоотраслевые вопросы разрешения судами гражданско-правовых, трудовых, брачно-семейных, уголовных, административных, налоговых, земельно-правовых и им подобных дел с участием граждан и некоммерческих организаций, рассматриваемых судами общей юрисдикции в их иерархически организованной системе и в пределах их правосудной, в том числе процессуальной, компетенции. Это означает, что к данным вопросам относятся вопросы применения норм как материального, так и процессуального права, в том числе из области международного права.

Исходя из изложенного, в диссертации делается общий вывод, что предмет высшей судебно-правовой конкретизации является определяющим в отношении выбора ее объектов – федеральных законов и иных нормативных правовых актов в их правоприменительной неопределенности для судебной практики, т.е. для судов общей юрисдикции.

В связи с тем, что «вопросы судебной практики» являются порождением в первую очередь самой судебной практики (побуждаются ею в результате ее обобщения, либо по запросам судов и др.), то в целом эти вопросы практически не тождественны всей осуществляемой компетенции судов общей юрисдикции, а составляют лишь ее избирательно инициированную часть.

В диссертации предлагается закрепить в разрабатываемом ФКЗ «О Верховном Суде РФ» правомочие Пленума Верховного Суда РФ давать нормативно-направляющие разъяснения по вопросам судебной практики. При этом целесообразно разграничить это правомочие с правомочием Президиума Верховного Суда РФ, который практикует принятие особых постановлений об утверждении обзоров судебной практики, имеющих характер направляющего разъяснения. Такое, в известной мере дублирующее, правомочие Президиума Верховного Суда РФ представляется не соответствующим его статусу высшей надзорной судебной инстанции, процессуально призванной осуществлять лишь индивидуальное судебно-правовое регулирование, но не направляющее обобщение судебной практики.

Во втором параграфе «Понятие и природа высшей судебно-правовой конкретизации» отмечается, что любая конкретизация есть, прежде всего, логический процесс, противоположный (обратный) обобщению. И она необходимо связана с последним своим общим объектом – определенными явлениями и их отношениями, связями. Если обобщение есть индукция, т.е. познавательный процесс перехода от явлений и их отношений, связей в их частных, индивидуальных или особенных признаках к этим же явлениям и отношениям, но в их общих признаках, то конкретизация есть дедукция, т.е. познавательный и прикладной процесс перехода от явлений и их отношений, связей в их общих признаках к этим же явлениям и их отношениям, связям, но в их частных, индивидуальных или особенных признаках, которые они имеют в их связи с общими признаками. 1 Следовательно, и конкретизация федеральных законов, иных нормативных правовых актов как частное выражение конкретизации вообще в своей основе является прежде всего дедукцией. В этом заключается ее логическая природа.

В диссертации высказывается сомнение в возможности подразделения конкретизации законов (норм права) на юридическую конкретизацию как особую форму правотворческой деятельности и логическую конкретизацию, свойственную и уяснению норм права в процессе правоприменительной деятельности.2 Конкретизация закона (его норм) всегда имеет логическую природу, независимо от того, применяется ли она в подзаконном правотворчестве или в правоприменении. Подзаконная конкретизация является правовым практическим выражением логической конкретизации закона, поэтому они необходимо связаны и не могут противопоставляться друг другу.

В связи со сказанным в диссертации приводится данное в научной литературе определение конкретизации норм права как «объективно обусловленной, направленной на повышение точности и определенности правового регулирования, закономерной деятельности государственных и иных уполномоченных органов по переводу абстрактного содержания юридических норм на более конкретный уровень посредством операции ограничения понятий (уменьшения объема понятий на основе расширения их содержания), результаты которой фиксируются в правовых актах».3 Однако, по мнению диссертанта, такое определение не представляется совершенным и полностью адекватным отражаемому им явлению.

Во-первых, вряд ли правильно сводить конкретизацию норм права к одной логической операции ограничения понятий. Исходя из общего смысла конкретизации как снятия (преодоления) неопределенности в чем-либо, к правовой конкретизации вполне можно отнести и другие логические операции, например, определение, деление, анализ, сравнение понятий, посредством которых также вносятся четкость и ясность в конкретизируемые понятия и их отношения, связи.

Во-вторых, в процитированном определении правовой конкретизации отсутствует учет ее функционального значения. Таким значением является снятие (преодоление) неопределенности для субъектов права неясных либо противоречивых норм права, содержащихся в них оценочных понятий, пробельности содержания законов и иных нормативных правовых актов. 4 В связи с этим определение правовой конкретизации в диссертации и выводится с учетом указанных ее существенных признаков.

В целях более четкого понимания конкретизации норм в первую очередь федеральных законов в диссертации определяется ее связь с толкованием и отличие от него и дополнения этих норм.

Так, в ней отмечается, что, несмотря на имеющиеся в теории попытки отличить толкование от конкретизации норм права, толкование неразрывно связано с конкретизацией, являясь ее необходимой предпосылкой и основанием. Лишь на основе уяснения содержания норм права (закона), т.е. всего объема содержащихся в них элементов потенциального правоотношения, возможно правильное осуществление и разъясняющей конкретизации нормативных предписаний, выражающих эти элементы, а также смысла закона.

В плане отличия конкретизации норм права от их дополнения в диссертации отмечается, что содержание дополняющей нормы прямо и непосредственно не обусловливается содержанием имеющейся основной нормы, логически не вытекает из него. Дополнение норм права в отношении дополняемых норм всегда есть (в первую очередь с точки зрения юридической силы) равнозначное правотворчество, тогда как конкретизация норм права является функциональным способом лишь подчиненного закону правотворчества, либо нормативного разъяснения или правоприменения (правореализации).

Детализация же норм права, по мнению диссертанта, является разновидностью их конкретизации, но не полностью отличным от нее понятием, и осуществляется посредством такой логической операции, как деление понятия (анализ) – разделение общего на его составляющие, конкретные части.

Далее в диссертации отмечается, что конкретизация федеральных законов в правовом регулировании может осуществляться в трех формах (видах): 1) подзаконной правотворческой конкретизации, 2) подзаконной нормативной конкретизации и 3) правоприменительной (индивидуализирующей) конкретизации. Конкретизирующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ относятся диссертантом ко второму виду конкретизации федеральных законов и иных нормативных правовых актов.

Пленум Верховного Суда РФ, являясь особым судебным органом, а не судебной инстанцией, не рассматривает индивидуально-конкретные дела, а дает разъяснения по вопросам судебной практики – применения норм законов судами общей юрисдикции на основе в первую очередь обобщения этой практики. Такие разъяснения не содержат поэтому указаний на соответствующее разрешение конкретно-индивидуальных дел, поэтому их невозможно отнести к правоприменительной (индивидуализирующей) конкретизации. Вместе с тем, в силу отсутствия у Верховного Суда РФ правотворческого полномочия его разъяснения нет правового основания относить к правотворческой конкретизации. Следовательно, остается отнести высшую судебно-правовую конкретизацию только к подзаконной конкретизации нормативного характера. При этом выражающиеся в высшей судебно-правовой конкретизации разъяснения Пленума хотя и необходимо связаны по некоторым своим общим признакам с толкованием права, но не тождественны ему, так как практически имеют более широкое значение для судебной практики. Эти разъяснения и предлагается в диссертации считать особой - специальной - подзаконной нормативной конкретизацией, основанной на судебной практике применения норм и предписаний федеральных законов и ее потребностях, диктуемых правовыми принципами, начиная с законности.

В связи со сказанным соискатель, как и многие другие исследователи, полагает, что высшая судебно-правовая конкретизация является нормативной (но специфически), а выступающие формой ее внешнего выражения постановления Пленума Верховного Суда РФ имеют специальный нормативный характер. Это следует из правового характера действия, общей адресности, назначения данной конкретизации в системе судов общей юрисдикции и из статуса Пленума Верховного Суда РФ как высшего органа судебной власти, а также из положения ст. 6 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» об обязательности всех судебных постановлений для любых органов и лиц и их неукоснительном исполнении на всей территории Российской Федерации. При этом в диссертации признается наличие прямой нормативности постановлений Пленума Верховного Суда РФ для системы судов общей юрисдикции и опосредованной (через суды) правовой нормативности для любых лиц как реальных и потенциальных участников соответствующих видов судопроизводства. В этом выражается юридическая природа высшей судебно-правовой конкретизации.

Исходя из изложенного, в диссертации в порядке выделения особенного в общем определяется, что конкретизирующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ – это основанный на правилах логики, обобщении, потребностях и прогнозе судебной практики централизованный способ нормативно-направляющего и унифицирующего преодоления в форме постановлений Пленума Верховного Суда РФ возникающих в этой практике затруднений, дефектов и отклонений от принципов права, в особенности от принципа законности, в целях защиты и восстановления нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и соответствующих их объединений.

Помимо отмеченной логической и юридической природы, высшая судебно-правовая конкретизация имеет и свою функциональную природу, которая выражается в ее целях и функциях, рассматриваемых в третьем параграфе диссертации под названием «Цели и функции высшей судебно-правовой конкретизации».

В этом параграфе прежде всего говорится о том, что правоприменительная неопределенность (для судов общей юрисдикции) содержания федеральных законов вызывает в судебной практике затруднения, дефекты и отклонения от принципов права. Поэтому преодоление (устранение) многообразной неопределенности содержания федеральных законов через придание ему правоприменительной определенности (прикладной ясности, четкости, точности, полноты и системности) составляет актуальную собственную общую цель этой конкретизации.

Далее в диссертации выделяется собственная специальная цель высшей судебно-правовой конкретизации - обеспечение единообразия в понимании и применении норм и предписаний федеральных законов (как и иных источников права) в судебной практике. Эта специальная цель вытекает из принципа законности и принципа «равенства лиц перед законом и судом», поскольку без единообразного понимания и применения судом в отношении разных лиц одних и тех же норм и предписаний федеральных законов невозможно их действительное равенство перед этими законами и судом. Результат реализации этой цели выражается в преодолении и предупреждении типичных или появившихся, либо ожидаемых судебных ошибок и затруднений. Как правило, эта цель зачастую прямо называется в преамбулах постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Другой специальной целью высшей судебной-правовой конкретизации в диссертации называется обеспечение правильности применения судами общей юрисдикции норм и предписаний федеральных законов. Она имеет, по мнению соискателя, в силу своей сущностно-содержательной правосудной значимости приоритет перед обеспечением единообразного понимания и применения данных норм и предписаний.

Особой составляющей этой специальной цели высшей судебно-правовой конкретизации является подтверждение и осуществление иерархической или приоритетной системности федеральных законов, иных нормативных правовых актов, особенно в их зависимой связи с международно-правовыми актами, выражающими общепризнанные принципы и нормы международного права. В связи с этим иной составляющей данной цели можно считать обеспечение приоритетности применения данных общепризнанных принципов и норм, а также и принципов российского права в осуществлении правосудия судами общей юрисдикции.

В своем сочетании названные цели высшей судебно-правовой конкретизации служат ее генеральной, стратегической цели – обеспечению законности и эффективности судебной практики в системе судов общей юрисдикции.

Каждой цели высшей судебно-правовой конкретизации соответствует определенная ее функция: цели преодоления и предупреждения затруднений и дефектов в судебной практике соответствует функция направляющего преодоления возникающих в ней затруднений и дефектов; цели обеспечения единообразия в судебной практике – функция унификации судебной практики; цели обеспечения правильности применения, в т.ч. подтверждения и осуществления иерархической и приоритетной системности федеральных законов, иных нормативных правовых актов, - системосогласующая функция; цели преодоления пробелов в содержании законов – восполняющая (преодолевающая) функция.

В четвертом параграфе «Виды высшей судебно-правовой конкретизации» дается ее содержательная видовая характеристика.

По способам и целям высшая судебно-правовая конкретизация классифицируется на: а) восполняющую, б) приоритетно или иерархически согласующую, в) дефинитивную, г) таксономическую (аналитическую), д) системообеспечивающую. По отраслевой принадлежности данная конкретизация подразделяется на: а) материально-правовую (гражданско-правовую, уголовно-правовую, налогово-правовую, земельно-правовую, правотрудовую, брачно-семейную и т.д.), б) процессуально-правовую (гражданско-процессуальную, уголовно-процессуальную, административно-процессуальную).

В диссертации отмечается, что в своем практическом содержательном выражении высшая судебно-правовая конкретизация является, как правило, сочетанием ее названных видов. Для этих видов характерны определенные логические операции определения, ограничения, деления, анализа, сравнения и синтеза понятий и суждений. Последние применяются в данных видах высшей судебно-правовой конкретизации также, как правило, в их сочетании и выражают логические пределы этой конкретизации.

В пятом параграфе «Разъяснения федеральных законов при пробелах и неясности в них» вначале приводится наиболее распространенное в теории права определение пробелов в праве и дается определение неясности в содержании федеральных законов, являющихся собственными непосредственными, детализированными объектами высшей судебно-правовой конкретизации.

Неясность в содержании федеральных законов определяется соискателем как наличие двусмысленности, смысловой неясности, в т.ч. понятийной (например, ввиду отсутствия фиксированных в законе существенных, отличительных признаков искомого понятия объекта, субъекта, его прав и обязанностей, цели действия и т.д.), синтаксической ошибочности, логической незавершенности и т.п. в содержании норм федеральных законов. При этом имеется в виду неясность и в логико-смысловой связи применяемых судами норм закона с фактическими обстоятельствами разрешаемых правоприменителями (т.е. и судами) дел, в связи с ними подтверждающих или опровергающих доказательств.

Далее отмечается, что высшая судебно-правовая конкретизация федеральных законов при пробелах в них основывается на применении аналогии закона и аналогии права. При этом применяется как отраслевая, так и межотраслевая аналогия закона с приоритетом отраслевой. Приводятся аналитически оцениваемые примеры применения аналогии закона в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Применение же аналогии права как способа высшей судебно-правовой конкретизации в диссертации признается довольно редким явлением в деятельности Пленума. Это, по мнению соискателя, объясняется аналитической трудностью применения аналогии права и отсутствием достаточной теоретико-прикладной разработки этого применения, прикладной недооценкой регулятивного значения принципов права. Отсюда возникает задача научиться конкретизировать правовые принципы в судебной практике и шире применять их для преодоления пробелов в гражданском, трудовом, налоговом, таможенном или земельном, соответствующем ином законодательстве, за исключением законодательства об уголовной и административной ответственности, в котором не допускается применение аналоги закона и права.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.