авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Социальная ценность российского уголовного судопроизводства

-- [ Страница 5 ] --

В диссертации обосновывается тезис о том, что применительно к национальному уголовному судопроизводству можно говорить о двух самостоятельных направлениях. Во-первых, по некоторым категориям уголовных дел в российском уголовном судопроизводстве вполне уместно применение трансакции. Тем более, что соответствующий собственный исторический опыт уже имеется. Во-вторых, особого внимания, вне сомнений, заслуживает идея медиации.

Второй параграф «Экономическое обоснование необходимости выбора в уголовном судопроизводстве» содержит экономическое обоснование выводов о необходимости вариативного характера развития уголовного судопроизводства в целях повышения его социальной ценности.

Один из основных постулатов процессуальной экономии заключается в умении наибольших результатов достигать с наименьшими усилиями путем сбережения времени (или быстроты), облегчения труда (или простоты), уменьшения расходов (или удешевления) судопроизводства.

Автор доказывает, что в издержки государства на содержание уголовно-процессуальной сферы деятельности следует включать не только затраты, непосредственно с ней связанные, но и косвенные затраты, а также те затраты, которые общество несет в виде потерь рабочего времени и вынужденных затрат в связи с привлечением к судопроизводству лиц, непосредственно не относящихся к правоохранительной и судебной системе: свидетелей, потерпевших, экспертов, переводчиков, понятых и т.п.

Расчет затрат, понесенных государством на производство по уголовному делу (путем использования исследовательского подхода case study), с учетом обновленного законодательства, изменения уголовно-процессуальной формы и увеличения уголовно-процессуальных гарантий, предоставляемых участникам уголовного судопроизводства, осуществлялся по следующим основным схемам:

– во-первых, был использован механизм подсчета материальных затрат на судопроизводство, предложенный В. Н. Демидовым: основа – месячный заработок лиц, вовлеченных в производство по уголовному делу, из которого определяется стоимость одного часа работы соответствующего участника уголовного судопроизводства. Затем цена одного часа умножается на то количество часов, которое было затрачено на производство отдельного процессуального действия;

– во-вторых, в целях подсчета трудозатрат следователя учету подлежало количество дел, находящихся единовременно в его производстве;

– в-третьих, вознаграждение адвоката рассчитывалось в соответствии с положениями «Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела»;

– наконец, несмотря на то, что Нормы нагрузки судей и работников аппарата судов субъектов Российской Федерации предназначены для применения в судах среднего звена, указанное ограничение сферы их применения не препятствовало возможности использования в качестве ориентира при расчете судебной нагрузки в нижестоящих судах, что и было сделано.

Результаты проведенного расчета показали, что государство понесло на производство по уголовному делу расходы, в 10,62 раза превышающие ущерб, причиненный потерпевшему совершенным преступлением, а проведенный экономический анализ наглядно показывает ту сферу охраняемых уголовным законом благ, где государство может пойти на взаимовыгодный компромисс.

С учетом общественного мнения, согласно которому большинство опрошенных респондентов подчеркнуло необходимость упрощения производства: 56,9% судей, 61,8% прокуроров, 29,9% следователей и дознавателей, а также 56,1% адвокатов, и, соответственно, 34,7% судей, 19,5 % прокуроров, 16,7% следователей и дознавателей, 37,8% адвокатов высказались за внедрение альтернативных методов внесудебного разрешения уголовно-правовых споров, можно констатировать, что трансакция и медиация являются не только экономически обоснованными, но и социально одобряемыми новациями в уголовном судопроизводстве.

Третий параграф «Трансакция как необходимое средство устранения последствий совершенных преступлений» посвящен трансакции (от лат. transactio, англ. transaction – соглашение, сделка), под которой понимается политическое или юридическое соглашение, сопровождаемое взаимными уступками.

В диссертации анализируется международный опыт отказа от уголовного преследования или его прекращения при наличии совокупности указанных в законе обстоятельств по возмещению вреда и уплате штрафа, а также дореволюционное законодательство по рассматриваемому вопросу.

Проведенный анализ показал, что трансакция в дореволюционном российском варианте подразумевала не только уплату штрафа, но и возмещение причиненного вреда потерпевшему. Следовательно, трансакция выполняла исключительно компенсаторную функцию и не было необходимости осуществлять в полном объеме производство по ряду уголовных дел, где социально-экономический эффект мог быть достигнут на первоначальных этапах производства.

Автор доказывает, что уплата штрафа не должна быть связана с возмещением потерпевшему вреда. Более того, рассматривать указанные обстоятельства в совокупности как обязательные условия для прекращения уголовного преследования или отказа от него нецелесообразно, т.к. в случае примирения соглашение достигается между жертвой и обидчиком, а в ходе применения трансакции речь идет уже не о потерпевшем, а о государстве. Поэтому в работе обосновывается тезис о том, что в настоящее время трансакция должна применяться по тем категориям дел, по которым в качестве наказания предусмотрен штраф, и не затрагиваются интересы потерпевшего (либо его нет).

При решении вопроса о потенциальной готовности государства согласиться на компромисс с лицом, совершившим преступление, необходимо учитывать следующие критерии:

– важность защищаемого объекта с точки зрения государственной или общественной стабильности;

– экономическая обоснованность;

– процессуальная экономия.

Наличие консенсуса при этом усматривается в том, что государство заинтересовано не в лишении свободы виновного, а прежде всего – в определенной компенсации. Следовательно, можно предложить такому лицу ряд преимуществ, которые простимулируют его к уплате штрафа без лишних расходов для государства на производство по уголовному делу. Далее могут возникнуть различные варианты фактической реализации трансакции и ее последствий. Решение поставленного вопроса видится в следующем.

Если государство сознательно сохраняет ситуацию конфликта в случаях производства по уголовным делам о преступлениях против жизни, здоровья, свободы, чести и достоинства личности, против мира и безопасности человечества, то оправданно предоставление сторонам уголовно-правового спора возможности воспользоваться преимуществами трансакции в случае совершения преступления в сфере экономической деятельности либо экологического преступления, если соблюдены следующие условия:

– преступление должно затрагивать общественные отношения в сфере экономической деятельности либо экологии;

– преступление должно быть совершено впервые;

– отсутствуют квалифицирующие признаки преступления;

– за совершенное преступление в качестве самостоятельного вида наказания предусмотрен штраф;

– в результате совершенного преступления не причинен ущерб юридическим лицам и (или) гражданам.

Таким образом, необходимо от понимания наказания как лишения переходить к восприятию наказания как компенсации, для чего в УПК РФ требуется внесение изменений и дополнений.

В четвертом параграфе «Медиация как альтернативное средство защиты прав и интересов участников уголовного судопроизводства» предлагается альтернативная традиционному уголовному судопроизводству модель разрешения уголовно-правовых конфликтов.

Медиация (от лат. mediation – посредничество) – метод диалектического разрешения противоречий между единичным и общим; мирный способ разрешения споров при содействии третьего непосредственно участвующего в споре лица, т.е. социально зрелое разрешение существующего правового конфликта. Медиация может иметь множество вариаций. В работе дается ответ на ряд вопросов, которые формируют определенную модель медиации.

Автор доказывает невозможность придания медиации уголовно-процессуального характера по следующим причинам:

– в отличие от жесткой уголовно-процессуальной формы медиация позволяет рассматривать преступление как процесс, а виновность не воспринимать как «точечное явление»;

– в отличие от формализованного уголовного процесса для медиации необходима обстановка, в которой возможно открытое и неограниченное общение, озвучивание эмоций и т.п.;

– разделение медиации и традиционного судопроизводства дает такие преимущества, как ее добровольность, право на выбор посредника, минимум формальностей при посредничестве, самостоятельное непосредственное участие обвиняемого и потерпевшего в выработке итогового решения, исключительная добровольность исполнения решения.

В диссертации анализируется международный опыт применения медиации, на основании которого констатируется отсутствие в теории уголовного процесса единой системы критериев выделения уголовных дел, по которым возможно применение медиации (это и тяжесть преступления, и его извинительный характер, и особый порядок производства). Автор приходит к выводу, что таким критерием должен выступать объект преступного посягательства: медиация может быть применима по делам о преступлениях против собственности. При таком подходе будет сохранена уже сложившаяся система оснований прекращения уголовного преследования, а сама медиация будет рассматриваться как процесс, положительный результат которого будет обусловливать окончание производства по делу.

В работе делается вывод о невозможности придания медиации уголовно-процессуального характера, т.к. принципы медиации не всегда в полной мере соответствуют уголовно-процессуальным принципам. Так, право подозреваемого, обвиняемого не признавать свою вину действует в течение всего производства по уголовному делу. Напротив, примирительное производство невозможно по определению, если правонарушитель отрицает свою причастность к совершению преступления. Следует законодательно закрепить невозможность повторного привлечения лица к уголовной ответственности за совершение того же преступления, если уже прекращено производство по делу в связи с достигнутым соглашением в ходе медиации. Кстати, желание принять участие в медиации, как и само участие в медиации, не может расцениваться как доказательство признания лицом своей вины в совершении преступления.

Вправе ли, должен ли адвокат присутствовать в процессе медиации? Анализ международных актов, регулирующих данный вопрос, позволяет утверждать, что наиболее оптимальна модель, в которой адвокат может оказывать юридическую помощь своему доверителю как до, так и после медиации, но в процессе медиации может присутствовать только как наблюдатель.

Международный опыт реализации медиационных технологий для урегулирования уголовно-правовых конфликтов, а также имеющийся национальный опыт деятельности правозащитных организаций, обобщенный и проанализированный в работе, убедительно доказывает, что профессиональный участник уголовного судопроизводства (судья, прокурор, следователь или дознаватель и даже адвокат) не может быть медиатором в уголовном процессе. В этой связи социальная ценность уголовного судопроизводства, реализация им воспитательно-стимулирующей функции может быть в полной мере обеспечена путем привлечения ресурсов общественных организаций.

При проведении медиации сохраняется конфиденциальность всей относящейся к указанной процедуре информации, если стороны не договорились об ином, либо если иное не предусмотрено законом. Медиатор не вправе разглашать информацию, ставшую ему известной при проведении медиации. При этом никто не вправе ссылаться в ходе судебного или третейского разбирательства на информацию о:

– предложении одной из сторон о применении процедуры медиации, равно как и готовности одной из сторон к участию в проведении данной процедуры;

– мнениях или предложениях, высказанных одной из сторон в отношении возможности урегулирования спора;

– признаниях, сделанных одной из сторон в ходе проведения медиации;

– готовности одной из сторон принять предложение медиатора или другой стороны об урегулировании спора.

Медиатор должен быть наделен свидетельским иммунитетом постольку, поскольку стороны примирительного производства могут сообщить ему сведения, имеющие значение для дела, образующие предмет охраняемой законом тайны. Истребование информации у медиатора не допускается.

По поводу объема передаваемой медиатору информации необходимо руководствоваться в полной мере ст.161 УПК РФ, согласно которой следователь или дознаватель, принимая решение, руководствуется интересами расследования и соблюдением прав участников уголовного судопроизводства. Общим правилом, которым может руководствоваться следователь или дознаватель, является то, что для медиатора не требуется знания всех юридических деталей происшедшего. Следовательно, нет необходимости в ознакомлении его со всеми материалами уголовного дела. Достаточно, что факт совершения деяния имеет место и подозреваемый (обвиняемый) не отрицает своей причастности к его совершению. Указанной информации может быть достаточно, чтобы компетентное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, приняло решение о необходимости и целесообразности разъяснения сторонам права на участие в программе медиации.

Для внедрения медиации в уголовный процесс предлагается внесение в УПК РФ соответствующих изменений и дополнений.

В заключении изложены выводы, отражающие основные результаты проведенного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Монографии:

1. Смирнова И.Г. Аксиология уголовного судопроизводства: новая методология исследования. Монография. – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2010. – 100 с. – 6,20 п.л.

2. Смирнова И.Г. Социальная ценность уголовного судопроизводства. Монография. – М. : Юрлитинформ, 2011. – 352 с. – 22,00 п.л.

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК

Министерства образования и науки РФ:

3. Смирнова И.Г. Этические начала производства следственных действий, ограничивающих неприкосновенность жилища // Адвокатская практика. – 2004. – № 4. – С. 20-25. – 0,63 п.л.

4. Смирнова И.Г. Интерес – понятие уголовно-процессуальное // Государство и право. – 2008. – № 8. – С. 14-18. – 0,35 п.л.

5. Смирнова И.Г. Система сдержек и противовесов как регулятор стабильности уголовного судопроизводства // Российский судья. – 2010. – № 1. – С. 21-22. – 0,14 п.л.

6. Смирнова И.Г. К вопросу о роли правовых позиций Конституционного Суда РФ для защиты уголовно-процессуального института тайны // Адвокат. – 2010. – № 3. – С. 5-12. – 0,62 п.л.

7. Смирнова И.Г. Уголовно-процессуальная политика: некоторые суждения о ее сущности, социальной обусловленности и месте в уголовной политике // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2010. – № 3. – С. 61-67. – 0,45 п.л.

8. Смирнова И.Г. Ценность как основная категория аксиологии и ее значение в праве // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). – 2010. – № 5 (73). – С. 144-148. – 0,30 п.л.

9. Смирнова И.Г. Понятие и значение социальных ценностей в уголовном судопроизводстве (в продолжение беседы об аксиологической сущности права) // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). – 2010. – №6 (74). – С. 141-145. – 0,30 п.л.

10. Смирнова И.Г. Понятие и классификация индикаторов социальной ценности уголовного судопроизводства // Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА (выпуск двенадцатый). – Оренбург, 2010. – С. 152-154. – 0,21 п.л.

11. Смирнова И.Г., Прадель Ж. Суд присяжных во Франции и в России // Уголовное право. – 2011. – № 1. – С. 67-71. – 0,38 / 0,28 п.л.

12. Смирнова И.Г. К вопросу о необходимости формирования новой уголовно-процессуальной стратегии // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2011. – № 3 (март). – С. 128-132. – 0,50 п.л.

13. Смирнова И.Г. Медиация: тернистый путь в уголовном судопроизводстве // Вестник Томского государственного университета. – 2011. – № 350 (сентябрь). – С. 132-136. – 0,48 п.л.

14. Смирнова И.Г. Общественное мнение об уголовном судопроизводстве: о чем говорят цифры // Журнал российского права. – 2011. – № 5. – С. 57-65. – 0,49 п.л.

15. Смирнова И.Г. Экономическое обоснование необходимости преобразований в уголовном судопроизводстве // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2011. – № 3. – С. 59-66. – 0,47 п.л.

16. Смирнова И.Г. Выбор как достаточное основание обеспечения социальной ценности уголовного судопроизводства // Бизнес в законе. – 2011. – №2. – § 5.1. – С. 102-107. – 0,46 п.л.

17. Смирнова И.Г. К вопросу о социальной роли Европейского Суда по правам человека в уголовном судопроизводстве // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). – 2011. – № 5 (79). – С. 149-153. – 0,44 п.л.

18. Смирнова И.Г. Трансакция – действенное средство устранения вредных последствий совершенных преступлений: быть ли ей в российском уголовном процессе? // Российский судья. – 2011. – №10. – С. 14-16. – 0,34 п.л.

19. Смирнова И.Г. К вопросу о парадигме научного исследования уголовного судопроизводства: тактико-стратегическое обоснование выбора // Вестник Российской правовой академии. – 2011. – №4. – С. 69-73. – 0,63 п.л.

Материалы международных

научных и научно-практических конференций:

20. Смирнова И.Г. (Субботина И.Г.) Нравственные аспекты вмешательства в частную жизнь граждан // Доступ граждан к правовой информации и защита неприкосновенности частной жизни. Материалы международного круглого стола. 31 мая - 2 июня 1999 г. – Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2000. – С. 124-125. – 0,20 п.л.

21. Смирнова И.Г. (Субботина И.Г.) Специфика российской ментальности и ее влияние на нравственное содержание уголовно – процессуальной деятельности // Силовые структуры как социокультурное явление: История и современность. Материалы международной научно - практической конференции 7 мая 2001г. – Иркутск: МВД РФ, Восточно–Сибирский институт МВД России, 2001. – С. 37-38. – 0,12 п.л.

22. Смирнова И.Г. (Субботина И.Г.) Проблемы определения следственной этики и ее места в системе профессиональной этики //Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов международной научно-практической конференции. Часть1. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2002. – С. 104-108. – 0,31 п.л.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.