авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Досудебное производство по сложному уголовному делу

-- [ Страница 3 ] --

Материально-правовые основания (критерии) построения специальной процессуальной формы для сложного дела соискатель усматривает в повышенной степени общественной опасности множественности преступлений, совершенных преступником-одиночкой или группой лиц, преступлений, повлекших множество жертв, и личностей обвиняемых, действующих согласованно на достижение единого преступного результата. Процессуальные основания специального процедурного режима по сложному уголовному делу обусловлены объективными трудностями установления входящих в предмет доказывания обстоятельств многоэпизодных и (или) групповых преступлений с многочисленными потерпевшими. Названные трудности возникают в процессе возбуждения, расследования и судебного рассмотрения этой категории дел и связаны с несовершенством действующей процедуры осуществления процессуальной деятельности. Кроме того, к ним автор относит степень общественной значимости таких дел по причине взаимосвязи преступлений.

Вторая глава «Особенности реализации норм уголовно-процессуального права при досудебном производстве по сложному уголовному делу».

В первом параграфе «Предмет и пределы доказывания по сложному уголовному делу» диссертант, поддерживая мнение о трехуровневом характере предмета доказывания (В. А. Азаров, В. А. Банин, А. М. Ларин, С. А. Шейфер и др.), освещает соответствующие стержневые вопросы, имеющие существенное значение для изучаемого производства.

Автор отстаивает позицию, согласно которой содержание и структура предмета уголовно-процессуального доказывания первого уровня, закрепленные в ст. 73 УПК РФ, приспособлены для простого уголовного дела, имеющего элементарное строение «одно преступление – один обвиняемый – один потерпевший». Однако с учетом структуры любого сложного дела, как состоящего из двух или более однопредметных (простых) дел, следует признать, что ст. 73 УПК РФ содержит типичный предмет доказывания первого уровня, модель, применимую как к простому, так и к сложному уголовному делу.

В отличие от уголовно-процессуальной деятельности по простому уголовному делу, расследование сложного дела (вне зависимости от его вида) и доказывание обстоятельств, подлежащих установлению, имеют как количественное, так и качественное увеличение объема применительно к каждому лицу и (или) каждому преступлению. На данное обстоятельство справедливо указывается в литературе (Г. М. Миньковский) и судебно-следственной практике. Поэтому дифференциация предмета доказывания по исследуемому делу возможна исключительно на уровне единичного (т. е. на втором уровне), чему способствуют нормы УПК РФ (например, чч. 3 и 4 ст. 171 и ст. 421), Особенной части УК РФ, законов иных отраслей права (гражданского, финансового, налогового, банковского и др.). В этой связи диссертант признает обоснованными предложения по выделению видов (подвидов) предмета доказывания по различным составам преступлений. Оправданы и попытки конструирования «особых», «специальных» предметов доказывания для дел о преступлениях определенных категорий (А. М. Ларин, С. В. Лукашевич, В. А. Попелюшко и др.).

Конкретизация предмета доказывания с учетом обстоятельств совершения отдельного преступления определенным лицом (лицами) происходит на уровне особенного, т. е. третьем уровне. Здесь правоприменитель проецирует требования закона на индивидуальные (особенные) обстоятельства преступления, принимая во внимание, что в сложном деле таких преступлений, подозреваемых (обвиняемых), потерпевших может быть два или более.

Автор обращает внимание на то, что вывод о наличии достаточного и необходимого объема доказательств (как следствие взаимосвязи предмета и пределов доказывания), благодаря структуре сложного уголовного дела, надлежит делать по каждому эпизоду преступной деятельности, в отношении каждого из соучастников и каждого потерпевшего, а потом и по всей преступной деятельности в целом.

С вопросом предмета и пределов доказывания по делу данной категории соискатель связывает проблему о возмещении вреда потерпевшим при групповом его причинении в случаях, когда отсутствует возможность до предельной точности установить действия каждого из обвиняемых. В силу действия принципа состязательности, отсутствия института возвращения уголовного дела судом для дополнительного расследования, если не представилось возможным конкретизировать виновность каждого соучастника преступления, завышение объема обвинения и квалификации деяния на сегодняшний день уместно, оправдано и целесообразно, а также обусловлено законодательными конструкциями (п. 4 ч. 1 ст. 73, ч. 2 ст. 171, п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ). И поскольку на первом уровне предмета доказывания отсутствует дифференциация по категориям уголовных дел объема совместно причиненного вреда между соучастниками одного преступления, а закон не обязывает правоприменителя детализировать этот признак объективной стороны преступления, диссертант полагает необходимым дополнение УПК РФ нормой о солидарной ответственности соучастников преступления, совместно причинивших вред потерпевшему.

Во втором параграфе «Возбуждение сложного уголовного дела. Уголовное преследование при выявлении в ходе расследования новых преступлений и (или) новых лиц, их совершивших» с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, подходов к исследованной проблеме ученых и правоприменителей диссертант делает вывод, что практика минимизации стадии возбуждения уголовного дела при решении вопроса о возбуждении сложного уголовного дела позволяет ускорить момент возбуждения уголовного дела, начала производства следственных и иных процессуальных действий, не терпящих отлагательства.

По ряду сообщений о преступлениях, на основе которых в дальнейшем уголовные дела станут сложными, доследственная проверка заключается только в анализе содержащихся в поводе для возбуждения дела сведений (например, при массовой гибели людей; террористическом акте, совершенном путем взрыва и повлекшем человеческие жертвы; угоне воздушного судна; массовых беспорядках и др.). В таких случаях с учетом экстраординарности ситуации требуется реагировать в срочном порядке, чтобы минимизировать временные, процессуальные и материальные усилия правоприменителя при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, избежать утраты доказательств, реализации возможности для виновных в оказании любого вида противодействия уголовному судопроизводству и иных неблагоприятных последствий. Поэтому соискатель не поддерживает высказанные в литературе предложения о необходимости увеличения срока стадии возбуждения уголовного дела при разрешении сообщений, например, об организованной преступной деятельности (С. В. Зуев, Д. К. Канафин).

Анализ положений закона (п. 55 ст. 5, ч. 2 ст. 21, ст. 23, п. 1 ч. 1 ст. 46, чч. 1 ст. ст. 144, 145, 146, ст. 151, ч. 1 ст. 153, ст. 156, ч. 1 ст. 175 УПК РФ) приводит автора к мнению об отсутствии в современном регулировании нормативно-правового единства по вопросу о необходимости (или отсутствии таковой) возбуждения уголовного дела при выявлении нового (дополнительного) преступления и (или) нового лица, совершившего как основное, так и дополнительное преступление. Закон, позволяя правоприменителям вариативное толкование, создает правовую неопределенность. Однако резервы оптимизации досудебного производства по сложному уголовному делу заложены в действующем Кодексе, поэтому требуется некоторая корректировка его норм.

В процессуальной литературе по рассматриваемой проблеме мнения ученых и практикующих юристов разделились (А. Богдановский, Ю. В. Деришев, К. Б. Калиновский, В. В. Кальницкий, Ю. Г. Новикова, А. В. Смирнов, А. А. Чувилев). Диссертант считает, что множество суждений на этот счет лишь подчеркивает насущность формулировки общего правила о необязательности возбуждения уголовного дела при выявлении в ходе расследования новых преступлений, совершенных подозреваемым, обвиняемым. Кроме того, данную дилемму разрешат некоторые изменения традиционного представления о порядке возбуждения уголовных дел и привлечения к уголовному преследованию в рассматриваемых случаях. Тем более что в литературе уже обозначалась потребность более четкого ее законодательного решения в УПК РФ (А. А. Чувилев).

Диссертант обращает внимание, что правовая позиция Конституционного Суда РФ отнюдь не исключает, а даже предполагает упрощение процедуры при выявлении новых эпизодов преступной деятельности подозреваемых (обвиняемых). Прежде всего, УПК РФ не содержит норм, запрещающих поступать таким образом. С другой стороны, ключевыми должны выступать слова о том, что в уголовно-процессуальном законе подобные нормы отсутствуют. И если закон в этом плане будет скорректирован, то при выявлении в ходе расследования новых преступлений, совершенных лицом (лицами), привлеченным (привлеченными) в качестве подозреваемого (обвиняемого), в интересах уголовного судопроизводства окажется целесообразным и оправданным привлечение в качестве подозреваемых через названные в пп. 2–4 ч. 1 ст. 46 УПК РФ способы либо посредством применения норм института привлечения в качестве обвиняемого (ст. ст. 171–175 УПК РФ).

При этом не потребуется выделять материалы из уголовного дела в целях установления наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, возбуждать новое уголовное дело и в дальнейшем принимать решение о соединении уголовных дел.

В третьем параграфе «Разумность сроков предварительного расследования сложного уголовного дела» диссертант, анализируя критерии разумности сроков уголовного судопроизводства (ч. 3 ст. 61 УПК РФ), приходит к выводу, что для продолжительности предварительного расследования простого уголовного дела закон предусмотрел начальные сроки (общее правило), для сложного дела – предложены исключения из правил. Опираясь на мнение ученых (А. М. Баранов) и зарубежный опыт (п. 14 ст. 3, ст. ст. 214 и 219 УПК Украины) о целесообразности исчисления сроков пребывания лица в статусе подозреваемого, обвиняемого, автор считает, что учету относительно каждого конкретного подозреваемого, обвиняемого должен подлежать только срок его уголовного преследования, что согласуется с идеей разумности сроков уголовного судопроизводства.

Развивая правовую регламентацию процедуры продления срока, предусмотренной ч. 1 ст. 162 УПК РФ, в целях упрощения и оптимизации предварительного расследования сложного уголовного дела, а также дела, вызывающего затруднения в расследовании, соискатель предлагает внести изменения в чч. 4 и 5 ст. 162 и ч. 4 ст. 223 УПК РФ.

Диссертант отстаивает позицию: разумный срок предварительного расследования (как часть разумного срока уголовного судопроизводства) по объединенному делу не тождественен общему сроку расследования (определенному в соответствии с ч. 4 ст. 153 УПК РФ). Он состоит из суммы отрезков времени, в которых не только осуществлялось государственными органами, но и непосредственно претерпевалось преследуемым лицом (подозреваемым, обвиняемым) формальное уголовное преследование (при совпадении отрезков они должны учитываться один раз).

В формулировке норм чч. 1 и 2 ст. 154, п. 1 ч. 5 ст. 217, ст. ст. 422 и 436 УПК РФ видно желание законодателя упростить процесс предварительного расследования посредством «измельчения» производств, трансформации многопредметного дела в однопредметное. Автор вносит предложения по совершенствованию закона: изложить ч. 2 ст. 154 УПК РФ в редакции, предусматривающей выделение уголовного дела в отдельное производство, если это не отразится на всесторонности и объективности расследования и разрешения уголовного дела; дополнить ст. 154 УПК РФ частью 11, дозволяющей при окончании расследования отдельного эпизода преступной деятельности по сложному уголовному делу следователю с согласия руководителя следственного органа (дознавателю с согласия прокурора) выделить уголовное дело по этому преступлению в отдельное производство для составления обвинительного заключения (обвинительного акта) и направления дела в суд; ч. 3 ст. 154 УПК РФ должна содержать правило, регламентирующее вынесение следователем, дознавателем постановления о выделении дела с указанием, что в случае выделения дела в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 154 УПК РФ в постановлении должно содержаться решение о возбуждении уголовного дела в порядке ст. 146 УПК РФ; в ч. 6 предусмотреть порядок исчисления сроков расследования по выделенному делу и правило о том, что срок предварительного следствия по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 154 УПК РФ, исчисляется со дня вынесения соответствующего постановления; в остальных случаях срок должен исчисляться с момента возбуждения того уголовного дела, из которого оно выделено в отдельное производство.

Соискатель приходит к мнению, что решение о соединении уголовных дел является именно тем процессуальным актом, благодаря которому простое уголовное дело трансформируется в сложное. В свою очередь решение о выделении уголовного дела специфично только для производства по делу изучаемой категории и может способствовать переводу дела из категории сложного в категорию простого. Данные решения оказывают влияние на разумность сроков уголовного преследования.

На исчисление разумных сроков уголовного судопроизводства оказывает влияние и продолжительность предварительного расследования, которая по сложному уголовному делу может расти благодаря реализации обвиняемыми и их защитниками их процессуальных прав, например права на ознакомление со всеми материалами уголовного дела по окончании расследования. Диссертант предлагает внести изменения в п. 12 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, закрепляющие правило ознакомления каждого из обвиняемых только с теми материалами уголовного дела, которые касаются совершенного им преступления.

В связи с тем, что большинство норм УПК РФ приспособлено под производство по простому делу и практически все усилия законодателя направлены на совершенствование именно этого производства, идея разумности сроков уголовного судопроизводства (уголовного преследования) может быть воплощена в жизнь при упрощении процессуальной деятельности по сложному делу через масштабное использование потенциала института выделения уголовных дел и частичный отказ правоприменителя от реализации права на их соединение. Поэтому в случае совершения одним или несколькими лицами нескольких преступлений, при множестве потерпевших в результате нескольких преступлений целесообразно «дробить» сложное уголовное дело по отдельным эпизодам и обвиняемым на простые дела и направлять их в суд с обвинительным заключением (актом). Цели уголовного судопроизводства будут достигнуты быстрее – права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений, получат скорую защиту, а срок предварительного уголовного преследования сократится.

В заключении приводятся общие выводы проведенного исследования теоретических, правовых и прикладных аспектов досудебного производства по сложному уголовному делу, послужившие основой для разработки проекта федерального закона, направленного на совершенствование данного производства.

Основные положения диссертационного исследования

опубликованы в следующих работах автора:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных
Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования результатов
диссертационных исследований

1. Смирнова И. С. Объективные и субъективные факторы формирования понятия «сложное уголовное дело» // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2006. № 2 (26). С. 11–14 (0,55 п. л.).

2. Смирнова И. С. Производство по сложным уголовным делам в системе уголовно-процессуальных производств // Вестник Омского университета. Сер. Право. 2011. № 4 (29). С. 135–138 (0,3 п. л.).

Иные публикации

1. Смирнова И. С. Взаимосвязь уголовного и уголовно-процессуального права и проблемы расследования и разрешения сложных дел // Судебно-правовая реформа в России и современные проблемы выявления и расследования преступлений: мат-лы науч.-практ. конф. Омск: Омская академия МВД России, 2000. С. 86–90 (0,3 п. л.).

2. Смирнова И. С. Нормативное регулирование производства по сложным многоэпизодным и групповым уголовным делам // Законодательство и практика. 2002. № 1. С. 26–31 (0,9 п. л.).

3. Смирнова И. С. Производство предварительного следствия следственной группой: правовая регламентация // Законодательство и практика. 2003. № 2. С. 28–30 (0,5 п. л.).

4. Смирнова И. С. Некоторые аспекты обеспечения доступа к правосудию при производстве по сложным уголовным делам // Права и свободы человека и гражданина в современном мире: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Омск: Омская академия МВД России, 2005. С. 141–146 (0,3 п. л.).

5. Смирнова И. С. Процессуальный аспект взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании уголовных дел // Международные юридические чтения: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Омск: Омский юридический институт, 2005. Ч. 5. С. 53–56 (0,23 п. л.).

6. Смирнова И. С., Марфицин П. Г. Возбуждение уголовного дела в отношении нового лица или при выявлении нового преступления // Уголовный процесс. 2005. № 12. С. 7–11 (0,6 п. л., авторство не разделено)

7. Смирнова И. С. Реализация норм уголовно-процессуального права при производстве по сложным многоэпизодным и групповым делам как правовая и организационная проблема судопроизводства // Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений: межвуз. сб. науч. тр. Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2005. Вып. 7. С. 48–59 (0,62 п. л.).

8. Смирнова И. С. Понятие сложного уголовного дела // Ученые записки: сб. науч. тр. юридического факультета Оренбургского государственного университета. Оренбург: Оренбургский государственный университет, 2006. Вып. 3. С. 281–288 (0,52 п. л.).

9. Смирнова И. С. Оформление отдельных уголовно-процессуальных решений при расследовании сложных дел // Международные юридические чтения: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Омск: Омский юридический институт, 2006. С. 132–136 (0,25 п. л.).

10. Смирнова И. С. Основания допустимости отступлений от обычного порядка при производстве по сложным уголовным делам // Проблемы уголовно-процессуального права: мат-лы междунар. науч.-практ. конф., посвященной 20-летию кафедры уголовного процесса. Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2006. Вып. 5. С. 225–228 (0,4 п. л.).

11. Смирнова И. С. Производство по сложным делам как институт уголовно-процессуального права // Обеспечение законности в российском уголовном судопроизводстве: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. Саранск: Мордовское книжное издательство, 2006. С. 359–364 (0,4 п. л.).

12. Смирнова И. С. Влияние разъяснений Верховного Суда РФ на уголовно-процессуальную деятельность по сложным уголовным делам // Актуальные вопросы государства и гражданского общества на современном этапе: мат-лы междунар. науч.-практ. конф., посвященной 450-летию вхождения Башкортостана в состав России. Уфа: Институт права Башкирского государственного университета, 2007. С. 228–236 (0,42 п. л.).



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.