авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Нарушение договорного обязательства и его правовые последствия: основные тенденции в свете сравнительно-правового анализа

-- [ Страница 2 ] --

В разделе 1.1 диссертационного исследования рассматриваются особенности подхода к нарушению договора и его правовым последствиям в системе континентального права по сравнению с англо-американским (общим) правом.

Исторически условия развития этих систем были различными. В процессе формирования континентальной (романо-германской) системы права, основанной на рецепции римского права, на неё оказывало влияние каноническое право. Это способствовало закреплению в правовом сознании идеи о необходимости проявления милосердия к должнику, нарушившему обязательство. Это предопределило характерные особенности регулирования отношений, возникающих в связи с нарушением договора в континентальном праве, к которым, в частности, относятся: принцип ответственности за вину; доминирующее положение в ряду средств правовой защиты реального исполнения; наличие дополнительных условий для возможности применения средств правовой защиты (как, например, направление напоминания для установления факта просрочки должника). В немецком праве льготное отношение к должнику проявляется также в правиле о назначении дополнительного срока, дающего ему возможность исправиться.В действующем французском гражданском праве «продолжниковская» позиция проявляется, помимо этого, в общем правиле о судебной процедуре расторжения договора, а также в отсутствии единой презумпции вины и возложении в ряде случаев бремени доказывания вины должника на кредитора.

В системе общего права на первый план выступают не столько морально-этические, сколько экономические соображения. Правовые последствия нарушения договора объединяются в этой правовой системе в общее понятие «средства правовой защиты» (remedies), что связано с исторически сложившимся доминированием процессуального права над материальным (А.С. Комаров).

Ответственность здесь носит объективный характер; расторжение договора обусловлено существенным нарушением договора, для применения этого средства правовой защиты нет необходимости назначать дополнительный срок или непременно обращаться в суд; просрочка наступает непосредственно по истечении разумного срока. С точки зрения кредитора использование средств правовой защиты в этом плане представляется более легким.

В то же время в общем праве существуют также правила, ограничивающие кредитора в применении отдельных средств правовой защиты. Так, проблематичным является взыскание штрафных санкций, если они не будут квалифицированы как заранее оцененные убытки. Кроме того, сфера применения такого средства правовой защиты, как реальное исполнение, по сравнению с континентальным правом существенно сужена.

Таким образом, изначально подходы к нарушению договора и его правовым последствиям в континентальном праве и общем праве обладают определёнными особенностями.

Однако наличие этих особенностей не исключает возможности учета положительного опыта названных систем с целью формирования общих подходов к данной проблеме. Подобные попытки предпринимаются в рамках унификации права, которая является предметом рассмотрения в разделе 1.2 диссертационного исследования.

В данном разделе рассматриваются экономические и исторические предпосылки унификации права, проводится критический анализ дискуссии о возможном принятии Европейского гражданского кодекса, выявляется механизм и значение процесса унификации права для сферы нарушения договора и его правовых последствий.

В связи с интенсификацией экономических интеграционных процессов особое значение в последнее время приобретает частноправовая унификация, так как именно частное право призвано регулировать имущественный оборот. Примерами частноправовой унификации являются Венская конвенция 1980г. о международной купле-продаже товаров, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА и Принципы европейского договорного права.

Унифицированные акты призваны отражать общие подходы, выявление которых происходит в результате сравнительно-правового исследования. В результате в унифицированных актах находит отражение сочетание подходов, взятых из разных правовых систем.

Названные положения находят подтверждение и при исследовании темы нарушения договора и его правовых последствий. Так, в отношении условий применения такого средства правовой защиты, как расторжение договора, в унифицированных актах применяется компромиссный вариант регулирования, заключающийся в одновременном использовании категории существенного нарушения договора и правила о назначении дополнительного срока.

Таким образом, элементы различных правовых культур, объединенные в унифицированных актах, взаимно ограничивают друг друга, смягчая принципы, которые в национальных правовых системах действуют в более категоричной форме.

Получив в процессе создания импульс от национальных правовых систем, унифицированные акты, завоевывая постепенно всеобщее международное признание, сами начинают оказывать влияние на национальные правовые системы.

В связи с этим в последнее время западноевропейские государства приступили к модернизации национального законодательства, связанной с пересмотром традиционных подходов в свете отраженных в унифицированных актах общих принципов. Об ориентации на них свидетельствует опыт немецкой реформы обязательственного права и проекта реформы обязательственного права Франции, а также современные публикации в зарубежной правовой литературе.

Этому феномену посвящен раздел 1.3 диссертации, в первой части которого рассматривается опыт реформы немецкого обязательственного права и связанные с этим изменения в регулировании отношений, возникающих в связи с нарушением договорного обязательства. Во второй же части этого раздела анализируются взгляды, высказываемые в современной французской литературе и проект реформы французского обязательственного права в части регулирования правовых последствий нарушения договорного обязательства.

Раздел 1.3.1 посвящен реформе обязательственного права Германии, в ходе которой положения о нарушении договорного обязательства и его правовых последствиях претерпели значительные изменения.

Анализ реформы обязательственного права Германии не позволяет трактовать её лишь в узконациональных рамках. Из Обоснования, опубликованного федеральным правительством, следует, что немецкий законодатель придавал большое значение учету современных тенденций в европейском договорном праве.

В ходе реформы нашли отражение общие подходы к нарушению договора и средствам правовой защиты. Прежде всего, речь идёт о принципиально новом подходе к объективному составу, необходимому для применения средств защиты. Законодатель обосновывает необходимость введения единого общего понятия нарушения обязанности со ссылкой на аналогичный подход в унифицированных документах.

Кроме того, отмечается (Р. Циммерманн), что результатом реформы стала ориентация при регулировании на средства правовой защиты. Это характерно для унифицированных актов и для системы общего права.

Другую группу нововведений в реформированном Германском Гражданском Уложении (ГГУ) составляют положения, выработанные судебной практикой в рамках правоприменительного процесса и отражающие специфику немецкой правовой системы (как, например, легальное закрепление в абз. 2 § 241 так называемых охранительных обязанностей (Schutzpflichten) c одновременным регулированием вопросов, возникающих при их нарушении в § 282 ГГУ).

В разделе 1.3.2 анализируются направления развития современного французского права.

В последнее время во французской юридической литературе стали появляться публикации, призывающие отказаться от закрепившихся во французском праве взглядов на проблему нарушения договора и средств правовой защиты (И.-М. Лэтье, Э. Обри, К. Раде, Ф. Реми, Д. Таллон, Ф. ле Турно, М. Фор-Аббад, Р. Сефтон-Грин и др.). С точки зрения современных подходов в европейском частном праве критикуется включение в понятие нарушения договора субъективных элементов, а также разделение его на виды, свойственные сфере деликтных обязательств. Вносится предложение отказаться от дифференцированного подхода к распределению бремени доказывания вины в зависимости от квалификации обязательства в качестве обязательства по достижению результата (obligation de rsultat) или обязательства по приложению усилий (obligation de moyens). Средства правовой защиты предлагается рассматривать с экономической точки зрения, при этом комплексно закрепив их по образцу унифицированных актов.

Проект реформы французского обязательственного права отражает не все из этих предложений и в целом отличается относительной консервативностью. В частности, в нем находят закрепление критикуемые в современной французской литературе категории и подходы, которые прочно утвердились в господствующем доктринальном восприятии и судебной практике.

Вместе с тем анализ предложений по модернизации сферы нарушения договора и средств правовой защиты свидетельствует об учете основных общих тенденций в этой области.

В проекте представлена триада средств правовой защиты (исполнение в натуре, возмещение убытков, расторжение договора), отраженная наряду с другими средствами правовой защиты в унифицированных актах. Предполагается легально закрепить давно известную доктрине и судебной практике категорию возражения о неисполнении договора другой стороной (exceptio non adimpleti contractus).

Кроме того, авторы проекта отказываются от положения об исключительно судебном расторжении договора, которое не соответствует современным правовым тенденциям; как и в рамках реформы немецкого обязательственного права предполагается создать норму о возможности расторжения договоров с длящимся исполнением по существенному основанию; вводится институт преддоговорной ответственности.

Показательно то, что импульсом для создания проекта модернизации французского обязательственного права стал коллоквиум, в центре внимания которого было сравнение действующего французского права с подходами Принципов европейского договорного права, а импульсом для проведения реформы немецкого обязательственного права послужила необходимость имплементации в национальное законодательство Директивы ЕС 99/44/ЕС, которая испытала на себе влияние Венской конвенции 1980г.

Анализ, проведенный в первой главе диссертационного исследования, приводит автора к выводу о том, что модернизация положений о нарушении договора и его правовых последствиях в немецком и французском обязательственном праве, с одной стороны, обусловлена влиянием общих подходов, изложенных в унифицированных актах, а с другой стороны, является прологом для дальнейшей гармонизации частноправового регулирования в рамках ЕС. Вместе с тем отмечается, что это не означает полного игнорирования специфики отдельных правовых культур.

Во второй главе диссертационного исследования «Нарушение договорного обязательства и его правовые последствия: понятие и система» выявляются подходы к построению системы положений о нарушении договора и его правовых последствиях; исследуется понятие нарушения договора и его виды; рассматриваются его правовые последствия, основным из которых является договорная ответственность.

В разделе 2.1 анализируются существующие модели построения системы норм о последствиях нарушения договора, а также тенденции в отношении общей направленности регулирования этой сферы.

Установлено, что система регулирования в унифицированных частноправовых актах и в национальных кодифицированных источниках (Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ), Французский гражданский кодекс (ФГК) и Германское гражданское уложение (ГГУ)) не совпадает. В рассматриваемых кодифицированных актах группируются лишь нормы о договорной ответственности, а положения о других средствах правовой защиты «разбросаны» по тексту кодекса. В то же время в унифицированных документах осуществляется комплексное регулирование средств правовой защиты, предоставляемых кредитору в случае нарушения договора. Подобная структура вполне оправданна для актов, сфера применения которых ограничивается договорным правом.

Национальные кодифицированные источники имеют более широкую сферу применения. Однако, как указывается в диссертации, учитывая центральное место договора как регулятора отношений в имущественном обороте, подобный системный подход с известной адаптацией мог бы быть применен и в национальном законодательстве. Нормы о средствах правовой защиты при нарушении договорного обязательства в таком случае целесообразно урегулировать комплексно в общей части договорного права, предусмотрев возможность их субсидиарного применения к односторонним обязательствам, если иное не вытекает из их существа. Такая юридическая техника обладает определенными преимуществами.

Отмечается, что в действующем ГК РФ системное положение Главы 25 в общей части обязательственного права предполагает возможность применения всех её норм к отдельным видам обязательств. Тем не менее, как представляется, она направлена в основном на регулирование последствий нарушения договора, а не гражданско-правовой ответственности в общем. Об этом свидетельствует как анализ её названия, так и содержание отдельных норм. По сути регулирование деликтной ответственности осуществляется в рамках отдельной главы 59 ГК РФ. Поэтому безусловная возможность применения всех положений главы 25 к деликтным обязательствам вызывает сомнения. Некоторые нормы отражают специфику именно договорных средств правовой защиты и их сочетаемости (напр., ст. 394, 396 ГК РФ). В то же время представляется целесообразным переформулировать нормы, призванные иметь универсальный характер. Так, для того чтобы определение понятия вины стало вполне применимым к деликтным правоотношениям, формулировка «обязательство» должна быть заменена на «обязанность», так как до момента причинения вреда обязательства как относительного правоотношения еще не существует, но существует лишь общеправовая обязанность в рамках правоотношения абсолютного.

В работе также проанализирована точка зрения, в соответствии с которой гражданско-правовая ответственность является институтом общей части гражданского права. Диссертант приходит к выводу, что с таким суждением можно согласиться, имея в виду, что возмещение убытков является универсальным средством правовой защиты. Однако, с точки зрения диссертанта, в общую часть гражданского права возможно вынесение только положений об убытках, но не об условиях наступления ответственности, поскольку для каждой сферы эти условия специфичны.

Отмечается, что в отличие от немецкого права, проводящего четкое разделение двух блоков норм, относящихся соответственно к нарушению договора и к правилам о возмещении убытков, глава 25 ГК РФ имеет в этом отношении смешанный характер.

Установлено, что система доктринального осмысления вопросов, связанных с нарушением договора и его последствиями, не совпадает со структурой нормативных источников. В научной и учебной литературе принято рассматривать единую концепцию гражданско-правовой ответственности, включающей в себя договорный и внедоговорный аспект. Вместе с тем дистанция между нормами, регулирующими эти два вида ответственности в кодифицированных актах, составляет соответственно в настоящее время в ФГК более 200 статей, в ГГУ более 500 параграфов, а в ГК РФ более 600 статей.

В разделе 2.1.2 получает отражение тенденция в регулировании, заключающаяся в ориентировании на средства правовой защиты.

В правовом регулировании возможны две крайних модели: ubi ius, ibi remedium (где право, там средство защиты) и ubi remedium, ibi ius (где средство защиты, там право) (М. Сторме). В работе рассматриваются особенности каждого из этих подходов. Отмечается, что при принятии Принципов европейского договорного права их создатели заняли срединную позицию, которую можно обозначить как «подход, умеренно ориентированный на средства правовой защиты» (moderately remedy-oriented approach). При проведении реформы немецкого обязательственного права был поставлен акцент не на виды нарушения, как ранее, а на средства правовой защиты (Р. Циммерманн). И современные французские публикации, и проект реформы обязательственного права обнаруживают эту тенденцию. В современном российском праве защита нарушенных прав кредитора относится к приоритетным направлением. Показательна в данном отношении ст. 15 ГК РФ, где речь идет о лице, право которого нарушено, а также ст. 12 ГК РФ, перечисляющая способы защиты гражданских прав. Об этом же свидетельствует и анализ доктринальных источников: внимание переключилось с карательных на правовосстановительные моменты. Вместе с тем совершенствование правоприменительной практики остается актуальной проблемой.

В разделе 2.2 анализируется круг вопросов, связанных с понятием нарушения договорного обязательства.

Нарушение договорного обязательства предполагает нарушение входящих в его содержание обязанностей. Особенностью немецкого и французского права является выделение особой категории общих обязанностей пассивного типа, которые по своей сути непосредственно не связаны с предметом договора. Тем не менее, их включение в содержание договорного правоотношения ведет к распространению на случаи нарушения таких обязанностей правил о договорной, а не деликтной ответственности. Речь идет о, так называемых, охранительных или не связанных с исполнением обязанностях (Schutzpflichten или nichtleistungsbezogene Nebenpflichten) в немецком праве и обязанностях по обеспечению безопасности (obligations de securit) во французском праве, которым посвящен раздел 2.2.1. диссертации. Выявляются характерные черты этих обязанностей, а также особенности правовых последствий их нарушения. В работе дается оценка подобному подходу с точки зрения российского права.

В разделе 2.2.2 рассматриваются понятие и сущность нарушения договорного обязательства. В данном разделе работы анализируются существующие подходы к этому понятию в национальных правовых системах и в унифицированных правовых актах и выявляются тенденции к определенному изменению традиционных положений.

В науке гражданского права понятие и сущность нарушения договорного обязательства обычно не рассматриваются отдельно. В рамках теории гражданско-правовой ответственности используется понятие гражданского правонарушения, которое раскрывается через учение о его составе. Вместе с тем, по мнению диссертанта, такой подход не позволяет в должной мере учесть особенности нарушения в договорной сфере.

Учение о составе правонарушения, сохраняя значение в сфере деликтной ответственности, в области договорных правоотношений в значительной степени его утрачивает.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.