авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Теоретические основы и прикладные проблемы механизма реализации полномочий следователя в уголовном судопроизводстве

-- [ Страница 3 ] --

В первом параграфе «Структура механизма реализации полномочий следователя» автор констатирует, что единственным способом установления признаков, образующих понятие механизма применительно к предпринимаемому исследованию, является метод моделирования действительности, диалектически сочетающий в себе абстрактно-логические и эмпирические аспекты и основанный на процессе постепенного проникновения в сущность исследуемых целостных системных объектов, называемых оригиналами, путем последовательного создания, анализа и применения концептуальных, информационных, математических и иных систем, называемых моделями и отражающих те свойства систем-оригиналов, которые необходимо учитывать для достижения целей и решения задач исследования, а также получения новых знаний об оригиналах (В.А. Леванский, В.Н. Сагатовский, В.С. Тюхтин).

Диссертант пришел к выводу о том, что структурными элементами механизма реализации полномочий следователя, осуществляемых с момента получения сообщения о преступлении и до его разрешения, являются следующие: 1) информация, которая детерминирует уголовно-процессуальную деятельность следователя; 2) профессиональное правосознание следователя; 3) правовые нормы, в которых содержатся предписания следователю относительно образа его действий, а также правоположения, сформулированные в решениях Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ.

Названные элементы распространяют свое действие на все стадии феномена полномочий следователя: 1) стадию формирования установки на реализацию соответствующего полномочия; 2) стадию принятия решения о реализации данного полномочия; 3) стадию исполнения принятого решения.

Второй параграф «Функции правовых норм в механизме реализации полномочий следователя» посвящен анализу функций, выполняемых юридическими фактами и правовыми нормами в механизме реализации полномочий следователя.

Понимание функций права и правовых норм в общей теории права (исследованных в работах В.П. Кулакова, Т.Н. Радько, Н.Н. Рыбушкина, И.Н. Сенякина и др.) дает основание для вывода о том, что правовые нормы призваны выполнять в механизме реализации полномочий следователя информационную, регулятивную, конкретизирующую, оценочную и обеспечительную функции, а также функцию формирования целеустановки.

Третий параграф «Функции профессионального правосознания в механизме реализации полномочий следователя».

Критическое осмысление высказанных в общей теории права суждений относительно функций правосознания позволило автору сделать вывод о том, что в механизме реализации полномочий следователя решающее значение имеют познавательная, оценочная, регулятивная, прогностическая и конкретизационная функции профессионального правосознания следователя.

В четвертом параграфе «Роль юридической практики в механизме реализации полномочий следователя» диссертант обосновывает мнение, что юридическая практика выполняет в механизме реализации полномочий следователя ориентирующую функцию, суть которой состоит в том, что результаты юридической деятельности «присоединяясь к нормативной основе механизма правового регулирования, выполняют задачу по организации судебной и иной индивидуально-правовой деятельности правоприменительных органов» (С.С. Алексеев).

Указанную функцию в механизме реализации полномочий следователя выполняет, главным образом, юридическая практика, объективированная в решениях Конституционного Суда РФ, постановлениях и определениях Пленума Верховного Суда РФ, Президиума Верховного Суда РФ.

Рассматривая ориентирующую функцию юридической практики, автор акцентирует внимание на проблемах применения в процессе реализации полномочий следователя правовых позиций, сформулированных в определениях Конституционного Суда РФ, в которых он дает толкование отдельных процессуальных норм, тем самым устанавливает полномочия следователя и суда, неизвестные действующему уголовно-процессуальному законодательству (например, реализовывать вещественные доказательства в виде спиртосодержащей продукции на основании судебного решения).

Между тем правовые позиции Конституционного Суда РФ не относятся к источникам уголовно-процессуального права. Это обстоятельство отмечают 97 % опрошенных следователей, по мнению которых правовые позиции Конституционного Суда РФ, устанавливающие полномочия следователя или иной порядок реализации закрепленных в УПК РФ полномочий, необходимо легализовать путем внесения изменений и дополнений в соответствующие нормы УПК РФ.

Второй раздел «Проблемы реализации полномочий следователя» посвящен анализу проблем реализации отдельных полномочий следователя в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Он включает в себя пять глав.

Глава 1. Полномочия следователя на рассмотрение сообщений о преступлениях и проблемы их реализации.

В первом параграфе «Полномочия следователя на проверку сообщений о преступлениях и проблемы их реализации» автор, основываясь на изучении следственной практики, приходит к выводу о том, что реально документальные проверки и ревизии в стадии возбуждения уголовного дела проводятся по инициативе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в целях обнаружения преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности.

Большинство сообщений, поступающих в правоохранительные органы, также не могут быть проверены путем назначения документальных проверок и ревизий и/или истребования необходимой для проверки информации от редакций средств массовой информации. Чаще всего для принятия одного из решений, указанных в ч. 1 ст. 145 УПК РФ, необходима информация об обстоятельствах совершенного или предполагаемого преступления, которая может быть получена от потерпевшего, очевидцев, осмотра места происшествия или тела потерпевшего либо лица, предположительно совершившего преступление, и др. 

В связи с этим в следственной практике достаточно широко используются такие средства получения необходимой информации, как отобрание объяснений от граждан, истребование необходимых материалов, назначение предварительных исследований.

В то же время действующее уголовно-процессуальное законодательство не предоставляет следователю право на истребование этих документов и осуществление названных действий в стадии возбуждения уголовного дела.

Отсутствие законодательной регламентации полномочий следователя на истребование необходимых материалов создает предпосылки для обжалования его действий лицами, заинтересованными в том, чтобы производство по уголовному делу закончилось принятием реабилитирующего их решения; такие жалобы будут удовлетворены с полным на то основанием.

Кроме того, создаются предпосылки для признания незаконными и необоснованными решений о возбуждении уголовных дел, принимаемых на основе полученных такими способами сведений.

По мнению диссертанта, объяснения граждан отвечают всем признакам документов, указанным в ст. 84 УПК РФ, что дает основание поставить перед законодателем вопрос о соответствующем дополнении главы 19 УПК РФ.

В данной части работы автор приводит дополнительные аргументы в обоснование высказанных в юридической науке предложений о разрешении назначения и производства на стадии возбуждения уголовного дела судебных экспертиз, если это не связано с применением мер процессуального принуждения к участникам уголовного судопроизводства.

Во втором параграфе «Полномочие следователя на производство освидетельствования на стадии возбуждения уголовного дела и проблемы его реализации» диссертант пришел к выводу о том, что данное следственное действие может быть способом установления основания для возбуждения уголовного дела лишь в том случае, если в результате освидетельствования на теле освидетельствуемого обнаружены следы преступления или телесные повреждения и установлена связь между ними и совершением преступления, по признакам которого осуществляется проверка.

Кроме того, автор полагает необходимым установить порядок изъятия следов преступления с тела освидетельствуемого лица и тем самым привести ст. 179 УПК РФ в соответствие с ч. 3 ст. 180 УПК РФ, согласно которой в протоколе освидетельствования должно быть указано, в частности, «какие предметы изъяты и опечатаны и какой печатью». О необходимости такого дополнения высказалось 85 % опрошенных следователей.

В третьем параграфе «Полномочия следователя на разрешение сообщений о преступлениях и проблемы их реализации» рассматривается комплекс вопросов, возникающих в связи с реализацией полномочия следователя на возбуждение уголовного дела частнопубличного обвинения, и высказываются рекомендации относительно реализации данного полномочия следователя.

На взгляд автора, проблемный характер нередко приобретает реализация полномочия следователя на возбуждение уголовного дела о преступлении, причинившем вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием. На основе анализа этой ситуации диссертант формулирует ряд законодательных предложений, в частности: о приведении содержания ст. 23 УПК РФ в соответствие с ее наименованием и разграничении согласия на возбуждение уголовного дела и осуществление уголовного преследования; о дополнении ст. 144 УПК РФ самостоятельной частью, устанавливающей обязанность следователя уведомлять руководителя такой организации об имеющихся основаниях для возбуждения уголовного дела с постановкой перед ним вопроса о согласии на возбуждение уголовного дела; о дополнении ч. 1 ст. 24 УПК РФ самостоятельным основанием, исключающем возбуждение уголовного дела или влекущем прекращение уголовного дела или уголовного преследования, в связи с отсутствием на то согласия руководителя коммерческой или иной организации, если совершенным деянием причинен вред интересам исключительно данной организации.

Глава 2. Полномочия следователя на производство отдельных следственных действий и проблемы их реализации.

В первом параграфе «Понятие и система следственных действий» диссертант анализирует сложившиеся в юридической науке подходы к определению понятия следственных действий (О.Я. Баев, В.М. Быков, И.Е. Быховский, В.И. Зажицкий, А.М. Ларин, А.Б. Соловьев, С.А. Шейфер и др.), нормы УПК РФ, в которых содержится упоминание о следственных действиях, и дает их классификацию.

Второй параграф данной главы «Проблемы реализации полномочий следователя на производство осмотра» посвящен проблемным ситуациям, возникающим в связи с принятием решений о производстве осмотра жилища, в частности анализу правовой неопределенности понятия «жилище», а также проблемам, кого следует считать проживающим в подлежащем осмотру жилище (лиц, проживающих в нем постоянно или временно, зарегистрированных в этом жилище или нет, но владеющих этим жилищем на праве собственности); каким образом и у кого следователь должен получить согласие, если в жилище проживают несколько человек, в том числе несовершеннолетние и др. Автор предлагает ряд законодательных предложений по разрешению названных проблем.

Реализация полномочия следователя по производству эксгумации трупа осложняется тем, что в УПК РФ нет ответа на ряд вопросов: что следует понимать под эксгумацией трупа; каким образом должны быть уведомлены близкие родственники и (или) родственники покойного о предстоящей эксгумации трупа; должен ли следователь устанавливать всех близких родственников и (или) родственников покойного и получать согласие каждого из них или кого-либо одного и др.

По мнению диссертанта, для разрешения указанных вопросов ч. 3 ст. 178 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «При необходимости извлечения трупа из места захоронения следователь выносит постановление об эксгумации и уведомляет об этом близких родственников (родственников) покойного. Если близкие родственники (родственники) возражают против эксгумации или отсутствуют сведения о них, либо они являются подозреваемыми или обвиняемыми в совершении преступления, повлекшего смерть потерпевшего, разрешение на эксгумацию выдается судом».

В третьем параграфе «Проблемы производства обыска и выемки» в частности, рассматривается ситуация, когда к моменту производства обыска в жилище либо не установлено местонахождение лиц, с участием которых он должен быть произведен, либо эти лица по иным причинам не могут принять участие в данном следственном действии. Автор полагает, что первое предложение ч. 11 ст. 182 УПК РФ следует дополнить словами «а в случае невозможности участия этих лиц – представитель жилищно-эксплуатационной организации или местного органа самоуправления».

Еще более проблематична реализация полномочия следователя по производству обыска в жилище в присутствии защитника или адвоката другого лица в ситуациях, усложняющих возможность обеспечения этого права обыскиваемого.

Эта коллизия должна быть разрешена путем закрепления в ч. 11 ст. 182 УПК РФ положения, согласно которому в случаях, не терпящих отлагательства и при невозможности обеспечить присутствие при производстве обыска защитника подозреваемого или обвиняемого, следователь производит обыск без его участия.

Обращается внимание также на то, что, если УПК РФ установлен порядок допуска к участию адвоката в уголовном деле в качестве защитника (наличие удостоверения адвоката и ордера – ч. 5 ст. 49 УПК РФ), то относительно условий допуска адвоката для участия в производстве обыска и допросе свидетеля закон никаких указаний не содержит.

Согласно ч. 5 ст. 183 УПК РФ «в случае отказа выдать требуемые предметы или документы следователь осуществляет их выемку принудительно». Между тем из содержания ст. 183 УПК РФ невозможно сделать вывод о том, что следует понимать под принудительной выемкой.

Для устранения возникшей неопределенности целесообразно изложить ч. 5 ст. 183 УПК РФ в следующей редакции: «До начала выемки следователь предлагает выдать предметы и документы, подлежащие изъятию, а в случае отказа производит обыск в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса».

В параграфе четвертом данной главы «Проблемы реализации полномочий следователя на производство допроса, очной ставки, предъявления для опознания и проверки показаний на месте» автор обращает внимание на ряд проблемных ситуаций, возникающих при производстве указанных следственных действий.

В частности, в следственной практике возникает неопределенность в понимании закрепленного в ч. 2 ст. 189 УПК РФ положения, согласно которому в ходе допроса запрещается задавать наводящие вопросы, а «в остальном следователь свободен при выборе тактики допроса».

Диссертант разделяет точку зрения О.Я. Баева о том, что данное положение «может быть воспринято на практике как индульгенция для применения следователем тактических приемов, не соответствующих критериям их допустимости…».

Критически оценивая положение ч. 6 ст. 173 УПК РФ автор считает целесообразным дополнить ее следующей формулировкой: «за исключением случаев необходимости допросить обвиняемого по поводу новых обстоятельств, связанных с обвинением». Такого же мнения придерживается большинство следователей (98,3 % от числа опрошенных).

Автор считает, что повторное опознание может быть произведено в случае, если предыдущее опознание было произведено: а) когда опознающий находился в состоянии временного расстройства психики, зрения, слуха и поэтому не мог адекватно воспринимать происходящее; б) когда первоначальное опознание производилось в условиях, худших по сравнению с условиями, в которых происходило наблюдение опознаваемого лица или предмета. При повторном опознании непременным условием является предъявление лица среди тех же лиц, что и при первоначальном опознании.

В пятом параграфе «Проблемы реализации полномочия следователя на назначение судебных экспертиз» автор обращает внимание на то, что согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ обвиняемому и его защитнику должна быть обеспечена возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта, в том числе если судебная экспертиза поручается лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом. Формально такими данными являются сведения о профессиональных обязанностях лица, назначенного экспертом, о наличии у него специального образования и ученой степени, что в совокупности и дает основание для вывода о наличии у лица специальных знаний.

В шестом параграфе данной главы «Полномочия следователя на производство иных процессуальных действий и проблемы их реализации» диссертант приходит к выводу о том, что действия следователя в случае представления участниками уголовного судопроизводства документов или предметов в ходе предварительного следствия представляют следующий алгоритм: составление протокола; допрос лица, представившего предмет (документ) о времени, месте и других обстоятельствах их обнаружения, приобретения и хранения; приобщение полученного объекта к материалам уголовного дела путем вынесения об этом постановления.

Во избежание проблемных ситуаций, которые возникают в следственной практике, указанный порядок целесообразно закрепить в УПК РФ.

Глава 3. Полномочия следователя на разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и проблемы его реализации.

В этой главе автор приходит к выводу, что данное полномочие относится к «латентным полномочиям» и не обеспечено процедурными предписаниями в должной мере. В связи с этим диссертант предлагает дополнить главу 40.1 УПК РФ соответствующими нормами. В частности, он полагает, что следователь при возбуждении в отношении лица уголовного дела о тяжком или особо тяжком преступлении, при задержании лица по подозрению в совершении такого преступления или применения к нему пресечения в виде заключения под стражу, либо предъявлении обвинения в совершении такого преступления должен разъяснить подозреваемому (обвиняемому) право заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Глава 4. Полномочие следователя на привлечение в качестве обвиняемого и проблемы его реализации.

В первом параграфе «Понятие привлечения в качестве обвиняемого по российскому уголовно-процессуальному законодательству» автор анализирует понятие «привлечение в качестве обвиняемого», как исходное положение для определения процессов (состояний), которые образуют механизм реализации этого полномочия следователя.

Диссертант пришел к выводу, что привлечение в качестве обвиняемого состоит из составления постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявления данного постановления лицу, в отношении которого оно вынесено.

Вместе с тем это положение не распространяется на случаи привлечения в качестве обвиняемого лица, находящегося за пределами территории Российской Федерации.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.