авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Государственно-правовые воззрения п.и. пестеля и н.м. муравьёва (сравнительно-правовой анализ)

-- [ Страница 2 ] --
  1. Существенное влияние на формирование политико-правовых концепций П.И. Пестеля и Н.М. Муравьёва оказали идеи западноевропейского (английского, французского и немецкого) либерализма; однако государственно-правовые взгляды представителей социалистических учений (Р.Оуэна, Ш.Фурье, К.-А.Сен-Симона и др.) имели значительно меньшее влияние на формирование убеждений и мировоззрения лидеров декабризма, чем на это указывалось в работах предшественников.
  2. Положения Конституции США 1787 г., учения Т.Пейна и Т.Джефферсона были в достаточной степени представлены в конституционных проектах лидеров декабристов, оказав определённое влияние на выбор концептуальных подходов при разработке П.И. Пестелем и Н.М. Муравьёвым основополагающих принципов будущего государственного устройства России; тем не менее, считать их определяющим источником, обусловившим детали и частности при конструировании лидерами декабристов системы права и механизма российского государства, достаточных оснований не усматривается.
  3. Конституционные взгляды П.И. Пестеля и Н.М. Муравьёва формировались под существенным влиянием идеологии и политических идей западноевропейского масонства, которое как политическое явление конца XVIII – начала ХІХ вв. и как фактор общественной жизни России этого периода непосредственно отразилось на особенностях обращения лидеров декабристов к важнейшим вопросам государственно-правового строительства. Значительная часть декабристов также принадлежали к масонским ложам, что и предопределило довольно существенное воздействие идеологии масонства на политико-правовые взгляды декабристов.
  4. Процессы формирования государственно-правовой доктрины декабризма носили компилятивно-аккумулирующий характер, что предопределялось как значительным иностранным (западноевропейским и североамериканским), так и существенным отечественным влиянием, которое носило, по мнению диссертанта, определяющий характер. Воздействие русской политико-правовой традиции – произведений А.Н. Радищева, трудов его последователей – П.И. Челищева, Ф.В. Кречетова, В.В. Пассека, Г.И. Попова, П.А. Словцова, В.В. Попугаева и др., деятельности «Вольного общества любителей словесности, наук и художеств», сочинений И.П. Пнина, К.Ф. Германа, А.П. Куницына, К.И. Арсеньева, Н.М. Новикова, либеральной концепции государственно-правовых реформ М.М. Сперанского, а с другой стороны – взглядов Н.М. Карамзина с его «охранительной» идеологией по-разному отразились на их восприятии и реализации в доктринах П.И. Пестеля и Н.М. Муравьёва, вылившись, соответственно, в республиканский и конституционно-монархический подходы к построению будущего российского государства и предлагаемые ими отличия в новом его устройстве.
  5. Идеи лидера Северного общества относительно введения цензовых принципов в организации выборов имели в своей основе прагматический подход к экономическому фактору в общественной жизни: прежде чем с избранием в представительный орган получить право распоряжаться достоянием государства и всего общества, человек должен на деле доказать способность эффективно распорядиться своим собственным имуществом. Подобный подход свидетельствует не о «дворянской ограниченности» Н.М. Муравьёва, как это традиционно считалось в советской историографии, а, по мнению диссертанта, скорее о рациональности его концептуального подхода к определению принципов избирательного права, – тем более, что идея цензового избирательного права была господствующей в законодательстве западноевропейских стран рассматриваемого периода.
  6. Непредвзятый анализ широкой источниковой базы свидетельствует, что устоявшееся в декабристоведении в советское время представление о якобы «радикализме» П.И. Пестеля и «умеренности» Н.М. Муравьёва не имеет под собой достаточных оснований. Диссертант приходит к выводу, что, несмотря на, казалось бы, более консервативные предпочтения лидера Северного общества относительно формы государственного правления (конституционная монархия) в сравнении с концепцией П.И. Пестеля (республика), в предполагаемом по проекту Н.М. Муравьёва государственно-правовом режиме радикализма усматривается несравненно больше, нежели в проекте вождя южан. Тем не менее, как представляется, оба течения всё же нельзя противопоставлять друг другу, как это нередко делается в работах предшественников, поскольку и П.И. Пестель, и Н.М. Муравьёв с их сторонниками были объединены, по крайней мере, тремя обстоятельствами: 1) во-первых, общим стремлением немедленно и революционным путем уничтожить самодержавие и крепостное право; 2) во-вторых, весьма реалистичной программой перевода России на столь необходимый тогда для неё путь капиталистического развития; 3) в-третьих, и П.И. Пестель, и Н.М. Муравьёв настойчиво искали наилучшие формы и принципы нового государственно-правового устройства России, которые бы, с одной стороны, отвечали специфическим условиям тогдашней отечественной действительности, а с другой – стремились с пользой учитывать многообразный реформаторский опыт других стран.
  7. Политико-правовые взгляды П.И. Пестеля и Н.М. Муравьёва оказали значительное влияние на последующее развитие государственно-правовых учений в России, во многом определив общую направленность и идеологию будущих политических кружков и организаций; однако рассматривать концепции лидеров декабризма как предтечу массового народного движения, тем более – считать их «предтечей большевизма» – достаточных оснований для этого, по мнению диссертанта, нет.
  8. Взгляды П.И. Пестеля и Н.М. Муравьёва по конституционным и другим правовым вопросам требуют особо внимательного отношения к ним при любых сопоставлениях, т.к. их творчество в области государства и права было особенно многоплановым, широким и разнообразным, несло в себе много новых идей и положений, и стало значительным вкладом в развитие российской политико-правовой мысли. На основании комплексного анализа политико-правовой доктрины декабризма предлагается считать её предтечей некоторых элементов современного российского конституционализма, который на всех основных этапах своего развития характеризовался восприятием политико-правовых учений прошлого и достижений мировой конституционной мысли, но имел самостоятельный характер и был весьма разнообразным как по форме конституций, так и по своему содержанию.

Теоретическое значение полученных результатов заключается в том, что в диссертации обобщены представления о предпосылках, истоках и источниках государственно-правовых концепций лидеров декабристов; уточнены представления о взглядах лидеров декабристов на создание эффективной системы организации государственной власти и регулирования общественных отношений в государстве; выявлены элементы в государственно-правовых доктринах П.И. Пестеля и Н.М. Муравьёва, не потерявшие своего значения и до настоящего времени.

Практическое значение диссертации состоит в том, что результаты диссертационного исследования, научные положения, оценки и выводы, а также использованный и проанализированный в ней фактический материал: 1) нашли применение в учебном процессе – при разработке учебных программ и в ходе преподавания курсов истории политических и правовых учений, истории отечественного государства и права, а также при подготовке студентами научных работ; 2) могут быть использованы: а) для последующего комплексного историко-юридического анализа политико-правовой доктрины декабризма и углубления научных знаний о развитии государственно-правовых взглядов лидеров декабристов; б) для углубления и расширения возможностей изучения данной темы в курсе истории политических и правовых учений в юридических высших учебных заведениях, при подготовке учебных пособий и учебников.

Апробация результатов диссертации. Выводы, положения, оценки, предложения и рекомендации, сформулированные в диссертационной работе, докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры теории права, государства и судебной власти Российской академии правосудия.

Основные результаты исследования отражены в опубликованных научных статьях и были представлены в докладах и сообщениях, сделанных автором на международных и региональных научных и научно-практических конференциях, симпозиумах, семинарах и «круглых столах»: ХІІ Международной историко-правовой конференции «Этнонациональные факторы в истории государственно-правового строительства» (Бахчисарай, 10-13 сентября 2004 г.); региональной научно-практической конференции «Интеграция науки, практики и образования потребительской кооперации» (Белгород, 18-19 мая 2006 г.); региональной научно-практической конференции «Российский парламентаризм: история, теория, практика» (Белгород, 12 декабря 2006 г.); международной научно-практической конференции «Институциональная система государства: проблемы формирования и перспективы развития» (Белгород, 8-9 июня 2007 г.); «круглых столах», проведенных на кафедре теории и истории государства и права Белгородского государственного университета в 2006-2008 гг.

Структура диссертации предопределена целями и характером исследования: работа состоит из введения, 3-х глав, которые объединяют 8 параграфов, и заключения.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, характеризуется теоретическая основа, эмпирическая база, методология, методика и методы научного анализа, излагаются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическое и практическое значение работы, приводятся данные, свидетельствующие об апробации научных выводов диссертации.

Глава первая«Современное состояние исследованности темы» посвящена анализу источниковой базы диссертации и исследованию степени научной разработанности темы. Структурно глава включает два параграфа.

В параграфе 1«Источниковая база диссертационного исследования» рассматриваются известные исследователям редакции «Русской Правды» П.И. Пестеля и варианты текста «Конституции» Н.М. Муравьёва в плане их подлинности и пригодности для научного анализа; определяется круг источников, которые представляется возможными привлечь для достижения заявленных целей и задач исследования. Автор отмечает, что археография декабризма начала зарождаться сразу же после разгрома восстания на Сенатской площади и выступления Черниговского полка, когда Николай I собственноручно писал свои первые распоряжения генерал-адъютанту А.Я. Сукину относительно того, кого и куда надлежит посадить в Петропавловской крепости; таких записок император написал 150. Далее появляются следственные дела декабристов, затем сформированные в специальный фонд, известный сегодня как фонд №48 Государственного архива РФ (ГАРФ) в Москве.

По сложившейся ещё в дореволюционной историографии традиции (П.Е. Щеголев, В.М. Базилевич, М.В. Довнар-Запольский, В.В. Мияковский и др.) все исторические материалы о декабристах делятся на основные, или генеральные, и дополнительные, или партикулярные. В свою очередь, генеральные документы можно подразделить на три группы: 1) следственные дела декабристов, распоряжения центральных органов власти, рапорты местных органов власти, письма и записки императора и членов царствующей фамилии по делу декабристов; 2) мемуары, дневники, воспоминания членов тайных организаций и их современников; 3) эпистолярное наследие самих декабристов, их жён и корреспондентов. К партикулярным следует отнести материалы тех современников декабристов, которые оставили воспоминания на основе рассказов других людей, нередко далёких от декабристов, а также материалы, исходившие от декабристских и околодекабристских кругов. Вполне естественно, что все документы разнятся по целому ряду параметров – по масштабу, хронологическим рамкам, охвату материала; многие из них несут отпечаток субъективизма, а иногда – и ошибочности выводов, оценок или трактовок того или иного факта.

Касаемо трудов П.И. Пестеля диссертант считает, что можно, видимо, говорить о двух редакциях «Русской Правды»: первой является «черновик» (вторая часть 3-й, 4-я и 5-я главы), а второй – «беловик» (1-я, 2-я и часть 3-й главы). В пользу такого разделения говорят также ошибки в нумерации, нестыковки в логическом построении текста на стыке между двумя предполагаемыми редакциями, повторы и т.п. По времени написания первая редакция должна быть отнесена к периоду 1822-1823 гг., а вторая – к 1824 г., когда Пестель дал окончательное название своему произведению – «Русская Правда». Для воссоздания возможно более реальной и полной картины относительно содержания «Русской Правды» исследователю неизбежно приходится пользоваться широким кругом источников: от самой рукописи в её разных вариантах до воспоминаний декабристов, их близких, родственников и окружения.

Относительно государственно-правового проекта Н.М. Муравьёва диссертант отмечает, что до настоящего времени в письменном виде дошли три варианта Конституции: 1) текст, переписанный С.П. Трубецким и изъятый при обыске в бумагах последнего [в литературе о декабристах данный вариант принято называть «первым»]; 2) текст, сохранённый в портфеле И.И. Пущина, вероятно, переписанный рукой К.Ф. Рылеева [определяется исследователями как «второй», т.к. в нем учтены замечания, сделанные при обсуждении первого проекта, или же «пущинский» вариант»]; 3) текст, написанный после ареста по предложению следствия в тюремном каземате Петропавловской крепости рукой самого Н.М. Муравьёва [«третий» и единственный из имеющихся список, выполненный рукой самого автора, и названный, в связи с этим, «тюремным» вариантом]. Вместе с тем, диссертант отмечает, что многие исследователи не считали вышеприведенный список исчерпывающим и писали о существовании других, неизвестных редакций: так, почти с уверенностью можно говорить о том, что осенью 1825 г. была написана новая, последняя «вольная» редакция, о содержании которой можно лишь частично судить по тюремному варианту Конституции.

Диссертантом делается вывод о том, что имеющаяся источниковая база представлена весьма многообразными материалами и является достаточной для комплексного сравнительно-правового исследования конституционных проектов декабристов и их влияния на последующее развитие учений о праве и государстве в России.

В параграфе 2«Теоретические подходы отечественных и зарубежных учёных к определению предпосылок, истоков, источников, специфики содержания государственно-правовых взглядов П.И. Пестеля и Н.М. Муравьёва» на основании анализа общей и специальной литературы, посвященной исследуемой проблематике, отмечается, что за последние 15-20 лет движение декабристов, как и много других исторических событий, испытало значительное переосмысление. Вместе с поиском новых материалов, уточнением исторического значения декабризма, стали осуществляться более радикальные попытки определить место декабристов в истории стран, некогда входивших в состав Российской империи. Среди этих трудов, авторы которых, как правило, не связывают себя с известными декабристоведческими центрами, есть несомненно новаторские исследования, ставящие новые научные проблемы, но, к сожалению, присутствуют и работы достаточно невысокого уровня. Практически все подобные труды объединяет весьма некорректное отношение к своим предшественникам, обвинение их в том, что они, вроде бы, не принесли пользы декабристоведению, а лишь создали ряд мифов и легенд в рамках советской идеологии. С такими оценками согласиться нельзя.

Диссертант приходит к выводу о том, что на данный момент в России нет специального историко-юридического исследования, в котором бы с современных позиций анализировались политико-правовые идеи и конституционные проекты декабристов. Отмечается, что имеющиеся работы предшественников были выполнены или же в дореволюционное время (В.И. Семевский, А.Н. Пыпин, М.В. Довнар-Запольский и др.), что предопределяло совершенно иные методологические подходы и взгляды; или же в советский период (Н.М. Дружинин, С.А. Егоров, М.Ф. Закревский, С.С. Ланда, М.В. Нечкина, Н.С. Прозорова, Р.Х. Яхин и др.), когда в результате существующих идеологических ограничений того времени существенно сужались возможности авторов дать беспристрастную оценку имеющимся фактам; или же касались лишь определенных аспектов поставленной проблемы (И.Г. Блюмин, Н.П. Савичев, Е.В. Тарле, В.М. Тарасова, Е.А. Скрипилёв, Г.Я. Сергиенко, С.Н. Чернов и др.).

Отмечается, что в начале 1990-х гг. активно шло «переосмысление» исторического наследия, которое часто сводилось к простой замене положительных оценок на отрицательные и наоборот; весьма популярным занятием среди нового поколения пишущих о декабризме стали поиски в нём «корней большевизма». Иногда за изучение проблемы вообще брались публицисты или любители, создавая искривлённую, а часто – абсурдную схему декабристского движения.

Генераторами научных поисков, опровергающими подобные антинаучные подходы, стали многочисленные конференции, семинары, «круглые столы», посвящённые декабристам. В 1990-е гг. их было немного; но 2000-й г. был отмечен всплеском конференций. Несколько из них в Санкт-Петербурге, Москве, Саратове, Иркутске, Киеве – традиционных центрах декабристоведения – возродили научный интерес к непопулярной долгое время теме. Эти научные форумы продемонстрировали новизну и разнообразие выводов, к которым приходили исследователи, предпринимаемые попытки выработки и обоснования новых концептуальных подходов к освещению как отдельных аспектов проблемы, так и декабризма в целом. К таким попыткам можно, в частности, отнести стремление выяснить следующие вопросы: 1) отношение общества к декабристам и декабризму; 2) декабризм и российский конституционализм; 3) роль декабризма в российской истории; 4) выяснение места декабристов в историческом контексте либерализма; 5) движение декабристов во всемирно-историческом контексте; 6) национальный, в т.ч. «украинский», «польский», «еврейский» и др. вопросы в общественно-политических взглядах «апостолов свободы»; 7) аграрный вопрос и т.п.

Изложенное, по мнению диссертанта, обуславливает необходимость активизации историко-юридического исследования предпосылок, истоков и источников государственно-правовых взглядов и конституционных проектов декабристов, осмысления с современных научных позиций их содержания, определения степени их влияния на последующее развитие политико-правовых учений в России, что и обусловило собой круг тех научных задач, которые ставятся и разрешаются автором в диссертации.

Глава вторая«Проекты государственно-правового устройства России П.И. Пестеля и Н.М. Муравьева: особенности содержания в их современном прочтении» структурно состоит из трёх параграфов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.