авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Защита прав человека от преступности в условиях глобализации

-- [ Страница 5 ] --

Свидетельством остроты и криминогенной значимости указанных противоречий служат приведенные в работе сведения о численности конфликтов этнического или гражданского характера, которые самим фактом своего существования перечеркивают права человека. В подобной ситуации важную роль в предотвращении и урегулировании конфликтов призвана сыграть ООН. Однако современное состояние и возможности данной организации не в полной мере соответствуют актуальным потребностям поддержания мирового порядка, что также служит одним из значимых факторов, способствующих международным (цивилизационным) конфликтам и нарушениям прав человека в глобальном масштабе.

Противоречия между государствами различной цивилизационной и культурной принадлежности «наслаиваются» на связанные с глобализацией социальные противоречия внутри стран. Эта группа противоречий в большей степени изучена криминологией. Не случайно, в ряду теорий, объясняющих преступность, заслуженное признание по праву занимают те, которые видят корни данного явления в резко поляризированном социальном неравенстве, в неравенстве предоставляемых обществом возможностей для удовлетворения объективно существующих потребностей человека. В отечественной криминологии одним из первых на этот факт обратил внимание А.Б.Сахаров6.

При этом в аспекте детерминации преступности наиболее важными являются два момента, связанные с «ослаблением» государства. Первый из них – проблема дерегулирования, в результате которого часть традиционно государственных функций передается «наверх» - межгосударственным институтам, а другая часть – «вниз», регионам, городам, местным общинам, хозяйствующим субъектам и т.д. В процессе такой ревизии неизбежны некоторые издержки, обладающие криминогенным свойством, которые связаны с управленческим вакуумом, ослаблением гарантий прав и интересов человека и общества, утратой контроля над некоторыми стратегическими отраслями экономики и т.д.

Вторая проблема связана с сокращением возможностей государства в части исполнения своих бюджетных обязательств перед социально незащищенными слоями населения и объема этих обязательств, иначе говоря, «свертывание социального государства». Противоречия здесь порождены тем, что объективно объем социальной нагрузки на государство возрастает: демографические процессы обусловливают трудности в исполнении обязательств перед пенсионерами; экономические процессы (рост объемов частичной и временной занятости, отход от практики пожизненного или бессрочного найма, безработица) связаны с ростом объемов обязательств перед безработными; миграционные процессы (увеличение темпов и объемов миграции) требуют увеличения социальных расходов на поддержку приезжих; гуманитарные процессы (признание государством большего числа прав человека и расширительное толкование этих прав) увеличивают объем обязательств государства перед человеком и т.п. В то же время реальные возможности государства по исполнению обязательств сокращаются в связи с сокращением присутствия государства в экономике в качестве хозяйствующего субъекта; с усилением зависимости государства от национального, иностранного или международного капитала; с увеличением рисков оттока капиталов из страны; с сокращением возможностей государства по проведению независимой от мировых финансовых, торговых и иных институтов экономической политики.

В настоящее время накоплен большой опыт индивидуально-психологической, социально-психологической интерпретации преступности. Однако глобализация и связанные с ней процессы трансформации каждого отдельно взятого общества привносят свои коррективы в содержание устоявшихся интерпретационных схем. Глобализация, в частности, приводит к тому, что человек оказывается причастным не к одной, а ряду культур, отчего множатся проблемы, связанные с определением им собственной идентичности. В работе указаны лишь некоторые, проявляющиеся на социальном и индивидуальном уровне психологические последствия глобализации и становления нового типа общества: мировоззренческий кризис, утрата идентичности, тревожность и крайний индивидуализм, которые, как представляется, обладают наибольшим криминогенным потенциалом.

В главе 4 «Взаимосвязь проблем предупреждения преступности и защиты прав человека в условиях глобализации (вопросы теории и практики)» раскрывается проблема ограничения прав человека как условий и средств предупреждения преступности, исследуются теоретические основы формирования криминологического механизма защиты прав человека и анализируется развитие нормативной основы предупреждения преступности в контексте трансформации правового порядка.

В этом разделе особое внимание обращено на сложности, возникающие в связи с предупреждением преступности по причине существенного изменения ее современных качественно-количественных характеристик. Подчеркнуто, что преступность сама по себе приобретает черты одной из значимых угроз национальной безопасности государства. Актуальность вопросов предупреждения преступности связана с изменением содержания известных ранее криминологии и появлением новых криминогенных факторов, развитием новых форм и средств предупреждения преступности, в том числе и на международном уровне, обновлением идеологической основы профилактики и методологии криминологической науки в целом.

Состояние системы профилактики преступлений в России оценивается в работе как критическое, совершенно не отвечающее сложившейся криминальной обстановке и современным стандартам безопасности. Вместе с тем построение эффективной, отвечающей актуальным требованиям времени системы профилактики преступности является одним из международно-правовых обязательств государства, которое взяло на себя обязанности по поддержанию правопорядка, защите прав и свобод человека, созданию условий для безопасного и гармоничного развития личности.

Автор считает необходимым вписать концепцию профилактики преступности в доктрину прав человека и тем самым наполнить гуманитарным содержанием теорию и практику предупреждения преступлений. Между концепцией специальной профилактики преступности и концепцией прав человека по ряду позиций существует некоторое «напряжение»: если права человека обращены своим содержанием ко всем без исключения людям, то профилактика преступности, в частности, ориентирована на лиц, которые потенциально готовы к совершению преступлений (находятся в социально опасном положении), либо уже совершили преступление; если доктрина прав человека налагает, в первую очередь, ряд ограничений на деятельность государства, то концепция профилактики сопряжена с известным ограничением прав самого человека.

Важность решения подобной задачи признается как на международном, так и на национальном уровне. Однако общие формулировки Конституции РФ об условиях ограничения прав и свобод таят опасность их неоправданно широкого толкования на практике и установления чрезмерных ограничений. В этой связи существенную роль приобретают постановления Конституционного Суда Российской Федерации, который выработал ряд правовых позиций, касающихся допустимого ограничения прав и свобод человека и гражданина, в частности, предусматривающих возможность такого ограничения, в том числе посредством мер предупредительного характера и уголовно-правовых санкций, устанавливающих достаточно ясный приоритет интересов коллективной безопасности и всего правопорядка в целом над индивидуальными правами. Последний тезис нельзя отнести к числу общепризнанных и качественно разработанных отечественной криминологической и уголовно-правовой наукой.

В этой связи в работе делается вывод, что для решения задач по обеспечению безопасности требуется не только предоставление, гарантирование прав человека и создание условий для их полноценной реализации, но и надлежащая система их ограничения. При этом в правоограничениях (если они осуществляются в соответствии с международными и конституционными стандартами) не следует видеть попыток отрицания и умаления этих прав, поскольку ограничение индивидуальных прав человека является одним из средств обеспечения и поддержания коллективной безопасности, коллективных прав, а также индивидуальных прав других людей. Создание системы правоограничений не перечеркивает концепцию прав человека, а, напротив, служит ее дальнейшему развитию, обеспечивая новым наполнением отдельные права и свободы, уточняя их содержание и границы использования. Будучи инструментом обеспечения безопасности, ограничение прав человека может быть использовано как условие и как средство предупреждения преступности.

В первом случае, ограничивая права человека, государство создает для субъектов профилактики преступности возможность осуществлять в отношении отдельного лица или группы лиц некоторые мероприятия профилактического характера, содержание которых не обязательно связано с правоограничениями (медицинские, воспитательные, социально-реабилитационные, психолого-корректирующие и др.). Во втором случае сам по себе факт ограничения (лишения) некоторых прав или свобод служит средством, обладающим профилактически потенциалом и препятствующим человеку или группе лиц совершать преступления (таковы, например, уголовное наказание (если рассматривать его как средство профилактики преступлений), некоторые меры возможного административного надзора и т.д.).

Принципиальное допущение ограничения прав человека в процессе предупреждения преступности и предпочтение интересов коллективной безопасности интересам отдельной личности потребовало также углубленного анализа вопроса о том, какие именно права человека и насколько могут быть ограничены при осуществлении профилактической деятельности. Прямого ответа на этот вопрос нет ни в международных, ни в конституционных актах, хотя соответствующие источники дают некоторые ориентиры для его решения, указывая на возможность ограничения прав человека в условиях чрезвычайного положения.

Чрезвычайное положение – особая ситуация, не совпадающая по своим характеристикам с ситуацией предупреждения преступности, в связи с чем прямой «перенос» указанных положений в криминологическую сферу вряд ли был бы правильным. В связи с этим указывается, что при решении вопроса о содержании и объемах правоограничений чрезвычайное положение должно допускать более интенсивные ограничения узкого круга прав и свобод человека, в то время как предупреждение преступности должно сопровождаться существенно меньшими по интенсивности, но более широкими по охватываемым правам и свободам ограничениями. Этот тезис нашел поддержку у 76,9% опрошенных судей.

Принудительный метод поддержания правопорядка предполагает установление некоторых санкций и ограничений; при этом правоограничительные меры являются крайними, последними в поддержании порядка и обеспечении безопасности. В этой ситуации права человека становятся в некотором смысле «заложниками» самого государства как гаранта этих прав. Степень ограничения прав человека со стороны государства в процессе поддержания порядка является показателем способности этого государства решать проблемы обеспечения безопасности иными, не связанными с правоограничениями мерами. Европейский Суд по правам человека, допуская ограничения весьма широкого круга прав и свобод человека в целях предупреждения преступности, указывает, что имеется некоторый перечень прав и свобод (абсолютных), даже незначительные ограничения которых не могут быть оправданы соображениями обеспечения коллективной безопасности от криминальных угроз. Среди них: право на жизнь, право на защиту от пыток и жестокого обращения, право на свободу от дискриминации, право на использование средств правовой защиты и надлежащий судебный процесс (включая право на обжалование решений и защиту от злоупотребления властью), право на благоприятную окружающую природную среду.

Проблема пределов ограничения прав человека рассматривалась на уровне Конституционного Суда России, правда, применительно к границам допустимого уголовно-правового принуждения. Вместе с тем подход Суда приемлем и для решения задач криминологической науки и практики.

В результате в работе сформулированы основные принципы для установления пределов ограничения прав человека в процессе предупреждения преступности. К их числу относятся: необходимость правоограничений – без них невозможно эффективно решать задачи обеспечения прав и интересов личности, общества и государства; адекватность – означает соответствие качества и количества ограничений характеру и степени опасности угрозы; неизбыточность, будучи следствием соразмерности, требует минимально необходимого ограничения прав человека в каждом конкретном случае предупреждения криминальной опасности. Подход к правоограничениям с позиций крайней необходимости нашел признание у большинства (95,4%) опрошенных в процессе исследования судей. Дальнейшая детализация пределов ограничения прав человека невозможна, поскольку они будут определяться в каждом конкретном случае, исходя из содержания и степени угрозы, сущности ограничиваемого права, характера применяемых мер и целого ряда иных обстоятельств.

Тесная взаимосвязь вопросов детерминации и профилактики преступности с правами и свободами человека в известной мере усиливаемая процессами глобализации и становления общества нового типа, актуализирует потребность в создании современного механизма защиты прав человека от преступных посягательств. В настоящее время этот вопрос должным образом не разработан ни в криминологии, ни в теории прав человека: криминология зачастую игнорирует гуманитарный аспект при анализе вопросов профилактики преступности, а теория прав человека по-прежнему традиционно замыкается на проблемах их защиты от «посягательств» со стороны государства. Вместе с тем попытка совмещенного анализа существующих механизмов защиты прав человека и социального контроля над преступностью способна не только углубить теоретические представления о функционировании каждого из них, но и подвести к непосредственному решению ряда прикладных задач.

Понятие механизма защиты прав человека при всей его внутренней сложности и объемности можно считать относительно устоявшимся в науке. Важнейшими составляющими этого механизма традиционно признаются: нормативные документы; организации и органы, обеспечивающие реализацию тех или иных прав; практика применения нормативных документов; контроль и процедуры рассмотрения споров. В ситуации защиты прав человека от нарушений, составляющих согласно уголовному законодательству (международному или национальному) преступления, данный механизм выполняет важнейшую криминологическую функцию профилактики преступлений: устанавливая запреты, контролируя их соблюдение и применяя санкции в случае нарушения.

В этой связи в теоретическом плане в диссертации дана авторская трактовка криминологических функций органов следствия, прокуратуры, суда, пенитенциарных учреждений и собственно субъектов криминологической профилактики. Все, что связано с реализацией этих функций объединяется общим понятием «криминологический механизм социального контроля над преступностью». В структурном отношении этот механизм представлен как единство указанных субъектов, нормативная основа их деятельности, осуществляемая профилактика и контроль над ними. При этом в контексте рассматриваемой проблемы отмечается, что в процессе достижения профилактических целей субъекты социального контроля выполняют важную функцию защиты прав и законных интересов лица, потерпевшего от преступления; общества и государства в целом; лица, совершившего преступление (потенциально готового к его совершению).

Таким образом, если в механизме защиты прав человека сама защита является целью, а профилактика преступности – возможной функцией механизма, то в криминологическом механизме социального контроля, напротив, профилактика преступлений выступает целью, а защита прав человека – одной из функций. Тесная взаимосвязь целей, функций и в известной мере субъектов рассматриваемых социальных механизмов позволила диссертанту совместить их анализ и предложить в качестве операционального понятие «криминологический механизм защиты прав человека», который объединяет в себе профилактическую функцию механизма защиты прав человека и правозащитную функцию криминологического механизма социального контроля над преступностью.

В условиях глобализации именно за государством по-прежнему сохраняется большая часть ответственности за решение задач обеспечения безопасности, предупреждения преступности, защиты прав человека и правового регулирования. Роль и значение права как цивилизованного инструмента регулирования, гарантирования и контроля в условиях глобализации и построения информационного общества воспринимается неоднозначно. Существует два противоположных мнения. Некоторые специалисты полагают, что глобализация одновременно с ослаблением управляющего потенциала государства девальвирует прежние представления о регулятивной роли права (Г.В. Мальцев7). Согласно противоположной точке зрения, глобализация в большей степени побуждает наращивать национальную юридическую систему и предполагает опережающее формирование юридического обеспечения (А.С. Блинов8).

Представляется, что оба этих подхода не заслуживают однозначной поддержки, если не учитывать в оценке роли права предмета и пределов его регулирования. В частности, обращается внимание на то, что имеются некоторые области отношений, которые требуют не только сохранения, но и углубления правового регулирования. К их числу относятся проблемы предупреждения преступности и защита прав человека. Особая роль права здесь объясняется: увеличением объемов и изменением содержания социальных конфликтов; транснационализацией и глобализацией преступности; возросшим стремлением людей к свободе; объективной необходимостью ограничения прав человека в целях предупреждения преступности и наказания виновных; потребностью в установлении единых стандартов борьбы с преступностью и др. Наращивание объемов правовой регламентации отношений, возникающих в процессе противодействия преступности, является закономерной тенденцией и важной характеристикой государства как правового.

В свете рассматриваемых в диссертации вопросов обращается внимание на то, что сфера правового регулирования является весьма чувствительной к глобализационным процессам. Внимательное изучение современных особенностей правового регулирования доказывает, что происходит значительная, а порой и коренная, перестройка устоявшихся традиций и схем, которые, среди прочего, отражаются в сфере уголовно-правового и предупредительно-правового регулирования социального контроля над преступностью. Их теоретический анализ представляется крайне необходимым в целях понимания сути и определения основных направлений профилактики преступлений в условиях глобализации.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.