авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Теоретические основы потребительского права россии: цивилистическое исследование

-- [ Страница 5 ] --

В то же время более широкая трактовка потребительского правоотношения не может полностью совпадать с общетеоретической в силу наличия между ними некоторых отличий, состоящих, например, в том, что понятием потребительского правоотношения охватываются источники, в гражданском праве не употребляемые, – это акты, содержащие так называемые технико-юридические нормы. Ранее эти нормы закреплялись в ГОСТах, СНиПах, нормативах подзаконных актов федерального уровня, а также ведомственных и локальных актов. Принятие в декабре 2002 г. Федерального закона
№ 184-ФЗ «О техническом регулировании» (благодаря которому и стало возможным их официальное признание) означает наступление нового этапа существования технико-юридических норм; многие из них регулируют потребительские отношения непосредственно либо так или иначе затрагивают их, оказывают на них регулирующее воздействие. К таковым, в частности, относятся нормы: закрепляющие необходимые требования по обеспечению безопасности товаров (работ, услуг) для потребителя; предусматривающие обязательную государственную регистрацию продуктов питания и их маркировку с целью недопущения поступления в магазины продуктов, в состав которых входят генно-модифицированные компоненты (ГМ-компоненты) и безопасность которых не подтверждена официально. К тому же, ФЗ «О техническом регулировании» вобрал в себя положения действовавших ранее двух Законов РФ, нормы которых непосредственно регулировали отношения в потребительской сфере. Это Законы РФ от 10 июня 1993 г.: № 5151-1 «О сертификации продукции и услуг» и № 5154-1 «О стандартизации», прекратившие свое действие со дня вступления в силу ФЗ. Поэтому технико-юридические нормы в обязательном порядке должны быть включены в содержание понятия потребительского правоотношения.

Еще одно отличие – специфическая сфера функционирования потребительских правоотношений, причисляемых в юридической литературе к особому ряду отношений, складывающихся на потребительском рынке, и соответственно специфический субъектный состав правоотношения – одним или несколькими его участниками (одной стороной) в обязательном порядке является гражданин-потребитель (граждане-потребители). Уникальность потребительских правоотношений заключается также в их двойственной правовой природе – частноправовой и публично-правовой.

В соответствии с изложенным, понятие потребительского правоотношения формулируется следующим образом: Потребительское правоотношение есть специфическая форма социального (частноправового) и властного (публично-правового) взаимодействия субъектов потребительского права в сфере потребительского рынка с целью реализации интересов и достижения результатов, предусмотренных заключенными договорами, потребительским законодательством и принимаемыми в соответствии с ним иными нормативными правовыми актами, а также технико-юридическими нормами.

Потребительское правоотношение, как и всякое иное, характеризуется одними и теми же общими признаками. Между тем потребительским правоотношениям присущи и некоторые особенности, в частности, первая из которых затрагивает волевую сторону правоотношения. Если индивидуальная воля того или иного участника (участников) не всегда является обязательным признаком, скажем, гражданского правоотношения, поскольку имеют место случаи, когда отдельные гражданско-правовые отношения возникают, существуют и даже прекращаются помимо воли их участников, например при причинении вреда жизни и здоровью гражданина (когда ни потерпевший, ни причинитель вреда не желали возникновения правоотношения, а потому здесь воля может проявляться уже в процессе осуществления возникшего правоотношения, к тому же как на всех, так и на различных его стадиях), то относительно потребительских правоотношений такие случаи исключены – здесь индивидуальная воля всегда наличествует, причем изначально. Потребители вступают в правовые отношения осознанно, проявляя свою волю не только непосредственно в этом отношении, но еще в преддверии его возникновения (например, при намерении потребителя приобрести товар).

Другая особенность заключается в тех ф о р м а х (способах), при помощи которых о б е с п е ч и в а е т с я реализация субъективных прав и выполнение юридических обязанностей участниками потребительских правоотношений. Наряду с государственными мерами, «обеспечительными» являются также общественные меры – прямо прописанные в законодательстве. Применение этих мер влечет конкретные отрицательные последствия для нарушителей потребительских прав, также предусмотренные законодательством.

Параграф третий посвящен обозначению сферы возникновения потребительских правоотношений. Процесс общественного воспроизводства, известно, проходит несколько стадий: собственно производство, распределение, обмен и потребление. Потребительские отношения функционируют в так называемой «социально одобряемой потребительской деятельности», они возникают на завершающей стадии общественного воспроизводства – сфере потребления.

В юридической литературе высказано мнение о том, что потребительское право регулирует отношения и в такой завершающей стадии общественного воспроизводства, как сфера обмена (А. Ю. Кабалкин, В. П. Мозолин). С таким утверждением невозможно согласиться по следующим наиболее общим основаниям. По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. В потребительских же отношениях одна сторона – потребитель – всегда выступает лишь в качестве покупателя (приобретателя), другая – изготовителя, исполнителя, продавца.

В отличие от потребительского договора, по договору мены одна сторона, приобретая вещь в собственность, вместо уплаты так называемой покупной цены (в деньгах) передает другой стороне иную вещь. Иначе говоря, в качестве покупной цены здесь выступает товар, а не деньги.

Сторонами по договору мены могут выступать любые субъекты гражданского права: физические и юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования. Субъектный же состав потребительских отношений ограничен (в частности, одной стороной может являться только гражданин-потребитель).

Предметом договора мены могут выступать любые, не изъятые из оборота вещи, причем как движимые (в частности, ценные бумаги, валютные ценности), так и недвижимые (к примеру, земельные участки, жилые помещения, государственные и муниципальные унитарные предприятия). Предметами потребительских договоров могут быть лишь вещи, предназначенные для обслуживания человеческих или иных нужд потребительского характера.

В последней главе «Элементы структуры потребительского правоотношения» исследуются различные аспекты как самой структуры потребительского правоотношения, так и ее составных частей. В параграфе первом дается общая характеристика структуры потребительского правоотношения, которая, по мнению диссертанта, ничем не отличается от структуры других видов правоотношений – она слагается из тех же трех необходимых составляющих (элементов), именуемых обобщенно а) субъектами; б) объектами и в) содержанием (субъективными правами и обязанностями). Другое дело, когда речь заходит об элементах структуры потребительского правоотношения, здесь действительно возникают вопросы, поскольку эти элементы отличаются, причем значительно, от аналогичных элементов, входящих в состав иных видов правоотношений.

Учитывая ключевое положение потребителя в составе участников частноправового потребительского правоотношения, параграф второй начинается с исследования именно этого понятия. В зарубежной литературе, прежде всего в словарях, потребитель с экономических и правовых позиций трактуется практически однозначно. Потребитель – это физическое лицо (отдельный человек), которое покупает товары и услуги для личного использования. Подразумевается (считается), что потребитель в итоге – это конечное лицо, которому во владение переходит собственность, приобретенная в розничной купле-продаже.

Российский законодатель отказался от употребления понятий «человек», «физическое лицо», употребив в преамбуле Закона РФ «О защите прав потребителей» обобщающий термин «гражданин» (абз. 3). Это обстоятельство имеет существенное значение, поскольку физическим лицом является не только гражданин как таковой, но и индивидуальный предприниматель без образования юридического лица, выступающий в потребительских правоотношениях на противоположной потребителю стороне – в качестве продавца (изготовителя, исполнителя).

Этот же термин широко используется в трудовом законодательстве. Согласно ст. 20 Трудового кодекса РФ сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работник – физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем; работодатель – физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. Работодателями – физическими лицами признаются: физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности. Трудовое законодательство предусматривает, как видим, широкий круг разнообразных физических лиц – работодателей.

При этом необходимо учитывать еще одно обстоятельство. В некоторых правовых отраслях, в частности конституционной (государственной), в которой содержится, как известно, ряд правовых норм, направленных на защиту потребительских прав, к физическим лицам относятся: граждане, иностранцы, лица без гражданства, избиратели и депутаты как лица со специальной правоспособностью, беженцы.

В связи с вышесказанным представляются неприемлемыми встречающиеся в юридической литературе предложения о замене в российском потребительском законодательстве термина «гражданин» на термин «физическое лицо» (А. В. Агафонов).

Итак, подводя итог сказанному, еще раз подчеркнем: ПОТРЕБИТЕЛЬ есть ГРАЖДАНИН. Однако в некоторых правовых изданиях под потребителем понимают не только гражданина, но и юридическое лицо, причем со ссылкой на Закон РФ «О защите прав потребителей». Например, в одном из таких изданий сказано: «ПОТРЕБИТЕЛЬфизические и юридические лица, непосредственно пользующиеся в своей деятельности результатами работ или услуг, которые им предоставили третьи лица.

Права П. регулируются законом «О защите прав потребителей», который предусматривает…»32.

Такая трактовка понятия «потребитель», возможно, «спровоцирована» неопределенностью названия Закона РФ «О защите прав потребителей», поскольку из него не совсем ясно, о каком конкретно потребителе идет речь: гражданине, индивидуальном предпринимателе, организации (юридическом лице). Не случайно, видимо, правотворческие и иные органы вынуждены нередко конкретизировать это понятие, употребляя в названии либо в содержании принимаемого нормативного акта, различных постановлениях (обращениях) словосочетание «организация-потребитель».

Учитывая эти обстоятельства, а также то, что термин «гражданин» является первым и, пожалуй, основным из всей совокупности юридических признаков, характеризующих потребителя с точки зрения законодательства о защите прав потребителя, то он так или иначе должен найти воплощение в наименовании (названии) этого законодательства. При разработке в начале 90-х годов прошлого столетия специального потребительского законодательства эта идея, видимо, витала в воздухе, в проекте нынешний Закон РФ «О защите прав потребителей» именовался по-другому – «О защите прав граждан-потребителей»33, однако в принятом через каких-то два месяца Законе термин «граждан» куда-то исчез. Не следует ли возвратиться к этому вопросу?

Российский законодатель не воспользовался также при конструировании понятия «потребитель» распространенными в зарубежных литературе и законодательстве терминами: «конечное лицо», «конечный потребитель», личный (конечный) потребитель, «пользователь товара», указав, что потребитель приобретает товары (работы, услуги) «для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности».

Такая позиция законодателя представляется вполне разумной, поскольку в реальной действительности не всегда потребитель-приобретатель товара пользуется им или использует, потребляет его непосредственно (лично) – он может использовать его, скажем, для кормления животных (например, Whiskas – для кошек). Таким образом, приобретаемый гражданином-потребителем товар может быть использован как им лично, так и для удовлетворения «иных нужд», не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В этой связи вызывают возражения факты, когда в нормативных актах или правовой литературе содержатся положения, не соответствующие современному легальному понятию «потребитель». Так, в п. 2. 1 Государственного стандарта РФ «Продукты пищевые. Информация для потребителя» записано: «ПОТРЕБИТЕЛЬ гражданин… использующий пищевые продукты исключительно для личных нужд»34. Или, скажем, в юридическом энциклопедическом словаре, изданном в 2006 г., значится: «ПОТРЕБИТЕЛЬ – гражданин…использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли (подчеркнуто мною. – А. Р.)»35. В этом определении к тому же употребляется изречение «не связанных с извлечением прибыли», тогда как оно еще в 1999 г. заменено на «не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности».

Следует также обратить внимание на то обстоятельство, что помимо закрепленного в преамбуле Закона РФ «О защите прав потребителей» определения понятия «потребитель», существует и второе его легальное определение. Оно воспроизводится в ст. 9 ФЗ от 26 января 1996 года № 15-ФЗ
«О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» и содержит устаревшие положения в определении понятия «потребитель»: «В случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами… предоставленными потребителю Законом Российской Федерации
«О защите прав потребителей»…».

В приведенном определении нетрудно заметить, что нужды потребителя именуются исключительно «личными бытовыми», тогда как они могут быть также «семейными, домашними и иными»; не обозначена цель приобретения (использования) товаров, работ и услуг, то есть отсутствует формулировка «нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности»; юридические признаки, присущие потребителю, расположены в том же порядке, в каком они были заложены первоначально (1992 г.) в Закон РФ «О защите прав потребителей».

Вряд ли следует считать нормальной ситуацию, когда кодифицированный нормативный акт, зачастую именуемый второй экономической Конституцией, отстает в законодательном развитии от специального законодательства, содержит «морально устаревшие конструкции».

В третьем параграфе исследуется правовое положение изготовителей (исполнителей, продавцов), выступающих на другой стороне частноправового потребительского правоотношения. Согласно преамбуле Закона РФ
«О защите прав потребителей» изготовитель, исполнитель, продавец – это, прежде всего, организации, независимо от их организационно-правовых форм (абз. 4, 5, 6).

В потребительской литературе под организацией обычно подразумевается юридическое лицо. Учитывая частноправовой характер рассматриваемого вида потребительских правоотношений, с такой трактовкой, пожалуй, следует в принципе согласиться. В то же время диссертант полагает, что не всякое юридическое лицо можно признавать изготовителем (исполнителем, продавцом).

Так, ГК РФ допускает создание объединений коммерческих и (или) некоммерческих организаций в форме ассоциаций и союзов (п. 4 ст. 50 ГК), также являющихся юридическими лицами. Согласно ст. 121 ГК РФ возможно создание ассоциаций (союзов), объединяющих коммерческие организации. Ассоциация (союз), объединяющая коммерческие организации, сама по себе остается некоммерческой организацией, основные функции которой состоят в осуществлении координации предпринимательской деятельности входящих в ее состав коммерческих юридических лиц, а также представительстве и защите их общих имущественных интересов. В таком виде ассоциация (союз) не может быть признаваема изготовителем (исполнителем, продавцом) применительно к Закону РФ «О защите прав потребителей», поскольку в этом случае она непосредственно каких-либо предпринимательских функций не осуществляет (предпринимательских действий не производит). Это одна сторона дела.

Другая заключается в том, что в Законе РФ «О защите прав потребителей» термин «юридическое лицо» не употребляется, содержание Закона не дает оснований понимать под организацией только юридическое лицо. Сказанное позволяет прийти к заключению, согласно которому изготовителями, исполнителями, продавцами в потребительских правоотношениях могут быть объединения (образования), не являющиеся юридическими лицами, одним из которых следует считать, например, простое товарищество, предусмотренное главой 55 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 1041 ГК РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Из приведенного легального определения договора следует, что соглашение между товарищами не приводит к образованию юридического лица; соглашение заключается преимущественно для достижения общей цели – извлечения прибыли, то есть для осуществления предпринимательской деятельности. Сфера применения данного договора, как показывает обзор юридической литературы и судебной практики, достаточно широка. Наиболее часто он заключается, например, при совместном долевом строительстве зданий, сооружений, дорог, а также гаражей и жилых домов. Причем, как утверждают некоторые цивилисты (со ссылкой непосредственно на судебную практику), нередко договоры о долевом участии в строительстве с участием граждан квалифицируются судами как договоры бытового подряда, что дает дополнительные гарантии защиты прав граждан при помощи норм Закона о защите прав потребителей (В. В. Чубаров).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.