авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Правозащитные отношения: вопросы теории и методологии

-- [ Страница 5 ] --

В-четвертых, в правоведении считается общепризнанным, что юридические факты определяют сферу правового регулирования, за пределами которой поведение лиц теряет свою юридическую значимость. Наряду с этим юридические факты выполняют и внутреннюю функцию в правовом регулировании. Здесь их основной задачей является обеспечение процессов возникновения, изменения либо прекращения правовых отношений.

Разнообразие, а порой и сложная природа юридических фактов не должны приводить к их отождествлению с объектами правоотношений. Но именно такая тенденция просматривается в утверждениях о том, что юридический факт есть момент правового бытия интересов людей (А.П. Дудин). Однако более обоснованным является мнение о том, что не юридические факты, а объекты правоотношений непосредственно выражают интересы участников правоотношений (А.С. Пиголкин, Ю.И. Гревцов и др.). Что же касается юридических фактов, то они всего лишь – необходимое обстоятельство (звено в цепи) для возникновения юридической связи, посредством которой заинтересованные в ней лица и достигают удовлетворения интересов путем пользования соответствующими юридическими и фактическими свойствами объекта (благами). Представляется, что переоценивать инструментально-регулятивное значение юридических фактов в возникновении правоотношений так же опасно, как и недооценивать.

Юридические факты обуславливают возникновение как конкретных, так и общих правоотношений. Для возникновения общих правоотношений всегда необходима совокупность фактов – фактический состав.

В понимании специфики юридических фактов как предпосылок именно правозащитных отношений большое значение имеет их деление на положительные и отрицательные. Это объясняется тем, что как отмечается в юридической науке, деление юридических фактов на положительные и отрицательные служит основанием для регулирования распределения обязанностей в процессе доказывания (М.А. Гурвич).

С точки зрения диссертанта, регулятивное значение выделения отрицательных юридических фактов, как предпосылок правозащитных отношений, выходит далеко за рамки распределения ими процессуальных обязанностей доказывания, поскольку ими охватываются любые нарушения принципов и правил осуществления юридического процесса, в том числе и тех, за допущение которых законодатель не установил мер юридической ответственности (например, возвращение прокурором уголовного дела следователю в порядке п.2 ч.1 ст. 221 УПК РФ). Факты, отрицательно влияющие на достижение истины либо на процесс её доказывания, всегда нарушают конкретные требования законности юридического процесса и тем самым создают угрозу правам и законным интересам его сторон и участникам. В том случае, когда такими фактами создается угроза юридической безопасности физическим лицам (истцу либо ответчику, потерпевшему либо обвиняемому), но законодатель не установил юридическую ответственность за их допущение, такие факты могут породить конкретные правозащитные отношения.

На основе общетеоретического анализа предпосылок правовых отношений и с учетом сделанных уточнений в диссертации обстоятельно рассматриваются правозащитные нормы (общие и конкретные), правозащитная правосубъектность, объекты правозащитных отношений и правозащитные факты.

Во втором параграфе - «Правозащитные нормы» отмечается, что факт существования правозащитных норм признается многими специалистами. Более того, некоторыми из них предприняты попытки определить место и роль правозащитных норм в системе права, в частности, обосновать тезис о том, что правозащитные нормы образуют, в своей совокупности, правозащитные отрасли, которые как бы надстраиваются над охранительными отраслями права (Т.М. Калинина). Однако до настоящего времени все еще остаются неисследованными вопросы их содержания и классификации, а также связи с правозащитными отношениями. Принимая во внимание выводы, сделанные в рамках исследования общетеоретических основ правозащитных норм, все нормы этого вида могут быть разделены на общие и конкретные.

Общие правозащитные нормы обособляются в правовой предпосылке правозащитных отношений по признаку высокой нормативной обобщенности их содержания. Однако они остаются именно нормами, поскольку сохраняют свою способность к самостоятельному регулятивному воздействию на поведение сторон правозащитных отношений. Регулятивное значение общих правозащитных норм обширно и многогранно. Одно из таких значений состоит в их способности выступать структурным элементом конкретных правозащитных норм. Наиболее ярко это проявляется в закреплении общими правозащитными нормами исходных (общих) правовых условий действия правил (диспозиций), заключенных как в уполномочивающих, так и в обязывающих конкретных правозащитных нормах. Разумеется, наряду с регулятивной функцией общие правозащитные нормы осуществляют и мировоззренческую функцию.

В диссертационном исследовании обосновывается, что основными видами общих правозащитных норм являются правовые декларации и правовые принципы.

Правовая декларация — это торжественное заявление ор­ганов государственной власти либо сообщества государств, констатирующее какой-либо общезначимый факт или объясняющее цели и задачи соответствующего нормативного акта. В нормативно-правовых актах правовые декларации фиксируются в преамбулах и, как правило, в первых статьях.

Правовые декларации осуществляют юридически значимую регламентацию правозащитных отношений, в том числе путем признания фундаментальных прав и обязанностей их субъектов. Речь идет о тех из них, в которых прямо обозначаются правозащитные цели нормативно-правовых актов, очерчиваются вполне определенные контуры права человека на защиту закона и его разновидностей, а также правозащитных обязанностей государства. К числу таких деклараций следует, в первую очередь, отнести предписания, в которых провозглашаются: право человека на защиту закона (ст.7 Всеобщей декларации прав человека) и его разновидности (ст. 8-12); авторитет и незыблемость правозащитных процедур (ст. 5-6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) и правозащитных обязанностей государства (ст.13) и др. Значительна роль правовых деклараций как гипотез включения в действие конкретных правозащитных норм.

Правовые принципы — выраженные в праве исходные нор­мативно-руководящие начала, характеризующие его содержа­ние, основы, закрепленные в нем закономерности обществен­ной жизни.

Правовые принципы, действующие в области правозащитного регулирования, вполне допустимо обозначать термином «правозащитные принципы», поскольку они отличаются однородностью своей правозащитной направленности и процессуально-процедурной природой.

Правозащитная направленность принципов выражает собой их генетическую связанность с правом человека на защиту закона и соответствующими обязанностями государства. Что касается процессуально-процедурной природы правозащитных принципов, то она проистекает из процессуально-процедурного содержания этих прав, а также процедурно-процессуального характера форм их осуществления в правозащитном отношении. Именно эти фундаментальные черты правозащитных принципов обуславливают их роль как основ формирования всей системы правозащитного регулирования и критерия её культурности.

Правозащитные принципы находят выражение в действующем законодательстве в виде правовых предписаний и распространяют свое регулятивное влияние на все виды и стадии осуществления правозащитных отношений.

В диссертационном исследовании выявлены и рассмотрены основные виды правозащитных принципов.

По мнению автора, к числу основных правозащитных принципов, в первую очередь, следует отнести: принцип защищенности прав человека законом; принцип закрепления за государством правозащитных обязанностей; принцип гарантированности правовой защиты прав и свобод человека; принцип гарантированности правовой помощи; принцип законности; принцип осуществления правосудия только судом; принцип уважения чести и достоинства личности; принцип неприкосновенности личности и др.

Правозащитные нормы конкретного содержания это признанные, уста­новленные или санкционированные государством и обеспеченные официальной защитой конкретные правила организации и осуществления правозащитного поведения. Однако не следует полагать, что использование в характеристике этих норм термина «конкретное» исключает такое их свойство, как обобщенность правила. Любая правовая норма – это всегда обобщение соответствующего вида общественной практики либо её стороны.

Правозащитные нормы конкретного содержания призваны регулировать организующие юридические связи, возникающие вследствие обращения человека за защитой своей юридической безопасности к государству. Именно в силу этого обстоятельства в конкретных правозащитных нормах находят закрепление не только права человека на защиту закона и его виды, но и их гарантии с одновременным установлением и правозащитных обязанностей государства. Ряд конкретных правозащитных норм содержит в себе указание на сроки, в которые правозащитная цель должна быть достигнута, а также на пути, способы и пределы использования процедурно-процессуальных средств обеспечения эффективности реализации прав человека на защиту закона и правозащитных обязанностей государства, его органов и должностных лиц. Особенно наглядно это выражено в нормах, образующих институты процессуального производства в судах второй инстанции.

В зависимости от содержания предписания, заключенного в конкретной правозащитной норме, они могут быть классифицированы на следующие виды: нормы признания права человека на защиту закона и его отдельных видов; нормы, возлагающие на государство, его органы и должностных лиц правозащитные обязанности; нормы, устанавливающие процедуры осуществления правозащитных полномочий и правозащитных обязанностей; нормы, устанавливающие гарантии права человека на защиту закона. Эти виды норм получили в диссертационном исследовании обстоятельный теоретический анализ.

В третьем параграфе «Правозащитная правосубъектность» автор обращает внимание на то, что в соответствии с общетеоретическими основами категории «процессуальная правосубъектность» понятие «правозащитная правосубъектность» охватывает два элемента – правозащитная правоспособность и правозащитная дееспособность, поскольку процессуальная деликтоспособность является элементом предпосылки охранительного вида правоотношений, в частности, отношений процессуальной ответственности и др.

Правозащитная правоспособность – это международно-признанные и установленные законом возможности человека и государства, его органов и должностных лиц иметь правозащитные процессуальные права и обязанности. Правозащитная правоспособность отличается от всех иных видов правоспособности тем, что, во-первых, характеризует юридические свойства субъектов правозащитных отношений безотносительно к тому, идет ли речь о физическом, коллективном или юридическом лице; во-вторых, фиксирует способность субъектов права на обладание не всеми, а только процессуальными правозащитными правами и обязанностями, впоследствии контакт между которыми и есть само существо правозащитного отношения; в-третьих, включает в себя и те юридические свойства субъектов права, которые необходимы для обладания ими международными правозащитными правомочиями и обязанностями. Эти черты прямо указывают на то, что правозащитная правосубъектность – это особый вид правосубъектности, который полностью располагается в сфере процессуальной правосубъектности.

Правозащитная дееспособность представляет собой международно-признанную и установленную законом способность человека и государства, его органов и должностных лиц осуществлять правозащитные процессуальные права и обязанности.

В отраслевых процессуальных дисциплинах понятие «процессуальная дееспособность» определяется чаще всего применительно к ответчику-обвиняемому и истцу-потерпевшему. Однако имеются попытки сформулировать дефиницию общей процессуальной дееспособности, причем через признаки недееспособности. По мнению Ю.Л. Метелицы, процессуальная недееспособность это – «неспособность правильно понимать характер и значение правонарушения и своего процессуального положения (интеллектуальный критерий) и самостоятельно осуществлять свои процессуальные права и обязанности (волевой критерий)»7.

Из данного определения видно, что смысл правозащитной процессуальной дееспособности субъекта заключается в обеспечении его возможности принимать самостоятельное участие в правозащитном процессе.

В отличие от дееспособности физических лиц, дееспособность государства возникает с момента его легитимации, а юридических лиц – с момента их государственной регистрации и до исключения из государственного реестра. Приобретение частным, физическим лицом правозащитной процессуальной дееспособности устанавливается законом и по времени не совпадает с приобретением им правозащитной процессуальной правоспособности.

В подлинно правовом государстве правозащитная правосубъектность мыслится только в качестве действительной, поскольку только в этом случае субъекты правозащитных отношений получают возможность обладать полным набором защитных правообязанностей, гарантированных международным сообществом.

Таким образом, правозащитная правосубъектность человека – это право на обладание правом на защиту закона с возможностью использовать заключенные в нем правозащитные правомочия. В отличие от неё, правозащитная правосубъектность властных субъектов представляет собой право на обладание правозащитными правообязанностями, которые целиком и полностью подчинены интересам реализации права человека на защиту закона. Будучи предпосылкой возникновения правозащитного отношения, правозащитная правосубъектность физических лиц и властных субъектов является необходимым условием обладания ими правозащитными правомочиями и обязанностями, а также возможностью их исполнения.

Однако правозащитная правосубъектность автоматически не влечет возникновения правозащитного отношения. Если бы такая ситуация была возможной, то надо было бы признать, что правоотношения могут складываться из способности субъектов к обладанию правами и обязанностями, а не из их наличного обладания. Но такого в юридической практике нет.

Четвертый параграф «Объект правозащитных отношений» посвящен обоснованию и анализу тех правых ценностей, по поводу которых возникают и развиваются правозащитные правоотношения.

В юридической науке наблюдается смешение объектов охранительных и правозащитных отношений, в то время как если объектами охранительных правоотношений являются материально-духовные ценности, обеспеченные охранительными санкциями, то объектами правозащитных отношений – ценности юридические (процедурно-процессуальные), гарантированные санкциями защиты. Кроме этого признака, отличающего объекты правоохранительных и правозащитных отношений, в диссертационном исследовании обосновывается и другой, состоящий в жесткой связанности объекта правоотношения с правами и обязанностями его сторон.

Исходя из того, что правоотношение это юридическая связь, складывающаяся по поводу какой-либо юридически значимой ценности, автор обращает внимание на то, что основания и порядок приобретения, пользования либо распоряжение этой ценностью, равно как её охрана и защита, должны отражаться в правах и обязанностях сторон данной связи. В противном случае правоотношения не сложатся. По этой причине объект правозащитного отношения оказывается непосредственно связанным с тем или иным правозащитным полномочием человека и корреспондируемой с ним правозащитной обязанностью государства. Рассматривая данную связанность как социально-правовую закономерность автор полагает, что объектом правозащитных отношений выступает правозащитная безопасность человека, вступившего в какие-либо юридические отношения. Именно поэтому она – правозащитная безопасность и обуславливает, а в последующем и проецирует на себя действие правозащитных полномочий человека и правозащитных обязанностей государства, в результате чего и возникает правозащитное отношение.

В диссертационном исследовании сделан вывод о необходимости различать объекты общих и конкретных правозащитных отношений.

Объектом общего правозащитного отношения выступает такое благо, как состояние правовой защи­щенности жизненно важных интересов человека как субъекта правоотношений, т.е. режим прочной правозащитной безопасности человека. Правозащитная безопасность человека является ценностью не только индивидуальной, но и общесоциальной, вследствие чего и обуславливает общую связанность каждого с государством.

Конкретный объект правозащитного отношения обозначает себя как следствие аномалии в состоянии правозащитной безопасности человека. Эти аномалии всегда есть угроза правозащитным интересам индивида. Они - конкретные правозащитные интересы и выступают объектами конкретных правозащитных отношений. При этом следует иметь в виду, что конкретные правозащитные интересы могут возникать как в материальных, так и процессуальных правоотношениях. Но не с самими этими отношениями связаны указанные интересы, а с юридическим порядком их осуществления.

С этих позиций сформулирована дефиниция общего понятия «объект правозащитных отношений», согласно которой объектом правозащитных отношений является правозащитная безопасность человека, взятая в аспекте строгого соблюдения процедур охраны и защиты его прав и свобод. Именно в этом своем качестве объект правозащитного отношения и входит составной частью в систему объектов юридической безопасности человека, не подменяя собой все другие его элементы, обеспечиваемые законом, в том числе и путем взятия их под правовую охрану.

В связи с предложенным вариантом понимания объекта правозащитных отношений в диссертации рассмотрена категория «правозаконность». По мнению автора, в плоскости правозащитной безопасности человека правозаконность представляет собой состояние гарантированного осуществления человеком правозащитных полномочий, сопряженных с неукоснительным исполнением государством правозащитных обязанностей. Наличие юридического порядка защищенности безопасности прав и свобод человека является обязательным условием возникновения правозащитных отношений.

В пятом параграфе «Правозащитный юридический факт» он рассматривается как предпосылка, необходимая для возникновения правозащитного отношения. Такого рода юридические факты могут быть названы правозащитными, поскольку с ними связано возникновение, изменение и прекращение правозащитных отношений.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.