авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

Правозащитные отношения: вопросы теории и методологии

-- [ Страница 3 ] --

В ходе категориальной характеристика «права человека на защиту закона» выяснилось, что его недопустимо рассматривать ни в качестве элемента понятия «права человека на защиту», ни как тождественного ему. И причина этого заключается не только в том, что этим самым формула «право человека на защиту закона» способна подменить собой все правоохранительное законодательство, чего вряд ли правильно допускать, но и в том, что такое его толкование позволяет «присвоить» вытекающие из него правозащитные правомочия государством, в то время как субъективное право должно и может быть реализовано именно тем лицом, которому оно принадлежит. Аналогичным образом, нельзя согласиться с попытками сведения права человека на защиту закона как к более широкому понятию – «право на защиту», так и к более узкому – «право на судебную защиту». В первом случае, помимо вышеотмеченных замечаний, происходит отождествление защиты одного их видов субъективного права человека с защитой всего объективного права, что ведет к стиранию различий в режимах их правового регулирования, во втором – к ограничению права человека на защиту закона возможностью индивида обратиться в суд за защитой. Между тем, право человека на защиту закона – это процессуально-правовой способ отстаивания человеком своей правовой защищенности, как субъекта различных юридических отношений, путем побуждения законом государство, его органов и должностных лиц, а также правомочных органов международного сообщества к выполнению ими и существующих для них правозащитных обязанностей.

Одновременно с признанием права человека на защиту закона международное сообщество, а вслед за ним и государство России возложили на себя правозащитные обязанности. Согласно п. «a» ч.3 ст.2 Международного пакта о гражданских и политических правах каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве. В соответствии с Конституцией России признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст.2).

Осуществление в нашем обществе признанных прав человека, обеспеченных юридическими обязанностями, в том числе и возложенными на государство, повлекло за собой возникновение и соответствующих правоотношений. А поскольку одним из видов реализуемых в них естественно-правовых возможностей является право человека на защиту закона, корреспондируемое с правозащитными обязанностями международного сообщества и государства, постольку стала актуальным и в научном и в практическом плане постановка вопроса об изучении тех правоотношений, в которых это право и юридические обязанности реализуются. Согласно правилу, в соответствии с которым правоотношения идентифицируются, в том числе по виду и назначению реализуемых в них субъективных прав и юридических обязанностей, данные правоотношения получили название правозащитных.

Возникновение и функционирование правозащитных отношений в юридической действительности Российской Федерации – имеет, по сути, эпохальное значение. В главном и основном это объясняется тем, что каждый человек, полагающий, что возникла угроза состоянию его правозащитной безопасности, может привлечь государство, на которое возложена обязанность обеспечивать данное состояние, к устранению созданной угрозы путем принуждения его к выполнению соответствующих, а именно - правозащитных обязанностей. При этом следует иметь в виду, что факт возникновения угрозы состоянию правозащитной безопасности человека есть свидетельство того, что между индивидом и государством возник правозащитный конфликт, что существо этого конфликта заключается в невыполнении, либо в не надлежащим выполнении государством правозащитных обязанностей. Таким образом, в осуществлении обеспечения состояния правозащитной безопасности человека и заключается основной смысл правозащитных отношений, в которых правомочной, а следовательно и побудительной стороной, в отличи от отношений правоохранительных, является человек, а обязанной - государство. Отсюда очевидно, что уклонение государством от своевременного и эффективного выполнения правозащитных обязанностей – основной источник нарастания угроз правозащитной безопасности человека. Также видно и то, что правозащитные отношения таят в себе колоссальные регулятивные возможности для организации цивилизованного, т.е. правового, способа разрешения правозащитного конфликта между отдельной личностью и государством. С социально-философской стороны они представляют собой универсальную форму эволюционного развития правовых взаимосвязей человека и государства в современном мире. В этом смысле правозащитные отношения являют собой индивидуальную, общественную и государственную ценность.

Анализ теоретико-правовой и отраслевой юридической литературы показывает, что на сегодняшний день факт существования правозащитных отношений в правовой действительности нашего общества признается все большим числом ученых, позиции которых и позволяют обоснованно ставить проблему об основных направлениях изучения этой остающейся еще во многом малоизученной правовой материи.

Первым таким направлением сложилось изучение правозащитных отношений в качестве элемента правовой системы общества (Т.М. Калинина, В.Н. Карташов, М.В. Мархгейм и др.). Особенности этого направления состоят в утверждении того, что нормативной основой правозащитных отношений выступает только объективное право, а сами правозащитные отношения представляют собой соответствующие подразделения регулятивных и охранительных правоотношений. Оппонируя сторонникам данного направления, автор обращает внимание на то, что правозащитное отношение – это та юридическая форма (способ), в которой естественные правозащитные правомочия человека реализуются во взаимосвязи с соответствующими позитивными юридическими обязанностями государства. В них, таким образом, происходит реальное взаимодействие права естественного и права позитивного. Кроме того, во многом особенное назначение правозащитного отношения исключает возможность отнесения его как к охранительным, так и к регулятивным правоотношениям, поскольку, с одной стороны, в его рамках осуществляется принуждение – применение мер защиты, а с другой – не решается вопрос о вине правообязанной стороны и к ней не применяются меры правоохраны. В правозащитном отношении правоуполномоченная сторона (человек) юридически значимыми средствами принуждает правообязанную сторону (государство, его органы и должностные лица) к выполнению возложенных на неё правозащитных обязанностей. Разумеется, правозащитные отношения сохраняют общеродовые признаки правоотношений. Но диалектика этих общеродовых признаков со специальными признаками правозащитных отношений исключает как возможность их разделения на регулятивные и охранительные, так и их идентификацию только с регулятивными либо только с охранительными правоотношениями.

Второе направление в исследовании правозащитных отношений сложилось в результате попыток системного анализа правозащитного регулирования (И.А. Блинова, В.М. Лазарев, Н.В. Папичев, А.В. Стремоухов и др.). С позиций системного подхода выяснилось, что правозащитное регулирование как целостное явление может сложиться и функционировать только в том случае, если оно снабжено соответствующим методом, ставить вопрос о котором, в свою очередь, можно только в том случае, если он имеет свой специфический предмет, т.е. особую группу правовых отношений, которые и были определены как отношения правозащитные. Однако анализ этого подхода показывает, что его сторонники допускают явное и необоснованное расширение инструментально-регулятивных возможностей правозащитного отношения, что, в конечном счете, приводит к их неразличению от отношений регулятивных и правоохранительных. Так, ими утверждается, что правозащитное отношение является универсальным способом осуществления всех прав человека, что в его рамках осуществляются все виды неблагопри­ятных последствий, в том числе и преследующих карательные цели (лишения материального, организационного или личного характера), наступающих для того субъекта, кото­рый нарушил то или иное право человека.

С точки зрения диссертанта, необоснованное расширение инструментально-регулятивных возможностей правозащитного отношения является следствием отнесения к правозащитным отношениям и тех отношений, которые не являются таковыми. Анализ доводов, приводимых сторонниками рассматриваемого направления, выявляет, что в основу понимания правозащитного отношения они положили методологию и теорию действия охранительных норм позитивного права. Это и привело их к выводу о том, что и защита прав человека, и их охрана – это как раз те юридические формы, в которых и осу­ществляется право человека на правовую защиту. И этот вывод не позволил его сторонникам обнаружить, что правозащитное отношение – это всегда правоотношение вторичное, поскольку оно возникает не тогда, когда имеет место нарушение какого-либо гражданского, политического, социально-экономического или культурного права (свободы) человека, а тогда, когда в рамках самых различных правовых отношений, но с обязательным участием человека, возникают либо уже возникли угрозы его правозащитной безопасности. Появление угроз правозащитной безопасности человека в самых различных правоотношениях и побуждает человека к использованию права на защиту закона, т.е. обратиться за защитой к государству, в связи с чем и возникает конкретное правозащитное отношение. Смешение первичных правоотношений, т.е. тех, в которых возникла либо реализовалась угроза юридической безопасности человека, со вторичными, т.е. с теми, которые возникли в результате обращения человека к государству за защитой от таких угроз, ведет к стиранию различий в юридических и фактических основаниях правозащитных и правоохранительных отношений.

Следующее направление исследования правозащитных отношений можно назвать естественно-правовым, поскольку здесь правозащитные отношения рассматриваются с позиции отнесения этих отношений к естественно-правовым.

Надо отметить, что в современном отечественном правоведении неоднократно предпринимались попытки обоснования существования естественно-правовых отношений (В.С. Афанасьев, Н.Л. Гранат, Ю.И. Гревцов и др). При этом в качестве одного из основных доводов существования естественно-правовых отношений приводится факт того, что если в правовом отношении реализуется то или иное естественное, общепризнанное право человека, то такое правоотношение может быть квалифицировано в качестве естественно-правового. Исходя из существа этого и других доводов, диссертант предпринял попытку концептуального обоснования тезиса о том, что правозащитное отношение, имея в своей основе право человека на защиту закона, может быть понято как естественно-правовое и в этом качестве выступить юридической формой реализации правозащитных правомочий человека и правозащитных обязанностей государства. В результате разработки этой концепции и сложилось естественно-правовое направление в исследовании правозащитных отношений.

В юридической литературе отмечается, что естественные права человека могут осуществляться как в общих, так и в конкретных правоотношениях (Н.И. Матузов), что естественно-правовые отношения могут классифицироваться не только по основанию абстрактности юридической связи носителя прав человека с другими субъектами, но и по основанию характера осуществляемых в них прав человека, в связи с чем они подразделяются на материальные и процессуальные. Последние, т.е. процессуальные, и выступают формой реализации права человека на защиту закона.

Обобщая высказывания специалистов относительно естественно-правового подхода к правозащитным отношениям, автор обращает внимание на то, что никто из них не интерпретирует естественно-правовые отношения в качестве охранительных. Также отмечает преобладание мнений ученых о том, что право человека на защиту закона реализуется в естественно-правовых правозащитных отношениях, которые могут быть общими и конкретными, но не материальными, а исключительно процессуальными. Очевидно, последнее связано с тем обстоятельством, что, как поясняет А.А. Демин, «в процессуальных отношениях не охраняют права, а выясняют юридическую исти­ну, обоснованность притязания на право»5.

Анализируя существующие в юридической науке попытки обоснования естественно-правового подхода к пониманию правозащитных отношений, нельзя не заметить, что их авторы чаще всего оперируют не целостной правовой материей правозащитного отношения, а только одной его частью – каким-либо правозащитным правомочием человека. Однако теоретический анализ одного какого-либо правозащитного правомочия еще не есть анализ правозащитного отношения в целом, поскольку о факте появления, существования и функционирования правозащитного отношения можно говорить только с того момента, когда реализуемое то или иное правозащитное правомочие человека состыкуется, свяжется с соответствующей правозащитной обязанностью надлежащего субъекта. Следовательно, анализ правозащитного отношения должен вбирать в себя и правозащитные обязанности, корреспондируемые с правозащитными правомочиями.

Оценивая изложенные направления исследования правозащитных отношений, следует признать, что третье направление привлекает к себе наибольшее внимание. По мнению диссертанта, это объясняется тем, что в рамках данного направления появляется возможность вовлечь в предмет теоретического анализа всю проблематику действия правозащитных правомочий человека и правозащитных обязанностей государства и, в первую очередь, вопрос об их единой юридической форме осуществления, в качестве которой и выступает правозащитное отношение. В этой связи имеет смысл подчеркнуть еще раз, что главным его достоинством является реализуемая в нем логика, согласно которой правозащитное отношение появляется с объективной закономерностью вследствие осуществления права человека на защиту закона и правозащитных обязанностей государства, а это, помимо всего прочего, автоматически придает любому правозащитному отношению статус отношения международного.

Во втором параграфе «Концептуальный характер естественно-правового подхода в изучении правозащитных отношений» выявляются и исследуются философско-правовые истоки естественно-правового подхода в теоретическом осмыслении правозащитных отншений.

Автор считает, что встав на позиции естественно-правового подхода в исследовании правозащитных отношений, необходимо иметь в виду, что этим самым не только обозначается соответствующий угол зрения на правозащитные отношения, но и вовлекается в методологию их изучения ряд категорий, определенность понимания которых затруднена, в одних случаях, связанностью с концептуальными основами различных вариантов миропонимания, а в других – присущей им тенденцией к конвенциальности. Однако даже при наличии этих факторов, заметно осложняющих познание правозащитных отношений, естественно-правовой подход, в сравнении с другими, сохраняет в себе наибольшую способность раскрыть реальное взаимодействие естественного права с правом позитивным, выраженного, соответственно, в юридической связи права человека на защиту закона с правозащитными обязанностями государства.

Как известно, идея о том, что естественное право не только является критерием права позитивного, но и способно выступать с ним в единстве, была сформулирована мыслителями Древнего Рима. Пройдя через века, её восприняло и наше отечественное современное правоведение, приобретя в ней статус основной правовой идеи, обусловившей процесс конвергенции юридического позитивизма и теории естественного права. С этих позиций в диссертации обосновывается постановка вопроса о концептуальности естественно-правового подхода в изучении правозащитных отношений, которая рассматривается автором как закономерный этап в исследовании права современной России. Кроме оперционально-научного значения, важность концепции естественно-правового подхода заключается и в развитии идеи о цивилизованном праве, как о новом качественном образовании, складывающемся во взаимосвязи права естественного с правом позитивным (В.Д. Ардашкина, Л.Д. Воеводина, Л.И. Глухаревой, В.В. Лазарева, Е.А.Лукашевой, А.С. Мордовца, В.С. Нерсесянца, В.М. Шафирова и др.). Таким образом, концептуальное существо естественно-правового подхода в исследовании правозащитных отношений состоит в идее о диалектике естественного права и права позитивного. Следовательно, концепция естественно-правового подхода к правозащитным отношениям не противопоставляется позитивному подходу и не является его альтернативой. Она, в рамках конкретной правовой материи, в качестве которой выступают правозащитные отношения, раскрывает на уровне субъективного права связь между естественным правом и правом позитивным. Этим самым она обеспечивает обоснование предметности правозащитных отношений и познание в них закономерной сопряженности между правом человека на защиту закона и правозащитными обязанностями государства. Все это, вместе взятое, указывает на то, что концепция естественно-правового подхода имеет не только сугубо академическое, но и практическое значение, поскольку в ходе её реализации создаются теоретические предпосылки для создания эффективно работающих правовых и организационных инструментов регулирования правозащитных отношений.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.