авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Провокация преступления как комплексный институт уголовного права: проблемы теории и практики

-- [ Страница 5 ] --

Автором делается вывод о том, что провокатор, даже если он выступает от имени государства, должен подлежать тому же наказанию, что и преступник. Иначе получается, что государство заинтересовано в избавле­нии своего гражданина от заслуженного наказания, в освобождении от обязанности соблюдать свои же собственные законы. Это в свою очередь может привести к хаосу в уголовно-правовых отношениях между государством и гражданином отдельно взятой страны. В случае нарушения государством установленных им же норм оно уже не вправе требовать от граждан их соблюдения.

Глава пятая «Виктимология и учение о провокации преступления в уголовном праве» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Виктимологические аспекты поведения потерпевшего как основного фактора, детерминирующего возникновение и развитие провокационной деятельности» диссертант анализирует проблемы связи между преступником и жертвой преступления, останавливаясь на характеристике провоцирующего типа жертвы, делая вывод, что она является наиболее распространенным типом жертв преступлений. Собственными действиями жертва толкает потенциального преступника на противоправный акт, создает благоприятную обстановку для совершения преступления или способствует ее созданию.

В ходе проведенного автором социологического исследования выявлено, что наиболее известными, по мнению экспертов, являются случайные (72%), реальные (69%) и потенциальные (56,6%) жертвы. Несколько снижены представления опрошенных о пассивных (индифферентных) (40,2%) и некритичных (26%) жертвах. Агрессивные (конфликтные) жертвы преступлений известны 23,6% экспертов. Вынужденно пассивные, инициативные и активные жертвы преступлений известны 18,5% опрошенных сотрудников. Весьма незначительную часть (11,4%) составляют нейтральные жертвы, поведение которых не было негативным, а практически носило безупречный характер, то есть никоим образом не вызывало преступных действий, оно было достаточно осмысленным и в меру активным, инициативным (крайняя форма нейтрального поведения жертвы – пассивное поведение).

Изучение уголовных дел о взяточничестве, с целью изучения жертв взяточничества (как получения, так и дачи взятки), позволило всех жертв разделить на три категории: случайные, реальные и потенциальные жертвы. Такой подход позволил получить более объективные данные, характеризующие потерпевших, и в дальнейшем позволит, по мнению диссертанта, выбирать наиболее эффективные меры по противодействию провокационной деятельности.

Провокационное поведение жертвы может проявиться как в активной форме, так и в пассивной. Причем та и другая форма ненадлежащего поведения потерпевшего может быть сознательной или бессознательной, когда жертва не отдает себе отчета в упречности своего поведения и в возможной реакции на него.

Пассивная форма провокации выражается в небрежных, неосторожных или иных действиях возможной жертвы, создающих благоприятную возможность для совершения потенциальным правонарушителем преступления. Проанализировав позицию авторов, мы можем сделать вывод о том, что активная форма провокации (прямая и косвенная) выражается в умышленных провоцирующих противоправных действиях потерпевшего, которые должны иметь уголовно-правовую оценку и влиять на назначение наказания спровоцированному лицу в сторону смягчения.

Пассивная же форма провокации (небрежные, неосторожные действия) не имеет уголовно-правовых последствий и является виктимологической категорией в оценке действий неосторожно провоцирующего потерпевшего.

Бесспорно, провокационное поведение потерпевшего в виктимологическом смысле можем являться поводом для противоправных действий причинителя вреда. Следовательно, изучение личности жертвы преступления и ее поведения не менее важно, чем значение личностых качеств и поведения преступника, поскольку провоцирующее поведение потерпевшего имеет определенное уголовно-правовое значение и учитывается при решении вопросов квалификации преступлений, назначения наказания виновным, что делает целесообразным рассмотрение виктимологических проблем в уголовно-правовом их проявлении.

Проанализировав доктринальные позиции относительно форм провокационной деятельности, автор пришел к выводу о необходимости выделения умышленно провоцирующего и неосторожно провоцирующего потерпевшего, то есть не только по форме провоцирующих действий потерпевшего, но и по его отношению к совершаемому деянию. Такая классификация будет востребована в предупредительной деятельности провоцируемых преступлений, выработке специальных мер профилактического воздействия на самого провоцирующего потерпевшего в зависимости от вида и соответственно на причинителя вреда.

По сути, активная форма провокации представляет собой преступление, совершаемое с прямым умыслом, поскольку в такой ситуации провоцирующий на причинение вреда осознает общественную опасность своего деяния, предвидит наступление общественно опасных последствий и желает их наступления, вовлекая при этом в совершение преступления другое лицо. Такого рода провокация носит криминологический характер и в данном случае не имеет цели изобличения спровоцированного, а наоборот, лицо вовлекается провокатором в совершение преступления из личной выгодности деяния для провоцирующего. Следовательно, действия такого провокатора уголовно наказуемы, но не за провокацию, а за фактически совершенное преступление, которое охватывалось его умыслом (например, получить страховку по увечью).

При косвенной провокации в активной форме жертва своими отрицательными действиями вызывает против себя преступную реакцию. Чаще всего примеры косвенной провокации встречаются в семейно-бытовых конф­ликтах, когда совершение преступления является следствием аморального, неправомерного, преступного поведения потерпевшего, что обязательно должно учитываться при назначении наказания преступнику, а также влиять на определение роли потерпевшего в совершении преступления и установление ответственности исходя из содеянного.

Анализируя провокационную деятельность как явление, автор ставит вопрос о причинах, порождающих такую деятельность, и дает подробную виктимологическую характеристику жертв преступлений.

Во втором параграфе «Провоцирующая роль конфликта в совершении преступлений» речь идет о взаимодействии преступника и жертвы на материальном, энергетическом и информационном уровнях, что является основой моделирования механизма преступного поведения. Изучение криминогенных характеристик виктимности, с одной стороны, открывает поле широкого применения концепций социальной интеракции при анализе причин и условий преступления, с другой – направлено на ограничение преступности в целом.

При этом анализ механизма преступного поведения, будучи сопряженным с анализом формирования виктимной активности жертвы, является наиболее продуктивным и перспективным направлением исследований криминогенности виктимности. Недаром в последних работах по криминологии подчеркивается значение рассмотрения характеристик жертвы и ее активности не в качестве элемента криминогенной ситуации, а в качестве самостоятельной составляющей самого механизма.

Рассматривая проблему места и роли виктимной активности личности в механизме преступного поведения, автор отмечает, что существуют, по крайней мере, два пути исследования указанной активности в генезисе преступления.

При рассмотрении роли и значения жертвы в механизме совершения преступления необходимо анализировать процесс формирования потребностей, интересов, возможностей, мотивов, целей правонарушающего поведения, процесс принятия и исполнения решения.

По мнению диссертанта, виктимная активность жертвы может выступать как катализатор привычного, длящегося, повторяющегося конфликта, выступавшего целью антиобщественного поведения преступника, однако результат, в силу скоротечности и импульсивности взаимодействия преступника и жертвы, значительно превзошел ожидания. При этом виктимная активность может быть провоцирующей и, наконец, объективно преступной. Особо выделяются случаи, когда конфликт не является спонтанным проявлением случайно сложившихся противоречий, а возникает вследствие сознательной провокации одной из сторон. Это могут быть распространенные в уголовно-правовой практике случаи хулиганских действий. Целью провокатора в таких случаях является любая отрицательная ответная реакция провоцируемого, которая как бы обосновывает враждебность провокатора и хулиганские действия. В данном случае речь идет об индивидуальной виктимности.

Выявление потенциальных жертв, осуществление мер по их защите, повышение способности возможных потерпевших к сопротивлению преступнику и самозащите, а также устранение ситуаций, в которых повышается возможность причинения им вреда, имеет огромное профилактическое значение. Нет смысла доказывать, что успешно бороться с преступностью можно не только путем сокращения числа лиц, склонных к правонарушениям, но и принимая соответствующие меры к уменьшению числа возможных жертв.

Говоря о предупреждении конфликта, диссертант определяет основные виды такого предупреждения. Во-первых, наиболее эффективной формой предупреждения конфликта является устранение его причин. Устранение причин конфликта тесно связано с воздействием на мотивацию участников. Изменение мотивации признается второй формой предупреждения конфликта.

Анализ межличностных противоречий, послуживших причиной острого конфликта, стадий его развития, роли каждого из участников дает возможность конкретизировать объекты профилактического воздействия и своевременного предотвращения криминогенного развития ситуации.

Важное значение для нормативной характеристики конфликтов имеют нормы права. В отличие от нравственных, правовые нормы закреплены в законах и других актах, санкционированных государством. Это значит, что правовая оценка конфликта имеет официальный характер и потому не может быть изменена под давлением одной из сторон, общественных настроений и пристрастий. Поэтому юридическое регулирование является наиболее действенным способом разрешения и предупреждения конфликта.

В заключении подводятся итоги исследования, намечаются возможные перспективы дальнейшего научного решения уголовно-правовых проб­лем, связанных с привлечением к уголовной ответственности за провокацию преступления, формулируются основные выводы теоретического и практического характера и предлагаются пути совершенствования уголовного закона и ряда других нормативных актов.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах:

Монографии, учебные пособия

1. Радачинский С.Н. Уголовная ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа: Учебное пособие. – Ростов-на-Дону, 2003. – 134 с. – 9 п. л.

2. Радачинский С.Н. Уголовное право. Общая часть: Учебник. – Ростов-на-Дону, 2006. – 38 п. л./ 2 п. л. (глава в учебнике).

3. Радачинский С.Н. Уголовное право. Особенная часть: Учебник. – Ростов-на-Дону, 2008. – 51 п. л./ 1,5 п. л. (глава в учебнике).

4. Радачинский С.Н. Уголовно-правовые меры противодействия провокации взятки либо коммерческого подкупа: Монография. – Таганрог, 2009. – 144 с. – 9 п. л.

5. Радачинский С.Н. Уголовно-правовая регламентация провокации преступления: Монография. – Таганрог, 2010. – 162 с. – 10,2 п. л.

6. Радачинский С. Н. Провокация преступления как комплексный институт уголовного права: проблемы теории и практики: Монография. – Н. Новгород, 2011. – 398 с. – 24 п. л.

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для опубликований диссертационных исследований:

7. Радачинский С.Н. Особенности освобождения от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений в процессе ОРД // Юрист-правовед. – 2005. – № 4. – С. 38–41. – 0,4 п. л.

8. Радачинский С.Н. Особенности разграничения оперативного эксперимента от провокации взятки // Юрист-правовед. – 2007. – № 3. – С. 41–45. – 0,6 п. л.

9. Радачинский С.Н. Юридическая природа провокации преступления // Уголовное право. – 2008. – № 1. – С. 59–64. – 0,6 п. л.

10. Радачинский С.Н. Провокация как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Уголовное право. – 2009. – № 2. – С. 64–69. – 0,6 п. л.

11. Радачинский С.Н. Проблема оценки действий лиц, спровоцированных на совершение преступления // Российский следователь. – 2009. – № 5. – С. 18–20. – 0,5 п. л.

12. Радачинский С.Н. Некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений в процессе оперативно-розыскной деятельности / С.Н. Радачинский, А.Г. Шарапов // Российский следователь. – 2009. – № 13. – С. 9–12. – 0,5 п. л./ 0,25 п. л.

13. Радачинский С.Н. Оценка субъективных признаков состава провокации взятки либо коммерческого подкупа // Юрист-правовед. – 2009. – № 3. – С. 43–46. – 0,5 п. л.

14. Радачинский С.Н. Провокация взятки и оперативный эксперимент: соотношение понятий / С.Н. Радачинский, И.В. Тимошенко // Северо-Кав­казский юридический вестник. – 2009. – № 4. – С. 81–87. – 0,8. п. л./ 0,4 п. л.

15. Радачинский С.Н. Совершенствование уголовно-правовых средств воздействия на провокаторов и их деятельность // Северо-Кавказский юридический вестник. – 2010. – № 3. – С. 79–84. – 0,8 п. л.

16. Радачинский С.Н. Провокация взятки и оперативный эксперимент (соотношение понятий) // Научный портал МВД России. – 2011. – № 2. – С. 60–68. – 1,2 п. л.

17. Радачинский С.Н. О совершенствовании уголовного законодательства в сфере борьбы с организованной преступностью и коррупцией // Юрист-правовед. – 2011. – № 1. – С. 36–41. – 0,7 п. л.

18. Радачинский С.Н. О видах провокации преступления в уголовном законодательстве России и зарубежных стран // Философия права. – 2011. – № 3. – С. 36–41. – 0,7 п. л.

19. Радачинский С.Н. Проблемы установления признаков провокации в действиях правоохранительных органов, осуществляющих оперативно-ро­зыскную деятельность // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2011. – № 1. – С. 259–263. – 0,7 п. л.

Иные публикации:

20. Радачинский С.Н. Квалификация провокации взятки либо коммерческого подкупа // Новый Уголовный кодекс России: проблемы борьбы с преступностью: Сборник научных статей. – Ростов-на-Дону, 1997. – С. 23–28. – 0,4 п. л.

21 Радачинский С.Н. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа // Деятельность органов внутренних дел по обеспечению прав и свобод личности: Сборник статей адъюнктов и соискателей. – Ростов-на-Дону, 1998. – С. 66–71. – 0,4 п. л.

22. Радачинский С.Н. Проблема защиты прав граждан в деятельности ОВД // Права человека в России: время надежд разочарований: Материалы докладов и сообщений межвузовской научно-практической конференции. – Ростов-на-Дону, 1998. – С. 160–162. – 0,2 п. л.

23. Радачинский С.Н. Соотношение подстрекательства и провокации в уголовном праве России // Власть: криминологические и правовые проблемы: Сборник научных статей. – М., 2000. – С. 182–187. – 0,4 п. л.

24. Радачинский С.Н. Особенности освобождения от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений в процессе оперативно-розыскной деятельности // Проблемы российской правовой системы. Инновационные процессы в образовании: 3 Международная научно-практическая конференция. – Таганрог, 2003. – С. 42–44. – 0,2 п. л.

25. Радачинский С.Н. Отличие оперативного эксперимента от провокации взятки либо коммерческого подкупа // Актуальные проблемы правовой науки: Межвузовский сборник научных трудов юридического факультета Поморского государственного университета. – Архангельск, 2006. – Вып. 4. – С. 314–321. – 1 п. л.

26. Радачинский С.Н. Уголовно-правовая борьба с провокацией взятки в США // Материалы диссертационных исследований докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов. – Ростов-на-Дону, 2005. – Ч. 4. – С. 38–41. – 0,3 п. л.

27. Радачинский С.Н. Некоторые моменты квалификации провокации взятки либо коммерческого подкупа // Уголовно-правовая политика: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Ростов-на-Дону, 2006. – С. 27–30. – 0,2 п. л.

28. Радачинский С.Н. Объект провокации взятки либо коммерческого подкупа // Научные труды ученых юристов Северо-Кавказского региона. – Краснодар, 2006. – Вып. 11. – С. 23–27. – 0,3 п. л.

29. Радачинский С.Н. О сущности провокации преступления // Научные труды ученых юристов Северо-Кавказского региона. – Краснодар, 2008. – Вып. 17. – С. 54–57. – 0,3 п. л.

30. Радачинский С.Н. О понятии провокации преступления // Научные труды ученых юристов Северо-Кавказского региона. – Краснодар, 2008. – Вып. 18. – С. 21–25. – 0,4 п. л.

31. Радачинский С.Н. Провокация преступления как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях. – Нальчик, 2008. – Т. 1. – С. 409–421. – 1 п. л.

32. Радачинский С.Н. Некоторые меры противодействия провокации преступления в США // Вестник Таганрогского государственного педагогического института. Гуманитарные науки. – Таганрог, 2008. – Вып. 2. – С. 189–193. – 0,6 п. л.

33. Радачинский С.Н. Провокация преступления: понятие и сущность // Миграционный порядок. – Ростов-на-Дону, 2008. – Ч. 2. – С. 132–135. – 0,3 п. л.

34. Радачинский С.Н. Специальные виды обстоятельств, исключающих преступность деяния // Вестник Таганрогского государственного педагогического института. Гуманитарные науки. – Таганрог, 2009. – Вып. 1. – С. 106–110. – 0,6 п. л.

35. Радачинский С.Н. О соотношении подстрекательства и провокации преступления в уголовном праве России // Перспективы государственно-правового развития России в XXI веке: Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции. – Таганрог, 2009. – С. 273–276. – 0,2 п. л.

36. Радачинский С.Н. О допустимости провокации как способа борьбы с коррупцией / С.Н. Радачинский, А.Б. Мельниченко // Уголовно-политические, уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с современной преступностью и коррупцией: Сборник научных трудов. – Саратов, 2009. – С. 68–71. – 0,7 п. л./ 0,35 п. л.

37. Радачинский С.Н. Проблемы освобождения от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений в процессе оперативно-розыскной деятельности // Противодействие современной преступности: оценка эффективности уголовной политики и качества уголовного закона: Сборник научных трудов. – Саратов, 2010. – С. 183–187. – 0,6 п. л.

38. Радачинский С.Н. Специальные виды, обстоятельств исключающих преступность деяния / С.Н. Радачинский, Г.В. Евсеев // Вестник Таганрогского государственного педагогического института. Гуманитарные науки. – Таганрог, 2010. – Вып. 2. – С. 316–321. – 0,5 п. л./ 0,25 п. л.

39. Радачинский С.Н. Факторы, детерминирующие возникновение провокационной деятельности // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики: Сборник трудов участников 7-ой Всероссийской научно-практической конференции. – Ростов-на-Дону, 2010. – С. 156–161. – 0,5 п. л.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.