авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Провокация преступления как комплексный институт уголовного права: проблемы теории и практики

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Радачинский Сергей Николаевич



Провокация преступления

как комплексный институт уголовного права: проблемы теории и практики

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Нижний Новгород – 2011

Работа выполнена на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Гришко Александр Яковлевич;

доктор юридических наук, профессор

Пинкевич Татьяна Валентиновна;

доктор юридических наук, профессор

Пудовочкин Юрий Евгеньевич

Ведущая организация: Академия Генеральной прокуратуры

Российской Федерации

Защита состоится 6 октября 2011 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603144, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан «___» __________ 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В течение последних лет уголовное законодательство России непрерывно обновляется. Одной из наболевших проблем, обсуждаемых в теории уголовного права и имеющих важное практическое значение, является проблема ответственности за провокацию преступления. В теории уголовного права советского и постсоветского периода исследованию проблемы провокации преступления долгое время не уделялось должного внимания. Более того, получило широкое распространение мнение о том, что данная проблема для советского и российского уголовного права неактуальна. И лишь некоторые авторы1, затрагивая проблему провокации преступления, отождествляли ее с подстрекательством к совершению преступления, определяя как склонение лица к совершению преступления с целью последующей передачи его органам правосудия.

Вместе с тем, провокация и подстрекательство как форма соучастия не являются тождественными понятиями, и понятие «склонение другого лица к совершению преступления», определяющее институт подстрекательства в отечественном уголовном праве, не в состоянии отразить все многообразие форм провокации. Однако российское уголовное законодательство не содержит нормы, описывающей признаки провокации преступления и регламентирующей ее правовые последствия, что породило множество спорных вопросов, как в доктрине уголовного права, так и в правоприменительной практике. Включение же самостоятельной нормы о провокации преступления, например, в главу о соучастии позволило бы создать правовую основу борьбы с преступной провокацией и повысить эффективность правоприменительной практики. Вхождение предлагаемой нормы в структуру Общей части УК РФ, кроме того, сделает лишенными смысла дискуссии по вопросу о привлечении к уголовной ответственности провокатора, действующего из ложно понятых интересов службы, и спровоцированного на совершение преступления лица.

Действительно, в случае, например, подстрекательства к совершению того или иного преступления вряд ли у кого-либо возникнет мысль освободить от уголовной ответственности подстрекателя, действующего «из лучших побуждений», или склонившегося к совершению этого преступления исполнителя. Помимо этого, решится и проблема, связанная с осуществлением оперативно-розыскных действий в отношении лиц, обоснованно подозреваемых в совершении определенного круга преступлений.

В науке уголовного права до сих пор не выработано единых критериев для классификации не только такого малоизученного явления, как провокация, но и института соучастия, в рамках которого обычно рассматривается вышеуказанное явление.

Провоцировать можно на совершение фактически любого умышленного преступления, однако УК РФ предусматривает уголовную ответственность только за провокацию взятки либо коммерческого подкупа, что представляется нелогичным и свидетельствует о специфической или элитной группе потерпевших, о которых проявляется особая забота законодателя. Остались за сферой уголовно-правовой регламентации и требуют научного анализа такие виды провокационных действий, как провокация убийства, изнасилования, приобретения или сбыта наркотических средств либо психотропных веществ, провокации необходимой обороны, кражи, вымогательства и т. п. И в этих случаях возникает вопрос о правовой оценке провокаторской деятельности. Вместе с тем, определяющей причиной отсутствия правовых норм, позволяющих давать правильную оценку провокационным действиям, является нерешенность проблемы дефиниции, классификации и квалификации последних в доктрине уголовного права.

По нашему убеждению, провокация может иметь и другие разновидности, одной из которых выступает провокация как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Имеются в виду те случаи, когда провокация является единственным или более эффективным средством обнаружения преступного замысла, предотвращения более тяжких преступлений, раскрытия совершенных. И в большей степени это касается случаев возможно вынужденной провокации, к которой могут прибегать сотрудники правоохранительных органов или лица, сотрудничающие с ними на контрактной основе, внедряемые в преступную среду. Ведь, несмотря на достаточно подробную регламентацию оснований и порядка проведения таких оперативно-розыскных мероприятий, как оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент, законодательно остается неразрешенным один достаточно серьезный вопрос – об ответственности внедренного лица, осуществляющего, хотя и формально, с правоохранительной целью, но все же объективную деятельность, например, по незаконному перемещению наркотических и психотропных веществ, по выявлению фактов систематического взяточничества. Лица, сотрудничающие с правоохранительными органами, внедренные в преступную группу по заданиям должностных лиц – субъектов оперативно-розыскной деятельности, вынуждены совершать преступления, а в некоторых случаях и провоцировать их совершение. Нормы уголовного законодательства не содержат положений, которые позволяли бы освобождать таких лиц от уголовной ответственности.

Актуальным на сегодняшний день остается и вопрос о смягчении наказания лицу, совершившему преступление вследствие его провоцирования, а также о провоцирующей роли потерпевшего в совершении преступления.

До настоящего времени в доктрине уголовного права комплексное исследование провокационной деятельности не проводилось. По-прежнему остается дискуссионным само понятие провокации, нет единого понимания ее признаков, не изучены виктимологические аспекты противодействия провокационной деятельности, не решен вопрос о степени общественной опасности как данной деятельности в целом, так и ее отдельных видов.

Комплексное решение этих вопросов позволит устранить межотраслевые коллизии и унифицировать российское законодательство в целом.

Степень научной разработанности темы исследования. Уровень разработки данной проблемы следует признать явно недостаточным. Институт провокации преступления не получил достаточного освещения ни в монографической литературе, ни в диссертационных исследованиях. Однако отдельные аспекты провокации рассматривались в рамках постановки более узких проб­лемных вопросов. Так, проблемам уголовно-правовой борьбы с провокацией отдельных видов преступлений, таких как получение взятки, коммерческий подкуп, посвящены работы И.А. Гельфанда, В.Ф. Кириченко, В.Д. Меньшагина, А.А. Пионтковского, А.М. Чепульченко. Вместе с тем, накопленный опыт теоретических исследований относится к 70-м годам прошлого века.

В современной юридической литературе к исследованию проблем провокации взятки либо коммерческого подкупа обращались Б.В. Волженкин, В.М. Жухрай, Н.А. Егорова, П.А. Кошель, Ф.М. Лурье, К.К. Горяинов, С.С. Овчинский, В.Д. Пахомов, А.И. Кирпичников, А.И. Глушков, М.П. Смирнов, Ю.В. Калинин, П.С. Яни. При исследовании института соучастия обращали внимание на проблему провокации Н.С. Таганцев, В.С. Позднышев, Ф.Г. Бурчак, М.И. Ковалев, А.Н. Трайнин. В ходе исследования криминальной виктимологии на роль и значение провокации преступления со стороны жертвы указывали Д.В. Ривман, В.И. Полубинский, В.С. Минская, В.В. Вандышев, В.Н. Кудрявцев, В.С. Кудрявцев, В.П. Казимирчук. Использованию провокации в деятельности правоохранительных органов уделяли внимание В.Д. Иванов, А.Ф. Возный, В.П. Котин, В.А. Ковалев, Р.С. Мулукаев. Уголовно-правово и криминологическому анализу провокации взятки либо коммерческого подкупа были посвящены работы С.А. Бабыч, Е.В. Говорухиной, О.А. Мансурова А.А. Мастеркова, О.А. Рыжовой. Однако исследования затрагивали только вопрос уголовной ответственности за провокацию взятки либо коммерческого подкупа, анализ же провокации преступления как комплексного института уголовного права до сих пор никем не проводился.

Объектом настоящего диссертационного исследования является комплекс охраняемых уголовным законом общественных отношений, определяющих теоретические и практические основы института провокации преступления в доктрине уголовного права.

Предметом исследования выступают:

– нормы российского уголовного законодательства, предусматривающие ответственность за провоцирование преступной деятельности;

– нормы уголовного законодательства зарубежных стран, регламентирующие ответственность за сходные деяния, позволяющие выявить виды, формы и уголовно-правовые последствия провокационной деятельности;

– акты судебного толкования и материалы судебно-следственной практики, касающиеся провокации преступления;

– практика применения правоохранительными органами уголовного законодательства по делам о провокации преступления;

– результаты социологических исследований;

– юридическая литература по обозначенной тематике, а также смежной тематике уголовно-правового и административно-правового характера.

Целью диссертационного исследования является научное обоснование теоретико-правовых основ института провокации и формулирование на этой основе предложений по совершенствованию его законодательного регулирования и повышению эффективности правоприменения.

Достижение указанных целей обеспечивается в результате решения следующих исследовательских задач:

– разработать концептуальные подходы к определению места учения о провокации преступления в доктрине уголовного права;

– изучить развитие института провокации преступления в истории уголовного права России и зарубежных стран;

– сформулировать понятие провокации преступления, установить ее сущность и содержание, определить их место в системе юридических фактов, порождающих уголовно-правовые отношения;

– разработать классификацию видов и форм провокационной деятельности, как в нормах Общей части, так и Особенной части Уголовного кодекса РФ;

– обозначить перспективы развития института провокации преступления в нормах Общей и Особенной части уголовного законодательства России;

– сформулировать понятие уголовно-правовой нормы, регламентирующей провокацию;

– выявить проблемы применения института провокации преступления в деятельности правоохранительных органов;

– проанализировать спектр виктимологических проблем провокации преступления;

– выработать предложения и рекомендации теоретического и практического характера по совершенствованию правоприменительной деятельности правоохранительных органов;

– сформулировать теоретически обоснованные предложения по совершенствованию уголовного законодательства в сфере провокационной деятельности.

Методология и методика исследования. В соответствии с общенаучными подходами к проведению теоретических исследований методологическую основу диссертационной работы составили базовые положения диалектического метода познания, позволяющие отразить взаимосвязь теории и практики, формы и содержания предмета исследования, процессы развития и качественных изменений рассматриваемых социальных, политико-правовых и уголовно-правовых явлений.

На теоретическом уровне исследования применялись анализ и синтез как философских, теоретико-правовых, так и исторических, психологических, социологических знаний, отражающих закономерности развития института провокации.

В процессе исследования использовались современные научно-исследовательские концепции, основанные на применении частных научных методов: качественного и количественного анализа социально-правовых процессов и явлений, контент-анализа, статистического и сравнительно-правового анализа, исследования документов и экспертных оценок, опросов, наблюдений и др.

Применение вышеизложенных научных методов обеспечило выполнение требований комплексного и междисциплинарного подхода к диссертационному исследованию.

Теоретическую базу работы составили труды Г.А. Аванесова, С.В. Бо­родина, Н.И. Ветрова, Б.В. Волженкина, В.А. Владимирова, А.Я. Гришко, Н.А. Егоровой, А.Э. Жалинского, В.Д. Иванова, М.И. Ковалева, В.С. Комиссарова, Ю.А. Красикова, В.Н. Кудрявцева, С.Ф. Милюкова, А.В. Наумова, К.В. Ображиева, Э.Ф. Побегайло, А.А. Пионтковского, Ю.Е. Пудовочкина, Т.Н. Радько, А.И. Рарога, Ю.М. Ткачевского, Н.С. Таганцева, М.Д. Шаргородского, Б.В. Яцеленко, П.С. Яни и др. Использование данных философии, теории государства и права, социологии, психологии, криминологии и виктимологии, теории уголовного права, других юридических наук, практических данных и других методов исследования дало возможность по-новому осветить проблемы, связанные с институтом провокации.

Нормативной базой исследования послужили: Конституция Российской Федерации; уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации; ведомственные (МВД России) нормативные акты, относящиеся к регулированию оперативно-розыскной деятельности; иные нормативные документы правоохранительных органов. Использовались материалы международно-правовых актов и конвенций, постановлений Европейского суда по правам человека. В процессе исследования также проанализированы соответствующие положения уголовного законодательства ряда зарубежных стран, акты толкования высших судебных инстанций, опубликованная судебная практика.

Эмпирическую базу исследования составили уголовные дела, в материалах которых содержались свидетельства о различных видах провокаций, а также данные правовой статистики и конкретного социологического исследования. По предварительно составленной рабочей программе автором изучено 120 многоэпизодных уголовных дел, возбуждение которых было основано на проведении оперативно-розыскных мероприятий, 60 дел оперативного учета. В интервьюировании и анкетировании приняли участие более 180 оперативных сотрудников МВД со стажем оперативной работы более трех лет, 70 федеральных судей, более 200 сотрудников правоохранительных органов. Проанализирована ведомственная статистика преступлений и справочно-аналитические документы Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Полученный информационный массив был обработан по специально разработанным программам компьютерной технологии с использованием методов корреляционного и факторного анализов, включая математическую обработку полученных данных.

Научная новизна исследования. Диссертация является одним из первых комплексных монографических исследований, специально посвященных теоретическому и практическому анализу сущности и содержания провокации преступления как комплексного института уголовного права в современной России и его места в доктрине уголовного права. Авторская позиция, представленная в работе, в научной правовой литературе не имеет аналогов. В ней содержатся теоретические положения, позволяющие решить комплекс научных и практических проблем, возникающих при конструировании норм, регламентирующих провокацию, и их применении с учетом новых социально-правовых условий и проводимой правовой реформы.

Научная новизна предпринятого автором исследования состоит и в том, что в диссертации выявляются и систематизируются основные признаки провокации преступления, определяются ее виды и формы, предлагается авторская формулировка понятия провокации преступления. Уделено внимание актуальным на сегодняшний день вопросам о смягчении наказания лицу, совершившему преступление вследствие его провоцирования, а также о провоцирующей роли потерпевшего в совершении преступления, вопросы о возможности признания действий лица, инициирующего преступное поведение, в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, то есть о правомерности ее применения и обозначения признаков правомерности при провокации преступления.

Новизна диссертации определяется и тем фактом, что в ней предложена авторская классификация видов и форм провокационной деятельности, как в нормах Общей, так и Особенной части, обозначены перспективы развития института провокации преступления в нормах Общей и Особенной части уголовного законодательства России.

С единых теоретических позиций выявлены и исследованы актуальные частные проблемы применения института провокации преступления в деятельности правоохранительных органов. В итоге сделаны существенные теоретические выводы, направленные на повышение эффективности реализации этих уголовно-правовых норм.

С учетом анализа существующих позиций по реформированию уголовного законодательства выработаны новые для науки уголовного права предложения по совершенствованию уголовно-правовых средств воздействия на провокаторов и их деятельность, а также сформированы правовые, виктимологические меры профилактики и предупреждения провокации преступления.

Положения, выносимые на защиту:

С учетом новизны и значимости результатов исследования автор считает целесообразным положения, выносимые на защиту, разделить на две группы.

1. Положения перспективного характера, сущность которых заключается в авторском видении развития законодательной базы в части установления запрета на возможность провоцирования преступлений.

1.1. Провокация и подстрекательство как форма соучастия не являются тождественными понятиями. Юридическая природа провокации преступления, в том числе провокации взятки либо коммерческого подкупа, не детерминируется такой разновидностью соучастия, как подстрекательство, а обладает собственными характеристиками:

– вызвана намерением субъекта обеспечить одностороннее проявление искомой (желательной) модели поведения со стороны провоцируемого лица, имеющей лишь внешние признаки преступного деяния;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.