авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Гармонизация российского законодательства (теория, практика, техника)

-- [ Страница 5 ] --

Степень возможностей управомоченного требовать должна находиться в пропорциональной зависимости от степени возможностей у обязанной стороны исполнить требования.

Именно отсутствие соответствия между возможностью требовать и возможностью выполнять требуемое служит основой для формирования правового нигилизма, правовой апатии населения. Перекосы в сторону субъективного права, не подкрепленные возможностями обязанной стороны исполнить юридическую обязанность, приводят к трудноразрешимым социальным проблемам.

Поэтому каждый раз, законодательно закрепляя «право-возможность» одной стороны требовать, необходимо устанавливать «обязанность-воз­можность» ее исполнить.

Дисбаланс в соответствии субъективных прав и юридических обязанностей может проявиться и в том, что на граждан порой возлагаются непомерные, в конкретно-индивидуальном плане не всегда выполнимые обязанности. В связи с этим российским судам необходимо проверять не только объективную обоснованность (необходимость), но и возможность выполнения гражданином своих юридических обязанностей. Для этого диссертант предлагает использовать понятие «вредной» юридической обязанности, означающей такую форму требуемого поведения, которая: объективно не выполнима со стороны обязанного субъекта; не подкреплена мерами обеспечения; вступает в противоречие или нарушает субъективное право гражданина.

В четвертой главе «Гармонизация юридической силы российских законов» указывается, что юридическая сила – динамичный, постоянно эволюционирующий признак закона, который только формально заключает в себе единые, стандартные параметры измерения (процедура принятия, вступления в действие, соотношение с иными правовыми актами). Если признать, что юридическая сила законов в действительности одинакова, то логично заключить, что таковая идеальна.

Контрактивность юридической силы – один из ее главных признаков, означающий способность оказывать встречное сопротивление. Если каждый закон обладает «идеальной» юридической силой, то в данном ключе достигнута самодостаточность, а значит – гармония. Однако такая гармония одновременно является источником дисгармонии действия законов, ибо вполне понятно, что абсолютное равенство силы законов парализует их действие, создает постоянное статичное состояние. Поэтому в практическом ключе гармонизация юридической силы законов означает согласование механизмов защиты и реализации установленных в них правоположений.

К числу типичных, наиболее распространенных факторов, оказывающих влияние на юридическую силу (повышая ее либо снижая), на которые должна быть направлена гармонизация законов, относятся следующие.

1. Нейтрализация юридической силы закона посредством подзаконного нормотворчества – следствие принятия не согласующегося с законом подзаконного акта. В данном случае о противоречии нет речи. Подзаконный акт в силу мобильности процедуры принятии и оперативности внесения изменений, более предпочтителен, в связи с чем положения закона игнорируются.

Еще одни вариант нейтрализации юридической силы закона заключается в несвоевременной отмене либо медлительности в процедуре внесения изменений в противоречащий ему подзаконный акт.

Весомое влияние на юридическую силу как совокупность обеспечительных механизмов исполнения закона оказывает неполнота законодательного регулирования, которая в итоге заменяется подзаконными актами.

2. Конкуренция нескольких законов, приводящая к обоюдной либо односторонней парализации их юридической силы. Источником этой разновидности дисгармонии юридической силы российских законов выступает непосредственно законодатель. Конкуренция законов приводит к размыванию (дроблению) юридической силы.

3. Рассогласованность либо непоследовательность интерпретации российских законов. Сегодня проблема обратной связи между судами различных уровней пока не ставится ни отечественной наукой, ни практикой.

4. На юридическую силу закона во многом влияет правовая позиция органов власти. Наибольшее внимание исследователей сегодня привлекает правовая позиция Конституционного Суда РФ.

5. Юридическая сила зависит от информационной доступности. Гармонизация юридической силы невозможна без информирования граждан о конкретном законе.

Раздел V. «Концептуальные сферы гармонизации российского законодательства» включает три главы.

В первой главе «Общероссийская гармонизация законодательства» диссертант указывает на наличие двух принципиально разных и несоподчиненных уровней гармонизации законодательства: уровень статической гармонизации (гармонизация содержания) и уровень динамической гармонизации (гармонизация действия законов). Указанные уровни (или формы) имеют разнонаправленный характер, что, с одной стороны, исключает противоречивость между ними, а с другой – допускает их одновременную или последовательную (повторяющуюся) реализацию.

Статическая гармонизация включает гармонизацию в пределах содержания конкретного закона (уровень гармонизации правовых норм) – согласование элементов закона между собой.

К разряду статической гармонизации относится межобъектная гармонизация двух и более российских законов. Здесь также следует различать межактовую гармонизацию правовых норм и правовых институтов. При этом важно заметить, что статической гармонизации не подвергаются законы как целые, единые, неделимые объекты. В таком случае речь идет не о гармонизации, а о дублировании правового материала, что является дефектом гармонизации, не привносящим какой-либо ценности в бытие законов.

Еще одним звеном статической гармонизации выступает монопредметная гармонизация – согласование законодательных актов в пределах единого для них предмета регулирования.

Разновидностью статической гармонизации является иерархическая (вертикальная) гармонизация – одновременное согласование нескольких законов на базе приведения их в соответствие с актом более высокой юридической силы (конституцией, актом референдума, международным договором).

Динамическая гармонизация также имеет подуровни. Один из них – темпоральная гармонизация законодательства – преодоление противоречий законов без внесения в них содержательных изменений. Осуществляется подобное путем изменения временных компонентов, включающих время и характер вступления в силу закона, отмены действия закона, признания фактического недействия закона, приостановления действия закона, осуществления процедуры конституционного контроля над конституционностью закона.

Алгоритмическая гармонизация подразумевает согласование последовательности действия законов. Наиболее простым приемом данной разновидности выступает отсылка.

Технико-юридическая процедура гармонизации включает в себя две стадии: мировоззренческую (правосознание) и прикладную (правореализация).

Первая из них – оценочная стадия – внутреннее осознание дисгармоничности закона, его установлений, основанное на интуитивном сравнительном анализе по аналогии: юридическая норма (чаще новелла) сравнивается с «похожей» социальной нормой, в отношении которой уже сложилась устойчивая позиция (негативная или позитивная).

На оценочной стадии должна производиться оценка гармонии, согласованности формы, содержания, действия норм; общей и особенной частей; вводных, основных и заключительных положений. Основными критериями выступают пропорционализм, соразмерность и симметризм.

От ощущения дисгармоничности происходит переход к признанию дисгармоничности. Происходит не трансформация отношения субъекта к тем или иным законодательным нормам (это отношение может оставаться неизменным), а меняется субъективная уверенность в необходимости гармонизации.

Оценочная стадия сменяется функциональной, где главная роль принадлежит тем субъектам, которые наделены полномочиями «вторжения» в бытие закона, – органам государства.

К числу не только возможных (мыслимых), а реально доступных функциональных средств гармонизации следует отнести формы нормативной гармонизации законодательства – внутренние, объективные, сугубо юридические способы (средства, методы, приемы), позволяющие организационно структурировать процессы совершенствования российского права, выделить перспективные и упорядочить проведение существующих правовых реформ. Один из наиболее простых путей – использование гармонизационных норм в базовых законодательных актах. В данном случае речь идет не только о том, что устанавливаются барьеры на пути образования противоречий, но и фиксируется формула гармонизации – новые акты принимаются в соответствии с действующим законодательством.

Не менее важным предстает указание формулы обратной гармонической связи, в данном случае связи иных законодательных актов с базовым законом. Один из вариантов – это фиксация «подключения» норм других законов к соответствующей сфере.

Арсенал техники гармонизации может быть объединен в несколько групп. Во-первых, это формы и средства формулирования нормативных новаций на основе индивидуальных интегральных соединений между существующими юридическими нормами. Наиболее динамично в этом плане идет развитие налогового законодательства.

Во-вторых, следует назвать аналоговые способы получения тождественных юридических конструкций норм с заранее апробированной и установленной композиционной структурой. Подобные формы как эффективные нормативно-правовые пути преодоления возможных непрогнозируемых ситуаций особенно необходимы в сфере прав и свобод человека и гражданина.

В-третьих, суммативная композиция норм, состоящая из ранее организованных юридических элементов, что в целом обеспечивает гармонический эффект всей совокупности норм. Каждая система сильна своим гармоническим эффектом: общий результат неизмеримо выше, чем возможности отдельного элемента. Вместе с тем, возможность достижения совокупного результата определяется уровнем «толерантности» каждого элемента взаимодействия.

В-четвертых, селективное индивидуальное соединение юридических норм, имеющее общую целевую направленность, однако в качестве такой конструкции ранее не использовавшееся. Селективный фактор находит свое проявление в результате внесения дополнений и изменений в действующие правоположения.

К числу методов гармонизации относится предварительный нормотворческий контроль. Контроль позволяет сравнивать желаемые результаты с достигнутыми и предпринимать необходимые корректирующие действия.

В то же время нельзя обойти вниманием последующий нормоконтроль. Интерпретационная гармонизация подразумевает повышение эффективности исполнения решений, принятых судебными инстанциями. В первую очередь это относится к Конституционному Суду РФ.

Распространенными средствами гармонизации являются приостановление действия закона или прекращение его действия.

Вторая глава «Гармонизация законодательства в контексте развития федерализма и местного самоуправления в России» посвящена координации законодательной деятельности различных территориальных субъектов.

Гармонизация регионального законодательства, в сравнении с гармонизацией законов на федеральном уровне, осложняется («обременяется») рядом специфических, сугубо регионального свойства факторов, на устранение которых должно быть направлено основное внимание.

1. Изменчивость и непоследовательность региональной политики взаимоотношений федерального центра. Следует отметить, что на федеральном уровне политические установки предстают как единая слаженная концепция. Однако применительно к конкретному субъекту следует заметить, что общие установки претерпевают нередко существенную трансформацию.

2. Нестабильность динамики правотворческой деятельности органов государственной власти субъекта Федерации. Динамика правотворческой деятельности в первую очередь отражается на состоянии всей системы законодательства субъекта Федерации. Правотворческая деятельность в различных субъектах протекает с различной степенью активности.

3. Диспропорция статусов субъектов Федерации. Диспропорция статусов находит свое отражение в различиях правосознания законодателей.

4. Демографическая ситуация в субъекте, определяемая экономическим положением. Экономическое положение не в последнюю очередь зависит от наличия дотаций и субвенций у региона. Другой фактор данного разряда заключается в различии приоритетов регулирования экономических отношений. Вполне очевидно, что если доминирующей отраслью субъекта является лесная промышленность или угледобывающая, то и основной упор законодательного регулирования придется именно на эти экономические сектора. Отсюда образуется диспропорция законодательного внимания иным, на первый взгляд, менее важным сферам, например, легкой или пищевой промышленности, сельскому хозяйству.

5. Характер участия субъектов в межсубъектных отношениях в рамках федерального округа. Законодательство субъекта Федерации как логический элемент федеральной системы законодательства должно гармонично соотноситься с федеральной и муниципальной системами нормативных правовых актов.

6. Степень вовлеченности субъекта Федерации в международные отношения.

В методологическом плане региональный срез гармонизации представляет собой комплекс мер, направленных на сближение и дальнейшее эволюционное развитие правовой жизни всех народов России в рамках федеративного государства, а также на создание равноправных отношений между народами страны, формирование демократических, правовых механизмов разрешения национальных и межнациональных проблем.

Российские регионы отличаются не только социокультурным своеобразием, но и высокой сугубо индивидуальной законотворческой динамичностью. Одной из новых проблем региональной сферы становится темпоральная (динамическая) дисгармония процессов нормотворчества различных органов власти. В российских условиях, когда ветви власти существуют практически автономно, не оказывая реального конструктивного воздействия друг на друга, быстрота и оперативность (скорость) принятия нормативных актов, а также наличие возможности приостановления их действия, внесения изменений и поправок имеют весьма существенное значение.

Сопутствующая этому проблема – поверхностное отношение региональных законодателей к методике приведения в соответствие принимаемым в регионе законам актов исполнительной власти. Наиболее типичным методологическим дефектом, характерным для большинства субъектов Федерации, является слабая проработка вопросов о сроках такой процедуры.

В методике разрешения возникающих в этой области противоречий значительное место занимают приемы негативного, нежели положительного свойства. Поэтому имеются веские основания говорить о становлении не только позитивной (созидательной) методологической базы регионального законотворчества, но и о деструктивном методологическом инструментарии.

1. Взаимное (обоюдное) либо одностороннее игнорирование органами государственной власти субъекта Федерации и местного самоуправления конкретной сферы общественных отношений. Отмеченная тенденция проявляет себя и в отношениях с федеральной властью. Во-первых, речь идет о ситуации, когда нормативный акт, принятый на региональном уровне, не содержит норму, прямо предписанную федеральным законодательством. Во-вторых, когда региональный акт предусматривает принципиально иное правило, чем предусмотрено федеральным законом.

2. Произвольное сужение либо расширение сфер нормотворческой компетенции в региональном законодательстве. Анализ законодательных положений органов власти и местного самоуправления позволяет сделать вывод не только о тенденции к сужению нормотворческой компетенции органов местного самоуправления (преимущественно по собственной инициативе), но и о «самовольном» расширении ее объема.

Наиболее простой в методологическом плане способ гармонизации – согласование перечней полномочий органов власти и местного самоуправления путем внесения соответствующих поправок и дополнений.

Важным видится устранение законодательных барьеров, образующихся на стыке нормативных актов нескольких субъектов Федерации. Речь идет о возможности искусственного создания таких препятствий (в первую очередь экономического характера), которые в итоге позволяют конкретному субъекту достичь ощутимых, значимых преимуществ в сравнении, например, с его соседом.

В третьей главе «Международно-правовая гармонизация российского законодательства» диссертант акцентирует внимание на том, что международное право не связывает государства в выборе форм и способов выполнения обязательств, а содержит положения общего характера: о добросовестном соблюдении обязательств, об отказе в праве ссылаться на внутреннее право в качестве оправдания для невыполнения договора (ст. 26 и 27 Венской конвенции о праве международных договоров).

Государства вправе предпринимать меры политического, экономического, административного и иного характера.

Особое значение имеет вопрос о юридических мерах, среди которых: применение в сфере внутреннего права гармонизированных в международно-правовой среде положений-стандартов; внесение однопорядковых либо взаимосогласованных изменений во внутригосударственное законодательство различных стран; отмена либо изменение дисгармонирующих норм права.

Универсальной формой международно-правовой гармонизации российского законодательства является рецепция – принятие государством норм национального права, которые текстуально повторяют нормы международного права, конкретизируют и адаптируют их к особенностям социального строя и правовой системы России.

Наиболее распространенной формой международно-правовой гармонизации российского законодательства является ратификация. Норма международного права для своей реализации должна обрести силу национально-правовой нормы в пределах данного государства. В зависимости от формы, в которой происходит процесс придания юридической силы международной норме, различается и уровень ее юридической силы.

В контексте международно-правовой гармонизации российского законодательства наиболее эффективным средством закрепления международно-правовых норм и регулятором международной жизни, учитывающим наступление возможных перемен, служит отсылка к международному договору.

По своему характеру отсылочные нормы разделяются на несколько видов:

а) генеральная отсылка – часть 4 статьи 15 Конституции России. Подобная отсылка как форма согласования российского и международного права на стадии правоприменения возможна только к тем договорам, положения которых сформулированы достаточно конкретно и полно. Иными словами, которые по своему содержанию готовы к применению для регулирования отношений субъектов внутригосударственного права;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.