авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Гармонизация российского законодательства (теория, практика, техника)

-- [ Страница 4 ] --

Главное следствие наличия дисгармонии законодательства в том, что происходит размывание единого правового пространства Российской Федерации, что создает угрозы в целом для безопасности государства. Отсюда возникают и множатся такие негативные следствия, как: ослабление правовой системы и неравномерное ее действие на территории страны; противостояние федеральной власти и региональных структур, законодательных и исполнительных органов; малоэффективное правовое обеспечение различных отраслей экономики и социальной сферы, что чревато срывом текущих и перспективных социально-экономических программ; противоречие между легальным и неофициальным правом; неустойчивость государственных и общественных институтов и слабая поддержка их населением; противоречивое соотношение норм национального и международного права.

Во второй главе «Дефекты процесса гармонизации российского законодательства» раскрываются преграды на пути эффективного применения данного юридического инструментария.Достаточно распространенным и крайне болезненным по последствиям является такой организационный дефект, как нарушение формы гармонизации, в которой она должна осуществляться. Например, внесение изменений в законодательство должно осуществляться специальным законом, имеющим соответствующее наименование и содержание, что предопределяется требованиями принципа целесообразности гармонизации.

Не менее вредный законотворческий изъян гармонизации – неопределенность сроков введения в действие законов. Одни акты вводятся в действие с момента опубликования, для других устанавливается отсрочка. Однако используемая порой абстрактная отсрочка дестабилизирует «жизнь» закона, а соответственно снижается его социальная цена.

Рассогласованность организации гармонизации законодательства иллюстрирует диспропорция законотворческой активности различных ветвей власти. «Перевес» в инициации законотворческого процесса весьма заметен в пользу исполнительной власти.

Сугубо организационная проблема – функциональный конфликт уполномоченных субъектов по реализации гармонизации законодательства.

Весомым недостатком гармонизации законодательства, одновременно являющимся негативным следствием, является «стандартизация» гармонии – феномен универсальности, общепризнанности и уникальности полученного результата, по которому в последующем (как по образцу) создаются правоположения. Следуя этим феноменам, законодательство теряет подвижность, «стабилизируется» в приданной ему гармонизацией форме.

Дефекты обнаруживаются при определении объекта гармонизации. Весомый недостаток – игнорирование гармонизации как возможной формы совершенствования законодательства.

К этому добавляется и такая специфическая проблема, как своевременная и надлежащая трансформация гармонизированного законодательства. Вполне понятно, что создать раз и навсегда гармоничный облик закона невозможно. В социуме происходят постоянные изменения, которые разрушают устойчивость общей положительной картины и требуют новой гармонизации.

Проблема своевременности проведения гармонизации остается одной из сложных. Задержка гармонизации, равно как и поспешность в ее проведении, пагубно отражаются на общесоциальном климате.

Бессистемность гармонизации приводит к деформации формы закона. Непрекращающиеся изменения, вносимые в законы, порой приводят к парадоксальным, с точки зрения юридической техники, результатам, когда в законодательном массиве России действует не целый закон, а только отдельные его статьи.

Вполне очевидна и объективна количественная дисгармония законодательства – различие динамики и объема накопления законодательной базы на различных правотворческих уровнях. В современных условиях значительно увеличились темпы законодательной деятельности, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

В третьей главе «Проявления внутрисистемной дисгармонии российского законодательства» анализу подвергнуты результаты объективации содержательной рассогласованности законов, дисбаланса основных параметров их действия, различий в уровне технико-юридического качества.

В зависимости от характера несогласованности действий субъектов законотворческой и правоприменительной деятельности различается ряд форм внутрисистемной дисгармонии законодательства.

Правовые формы дисгармонии возникают ввиду несоблюдения либо различной интерпретации положений Конституции и федеральных законов.

Политические и социально-экономические формы дисгармонии законодательства возникают ввиду различного понимания субъектами законотворческой инициативы направлений реформирования законодательства.

Процессуальные и юридико-технологические формы дисгармонии порождаются рассогласованностью законодательного и правоприменительного процессов, отсутствием четкой координации законотворческой работы.

Организационно-управленческие формы дисгармонии возникают как результат отсутствия контроля над исполнением законов и ответственности исполнителей за их несоблюдение.

Наиболее крупной в аспекте действия законов представляется проблема наличия в системе законодательства «неработающих» законов. Среди таковых различаются редко применяемые, то есть социально необусловленные законы либо отдельные законодательные нормы. К этой же категории относятся недействующие, фактически «безжизненные» законы20, в том числе в результате гармонизационных мер (приостановление, изменение, исключение).

Одним из проявлений внутрисистемной дисгармонии законов выступает параллельное действие нескольких законодательных актов, регулирующих одну и ту же сферу правоотношений.

Разновидность дисгармонии – принятие законов, имитирующих законотворческую деятельность в определенной сфере общественных отношений.

Достаточно распространенным остается отсутствие в действующих законах обеспечительных правоположений.

По характеру происхождения дисгармонии различаются такие ее виды:

– межотраслевая – включают расхождения, возникающие на стыке нескольких отраслей, в том числе публичного и частного правопорядков;

– отраслевая – дисгармония, генезис которой в первую очередь определяется динамикой конкретной отрасли законодательства (диспропорция текста, конкуренция частей законов, вносимых изменений и дополнений, нечеткое определение порядка их действия или прекращения действия; неточные ссылки на другие правовые акты, нарушающие связи норм внутри акта и между разными законодательными актами).

Значительную группу образуют проявления дисгармонии технико-юридического характера.

Один из наиболее броских примеров – произвольное использование в юридических текстах различного рода аббревиатур. К числу юридико-тех­нических проявлений дисгармонии относятся фразеологические и лексические изъяны, употребление метафор и образных выражений.

Порой встречается и дисгармония наименования и содержания законов. Дисгармония обнаруживается и на более низком уровне – наименования и содержания отдельных статей.

Острой содержательной проблемой, порождающей многочисленные законодательные деформации, является наличие понятийной дисгармонии между: понятиями внутри системы законодательства; понятиями отраслей законодательства; понятиями законодательства и общераспространенными (социальными) понятиями.

Раздел IV. «Приоритетные технико-юридические направления гар­монизации российского законодательства» содержит четыре главы.

В первой главе «Гармонизация Конституции России как основы российского законодательства» указывается, что Конституция РФ как часть российского права, реализуя собственно регулятивные функции, вместе с тем осуществляет гармонизирующую функцию, в том числе и в международно-правовом плане. Будучи основным организующим ядром правовой системы, Конституция РФ обеспечивает сбалансированность, согласованность всех ее элементов.

Конституция – важнейшая, принципиальная составляющая правовой системы России. Роль высшего правового акта страны определяется тем, что законы и иные правовые акты, в том числе и международные договоры РФ, не должны противоречить Конституции РФ, а должностные лица обязаны соблюдать ее (ст. 15 Конституции РФ). Поэтому обоснованно считать применение не соответствующих Конституции России правил международных договоров как конституционное нарушение. Подобные нарушения Конституции – явные либо скрытые – в дальнейшем порождают юридические коллизии, которые ведут к обострению противоречий в государственной сфере, в экономике, в социальных отношениях.

Имеющаяся ныне в отечественном праве совокупность юридико-тех­нических требований, предъявляемых к актам международного права, касается только материальной (содержательной) и функциональной (процедурной) стороны. В целом обе составляющие образуют сущность технико-юри­дического аспекта отрицательной гармонизации международных договоров РФ и российского законодательства, предполагающей устранение противоречий содержания и (или) порядка заключения международного договора с установленными Конституцией России запретами (ограничениями).

Конституция России закрепляет несколько областей, в которых заключение международного договора способно дестабилизировать национальную правовую систему.

Во-первых, недопустимо заключение международных договоров, которые предусматривают внесение изменений в Конституцию России.

Во-вторых, запрещается заключение международных договоров, имеющих целью изменение основ конституционного строя России.

В-третьих, недопустимо заключение международных договоров, направленных на отмену либо умаление прав и свобод человека и гражданина.

Ведущим ориентиром для гармонизации Конституции России являются общегуманитарные стандарты. Конституцией России восприняты не только международные гуманитарные стандарты, но даже порядок расположения норм, их очередность следования друг за другом по тексту.

Конституционные гарантии, с одной стороны, играют важную роль в механизме внутригосударственных гарантий, а с другой – обусловливают правовую основу использования личностью средств международной защиты права.

Одной из признанных гарантий прав человека в конституционном и международном праве выступает «оговорка о законе» – требование о регулировании (в том числе ограничении) прав и свобод человека и гражданина только на уровне законов. В настоящее время преобладающая часть международных стандартов в области прав человека содержит оговорки о возможности их ограничений лишь законодательным путем. В данной сфере создана и функционирует глубоко продуманная система правоположений.

Во-первых, в международном праве действуют универсальные нормы, предписывающие наличие законодательных оговорок. Во-вторых, международное право вводит запрет на ограничение прав и свобод в большей мере, нежели это предусмотрено непосредственно международными нормами. Иными словами, действует принцип непонижения уровня прав и свобод человека. В-третьих, запрещается ограничение тех прав, которые содержатся в национальном законодательстве, но, вместе с тем, отсутствуют в международном праве. В-четвертых, многие международные нормы о правах человека конкретно указывают на «оговорку о законе».

В диссертации проводится сравнительный анализ международных правоположений с действующими положениями Конституции России.

В результате делается вывод о наличии очевидной конституционной дисгармонии. С одной стороны, права и свободы, согласно статье 18 Конституции РФ, являются непосредственно действующими, «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». С другой – эти же права и свободы могут стать объектом произвольного, дискреционного вмешательства и в первую очередь со стороны того же государства.

Анализу подвергается и часть 3 статьи 55 Конституции РФ, которая, по мнению диссертанта, не в полной мере обеспечивает соблюдение прав и свобод граждан, в связи с чем предлагается внести в Конституцию России ряд изменений на предмет реализации «оговорки о законе».

Во второй главе «Гармонизация частноправовых и публичных начал в российском законодательстве» предпринята попытка выработки нового критерия разграничения данных областей.

Разграничение права на частное и публичное – статусное деление права, основанное на определении статуарного равенства участников правоотношения. Право исходит из установок равенства и справедливости. Однако в реальности, в социальной действительности равенство не является абсолютным. Поэтому право «стремится» уравнять своих субъектов, что достигается использованием различных методов гармонизации их интересов.

Частноправовой метод заключается в допущении фактического равенства участников правоотношений. Поэтому им предоставляется возможность самим урегулировать свои права и обязанности, определить характер их осуществления и предусмотреть наступление последствий, меру ответственности каждой стороны. В том же случае, когда развитие ситуации протекает помимо воли субъектов, когда одна из сторон не в состоянии своими ресурсами контролировать ситуацию, государство вступает в правоотношение, которое переходит из частноправового в разряд публично-правового.

Напротив, в том случае, если стороны фактически, а нередко и формально юридически неравны, государство уже на начальной стадии обязано предпринять меры по достижению и стабилизации равновесия участников. Например, отношения между родителями и детьми вряд ли кто согласится признать частными и, соответственно, регулируемыми диспозитивно в каждой семье. Эти отношения были и остаются в сфере публичного права, ибо по своему статусу неравны соответствующие стороны – дети и родители.

Поэтому основным критерием деления правоотношений на частноправовые и публичные выступает характеристика формально-юридического и фактического равенства. Наличие такового позволяет говорить о возможности и необходимости участия государства в правоотношениях граждан, а также об ограничении такого участия.

Публичное право главной своей целью имеет уравнивание возможностей по достижению справедливого результата для каждой стороны. Для государства это достигается путем установления соответствующих процедур, регламентов, систем сдержек и противовесов, ограничений, установлением должностных обязанностей, мер жесткой ответственности.

Деление права на публичное и частное имеет социальную ценность только в одном ракурсе – показать роль государства и определить те сферы, где эта роль будет варьироваться от одностороннего регулирования до полностью согласованного, гармоничного взаимодействия всех субъектов правоотношения.

Диссертант заключает, что публичное право – это сфера фиктивного либо принудительно создаваемого равенства всех участников правоотношений, это область уравнивания в общих интересах всех субъектов, создания единого, равного для всех субъектов режима функционирования, единого недифференцированного подхода к оценке тех или иных действий, реализации мер принуждения, поощрения и ответственности.

Частное право основано на началах фактического равенства. Государство довольно часто вторгается в сферу частных интересов и ограничивает свободное усмотрение индивидов. Но это делается в тех случаях, когда фактическое равенство было нарушено одним из субъектов с целью нанесения ущерба другим либо получения необоснованных преимуществ за счет других.

Государство, власть стремятся к тому, чтобы создать гармонию возможностей сторон. Достигается подобное разнообразными способами и приемами. Среди таковых в первую очередь выделяется государственная поддержка малоимущим, малообеспеченным слоям населения, помощь в преодолении сложных бытовых ситуаций.

Частное право, считает диссертант, можно определить как систему утановленных либо контролируемых государством правовых норм, регулирующих сферу жизнедеятельности человека в сферах равных, гармонически единых, слаженных в юридическом и фактическом измерении статусов (потенциальных и реальных возможностей) и отношениях с иными субъектами права.

Третья глава «Гармонизация элементной структуры правоотношений» посвящена сопряжению юридических обязанностей и субъективных прав.

Глубокая органическая связь субъективных прав и юридических обязанностей обнаруживается в процессе их реализации. Во многих ситуациях реализация субъективного права является предпосылкой исполнения юридической обязанности. Но взаимосвязь прослеживается и в обратном направлении, когда реализация юридической обязанности служит предпосылкой приобретения субъективного права.

Вместе с тем, за последнее время обозначился ряд новых, неизвестных доныне проблем и противоречий, имеющих важное теоретическое и практическое значение. Одна из очевидных дисгармоний современного российского права – диспропорция в соотношении прав и обязанностей гражданина. Создание и поддержание гармоничных отношений в обществе требуют, в том числе, не только уважения к правам человека, но в первую очередь выполнения им определенных обязанностей, а в случае необходимости – и его отказа от осуществления некоторых из своих прав.

В современном российском обществе наметилась тенденция превалирующего значения прав человека. Между тем их отрыв от юридических обязанностей не только не реалистичен, но и социально опасен. Принижение юридических обязанностей, «затенение» их роли вызывает неполноту, а порой деструкцию всего механизма правового регулирования.

Определяющим моментом для преодоления в будущем и разрешения существующих «разрывов» и пробелов, диспропорций и противоречий прав и обязанностей служит четкое понимание того, что структура правоотношения как способ связи его составных элементов воспроизводит реальные возможности управомоченного, предоставленные последнему субъективным правом в целях удовлетворения его интереса. Осуществление этих возможностей управомоченным находится в зависимости от определенных действий или бездействия других лиц – обязанных.

Однако конкретный вариант требуемого поведения, предписываемый соответствующей правовой нормой, также должен обладать качеством возможности реализации. В противном случае субъект будет игнорировать возложенную на него обязанность, максимально уклоняться от ее исполнения. Подобное потребует дополнительных средств принуждения либо стимулирования.

Таким образом, гармонизация субъективного права и юридической обязанности предстает в виде гармонизации возможностей, соответственно, осуществления права и исполнения обязанности. Именно характеристика существующих либо потенциальных возможностей реализации субъективного права и юридической обязанности служит основой для определения того, насколько они соответствуют, корреспондируют друг другу.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.