авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Программа реформ в политико-правовой идеологии раннего народничества

-- [ Страница 4 ] --

Н.Г.Чернышевский подчеркнул следующие черты бонапартистского синдрома. «Принцип безграничного произвола, составляющий сущность бонапартизма», писал он, может быть прикрыт «обманом, выдаваемым за конституцию» и «пародией представительных учреждений». Однако, бона- партизм по природе своей несовместим ни с парламентаризмом, ни с силь- ным самостоятельным правительством. При подобном режиме реальная власть переходит в руки внеконституционной «камариллы» (камарильи), связанной с главой государства «силою своих личных интересов»33.

Одним из важнейших условий утверждения в стране «законного по- рядка» основатели народничества считали право граждан на получение до- стоверной информации. Пользуясь термином ХХI века, их можно причис- лить к идеологам «информационной открытости». В политике, как и в ком- мерции, говорил Чернышевский, «доверие всегда бывает основано на точ- ном знакомстве с делами лица или учреждения». Утаивая, а тем более иска- жая необходимую обществу информацию, власть сама подталкивает народ к убеждению, что ей нельзя доверять ни в чем.

Конституционные идеи раннего народничества не уложились в рам- ки российского «дворянского либерализма» 50-60 гг. Х1Х века. Зато у них оказалось много общего с буржуазным либерализмом начала следующего столетия.

Политико-правовые взгляды Герцена, Огарева и Чернышевского фор- мировались в русле западной либеральной парадигмы. Основатели народ- ничества высоко ценили прогрессивные политические институты Западной Европы и США, видели в них «готовое наследие нам» и надеялись на их успешную рецепцию в России. Но постепенно их эйфория по этому поводу сменилась более критичной оценкой западной политической практики.

Они разуверились не в либеральных политических институтах Запа- да, а в их самодостаточности. Эти институты - важный фактор обществен- ного прогресса, но они могут успешно функционировать лишь в общем его контексте. Их судьба, подчеркивал Чернышевский, находится в прямой свя- зи с «заботой об истреблении бедности и распространении просвещения». Ибо бедная и невежественная «масса» не дорожит ни избирательным пра- вом, ни свободой печати. Она склонна «обольщаться словами обманщиков» и готова «за кусок хлеба или даже за обещание куска хлеба продать себя всякому честолюбцу». «В стране, где положение массы бедственно, ника- кие учреждения не могут действовать хорошо», - таков был вывод Черны- шевского.

История Х1Х столетия обнажила теснейшую связь политико-право-

вых проблем с социальными и экономическими. За политическими катак- лизмами того времени, как правило, стояли социально-экономические кол- лизии. Осознание этого факта расширило политико-правовой горизонт ос- нователей народничества.

***

В третьем параграфе второй главы идет речь об «участии государ-ства в экономических делах».

При этом особое внимание диссертант уделяет взглядам Н.Г.Черны- шевского, одним из первых в России включившегося в полемику вокруг принципа «laissez faire, laissez passer».

«Благотворные истины» экономического либерализма были состав- ной частью его мировоззрения. Он разделял мнение либеральных экономи- стов, что «личный интерес служит сильнейшим двигателем всякой дея- тельности»; и высоко ценил их борьбу против некомпетентного и своеко- рыстного вмешательства в экономику со стороны «чиновной касты».

Тем острее была его реакция на попытки превратить либеральную идеологию в систему непререкаемых догматов капитализма.

К середине Х1Х века жизнь показала, что экономический либерализм «не заключает в себе полного и готового ответа на все возможные эконо-мические вопросы и не может считаться исключительным решением всех общественных задач», констатировал Чернышевский. «Laissez faire», счи- тал он, хорош в теории и, возможно, будет хорош на высших стадиях раз- вития цивилизации, когда человеческий эгоизм станет «разумным». Пока же «нужно сочетать с этим принципом другие принципы».

Чернышевский не надеялся ни на «невидимую руку», ни на предуста-

новленные «экономические гармонии». Он был убежден, что жизненно важные для общества экономические и социальные проблемы нуждаются в регулировании со стороны «организованной» общественной силы, прежде всего в лице государства.

Такого рода идеи были новыми для России середины ХIХ века. Но идейная атмосфера Запада была насыщена ими.

Включившись в полемику между сторонниками «безусловного не- вмешательства государства в экономические отношения» и их оппонента- ми, Чернышевский пришел к мысли, что этот вопрос не имеет однозначного решения, ибо в экономической и политической жизни, а также в общест- венном мнении, всегда присутствовали обе тенденции: как к активизации государственного руководства экономикой, так и к его минимизации.

«Разумное участие государства в экономических делах» и «инициа- тива со стороны частной деятельности» должны не исключать, а дополнять друг друга, подчеркивал Чернышевский. Их оптимальное сочетание не да- но раз навсегда; его придется искать в каждой конкретной ситуации, в каж- дый исторический момент.

Государство, утверждал Чернышевский, не может не иметь влияния на экономику. Вопрос в том: будет ли это влияние открытым и в интересах

всего общества или негласным - в интересах плутократии, связанной с пра- вительственными кругами?

Поставленные Чернышевским вопросы о «разумном участии госу- дарства в экономических делах» более чем актуальны в наши дни. Они в очередной раз встали перед всем миром.

Обосновывая «энергическое вмешательство» государства в экономи- ческие и социальные проблемы и рассуждая о его «границах», основатели народничества были не этатистами, а гуманистами. С их точки зрения, «вмешательство» неправомерно, когда ведет к «пожертвованию правами от- дельного человека всем прихотям государства», и правомерно, когда обес- печивает «человеческие права» тех, кто иначе не пользовался бы ими.

Они видели, что с развитием капиталистических отношений в Запад- ной Европе первой половины Х1Х века проявилась тенденция к экономи- ческому геноциду в отношении неимущих слоев населения, оттесняемых на

грань или за грань выживания. При этом большинство либеральных эко-

номистов, юристов и политиков отвергали не только конкретные проекты, но и саму идею социальных реформ, противопоставив ей догмат «невмеша- тельства» государства в социальные отношения. На деле так называемое «невмешательство» всегда отвечало интересам господствующих классов. Лидеры либерализма первой половины Х1Х века «осрамили себя» тем, что «ничего не делали и не хотели делать для народа», констатировал Черны- шевский.

Такая деградация либеральной идеологии встретила сопротивление гуманистов Х1Х века: как «социалистов», так и выдающихся «смитианцев», начиная с С.Сисмонди и Д.С.Милля. Звучавшие в передовых странах Запа- да требования законодательных и финансовых мер для «улучшения быта массы» получили полную поддержку у основателей российского народни- чества. «Вопросы труда и благосостояния», «охранение и сбережение здо- ровья в работнике» и, разумеется, народное образование рассматривались ими как важнейшие объекты правового регулирования.

Герцен, Огарев, Чернышевский принадлежали к числу интеллекту-альных новаторов ХIХ века, искавших пути от «прав первого поколения» к социально-экономическим «правам второго поколения»; от либерализма к «социальной демократии; от либерального государства к государству «со- циальному». Пользуясь современной терминологией можно сказать, что стратегической целью народничества было демократическое правовое об- щество с социально ориентированным рыночным хозяйством.

Реализация этой цели, по мнению народников, способна открыть путь

к более высокой стадии общественного развития, получившей в ХIX веке название «социализм».

Последняя, третья глава диссертации называется «Русский со- циализм» и его историческая судьба». Она состоит из трех параграфов. Параграфы первый и второй одноименны с названием главы. Параграф третий имеет самостоятельное название: «О методах социальных преобра- зований».

Основатели народничества принадлежали к числу мыслителей ХIХ века, начинавших конвергенцию либеральных и социалистических идей. Они видели в социализме не разрушителя, а наследника либеральных цен- ностей, естественное дополнение идей свободы идеями социальной спра- ведливости. Им казалось естественным, что вслед за идеями о правах чело- века и гражданина возникла «идея о союзе и братстве между людьми».

А.И.Герцен и Н.П.Огарев были знакомы со всеми направлениями современного им западного социализма, но не стали эпигонами ни одного из них.

Что касается Н.Г.Чернышевского, он, по справедливому замечанию Герцена, «не принадлежал исключительно ни к одной социальной доктри- не».

По мнению диссертанта, основателям народничества был присущ не доктринальный, а более широкий взгляд на социализм - в духе Пьера Леру, великого французского гуманиста, который в 1834 г. первым ввел в идей- ный оборот термин «социализм»34. Ставя «социализм» рядом с господст- вующим «индивидуализмом», Леру обозначил стремление к гармонии «ин- дивида» и «общества» (societe) - к «солидарности».

Основатели народничества были деятельными защитниками прав индивида, его всесторонней «эмансипации»: интеллектуальной, политиче-ской, экономической, сексуальной. Но они не разделяли крайностей инди- видуализма, демонстративно противопоставившего интересы личности и общества. Такое противопоставление, характерное, по словам Чернышев- ского, для «полуцивилизованных людей», ведет к деградации и общества, и личности.

Напротив, развитие способности к солидарности и сотрудничеству (cooperacio), к «товариществу», было для народников критерием цивилизо- ванности, важным условием экономического и социального прогресса, и следовательно, предпосылкой социализма.

Народнический или, по терминологии Герцена, «русский» социализм испытал влияние разных источников, русских и иностранных. Но даже за-имствованные идеи обрели в нем органическое единство.

По мнению диссертанта, концепция «русского социализма» впитала ряд идей и аргументов раннего славянофильства. К.С.Аксаков и А.И.Хомя- ков убедили Герцена, что в России социалистические идеи могут быть реа-лизованы только в приемлемых для народа формах.

Непосредственным идейным предшественником Н.Г.Чернышевско-го диссертант считает В.А.Милютина, младшего брата Н.А. и Д.А.Милюти- ных. Выдающийся юрист, социолог и экономист Владимир Милютин был талантливым комментатором социалистических идей первой половины ХIХ века.

Существенное влияние на мировоззрение Чернышевского оказало творчество Д.С.Милля. Последний «без особенного шума» вводил в науку «новые понятия», «дополняя» классический либерализм идеями Роберта Оуэна и Луи Блана. Подобно Миллю, Чернышевский видел заслугу «социа- листических писателей» в «идеях об эмансипации труда» и формировании нового социального строя в недрах старого.

Народническая концепция социализма формировалась не как система «постоянных догматов», а как «довольно сложные комбинации идей».

Социализм, как его понимали народники, можно назвать фритредер-ским, т.е. рыночным. Они не совершили распространенной ошибки: не отождествили свободный товарообмен с «исключительным царством капи- питала», разлагающим экономику и общество. Ибо понимали, чем можно, а чем нельзя торговать.

Впоследствии марксисты, упрекая народников в «приспособлении» социалистических идей к интересам крестьян и других «мелких произво- дителей» назвали «народнический социализм» мелкобуржуазным. Думает- ся, что ему гораздо больше подходит имя демократический.

Основатели народничества были убеждены, что возможны разные пути экономической и социальной модернизации. Они, а затем их последо- ватели, не считали «пролетариатство» и «коттерство» английского образца неизбежным фактором экономического прогресса, и полагали, что индуст- риализация России пройдет легче и эффективнее без массовой экспроприа- ции крестьянского хозяйства и других видов мелкого производства. Дан- ный вопрос стал впоследствии главным в полемике народничества с рос-сийским марксизмом.

Народники видели суть социализма в стремлении к социальной спра- ведливости и солидарности; в приобщении всё более широких слоёв народа к свободе, собственности, политике и культуре, и тем самым к «деятель- тельному, самостоятельному участию в истории». Цивилизация, считали они, не станет необратимой, пока не укоренится в народной почве.

По своему генезису и содержанию идеология народничества сродни тому направлению европейской социалистической мысли, которое позднее (с 1884 г.) стало называть себя «фабианским социализмом». Подобно «фа- бианцам», основатели народничества не боялись слова «постепенность»35. Они предостерегали от попыток «идти напролом» и «ломать без разбора», и приветствовали развитие реформистских тенденций в европейском социа- листическом движении.

Основатели народничества не всегда дифференцировали формирую- щиеся понятия «социальный» и «социалистический». Каждая социальная реформа, улучшающая жизнь народа, воспринималась ими как шаг к социа- лизму. Может быть, именно такой подход правилен?

Путь к «высшим фазисам цивилизации» долог. На этом пути «сме-

нится много поколений», считал Чернышевский. Подобно Герцену, он при- надлежал к социалистам, готовым «ждать и работать», и «ограничивать свои советы в практических делах лишь одною частью своей системы, удобоисполнимою для настоящего». Не случайно его идеи нашли отклик у Бенуа Маллона - идеолога поссибилизма 36.

В творчестве Чернышевского преобладают не «рассуждения о безус- ловно наилучшем», а «вещи совершенно практические». Например, перено- ся на русскую почву идеи Л.Блана и Р.Оуэна об «ассоциации» и «коопера- ции» (что значит «объединение» и «сотрудничество»), он много сделал для начинавшегося кооперативного движения, которое тогда расценивалось как «социалистическое». Поэтому в 1913 г. съезд кооператоров России назвал его «отцом русской кооперации», ее «первым теоретиком».

Народнический «русский социализм» многогранен и глубок. Его гра-ни и нюансы анализируются в диссертации, но они не укладываются в уста- новленный объем реферата.

Третью главу завершает параграф третий. Он носит название «О методах социальных преобразований».

Основатели народничества не считали, что в политике цель оправды- вает средства; напротив, видели в истории массу примеров, когда порочные средства срывали решение «великих вопросов времени». Вопрос о «мето- дах и практиках» социальных преобразований имел для них первостепен- ную важность. Этот большой вопрос включал в себя и более конкретные вопросы о революциях. В этом вопросе и Герцен, и Чернышевский шли каждый своим путем, но в итоге пришли к одинаковым выводам.

Их отношение к антифеодальным революциям можно назвать амби- валентным. Перспектива такой революции в России вызывала у них двой- ственное чувство. С одной стороны, они хорошо понимали связанные с

ней опасности и проблемы. С другой, «привычка нашего народа безответно подвергаться всякого рода надругательствам», его пресловутое «долготер- пенье», лишь консервировали «средневековье».

Цели антифеодальных революций были ясны, конкретны и в принци- пе достижимы. Поэтому, говоря о неотложных вопросах «внутренней рус- ской реорганизации», все основатели народничества допускали, что «упор- ство реакции может привести к революции», хотя и надеялись на «мирный исход», на «прозорливость законодателя». Рассматривая такие революции как «роковые последствия вековых ошибок», они никогда не отождествляли историческую справедливость с местью. Поставив в молодости вопрос «Кто виноват?», А.И.Герцен в конце жизни предложил «пожертвовать уголовной точкой зрения» применительно к исторически сложившимся общественным антагонизмам.

Н.Г.Чернышевский тоже боролся не против классов и людей в них входящих, а против «средневековых» учреждений и «варварских» поряд- ков. Его волновал вопрос не «кто виноват?», а «что делать?».

Что касается «социалистических» революций, то в этом вопросе на- родничество было «вовсе не революционной теорией»37. В.И.Ленин прав в этой оценке, если понимать революцию в его смысле, как вооруженное вос- стание.

Анализируя исторический спор капитализма и социализма, начав- шийся в Х1Х веке на Западе, основатели народничества видели в нем отра- жение разных тенденций в экономике и в сознании людей. Они понимали, что капитализм «нельзя вырвать силой», а социализм «насильем не завою- ешь», не внедришь «приказом».

Преждевременно взорванный «буржуазный мир», когда уляжется дым и расчистятся развалины, снова возродится в «какой-нибудь буржуаз-

ный мир», предупреждал А.И.Герцен38. Потому что он «внутри не кончен»,

и потому что люди, общество, еще не готовы к строительству нового мира.

Неудача социалистического эксперимента в России ХХ века подтвердила это предвидение. Она показала не утопичность социализма, а то что его время еще не пришло. Человечество пока не располагает необходимым для социализма материальным, интеллектуальным и нравственным капиталом. Следовательно, надо его приумножать. Таково было мнение основателей народничества, совпадающее с позицией Социнтерна наших дней.

Основателям народничества были чужды идеологические игры вок-руг «измов». Они стремились к решению насущных проблем, а не к созда- нию новых. Однако им, как социалистам, стала изначально чужда идеоло- гия, принявшая название «коммунистической».

В середине Х1Х века за понятиями «социализм» и «коммунизм» стояли принципиально разные концепции. При организации первой «ком- мунистической партии» её идеологи демонстративно отказались назвать свой программный документ «социалистическим манифестом». «Социа- лизм означал в 1847 году буржуазное движение, коммунизм - рабочее дви- жение. … А так как мы уже тогда весьма решительно придерживались мне- ния, что «освобождение рабочего класса может быть делом только самого рабочего класса», то для нас не могло быть и минутного сомнения в том, какое из двух названий выбрать», - объяснил в 1890 г. Ф.Энгельс39.

В отличие от коммунистов, социалисты считали «освобождение ра- бочего класса» делом всего общества, предлагая, подобно А.И.Герцену, об- ращаться «равно к работнику и хозяину».

Политические и социальные права рабочих и всех трудящихся были главной и непосредственной целью социалистов. Коммунисты же, делая ставку на «пролетариат», видели в нём прежде всего «материальную силу» для «Коммунистической революции». Планируемое в «Манифесте Комму- нистической партии» «учреждение промышленных армий» обещало отнюдь не социальную демократию, а «рабочие казармы» и «коммунистическую барщину», о чем не раз предупреждал Герцен. Наблюдая в Лондоне за раз- витием раннего марксизма, он стал оппонентом «марксидов».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.