авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Программа реформ в политико-правовой идеологии раннего народничества

-- [ Страница 3 ] --

Первые два её параграфа посвящены «правительственному» и «либе- ральному» вариантам крестьянской реформы. При этом речь идет не о зако- нодательстве, а об идейной проработке, обычно предшествующей законода- тельству. Особое внимание уделяется либеральному проекту «освобожде- ния с землей», первоначально поддержанному и «Колоколом» и «Современ- ником».

Третий параграф посвящен позиции крестьянства по вопросу о земле. Особенности крестьянского правосознания вынуждены были учитывать и правительство, и либералы, о них хорошо знали народники.

Наконец, в четвертом параграфе идет речь о формировании аграрной программы народничества.

В первых двух параграфах первой главы исследуется раскол в право- сознании, существовавший в 40-50-х гг. Х1Х в. среди противников крепо- стного права.

Правительственный план освобождения крестьян, у истоков которого стояли М.М.Сперанский, П.Д.Киселев и Николай I, был направлен на то, чтобы, отменив крепостное право как юридический институт, сохранить за дворянством (в лице казны и помещиков) монополию на право земельной собственности. Этот план, отредактированный Секретным комитетом 1857 года и изложенный в рескриптах Александра П, оставлял за помещиками право собственности на землю, находившуюся в пользовании крестьян, и право на их основные повинности.

Он подвергался критике со стороны «либеральной партии», или, точ- нее, представителей «дворянского либерализма».

Термин «дворянский либерализм» был введен в оборот А.И.Герце- ном, долгое время примыкавшим к этому направлению. Говоря о предре- форменной России, диссертант использует этот термин для обозначения ли- беральной оппозиции внутри господствующего класса, в отличие от позд- нейшего буржуазного либерализма - оппозиции со стороны конкурирую- щего класса.

К середине 50-х годов Х1Х века в либеральных кругах был подготов- лен альтернативный вариант крестьянской реформы, ставший плодом кол- лективной мысли. При этом лидеры западничества и славянофильства вы- ступили единым фронтом.

В программных записках К.Д. Кавелина, Ю.Ф. Самарина, А.И.Ко- шелева, Б.Н.Чичерина авторы выражали готовность отказаться от дворян-ской монополии на земельную собственность и продать крестьянам свободу вместе с наделами, чтобы получить необходимый помещикам капитал. Этот план получил громкое название «освобождения с землей».

В начавшейся после «рескриптов» полемике по крестьянскому вопро- су либералов поддерживали будущие основатели народничества. Они счи- тали, что проектируемое правительством «обязанное состояние» сохраняло корни крепостничества, тогда как предложенные либералами выкупная операция и признание права собственности крестьян на выкупаемые земли давали надежду на формирование в России свободного крестьянского зем- левладения - общинного и индивидуального, в зависимости от выбора кре-стьян.

В 1857-58 годах ни Герцен, ни Огарев, ни Чернышевский не отделяли себя от либерального антикрепостнического блока, составляя с ним «одну партию». Разногласия начались тогда, когда понятия «освобождение с землей» и «выкупная операция» стали наполняться конкретным содержа- нием.

Так, Н.Г.Чернышевский - сторонник «цивилизованного» выкупа, основанного на рыночной цене отходивших к крестьянам земель, не мог примириться с феодальным по сути выкупом капитализированного оброка, на котором остановились либералы, с «отрезками» и прочими недобросо- вестными ухищрениями, возобладавшими в законодательстве и практике крестьянской реформы

Его разногласия с либеральными деятелями крестьянской реформы имели количественный характер (количество отходившей к крестьянам зем- ли, размер выкупа), но это было количество, переходившее в качество рос- сийского земледелия. Речь шла о прожиточном минимуме для крестьян- ского хозяйства и о возможности его развития.

Выводы Чернышевского были позднее подтверждены земской стати- стикой, доказавшей факт недостаточности крестьянских наделов и чрезмер- ности взимаемых с них платежей.

Размышляя о «поправке странной безурядицы нашей в сельском хо- зяйстве» и путях ее преодоления, Чернышевский возлагал основные надеж- ды на крестьянство. Поэтому его главное требование к предстоящей рефор-ме заключалось в том, «чтобы хозяйство крестьян не подвергалось рас- стройству». Думая о будущем, он хотел видеть крестьянина крепким сель- ским хозяином, активным субъектом экономики и политики.

Дворянские идеологи и практики крестьянской реформы, напротив, уповали на развитие «grande culture» на базе крупного помещичьего земле- владения. Они рассматривали крестьянское хозяйство как дополнение к по- мещичьему, а самих крестьян как будущих «кнехтов» - «батраков с наде- лом». Аграрное законодательство 1861 года и последующих десятилетий было рассчитано именно на такой путь развития.

Чернышевский не разделял этих надежд. Крупное помещичье зем- левладение, считал он, экономически оправдает себя лишь там и тогда, ког-да крупные землевладельцы превратятся из «мотов-сибаритов» в дельных сельских хозяев. На это было мало шансов.

Во второй половине 1859 г. Н.Г.Чернышевский разошелся с либе- ральными реформаторами. Непосредственной причиной разрыва стала ка- питуляция либеральных членов Редакционной комиссии под натиском про- дворянских губернских комитетов в августе 1859 г., их отказ от первона- чального намерения установить более оптимальные размеры наделов и пла- тежей.

Диссертант считает вторую половину 1859 года временем возникно- вения народничества.

По мнению диссертанта, позиция Чернышевского не была ни экстре- мистской, ни даже радикальной, а вполне прагматичной. Нужно «изменить решение крестьянского вопроса», т.е. пересмотреть условия освобождения, как «для отклонения смут», так и для прогресса сельского хозяйства и эко- номики страны в целом, - таков был его вывод. Содействовать решению этой задачи он считал своим гражданским долгом, ибо понимал, что «разо- рение освобождаемых крестьян отзовется самыми невыгодными следст- виями на всем государственном организме».

А.И.Герцен ближе, чем Чернышевский был связан с «дворянским либерализмом», долго сознавал себя его частью. Его предреформенные ста- тьи по крестьянскому вопросу талантливы, эмоциональны, но неглубоки. Он поддерживал «либеральный» проект выкупной операции, именуемый «освобождением с землей», и боролся против «обязанного состояния», в котором видел лишь уступку «выжившим из ума старикам». Но, ратуя за скорейший выкуп земли, он недостаточно вникал в конкретные детали и тем заслужил упрек Чернышевского в неумении «проверить цифры», т.е. в экономическом дилетантизме.

Герцен надеялся, что крестьянский вопрос «разрешится без участия штыков и картечи». Негативная реакция крестьян на долгожданное «осво- бождение с землей» и жестокость властей при подавлении крестьянских «волнений» разрушили эти надежды. После 1861 года «народ заявил свое страдательное вето реформе», - констатировал Герцен.

Он сознавал, что «крестьянский вопрос» далеко не закрыт, но очень хотел, чтобы «непримиримость между крестьянином и помещиком разре- шилась мирно». Его врожденный оптимизм обычно брал верх.

В 60-х годах аграрным вопросом много занимался Н.П.Огарев. Под влиянием М.А.Бакунина он, шаг за шагом, пошел гораздо дальше А.И.Гер- цена и Н.Г.Чернышевского, - вплоть до «возвращения» всей земли «в зем-ство», т.е. обществу, и последующего пересмотра условий землепользо- вания. Именно Огарев предложил внести аграрный вопрос на решение «бессословного», общенационального Земского Собора.

После крестьянской реформы народничество и дворянский либера- лизм стали «чужды друг другу по убеждению». Однако у основателей на- родничества тоже не было единой позиции по аграрному вопросу. Их мне- ния колебались от умеренных до радикальных: от взвешенной позиции Чернышевского, стремившегося «миролюбиво кончить дело взаимными ус- тупками», до поддержанной Огаревым бакунинской готовности разрубить узел аграрных проблем путем возвращения всей земли «в земство» и её последующего нового передела.

Вторая позиция была близка мнению самого крестьянства. Ибо пос- леднее, даже при крепостном праве не признавало правомерности той при-ватизации ХУШ века, в результате которой все поместные и лучшие «чер- ные» земли были подарены дворянству вместе с половиной населения стра- ны. Эта особенность народного правосознания была хорошо известна и правительству и помещикам; она не раз становилась аргументом сторон в предреформенных дискуссиях по крестьянскому вопросу.

Анализируя ситуацию, все основатели народничества считали уяз- вимыми правовые основы крепостного права и исторически связанного с ним помещичьего землевладения. Разбазаривание «казенных» земель и по- рабощение крестьян казалось им превышением полномочий со стороны лиц, занимавших в ХУШ веке императорский престол. Они также предви- дели, что в будущем крестьянство потребует реституции, что и произошло в начале ХХ века в эпоху российских революций.

Тем не менее, в предреформенный период все основатели народниче- ства считали возможным «сгладить» исторически сложившийся классовый антагонизм и превратить антагонистические противоречия в русской дерев- не в неантагонистические.

Однако, после 1861 г. ситуация стала меняться. С одной стороны, кре-

стьянство упорно не признавало навязанных ему условий «освобождения с землей». С другой, дворянство, одержав в 1861-1863 гг. пиррову победу, не шло ни на какие уступки. В последующие полвека такая бескомпромисс- ность усиливала радикальные тенденции и в народном, и в народническом движении.

Вторая глава называется «Прошлое и будущее российской госу-дарственности». Она состоит из трех параграфов:

§ 1 - «Западники, славянофилы, народники. Идея земской эмансипа- ции».

§ 2 - «Начала российской конституции».

§ 3 - «Об «участии государства в экономических делах».

Первые два параграфа объединены тематически.

По мнению диссертанта, конституционные идеи народничества ста-ли результатом как анализа передового политического опыта Запада, так и творческого синтеза западничества и славянофильства.

Основатели народничества внедряли в сознание соотечественников западные либеральные и демократические новации, и одновременно воз- рождали в российском политическом лексиконе такие старинные термины и понятия как «мир», «земство», «Дума», «Собор» («Совет всей Земли»).

По мнению диссертанта, как издатели «Колокола», так и Н.Г.Черны- шевский, неоднозначно оценивая раннее славянофильство, тем не менее, использовали ряд славянофильских идей, хотя и в разной степени. Вслед за славянофилами, они противопоставили существующему «бюрократичес- кому» государству принципы «соборности» и самоуправления; признали необходимость «земской эмансипации», т.е. строительства влиятельного гражданского общества.

Конституционные идеи основателей народничества не вписывались

в официозные стандарты самодержавной России. Они развивались в русле интеллектуальных и политических нововведений Х1Х века.

И Герцен, и Огарев, и Чернышевский развивали идеи прав человека и

его всесторонней «эмансипации». Вместе с тем, обращаясь к сфере интер-субъективных отношений, они полагали, что реализация личной свободы имеет границей законы, защищающие права и интересы других людей и об- щества в целом.

С либеральной точки зрения их оппозиция правившему в России ре- жиму логична и закономерна. Они обвиняли администрацию в неспособно- сти оградить личность и собственность граждан, суды - в неготовности к защите нарушенных прав.

И «Колокол», и «Современник» считали необходимым условием об- щественного прогресса установление «законного порядка», порождающего уверенность граждан в своих правах и связанную с этим «силу духа наро- да». Они искали пути противодействия коррупции и непотизму, ставшим нормой общественного и государственного бытия.

Внедрение принципов законности в жизнь российского общества и государства всегда было сложным и опасным делом. Ни Герцен, ни Черны- шевский не питали на этот счет иллюзий. «Мы во всё вносим идею произ- вола», - констатировал Н.Г.Чернышевский, анализируя сложившуюся об- щественную психологию. – «Юридические формы … для нас кажутся бес- сильны и даже смешны, мы хотим всё сделать силою прихоти, бесконт- рольного решения»29.

В стране, где право бессильно, говорил Чернышевский, не может быть ни личной, ни какой-либо иной свободы; в ней «не ограждены от про- извола ни личность, ни труд, ни собственность» и сильнейший «безнака- занно делает со слабейшими всё, что ему угодно». В такой стране власть имущий «руководствуется только прихотями, добрыми или дурными, - это как случится»; а население «привыкло считать, что так тому и следует быть и что иначе невозможно».

Анализируя хронические болезни российской государственности, ос-

нователи народничества видели одну из причин в том, что государствен- ные служащие безответственны перед обществом и беззащитны перед на- чальством. В России чиновник, желающий действовать по закону, подвер-гает себя опасности, - таков печальный вывод Чернышевского.

Подмена правовых служебных отношений патронально-клиенталь- ными вынуждает подчиненного уступать давлению сверху и идти на нару- шение закона. «Лишенный всякой независимости относительно начальства, он может держаться на службе только тем, чтобы угождать ему»30.

При таком положении вещей нельзя решить проблемы «дурного уп- равления»; все благие начинания будут сводиться на нет.

«Надобно, - говорил Чернышевский, - изменить положение чиновни- ков, дать им возможность не погибать от отказа нарушать закон в угоду сильным людям и, с другой стороны, сделать так, чтобы одно благораспо- ложение начальства не служило для них залогом полной безопасности при нарушении закона»31.

В Х1Х веке на Западе были известны некоторые лекарства от «адми- нистративных недугов». Основатели народничества давали аналогичные ре- цепты: «гласность», народное представительство; система «сдержек»; пере- ход от «бюрократического порядка» местного управления, при котором на- селение лишь «materia gubernanda», к самоуправлению с активным участи- ем граждан.

И издатели «Колокола», и Чернышевский анализировали достоинст- ва, недостатки и перспективы развития государственных институтов США и стран Западной Европы, проявляя особый интерес к американским «self- gоvernment» и федеративному устройству, и к парламентарной монархии английского образца.

При этом они стремились сочетать конституционный и муниципаль- ный опыт Запада с традициями и навыками самоуправления, имевшимися тогда в России, прежде всего с навыками «мирского» крестьянского само- управления.

Они знали, что формирование демократических институтов США на- чиналось с самоуправления местных общин отдельных колоний. Такой путь развития демократии был в принципе возможен и в России, где составляв-шие большинство населения крестьяне-общинники тоже обладали тогда опытом самоуправления, приобретенным в гораздо более тяжелых услови- ях.

Рассуждая о перспективах политического развития России, народники

видели в органах «мирского» самоуправления сел и волостей важный ин- ститут гражданского общества, а также будущие субъекты муниципального и конституционного права. В этом вопросе Н.Г.Чернышевский был вполне солидарен с издателями «Колокола».

Глубокие корни общинного и волостного самоуправления и живой интерес общественного мнения к «земскому» самоуправлению уездов и гу- берний, вынуждавший правительство начать подготовку земской реформы, убеждали основателей народничества, что «self-government у нас возмо- жен».

Другой важной составляющей конституционной программы народ-ничества стали идеи федерализма. И Герцен, и Огарев, и Чернышевский считали федеративный государственный строй исторически неизбежным в такой огромной, территориально и этнически разнородной стране как Рос- сия.

Издатели «Колокола» связали с ним возможность решения «вопроса о национальностях».

После польского восстания 1863 года Герцен и Огарев поняли, что рано или поздно Украина, Прибалтика, Закавказье тоже потребуют нацио- нальной и государственной самостоятельности. Однако они надеялись, что эти проблемы решатся не путем распада страны, а в рамках федеративного союза, где «на самобытности каждой части может быть основана сила и свобода целого»32.

И издатели «Колокола», и Чернышевский использовали конституци-онные идеи Т.Джефферсона, особенно его концепцию «сбалансированного федерализма», т.е. демократии, вырастающей из самоуправления на местах, постепенно переходящей в федеральную демократию, и сцементированной «демократией участия», т.е. заинтересованным участием граждан в общест- венной и политической жизни своих общин, округов, штатов, страны.

В статьях Н.П.Огарева намечена конструкция демократической верти- кали власти, как «стройной организации снизу», «самоустройства из народа растущего»: от самоуправления общин, волостей и городов до Государст- венной Союзной Думы, формируемой путем строгого отбора на многосте- пенных выборах в уездах и областях. Такого рода народнические идеи позд- нее проникли в Конституцию РСФСР 1918 г., созданную при участии левых эсеров.

И Огарев, и Чернышевский не раз ставили в своих статьях финансо- вые вопросы. В «разумной финансовой политике» и «рациональном бюдже- те» они видели одно из важнейших условий «государственного благоуст- ройства».

Всё, что касается налогообложения, сбора налогов, приходных и рас-

ходных статей бюджета, нужно поставить под власть закона и контроль представительных органов. Основатели народничества полностью разделя- ли это кредо либерализма.

Касаясь вопроса о форме правления, никто из основателей народни- чества не выдвигал республиканских лозунгов. Сознавая историческую об- реченность абсолютизма, они изучали английский опыт трансформации мо- нархии в «конституционные формы». Это относится и к издателям «Коло- кола», и к Н.Г.Чернышевскому.

По словам Чернышевского, Англия Х1Х века, «называясь конститу- ционною монархией, была на самом деле уже республикою, в которой за- конодательная власть принадлежит двум палатам или, точнее сказать, пала- те общин»; а «министерство», т.е. кабинет министров, назначается из среды парламентского большинства и опирается на поддержку этого большинства. «В этом решительном переходе кабинета министров из-под власти двора под … власть палаты общин» Чернышевский видел «сущность того что мы называем окончательным утверждением конституционного управления» в Англии.

Пример Англии показал, что представительная демократия совмести- ма со сколь угодно долгим сохранением института монархии. И Чернышев- ский, и издатели «Колокола» допускали, что постсамодержавная Россия пойдет к парламентской демократии путем эволюции в рамках конститу- ционной монархии.

Но они опасались другого варианта: того что приученная к самовла- стью страна завязнет в болоте «бонапартизма».

Анализируя режим Второй французской империи 50-60-х годов Х1Х века, все основатели народничества дали ему крайне отрицательную оцен-ку.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.