авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Понятие и социальная сущность гражданского правонарушения (теоретические проблемы)

-- [ Страница 5 ] --

Второй параграф посвящен анализу категории «состав правонарушения» с цивилистических позиций. Категория «состав правонарушения» широко применяется в гражданско-правовой науке, где распространен взгляд, в соответствии с которым необходимым основанием гражданско-правовой ответственности является состав гражданского правонарушения. В то же время не все цивилисты сходятся во мнении относительно элементов такого состава. Если одни ученые (О. С. Иоффе, Г. К. Матвеев, В. Ф. Яковлев и др.) признают четырехэлементный состав (объект, субъект, объективная сторона и субъективная сторона), то другие выделяют противоправность, вред, причинную связь между противоправным поведением и вредом и вину причинителя вреда (Н. Д. Егоров, Т. И. Илларионова, Н. С. Малеин, Е. А. Суханов, В. А. Тархов и др.) и не включают в состав ни объект правонарушения, ни его субъекта. Рассматривается и позиция противников признания категории «состав гражданского правонарушения» (В. В. Витрянский). Соискатель присоединяется к последней точке зрения. Проведя сравнение понятий «состав правонарушения» и «состав гражданского правонарушения», диссертант указывает на ряд достаточно явных нестыковок в их понимании. Во-первых, если, как это признается в общей теории права, черты правонарушения обобщаются в выработанном наукой понятии «состав правонарушения», с помощью которого группируются и описываются признаки последнего по схеме: объект, субъект, объективная и субъективная сторона правонарушения» (М. Н. Марченко) или по схеме: объект, субъект, объективная сторона (объективированный вредоносный результат, противоправность, причинная связь)» (С. С. Алексеев), а в доктрине гражданского права общепризнанным сегодня является раскрытие состава гражданского правонарушения через элементы: противоправность, вина, вред и причинная связь, то уже налицо несовпадение признаков состава правонарушения в его общетеоретическом понимании и состава гражданского правонарушения в цивилистическом понимании. Во-вторых, если наличие состава гражданского правонарушения – общее и единственное основание гражданско-правовой ответственности, а «состав правонарушения является тем юридическим фактом, который порождает правоотношение между правонарушителем и потерпевшим и создает определенные притязания потерпевшего и обязанности нарушителя по заглаживанию ущерба, причиненного противоправным действием» (Г. К. Матвеев), то как объяснить, что в ряде случаев ответственность в гражданском праве наступает лишь при наличии некоторых из признаков «состава гражданского правонарушения», например, при наличии убытков, но отсутствии вины, либо даже при отсутствии убытков? Диссертант полагает, что термин «состав правонарушения» в том смысле, в каком он сегодня существует в наукообороте, неприемлем для гражданского права и излагает замечания относительно теоретических просчетов в конструкции состава правонарушения с точки зрения гражданского права. Они вскрываются при сопоставлении знаний относительно правового поведения, в частности, поступка. Правонарушение представляет собой поступок, т. е. вид поведения субъекта, получивший социальную оценку. В составе поступка выделяются субъективный и объективный элементы. Субъективный – это мотивация субъекта поступка, объективный – его проявление «во вне» (в объективном мире) в виде актов физиологической активности, в виде действия. Субъект и поступок не совпадают, поскольку в противном случае субъект оказывается «внутри» своих собственных действий, а этого не может быть, т. к. он, безусловно, их носитель («деятель»), но не они сами. Субъект не совпадает и с субъективным элементом; он также только носитель мотивации, но не сама мотивация. Не входит в состав поступка и его объект, что бы под ним ни понималось – субъективное право другого лица, норма объективного права (правовой запрет), иное социальное благо (неимущественная сфера потерпевшего, имущественная сфера потерпевшего, интерес потерпевшего, общественные отношения и т. д.) – по той причине, что ни один из этих объектов не может находиться ни внутри субъективного элемента поступка, ни внутри объективного. Очевидно, например, что достоинство потерпевшего (его собственная субъективная категория) не может находиться «внутри» поступка другого субъекта – правонарушителя. Да и любой другой объект не может, в противном случае он не являлся бы самостоятельным объектом материального мира. Непригоден в гражданском праве термин «состав правонарушения» и по той причине, что с субъектной стороны он связывается только с правонарушителем, в то время как в гражданском праве в определенных случаях имеет значение и характеристика потерпевшего или иного (ответственного) лица, например, когда вред причинен здоровью малолетнего, или в случаях ответственности организации за вред, причиненные ее работником при исполнении служебных обязанностей. Однако вряд ли можно утверждать, что эти характеристики включаются «в состав правонарушения», поскольку ни потерпевший (или третье лицо), ни его характеристики не могут входить в состав деяния правонарушителя. Включить потерпевшего в «состав гражданского правонарушения», отождествляемого в доктрине с самим гражданским правонарушением, значит, пойти гораздо дальше, чем пошли авторы конструкции состава преступления, которые в структуру преступления потерпевшего не включили. Конструкция «состав правонарушения», созданная для объяснения правонарушения, его не объясняет, поскольку не отражает его сути. Диссертант полагает, что правонарушение, как и любой иной поступок, включает в себя только два элемента: субъективный, выраженный виной (волей) и объективный, выраженный действием. А включаемые большинством цивилистов в число признаков «состава правонарушения» вред и причинная связь между противоправным поведением и вредом находятся за пределами поступка. Их следует рассматривать в качестве элементов юридического состава, необходимого для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности, недаром в цивилистике наряду с термином «состав правонарушения» как равнозначный широко применяется термин «условия гражданско-правовой ответственности». Объяснение тому, что цивилисты не разграничивают правонарушение и юридический состав, необходимый для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности диссертант усматривает в том факте, что в общей теории права «состав правонарушения» отождествляется с самим правонарушением подобно тому, как в уголовном праве состав преступления отождествляется с самим преступлением. На основании рассмотренных ранее положений о теоретических объяснительных моделях диссертант объясняет, каким путем возникла существующая в науке гражданского права теоретическая объяснительная модель гражданского правонарушения. В науке уголовного права для объяснения феномена преступления была разработана путем абстрагирования теоретическая объяснительная модель под названием «состав преступления». Затем эта модель была применена в общей теории права под названием «состав правонарушения» и в цивилистике под названием «состав гражданского правонарушения». Благодаря трансляционной функции, осуществляемой теоретическими объяснительными моделями, при заимствовании теоретической модели произошел перенос знаний, концептуальных схем и методологических форм из уголовного права, которое в данном случае выступило в качестве «материнской» предметной области, в гражданское право которое в данном случае выступило в качестве «дочерней» предметной области. Однако предметные области гражданского права и уголовного права не совпадают и не могут рассматриваться как «материнская» и «дочерняя», поэтому уголовно-правовая объяснительная модель правонарушения непригодна для объяснения гражданского правонарушения.

Обращается внимание на основной термин юридической конфликтологии – конфликт, в структуру которого вписываются не только все элементы, которые традиционно включаются в состав правонарушения, но и потерпевший, а также третьи лица, в той или иной мере соприкасающиеся с правонарушением.

Третий параграф посвящен определению места гражданского правонарушения в системе цивилистических категорий. При рассмотрении данного вопроса диссертант исходит из положения о том, что понятия и категории, входящие в систему цивилистических знаний, должны занимать соответствующие им, строго определенные места, отражающие их значение в системе знаний. Отмечается, что одной из проблем учения о гражданском правонарушении является отсутствие у него точно определенного места в системе цивилистической науки, поскольку это учение разрабатывается не самостоятельно, а, главным образом, в рамках учения о гражданско-правовой ответственности, в котором ему отведено определенное место. В то же время категория «правонарушения» занимает определенное место и в учении о юридических фактах, а также в учении об обязательствах. В связи с этим в диссертации устанавливается отсутствие последовательности и логичности в изучении указанной категории и обосновывается вывод, что сложившееся положение не способствует развитию цельного учения о правонарушениях в гражданском праве. В параграфе приводится обзор современной учебной литературы по гражданскому праву, позволяющей составить представление о системе науки гражданского права, в результате чего выделяются следующие аспекты проблемы. Во-первых, все учебники по гражданскому праву говорят о неправомерных действиях (правонарушениях) в разделе, посвященном юридическим фактам. Во-вторых, в дальнейшем цивилисты обращаются к понятию гражданского правонарушения в темах, посвященных гражданско-правовой ответственности (с некоторыми видоизменениям в названии темы). Причем, в этом разделе дается уже развернутая характеристика правонарушения. В-третьих, не во всех учебниках тема гражданско-правовой ответственности, а, соответственно, и правонарушение, рассматриваются в аналогичных разделах. В большинстве учебников тема о гражданско-правовой ответственности помещена в раздел, посвященный обязательственному праву. Однако некоторые ученые не «привязывают» тему о гражданско-правовой ответственности к обязательственному праву, а, тем более, только к договорному праву, полагая, что она имеет более широкое значение и более тяготеет к вопросам осуществления и защиты гражданских прав. В-четвертых, в отличие от правомерных юридических действий, имеющих четкую теоретическую классификацию, неправомерные действия в гражданском праве до сих пор классификации не имеют. Таким образом, в параграфе показано, что категория «гражданское правонарушение» не заняла до сих пор в отечественной гражданско-правовой науке соответствующего места, в котором содержались бы все сведения о гражданском правонарушении. К числу таких сведений необходимо отнести понятие гражданского правонарушения, включая его дефиницию; признаки гражданского правонарушения; его отличия от правонарушений в публичном праве; классификацию гражданских правонарушений. Особое внимание, по мнению диссертанта, следует уделить вопросу о сущности гражданского правонарушения.

Отмечается, что по социальной оценке гражданское правонарушение, отражающее «патологию» гражданского оборота, – антипод сделки, отражающей «здоровый» гражданский оборот. Однако с юридико-технических позиций гражданское правонарушение равноценно сделке. Исходя из этого, диссертант полагает, что гражданское правонарушение должно занять самостоятельное место в системе цивилистической науки и в учебных курсах по гражданскому праву в специальных разделах, помещенных после сделок

Четвертый параграф посвящен проблеме отграничения гражданского правонарушения от иных видов правонарушений. Соискатель подчеркивает, что данный вопрос рассматривается в постановочном порядке. Его решение выходит за рамки цивилистического исследования и составляет задачу общей теории права. Поэтому главная задача параграфа – привлечь внимание к данному вопросу с тем, чтобы исследователи общетеоретических проблем активизировали усилия в этом направлении. Рассматривается состоявшаяся в отечественном правоведении в конце XІX – начале XX в. дискуссия о так называемой уголовной и иной неправде, в особенности, о разграничении уголовной неправды и гражданско-правовой (т. е. дискуссия о разграничении уголовных и гражданских правонарушений). Дается критическое изложение предлагаемых в науке критериев отграничения одного вида правонарушений от других видов (по признаку общественной опасности или по признаку степени общественной опасности). Рассматривается вопрос о классификации правонарушений по отраслевому признаку, применяемой сегодня в общей теории права, и признается ее необходимость и целесообразность. В то же время указывается, что эта классификация не может считаться достаточной в современных условиях признания концепции разделения права на две самостоятельные, обособленные сферы – частноправовую и публичноправовую.

Разграничение права на две самостоятельные сферы – частного права и публичного права – позволяет утверждать, что и правонарушения частноправового либо публичноправового порядка обладают существенными отличительными особенностями в той мере, в какой такими особенностями обладают указанные сферы. Данное положение носит методологический характер и определяет направление, по которому должна производиться и разработка категории «правонарушение» в целом, и вопрос о классификации правонарушений в том числе. Поэтому наряду с классификацией по отраслям права соискатель предлагает классифицировать правонарушения также по сферам правового регулирования – публичноправовой и частноправовой. Показано, что наличие в числе гражданских правонарушений таких, которые направлены на нарушение публичных интересов, не свидетельствует о необходимости признания гражданского права публичным и не колеблет указанного методологического положения.

Глава четвертая «Гражданское правонарушение как социальное явление» включает в себя два параграфа. Первый параграф посвящен проблеме выбора методологического подхода к выявлению сущности гражданского правонарушения. Обосновывается положение о правомерности постановки вопроса о социальной сущности гражданского правонарушения. В философии признается возможность наличия нескольких сущностей, которые способны вступать в связь друг с другом и воздействовать друг на друга, а в правоведении предпринимались попытки построения иерархии сущностей первого, второго, третьего порядков (Л. С. Явич). Исходя из положений о полиструктурности строения социальной материи, соискатель обосновывает положение, что у предмета познания (в рассматриваемом случае – правового явления) могут быть различные сущности одновременно (и социальная сущность, и правовая сущность). Применительно к правонарушению под правовой сущностью следует понимать то, что неизменно характеризует правонарушение с правовых позиций, а социальной – то, что является неизменным с социальных позиций. Причем в рамках правовых категорий можно выявить только какое-либо правовое качество явления, а в рамках социальных категорий – социальное. Диссертант отмечает, что не следует упрощать ситуацию и забывать, что «правовое» – это тоже социальное. Однако в строгом смысле слова можно все же «правовое» и «социальное» разделить, приписав первому только правовой смысл, а второму – социальный.

Анализируется взгляд, в соответствии с которым предлагается определять сущность правонарушения по родовым свойствам и признакам (В. И Гойман). Отмечается, что определения «по роду и виду» не универсальны. Они более пригодны для описательных, классификационных наук и, несмотря на их широкое распространение, не являются единственно возможными. Существуют также и генетические определения, которые образуются путем указания на способ, которым образуется данный предмет. Определение сущности правонарушения первым способом приведет к выводу: правонарушение – это действие, т. е. вид правового поведения, – и этот вывод будет правильным. Однако он не отражает сущности правонарушения, поскольку правомерные действия также относятся к данному роду. Констатация, что правонарушение – это юридический факт, не отражает его сущности по этой же причине. В целях конкретизации понимания правонарушения в правоведении вводится признак противоправности. (Иногда вводится еще и признак общественной опасности. Показано, что данный признак неприменим к гражданскому правонарушению, т. к. является специальным, позволяющим отграничивать преступления от малозначительных деяний.) Указание на противоправность позволяет отграничивать правонарушение от правомерного действия, однако не позволяет выявить сущность правонарушения; то неизменное, что всегда присуще правонарушению, т. к. противоправность не есть это неизменное, а есть нечто, изменяющееся во времени в зависимости от усмотрения законодателя.

Обосновывается положение, что при определении сущности правонарушения как социального феномена необходимо раскрыть его социальные истоки и отыскать в нем черты, характеризующие то неизменное, что в нем имеется. Если, определяя сущность права, правоведы ищут в нем нечто, что относится «ко всем эпохам и странам, где существовало право», стараясь избегать идеологических оценок, и не замыкаясь только на правоведении2, то и исследователи сущности иных правовых явлений (особенно имеющих такое большое социальное значение, как правонарушение), должны также попытаться найти в исследуемом явлении нечто, не подвластное времени и географии. Поскольку «социальное» шире, чем «правовое», то «правовое» «социального» не объясняет. Соискатель считает, что попытки объяснить «социальное» только путем юридических понятий и категорий бесперспективны. Для объяснения «социального» необходим социологический подход, необходим инструментарий той науки, которая специально занимается изучением «социального».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.