авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Понятие и социальная сущность гражданского правонарушения (теоретические проблемы)

-- [ Страница 4 ] --

Сравнение гражданского права с уголовным правом дает основания для постановки целого ряда вопросов, которые в рамках существующей общетеоретической концепции правонарушения ответов не получают. Как известно, центральным понятием уголовного права является понятие «преступление», а уголовное законодательство закрепляет, в первую очередь, принципы и основания уголовной ответственности, определяет деяния, являющиеся преступлениями, устанавливает наказания, которые могут быть применены к лицам, совершившим преступления. Содержание уголовного законодательства составляют четыре института: «уголовный закон», «преступление», «наказание», «освобождение от уголовной ответственности и наказания», а Уголовный кодекс Российской Федерации регламентирует соответствующие общественные отношения, исходя из единых для всех преступлений черт. Ни основные начала гражданского законодательства, закрепленные в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, ни специальные нормы (ст. ст. 393-406 и др. ГК РФ) не содержат положений ни о понятии гражданского правонарушения, ни о составе гражданского правонарушения, ни о правонарушителе. Напротив, текст ГК РФ убеждает в том, что законодатель ориентирован на правомерное поведение субъекта, действующего в нормально функционирующем гражданском обороте, что и нашло свое отражение в подавляющей массе правовых институтов, которые трудно не только перечислить, но и сосчитать. В то же время в большинстве гражданско-правовых институтов имеются нормы на случай нарушения нормального течения регулируемых отношений, а гражданское правонарушение, хотя и «принадлежит к патологическим явлениям гражданского оборота» (В. И. Синайский), является в то же время правовым явлением, возникающим и существующим в сфере гражданских правоотношений. Обосновывается положение о том, что существо той или иной категории в той или иной отрасли права не может не отражать существа этой отрасли, не соответствовать целям и задачам, стоящим перед ней. В то же время, будучи правовыми категориями, они не могут не отражать и существа права, правового регулирования в целом в той же мере, в какой существо отрасли отражает существо права. В параграфе выделяются следующие главные проблемы учения о гражданском правонарушении, которые и характеризуют проблемную ситуацию в данной области цивилистических знаний: 1) самостоятельного развития понятие «гражданское правонарушение» в российской цивилистике не получило, поскольку исследуется либо в рамках вопроса о гражданско-правовой ответственности, либо в рамках учения об обязательствах, в связи с чем имеется настоятельная и теоретическая и практическая потребность разработки цельного учения о гражданском правонарушении; 2) общая теория права не способна служить теоретической базой исследования гражданского правонарушения, поскольку сама заимствовала учение о правонарушении из теории уголовного права, в связи с чем ей не удалось создать цельной и убедительной концепции правонарушения, пригодной для всех отраслей права, включая и гражданское право; 3) такой базой способна служить концепция разделения права на частное право и публичное право, ибо и основные начала и основные категории гражданского (частного) права не тождественны основным началам и основным категориям публичного права; 4) для построения теории гражданского правонарушения необходимо изменить доктринальный взгляд на его сущность и с привлечением нового методологического инструментария попытаться по-новому подойти к исследуемому явлению.

Третий параграф посвящен проблеме теоретических основ исследования гражданского правонарушения. Автор обращается к ключевым аспектам концепции разделения права на частное право и публичное право и рассматривает интересы, охраняемые гражданским правом от правонарушений. Противоположность частных и публичных интересов обусловлена теми же обстоятельствами, что и «противоположность личности и общества, частной жизни и общественной деятельности» которая, как отмечал Г. Ф. Шершеневич, осознается всеми. Цивилист полагал, что разграничение частного и публичного права следует осуществлять по критерию интереса, а «область гражданского права определяется двумя данными: 1) частные лица, как субъекты отношения, 2) частный интерес, как содержание отношения». Вполне осознавая «противоположность личности и общества» и признавая, что гражданское право – это право частное, соискатель в то же время не может безоговорочно согласиться с тем, что гражданское (частное) право направлено только на охрану частных интересов. В параграфе обосновывается вывод, что публичный интерес защищается всеми отраслями права, включая и гражданское, однако с учетом его (гражданского права) специфики и присущими ему методами. Гражданский кодекс РФ – акт частноправовой в силу того, что базируется на частноправовых началах и именно они обусловливают его характеристику как частноправового акта. Однако это вовсе не препятствует закреплению в его нормах публичных интересов и способов их защиты. В гражданском отраслевом правовом массиве присутствуют как нормы, закрепляющие частный интерес, так и нормы, закрепляющие публичный интерес. Поэтому разделение права на частное и публичное на отраслевом уровне не означает, что все нормы, входящие в частноправовую отрасль будут иметь направленность на частный интерес, а входящие в публичноправовую отрасль – на публичный.

Общие цели правопорядка остаются неизменными и заключаются в таком устройстве общественной жизни, при котором реализуются и интересы общества в целом (публичные интересы), и интересы отдельных лиц (частные интересы). В то же время правопорядок представляет собой целостное системное образование, нуждающееся в самосохранении, в связи с чем ему присуща деятельность, направленная «на себя» в целях обеспечения этого самосохранения (В. В. Борисов). В рамках общего правопорядка функционируют две сферы: сфера публичного правопорядка и сфера гражданского (частного) правопорядка. Гражданский правопорядок своим центральным звеном имеет частное лицо с присущими ему частными интересами. Но обеспечение частному лицу условий реализации его признаваемых правом интересов возможно только при условии сохранения самого гражданского правопорядка. Поэтому гражданский правопорядок представляет собой нормативную систему, в которой одним из важнейших условий обеспечения реализации частных интересов выступает осуществление функции самосохранения правопорядка, а, следовательно, и защиты публичных интересов, стоящих за этой функцией. Правовое регулирование строится, исходя из наиболее важной функции правопорядка, – обеспечения стабильности в обществе, которая достигается с учетом специфики видов общественных отношений, регулируемых правом, и интересов, защищаемых правом. Такая специфика в гражданском праве в рассматриваемом ракурсе проявляется в одних случаях в том, что гражданско-правовыми средствами защищается частный интерес, реализуемый посредством принадлежащих лицу субъективных прав, и в этих случаях гражданское правонарушение является нарушением частного интереса. В других случаях средствами гражданского права защищается публичный интерес, охраняемый посредством закрепления правового запрета на поведение, осуществляемое с целью, противной основам правопорядка, и в этих случаях гражданское правонарушение является нарушением публичного интереса.

В параграфе показано, что традиционный взгляд на гражданские правоотношения исключительно как на «горизонтальные», отражающие только координационную связь между равными, автономными субъектами и призванные способствовать реализации их частных интересов, нуждается в корректировке, поскольку не объясняет существование в гражданском праве правил, в соответствии с которыми недействительны сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности, мнимые сделки и притворные сделки; допускаются реквизиция, выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей и т.

 д. и, соответственно, не дает ответа на вопрос о природе таких отношений. Такие отношения, основанные не на равенстве участников, а на властном подчинении одной стороны другой, регулируются гражданским законодательством в порядке исключения (п. 3 ст. 2 ГК РФ). Поэтому предлагается признать наличие в числе гражданских правоотношений таких, которые отражают субординационную связь между их участниками. Эти отношения возникают между частными субъектами и государством и призваны способствовать реализации публичного интереса в гражданском праве. Следовательно, дифференцировать на «горизонтальные» и «вертикальные» следует не только правоотношения, имеющие различную отраслевую принадлежность (частноправовую или публичноправовую), но и правоотношения в гражданском праве. Первые отражают координационную связь (координационные отношения), они возникают между равными, автономными субъектами и призваны способствовать реализации их частных интересов. Вторые – субординационную связь (субординационные отношения), они возникают между частными субъектами и государством и функционируют в русле реализации публичного интереса в гражданском праве. К данному выводу диссертанта привело именно исследование гражданского правонарушения, которое показало, что в числе гражданских правонарушений четко просматриваются две группы, которые можно условно назвать «частными правонарушениями» и «публичными правонарушениями». «Частные правонарушения» отражают столкновение частных интересов, «публичные» – столкновение частного интереса с публичным. Характеристика гражданского правонарушения различается в зависимости от того, к какой из двух групп оно принадлежит и по субъектам, и по направленности действий и по предмету нарушения и по правовым последствиям. Например, правовым последствием «частного правонарушения» может являться восстановление нарушенного состояния потерпевшего лица. Правовым последствием «публичного правонарушения» – изъятие имущества в доход государства. При этом диссертант подчеркивает, что дифференциация правоотношений на «горизонтальные» и «вертикальные» в гражданском праве прослеживается, главным образом, на уровне охранительных («конфликтных») отношений. Данное положение объясняется тем, что на уровне регулятивных отношений государство участвует в гражданских правоотношениях на начале равенства с иными субъектами гражданского права. Поэтому на этом уровне отношения власти и подчинения не возникают. Исключения составляют, пожалуй, только случаи допустимого вмешательства государства в частные дела субъектов гражданского права, а также изъятия из принципов неприкосновенности собственности и свободы договора.

Глава третья – «Гражданское правонарушение в системе цивилистической науки» – включает три параграфа. Первый параграф содержит анализ высказанных в литературе взглядов относительно дефиниции правонарушения. В результате проведенного диссертантом сравнения признаков преступления, даваемых в науке уголовного права, признаков правонарушения, даваемых в общетеоретической литературе, и признаков правонарушения, даваемых в цивилистической литературе, обоснованы следующие выводы: 1) общетеоретические положения о правонарушении полностью повторяют уголовно-правовые положения и 2) далеко не все из этих положений применимы к гражданскому правонарушению. Подвергается критике мнение о том, что противоправность представляет собой объективное свойство правонарушения и делается вывод, что оценочная категория, каковой является противоправность, не может составлять объективное свойство правонарушения.

Проведен анализ литературы, который вскрывает две противоположные тенденции, сложившиеся в современной цивилистической доктрине. Одна из них заключается в признании гражданского права правом частным, направленным только на защиту интересов частных лиц, и, следовательно, в отрицании связи гражданских правонарушений с общественными интересами. Вторая тенденция заключается в распространении признака общественной опасности (через связь с общественными интересами) на все гражданские правонарушения. Диссертант полагает, что это – крайние позиции, не отражающие в полной мере современных гражданско-правовых реалий. В гражданском праве имеются правонарушения, связанные с общественными (публичными) интересами (например, сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности). В то же время большинство правонарушений такой связи не содержит. Эти положения подтверждают сделанный ранее вывод о том, что гражданские правонарушения могут быть типизированы на группы, кардинальным образом различающиеся по своей направленности и своему общественному значению (связи с общественными интересами) – на «частные правонарушения» и «публичные правонарушения».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.