авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Право пользования жилым помещением лиц, не являющихся собственниками: теоретический и практический аспект

-- [ Страница 2 ] --

В первом параграфе «История становления и развития законодательства о праве пользования жилым помещением» указано, что истоки права пользования жилым помещением следует искать в предусмотренных римским правом личных сервитутах (пожизненных правах пользования чужой вещью). Очевидно, что право пользования жилым помещением имеет наибольшее сходство с правом пожизненного проживания в чужом доме (habitatio), являвшимся разновидностью узуфрукта.

В параграфе сделан вывод, что право пожизненного проживания в чужом доме в римский период характеризовалось как: особая разновидность личного сервитута; порождаемое завещательным отказом; предоставляющее возможность бесплатного пользования чужим домом или его частью субъекту права и его семье; позволяющее сдавать это жилище в аренду за плату.

Среди дореволюционных российских цивилистов не имелось единого подхода в трактовке и раскрытии понятия права ограниченного пользования жилым помещением как института вещного права. Автором выявлено, что право пожизненного проживания в доме как ограниченное право на жилое помещение признавалось дореволюционной цивилистикой и изучалось ею, хотя и в отсутствие специального законодательного регулирования. Право пожизненного проживания в доме рассматривалось как право вещное, нуждающееся в соответствующей государственной регистрации. Среди оснований возникновения права проживания выделялись завещание, договор и закон. Оно трактовалось как право значительно меньшее по объему в сравнении с собственностью, лишенное правомочия распоряжения.

Во втором параграфе «Жилое помещение как объект права пользования лиц, не являющихся собственниками» автор отмечает, что понятие жилого помещения как объекта права пользования можно сформулировать следующим образом: жилое помещение – это изолированное, благоустроенное помещение, применительно к условиям данного населенного пункта, прочно связанное с земельным участком, предназначенное для постоянного проживания физических лиц, законченное строительством и принятое в установленном законом порядке в эксплуатацию, подлежащее кадастровому и техническому учету (инвентаризации).

Наряду с термином «жилое помещение» законодатель применяет термины «недвижимость в жилищной сфере» (ст. 2 ЖК РФ), «жилище» (ст. 25, 40 Конституции РФ, ст. 139 Уголовного кодекса РФ), не раскрывая их значения. Представляется, что необходимо определить их значение для решения вопроса о возможности употребления как равнозначных с термином «жилая недвижимость».

Диссертант предлагает под жилым домом понимать капитальное, индивидуально-определенное здание, неразрывно связанное с земельным участком, имеющим границы, принятое в установленном порядке в эксплуатацию и имеющее индивидуальный кадастровый номер, которое состоит из комнат, или квартир, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения физическими лицами бытовых и иных нужд, связанных с проживанием в таком здании, применительно к условиям данного населенного пункта.

Понятие «квартира в многоквартирном доме» предлагается определить как структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме, имеющее обособленный вход с улицы или с площадки общего пользования, состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения физическими лицами бытовых и иных нужд, связанных с их постоянным проживанием в таком обособленном помещении, принятое в установленном законом порядке в эксплуатацию, подлежащее кадастровому учету.

В третьем параграфе «Вещно-правовая природа права пользования жилым помещением лиц, не являющихся собственниками» отмечено, что недостатком действующего законодательства является отсутствие нормы, содержащей замкнутый перечень вещных прав на жилые помещения.

В целях определения, к какому виду личных сервитутов относится право пользования жилым помещением, возникающее из договора пожизненного содержания с иждивением, из завещательного отказа, из факта совместного проживания лиц, находящихся с собственником в семейных отношениях, а также из соглашения собственника с бывшим членом семьи собственника, – к узуфрукту или habitatio – автором проведен правовой анализ позиции разработчиков Концепции развития законодательства о вещном праве, проект которой рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения (протокол № 3 от 18 марта 2009 г.) В Концепции право пользования жилым помещением лиц, не являющихся собственниками, предлагается поименовать узуфруктом, выделяется его специфика.

Диссертантом выявлено, что узуфрукт имеет более широкое содержание, чем habitatio (право проживания), так как он включает в свое содержание правомочия по извлечению плодов из вещи. Право пользования жилым помещением в целях проживания включает в себя правомочия, направленные на удовлетворение жилищных потребностей и не более.

В этой связи доказано, что право пользования жилым помещением, возникающее у членов семьи собственника, у отказополучателей по завещательному отказу и у получателей ренты по договору пожизненного содержания с иждивением, по правовой природе является вещным правом, а именно – ограниченным личным сервитутом, содержание которого составляет правомочия пользования с целью проживания в жилом помещении.

Под ограниченным личным сервитутом понимается сервитут, обременяющий недвижимую вещь в пользу и в интересах конкретного физического лица или ограниченного круга физических лиц и дающий им право пользоваться обремененной недвижимой вещью для постоянного проживания пожизненно, если иное не установлено законом или договором.

Рассматриваемым правам свойственны следующие признаки ограниченного личного сервитута: они устанавливаются в отношении конкретных физических лиц; носят строго личный характер (т.е. связаны с определенной личностью – лицом, признанным согласно закону членом семьи собственника или указанным в завещании или в договоре); имеют целевое назначение – использование чужого жилого помещения исключительно для личного проживания; являются непередаваемыми; срок их действия ограничивается сроком жизни управомоченного лица (либо конкретным сроком); они неотчуждаемы, не могут быть заложены, не переходят по наследству, и на них не может быть обращено взыскание; имеют безвозмездный характер, т.е. ни отказополучатель, ни получатель ренты, ни член семьи собственника жилого помещения не вносят собственнику плату за проживание в принадлежащем ему жилом помещении (если актом, установившим это право, или соглашением между собственником и управомоченным лицом не предусмотрено иное).

Во второй главе «Возникновение и осуществление права пользования жилым помещением лиц, не являющихся собственниками» рассматриваются такие основания возникновения права пользования жилым помещением как семейные отношения с собственником жилого помещения, завещательный отказ и договор пожизненного содержания с иждивением.

Проведенный в первом параграфе «Возникновение права пользования жилым помещением у членов семьи собственника» правовой анализ ст. 31 ЖК РФ позволяет выделить три вида лиц, проживающих совместно с собственником: члены семьи собственника; бывшие члены семьи собственника; граждане, пользующиеся жильем на основании соглашения с собственником (например, по договору найма или безвозмездного пользования, пожизненного содержания с иждивением, по которому получатель ренты сохраняет право пользования жилым помещением).

В соответствии с ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членами семьи собственника относятся три группы граждан. В первую группу входят проживающие совместно с собственником супруг, дети и родители собственника жилого помещения, а также усыновители и усыновленные. Данные лица автоматически приобретают право пользования жильем, если проживают в нем постоянно.

Следовательно, при вселении собственником в свой дом, квартиру супруга, детей, родителей у них возникает право постоянного пользования жилым помещением. Акт вселения со стороны собственника свидетельствует о его желании предоставить этим лицам соответствующее право.

Ко второй группе членов семьи относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы. Третья группа включает в себя иных граждан (бабушки, внуки, племянники, так называемые фактические супруги, зятья, снохи, пасынки и пр.), если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Степень родства значения не имеет. Подчеркнуто, что данные лица право пользования жильем автоматически не приобретают. Они могут быть признаны членами семьи собственника в исключительных случаях, в соответствии с ч. 1 ст. 31 ЖК РФ. Для признания их членами семьи собственника требуется установление двух юридических фактов – вселения их собственником в жилое помещение в качестве членов его семьи и совместного проживания с собственником в одном жилом помещении.

На основании ст. 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» бывшие члены семьи собственника приватизированного жилого помещения сохраняют право пользования жилым помещением, если они в момент приватизации имели равные права пользования с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Выявлено, что закон не закрепляет вид такого договора и срок, когда он может быть заключен – в момент приватизации либо в любое время, например, при продаже жилого помещения собственником.

В связи с этим предлагается конкретизировать вид договора, который может быть заключен между собственником приватизированного жилого помещения и членами семьи собственника, в момент приватизации имевшими равные права пользования с лицом, его приватизировавшим, при отказе от права пользования, а также установить, что договор может быть заключен как во время приватизации, так и после нее.

Во втором параграфе «Завещательный отказ как основание возникновения права пользования жилым помещением» отмечено, что из подп. 2 п. 2 ст. 1137 ГК РФ и ст. 33 ЖК РФ вытекает, что по отношению к жилым помещениям завещательный отказ может выражаться исключительно в виде права пользования. В связи с этим, как представляется, общее правило, вытекающее из п. 2 ст. 1137 ГК РФ, содержащего иные формы завещательного отказа, в отношении жилых помещений не применяется.

Обосновано, что в целях недопущения ущемления прав наследника жилого помещения необходимо законодательно установить пределы обременения жилого помещения правом пользования, предоставленным иному лицу по завещательному отказу, путем внесения в ст. 33 ЖК РФ изменений, запрещающих установление завещательного отказа, если в пользование отказополучателя невозможно выделить изолированное жилое помещение. Также следует очертить пределы пользования отказополучателем жилым помещением, указав, что он вправе использовать его для проживания, если иное не определено завещанием.

Думается, что следует более полно использовать возможности завещания, где наследодатель вправе определить объем прав и обязанностей отказополучателя. Кроме того, учитывая гибкость отношений между собственником жилого помещения и отказополучателем в части пользования жилым помещением, возможно, следует предусмотреть право этих лиц на заключение между ними соглашения, более четко определяющего объем их прав и обязанностей.

Представляется, что факт длительного отсутствия отказополучателя в жилом помещении не влечет утраты права пользования им. Поэтому проживание может быть возобновлено в любое время, в пределах срока действия завещательного отказа. Кроме того, собственник может не проживать в наследуемом жилом помещении. При этом данное обстоятельство не может явиться препятствием к фактическому пользованию отказополучателем своей частью такого помещения. В виду сказанного необходимо дополнить ст. 33 ЖК РФ положениями о том, что отказополучатель сохраняет право пользования жилым помещением или его частью, независимо от проживания в этом помещении самого собственника жилого помещения, а также сохраняет свое право в случае временного отсутствия.

В третьем параграфе «Договор пожизненного содержания с иждивением как основание возникновения права пользования жилым помещением» автор определяет, что При передаче в обеспечение пожизненного содержания жилого помещения возможны несколько вариантов урегулирования взаимоотношений между сторонами: в жилом помещении, переданном по договору, будет проживать только получатель (получатели) ренты (бывший собственник или третье лицо, либо бывший собственник и третье лицо); в жилом помещении будут проживать и получатель, и плательщик ренты; плательщик ренты не будет нести обязанности по удовлетворению потребности получателя ренты в жилье.

Наличие в договоре формулировки «плательщик удовлетворяет потребность получателя ренты в жилище» означает, что при невозможности предоставить право пользования жилым помещением, указанным в договоре, плательщик обязан предоставить получателю ренты право пользоваться другим жилым помещением.

Представляется, осуществление государственной регистрации права пользования жилым помещением по договору пожизненного содержания с иждивением является излишним по следующей причине. При государственной регистрации договора пожизненного содержания с иждивением и перехода права собственности на жилое помещение также осуществляется и государственная регистрация двух обременений жилого помещения: обременение рентой (согласно п. 1 ст. 586 ГК РФ рента обременяет недвижимое имущество, переданное под ее выплату) и право залога, возникающее у получателя ренты в силу закона (в силу п. 1 ст. 587 ГК РФ при передаче под выплату ренты земельного участка или другого недвижимого имущества получатель ренты в обеспечение обязательства плательщика ренты приобретает право залога на это имущество). Стоит поставить под сомнение целесообразность установления в законодательстве государственной регистрации тройного обременения переданного под предоставление пожизненного содержания с иждивением жилого помещения – одновременно и ренты, и залога, и права пользования. По мнению диссертанта, устанавливая регистрацию права пользования, законодательство предоставляет избыточную правовую защиту получателю ренты, в то время как регистрация обременений залогом и рентой и без того чрезмерно затрудняет участие переданной под предоставление пожизненного содержания недвижимости в дальнейшем имущественном обороте.

Вместе с тем жилые помещения могут в соответствии с ГК РФ передаваться не только на условиях договора пожизненного содержания с иждивением, но и на условиях договоров постоянной и пожизненной ренты. Однако как пользоваться жилым помещением получателям ренты по этим видам договоров ренты ЖК РФ ответов не дает. Указанная неопределенность может породить судебные споры.

В виду сказанного представляется целесообразным закрепить в ст. 34 ЖК РФ, что право пользования жилым помещением закрепляется не только за гражданином, проживающим в жилом помещении на основании договора пожизненного содержания с иждивением, но и на основании договоров постоянной и пожизненной ренты.

В четвертом параграфе «Специфика осуществления права пользования жилым помещением лицами, не являющимися собственниками» диссертант отмечает, что специфика осуществления права пользования жилым помещением обусловлена особенностями правового режима жилого помещения. Так, жилое помещение имеет строго целевое назначение – оно может использоваться только для проживания граждан.

Жилищный кодекс РФ ограничивает права собственника и пользователя на жилое помещение двумя категориями: назначением жилого помещения и пределами его использования.

В параграфе изучены научные взгляды правоведов на категорию «пределы осуществления субъективного права». Проведенный анализ позволил сформулировать определение «пределов осуществления субъективных гражданских прав», под которыми понимается отраслевая разновидность общеправовых сдерживающих стимулов поведенческой активности, призванная оказать внешнее упорядочивающее воздействие на использование заложенных в содержании субъективного гражданского права возможностей. По форме пределы осуществления прав должны быть прямыми обязанностями, а не следовать из общего запрета злоупотреблять правом. Для эффективности стимулирования поведения управомоченных лиц необходимо четко выразить в законодательстве существо и виды пределов, указав при этом на их юридическое значение.

По мнению автора, пределы использования жилого помещения – это предусмотренные Жилищным кодексом РФ запреты в отношении реализации правомочий владения, пользования и распоряжения жилым помещением.

Согласно ч. 2 ст. 31, ст. 33 и 34 ЖК РФ члены семьи собственника, а также граждане, которым по завещательному отказу либо по договору пожизненного содержания с иждивением предоставлено право пользования жилым помещением, пользуются жилым помещением наравне с собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Иными словами, пользователи имеют равные с собственником права пользования в отношении жилого помещения. Содержание права пользования указанных лиц ограничивается исключительно правом пользования жилым помещением путем проживания в нем наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи.

Однако, как представляется, осуществление других прав членами семьи собственника, отказополучателями и получателями ренты, таких как заключение договора поднайма, перепланировка и переустройство, возможность осуществления предпринимательской деятельности и др., должны осуществляться только с предварительного согласия собственника. Собственник все аналогичные действия совершает самостоятельно, тогда как для осуществления указанных правомочий пользователи должны спрашивать согласие у собственника. То есть равенство отсутствует, так как член семьи собственника, отказополучатель и получатель ренты в осуществлении правомочий несамостоятельны.

Третья глава «Правовая защита прав пользователей при прекращении права пользования жилым помещением» посвящена исследованию правовых оснований прекращения права пользования жилым помещением у лиц, не являющихся собственниками, а также изучению вещно-правовых способов защиты прав пользователей при прекращении права пользования жилым помещением.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.