авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Обстоятельства, подтверждающие наличие подлежащих конфискации денежных средств и имущества: уголовно-процессуальная природа, особенности доказывания

-- [ Страница 2 ] --

Констатируется полное соответствие теоретическим положениям доказательственного права непризнание п. 2.1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ в качестве вещественных доказательств доходов от имущества, полученного преступным путем. Одновременно утверждается о наличии существенного противоречия, содержащегося в п. 4.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ. В указанном пункте законодатель к вещественным доказательствам отнес доходы от имущества, приобретенного преступным путем. Такая редакция помимо внутреннего находится в противоречии с теорией доказательственного права.

8. Результаты сравнительного анализа дают основание утверждать о наличии противоречия с принципом презумпции невиновности в рекомендации ряда европейских конвенций в вопросе переноса на обвиняемого бремени доказывания законности источников получения имущества и денежных средств, в отношении которых может быть применена конфискация.

Обосновывается вывод: в условиях российской правовой действительности данная рекомендация реализована быть не может. Частичное возложение бремени доказывания на обвиняемого означает ограничение в праве выбора средств защиты, в частности, отказываться от дачи показаний.

9. По проблемному вопросу о возможности и границах использования гражданско-правовых средств в уголовном судопроизводстве при реализации института конфискации имущества обвиняемого отстаивается позиция о целесообразности их ограничительного применения и только при наличии соответствующих условий. Такими условиями определены следующие обстоятельства:

а) имущество, полученное в результате преступления, обвиняемым использовано по своему усмотрению (отсутствует в действительности);

б) имущество, полученное в результате совершения преступления не является доказательством по уголовному делу;

в) при постановлении приговора судом (по различным причинам) не рассматривался вопрос о конфискации имущества, полученного в результате совершения преступления;

г) уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям, и вопрос о конфискации имущества не рассматривался.

При этом наличие двух последних условий является основаниями для рассмотрения вопроса о конфискации имущества гражданскими судами.

10. Предложения по совершенствованию норм уголовно-процессуального института реализации конфискации имущества, полученного в результате совершения преступления.

Теоретическая и практическая значимость исследования обусловлена возможностью использования его результатов в законотворческом процессе при совершенствовании норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по вопросам доказывания обстоятельств, подтверждающих преступное происхождение имеющихся у обвиняемого денежных средств и имущества, полученного в результате совершения преступления, при подготовке ведомственных, межведомственных инструкций и рекомендаций, а также при преподавании курса уголовного процесса. Разработанный автором комплекс рекомендаций по совершенствованию доказывания указанных обстоятельств и производству отдельных следственных и судебных действий может быть использован следователями, а научные положения, выводы и предложения – при подготовке научной и учебно-методической литературы.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовно-правовых дисциплин факультета подготовки сотрудников правоохранительных органов ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет», где проводились ее рецензирование и обсуждение. Основные положения исследования нашли отражение
в 10 научных статьях и были предметом обсуждения на следующих конференциях: «Повышение эффективности государственного и муниципального управления: опыт, проблемы, перспективы» – восьмая Всероссийская научно-практической конференция (Челябинский филиал Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Челябинск, 28 октября 2011 г.); «Актуальные проблемы борьбы с преступностью на современном этапе» – Всероссийская конференция (Дальневосточный юридический институт МВД России, 12-13 ноября 2010 г.); «Современные проблемы уголовной политики» – вторая Международная научно-практическая конференция (Краснодарский университет МВД России, 23 сентября 2011 г.); «Актуальные вопросы современной юриспруденции» – Международная заочная научно-практическая конференция (Новосибирск, 5 декабря
2011 г.); «Актуальные проблемы применения норм уголовно-процессуального права при расследовании преступлений – Международная научно-практическая конференция (Москва, 26 октября 2012 г.).

Диссертация имеет прикладной характер. Результаты исследования используются в учебном процессе ФГКУ ДПО «Институт повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации», ФГКУ ДПО «Институт повышения квалификации сотрудников МВД РФ», ФГКОУ «Краснодарский университет МВД РФ», что подтверждается соответствующими актами внедрения.

Структура диссертации определена поставленными целью и задачами и состоит из введения, трех глав, подразделенных на семь параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и анализируется степень разработанности темы, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, методология и методика исследования, раскрывается научная новизна диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту, содержится информация о теоретической и практической значимости работы, об апробации, о внедрении ее результатов в учебный процесс и практическую деятельность.

Первая глава «Место и роль обстоятельств, подтверждающих преступное происхождение имущества (денежных средств), подлежащих конфискации, в институте доказательственного права» объединяет два параграфа.

В первом параграфе «Главные и доказательственные факты в системе доказательственного права: соотношение и взаимообусловленность» указывается, что в уголовном судопроизводстве центральным элементом института доказательственного права является перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию (предмет доказывания) при производстве по любому уголовному делу. Рассматривается актуальная задача правильного определения оптимального перечня обстоятельств, подлежащих обязательному конечному установлению и в теории именуемых главными фактами. По данному вопросу проанализированы мнения ученых. Анализ показывает, что в основу отбора и нормативного закрепления обязательных для установления обстоятельств (главных фактов), перечисленных в статье 73 УПК РФ, положен уголовно-правовой критерий.

В практической следственной деятельности доказать наличие или отсутствие главного факта (обстоятельства) возможно только посредством установления доказательственных (промежуточных) фактов (событий), которые в своей достаточной совокупности позволяют следователю дать точный и достоверный ответ относительно обстоятельств, имеющих уголовно-правовое значение.

Относительно вопроса, целесообразно ли в предмет доказывания включать установление доказательственных фактов, А. А. Давлетов предлагает «согласиться с тем, что в предмет доказывания надлежит включать не только факты, составляющие конечную цель доказывания, но и промежуточные факты, с помощью которых первые устанавливаются»1.

С. А. Шейфер в предмете доказывания выделяет три уровня. Первый уровень (ограничен перечнем ст. 73 УПК РФ) представляет обобщенную нормативную модель, структура и содержание которой определены нормами общей части Уголовного кодекса и который определяет общие цели доказывания. Второй уровень определяется нормами особенной части уголовного закона, устанавливающими юридические признаки конкретного преступления, охватывающие его объективную сторону, объект, субъективную сторону и субъект. Третий уровень представляет конкретизацию предмета с учетом обстоятельств совершения отдельного преступления. Именно к этому последнему уровню обстоятельств ученый относит доказательственные факты2. В работе по данному вопросу исследуется также мнения А. В. Гриненко, Р. Костенко и других ученых.

Автор отстаивает позицию недопустимости включения доказательственных фактов в перечень главных, в качестве обоснования указывает, что главный факт можно доказывать различными доказательственными. Доказательственные факты – это непостоянное условие.

При производстве по одному уголовному делу доказательственные факты могут быть одними, а при расследовании аналогичного – другими. Любое обстоятельство, указанное в ч. 1 ст. 73 УПК РФ, может быть доказано различной совокупностью доказательственных фактов. Часть из этого множества может не устанавливаться: количество доказательственных фактов, подлежащих установлению, определяется их достаточностью для доказывания и обеспечения достоверности главного факта. Доказательственный факт не имеет уголовно-правового содержания. Делается вывод о том, что включение доказательственного факта в качестве главного делает дефиницию нормы ст. 73 УПК РФ нелогичной и противоречивой. Анализ обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию и указанных в п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, позволяет сделать вывод, что до последнего времени перечень включал только обстоятельства, имеющие уголовно-правовое значение, в общем виде определяющие конечные цели расследования (безотносительно к какому-либо виду преступления). Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ перечень был дополнен восьмым пунктом3. Его изучение дает основание утверждать, что законодатель в общий перечень включил доказательственный факт в качестве главного, предопределив двойственное его функциональное назначение: одновременно быть средством установления одного из главных фактов, перечисленных в п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, и при этом самому быть одной из конечных целей доказывания.

Устанавливаются причины, по которым в ряде случаев в судебных заседаниях не рассматривается вопрос об обращении в доход государства имущества, полученного преступным путем по преступлениям, указанным в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. Ими являются трудность определения имущества, подпадающего под конфискацию (указали 75% опрошенных); сложность доказывания, что именно на деньги от преступной деятельности, а не на другие приобретено это имущество (83% опрошенных). В работе определен перечень соответствующих доказательственных фактов, установление которых позволяет обеспечить реализацию п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

Во втором параграфе «Правовые позиции Конституционного Суда РФ в формировании процессуальных средств реализации конфискации имущества в российском судопроизводстве» указывается, что международная интеграционная правовая система объективно обусловлена общей тенденцией развития цивилизации. На современном этапе на европейском континенте фактически сложилось единое международное правовое пространство. Констатируется, что принципы и нормы международного права Россией используются в качестве эталона, в соответствии с которым осуществляются права и свободы человека и гражданина. Призванный обобщать международный опыт Совет Европы определил правовые стандарты конфискации имущества4, которые в виде отдельных положений нашли отражение в европейских конвенциях как источниках права.

Констатируется, что на первоначальном этапе реформирования отечественного института конфискации по состоянию на 8 декабря 2003 г., обозначенный международный подход к конфискации имущества существенно отличался в содержательном отношении от российского законодательства. Следуя международным предписаниям, российский законодатель Федеральным законом № 162-ФЗ отменил конфискацию5. Упразднение в целом конфискации в уголовном судопроизводстве поставило под срыв выполнение Российской Федерацией своих международно-правовых обязательств по целому перечню конвенций, которые ею были ратифицированы6. Возникла сложная правовая обстановка, создающая серьезные препятствия распространению европейских правовых стандартов на российскую правовую действительность. Конституционный Суд Российской Федерации посредством выработки правовых позиций разрешает коллизии в праве ориентирует российское законодательство в направлении сближения с европейским правом, соответствия международным стандартам. Осуществляя свои полномочия, Конституционный Суд РФ 8 августа 2004 г. проанализировал образовавшуюся неопределенность и выразил свою позицию в Определении № 251, в котором указал: «Исключение конфискации имущества как вида наказания из Уголовного кодекса Российской Федерации не может расцениваться как препятствие для сохранения в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации института конфискации имущества, признанного вещественным доказательством по уголовному делу, и, следовательно, для применения этого института судом»7. Уточнено, что норма уголовно-процессуального законодательства, содержащаяся в п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, по своей природе и сущности является самостоятельной и обеспечивает выполнение Российской Федерацией принятых на себя международно-правовых обязательств применительно к сфере уголовно-процессуального законодательства. При этом Конституционный Суд РФ указал на необходимость восстановить в материальном праве институт конфискации в объеме взятых на себя Россией обязательств по обращению в доход государства имущества, приобретенного преступным путем при сохранении уголовно-процессуальных средств реализации конфискации имущества. Во исполнение решения Конституционного Суда РФ, а также в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» в 2006 году конфискация была восстановлена в качестве меры принуждения8. Этим же законом – № 153-ФЗ – был создан уголовно-процессуальный механизм реализации уголовно-правового института конфискации. Наиболее значимыми его элементами явились требования: п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ; п. 10.1 ч. 1 ст. 299 УПК РФ и др.

В заключение делается вывод о том, что в период реформирования механизма конфискации имущества вышеуказанная правовая позиция Конституционного Суда РФ восполнила образовавшийся пробел (а следовательно, правовую неопределенность), явилась источником, определившим дальнейшее развитие уголовно-процессуальных средств обеспечения конфискации в уголовном судопроизводстве. Для уголовно-процессуальной науки и практики значение Определения Конституционного Суда РФ заключается:

  • в подтверждении воли России имплицировать в российское правовое поле европейских стандартов в вопросах форм и методов конфискации имущества в уголовном судопроизводстве;
  • в признании Конституционным Судом РФ в конфискации имущества двух составляющих: уголовно-правовой и уголовно-процессуальной;
  • в постановке задачи раскрытия и использования потенциальных возможностей уголовно-процессуальных средств обеспечения конфискации имущества в уголовном судопроизводстве в соответствии с международными стандартами.

Вторая глава «Пробелы правовой регламентации уголовно-процессуального института реализации требований ст. 104.1 УК РФ» объединяет два параграфа.

В первом параграфе «Уголовно-процессуальные средства конфискации имущества, полученного в результате совершения преступления, как самостоятельный институт уголовного судопроизводства» указывается, что в уголовном судопроизводстве реализация норм материального права о конфискации имущества осуществляется посредством применения соответствующей совокупности уголовно-процессуальных норм. Их анализ позволил утверждать о наличии уголовно-процессуального института, обеспечивающего реализацию конфискации имущества в соответствии с главой 15 УК РФ: анализируемая совокупность уголовно-процессуальных норм регулирует близкие по своему характеру и содержанию общественные отношения, отличающиеся существенными особенностями, что позволяет эти отношения объединить в качественно однородную группу; как институтообразующий фактор очевидна функциональная направленность норм – регулирование отношений, возникающих в связи с доказыванием наличия у обвиняемого во владении имущества, полученного в результате совершения преступления. Анализируемая совокупность норм соответствует и такому признаку, как их самостоятельность и автономность. Дается авторское определение понятия изучаемого института.

Во втором параграфе «Правовые неопределенности применения уголовно-процессуальных средств конфискации имущества, полученного в результате совершения преступления» на основе системного анализа норм уголовно-процессуального института конфискации имущества решаются задачи выявления ряда существенных пробелов его правовой регламентации; разрабатываются предложения по их устранению; в качестве законодательных инициатив формулируется авторская редакция уголовно-процессуальных норм, содержащих пробелы и противоречия.

Выявленные пробелы в работе сгруппированы по основаниям:

1) недостатки правовой регламентации, связанные с обеспечением прав обвиняемого на защиту имущества от возможной конфискации:

2) неопределённость отнесения части имущества, подлежащего конфискации, к правовой категории вещественных доказательств;

3) пробелы в правовом регулировании прокурорского надзора по выполнению следователем требований п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

К первой группе отнесены следующие пробелы.

А. Последняя редакция ст. 171 УПК РФ «Порядок привлечения в качестве обвиняемого». Недостаток заключается в отсутствии требования при привлечении лица в качестве обвиняемого в постановлении доводить до этого лица сведения относительно имущества, находящегося в его владении и в отношении которого имеются обоснованные сомнения относительно законности его (имущества) приобретения. Указывается, что имущественные отношения, не имея самостоятельного уголовно-правового значения, в то же время существенно затрагивают интересы обвиняемого – право частной собственности (ч. 1, 2 ст. 35 Конституции РФ). Право защиты имущества, находящегося в обладании обвиняемого и в отношении которого поставлен вопрос о законности его получения, с правом защиты от обвинения должно иметь равное обеспечение. Приводятся аргументы, подтверждающие утверждение об отсутствии искомого равенства.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.