авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Государственность белой россии: становление, эволюция, крушение (1918 – 1920 гг.)

-- [ Страница 4 ] --

Функции верховной законодательной власти фактически полностью осуществлялись Советом Министров. В результате законы носили характер ведомственного нормотворчества, выражали интересы ведомств или отдельных социальных групп и даже личностей, но не широких народных масс, как, например, было на Кубани.

В главе третьей «Центральные органы власти и управления Российского государства» исследуются организация и функционирование Российского правительства и возглавляемых им министерств.

В параграфе первом «Российское правительство: порядок формирования, структура, компетенция» анализируется становление высшего исполнительно-распорядительного органа общей компетенции «белой» России. В диссертации отмечается, что Верховный правитель и Совет Министров составляли единый орган – Российское правительство. Его главой официально считался Верховный правитель.

Компетенция правительства определялась задачами, стоявшими перед противобольшевистским движением, статусом Верховного правителя, «Положением о временном устройстве государственной власти в России».

А.В. Колчак в дискреционном порядке осуществлял функции главы правительства, опираясь на Совет Верховного правителя, который стал составным элементом механизма единоличной диктатуры. Формально он имел статус совещательного органа при диктаторе, в действительности же являлся органом общей компетенции и ядром Совета Министров как высшего законодательного учреждения. Опираясь на Совет Верховного правителя А.В. Колчак нейтрализовал попытки Совета Министров ограничить его власть как Верховного правителя России, при этом, однако, нередко вносил дезорганизацию в государственное управление.

В параграфе втором «Министерства автономной Сибири и Российского государства: формирование, структура, компетенция, осуществление функций» прослеживается организация и функционирование системы отраслевого управления суверенной Сибири и «белой» России.

В диссертации подчеркивается, что организация министерств стала важным и, по существу, завершающим этапом в процессе обретения Сибирью своей государственности. На основе министерств автономной Сибири Директория и Временное Сибирское правительство сформировали органы отраслевого управления, имевшие статус общероссийских.

В диссертации подробно рассматриваются структура и деятельность некоторых из них, в частности, Министерства внутренних дел и Министерства юстиции. Автор считает, что министерства и, прежде всего, МВД являлись составным и существенным структурным элементом единоличной диктатуры. Утвердившийся после 1918 года политический режим, отсутствие парламентского контроля способствовали тому, что потенциал министерской системы остался нереализованным.

В главе четвертой «Организация публичной власти на местах» исследуются формирование и деятельность органов местного управления и самоуправления.

В параграфе первом «Местное управление: формирование, компетенция, осуществление функций» исследуется становление органов местного управления, их персональный и партийный состав, особенности образования в отдельных районах Сибири. В диссертации особо выделяется тот факт, что в Сибири публичная власть на местах формировалась при активном участии социалистов, а в некоторых уездах, в частности, в Минусинском уезде Енисейской губернии, непосредственно населением. При создании губернской и уездной администрации в основу был положен принцип коллегиальности.

Указанные обстоятельства способствовали тому, что организации социалистических партий, крестьян и рабочих стремились контролировать местную власть, восполняя тем самым отсутствие парламентского контроля, и даже пытались диктовать ей свою волю.

Временное Сибирское правительство, отвергнув парламентаризм и принцип коллегиальности, в течение июля – августа 1918 года осуществило ряд мер по укреплению вертикали власти и обеспечению её независимости от населения. Реорганизация местного управления продолжалась на основе принципов государственной службы, действовавших в дореволюционной России: единоначалие; наличие делового опыта; подчинение по службе и соблюдение служебной (а не партийной) дисциплины; обладание реальной силой – принудительным аппаратом в лице полиции.

В результате реорганизации в местном управлении утвердилось единоначалие. Активно стала проводиться департизация органов местного управления. В их ведение перешла милиция, а сами они, так же как и в дореволюционной России, были подчинены МВД.

После 18 ноября 1918 года при назначении на должность предпочтение отдавалось наличию юридического образования и профессиональных навыков. Указанным требованиям соответствовали, прежде всего, бывшие чиновники.

Восстанавливалась также дореволюционная практика назначения военных руководителями местной администрации, в целом милитаризация государственного управления. Органы военного управления стали контролировать гражданскую администрацию, утвердив своё верховенство. Местное население и социалистические партии окончательно лишились возможности влиять на неё.

В диссертации анализируется деятельность глав администраций ряда уездов и губерний (Алтайской, Томской, Енисейской, Иркутской), их взаимоотношения с МВД и военными властями. По мнению автора, после 18 ноября 1918 года местная администрация окончательно стала составной частью военно-полицейского аппарата и вследствие этого не реализовала функции, свойственные органам местного управления.

В параграфе втором «Местное самоуправление: место в системе органов управления, состав, взаимоотношения с правительственной властью» исследуется роль земств и городских дум в становлении государственности на востоке России, их правовое положение в период единоличной диктатуры, борьба за демократию, законность и правопорядок.

В частности, отмечается, что органы местного самоуправления способствовали утверждению государственного суверенитета Сибири не политическими резолюциями, а практической работой, восстанавливая хозяйственную и культурную жизнь края, обеспечивая общественный порядок и безопасность.

В диссертации раскрывается разносторонняя деятельность органов местного самоуправления, в том числе и издательская, анализируются причины изъятия из их ведения милиции, отмечены имевшие место попытки городских дум и земств противодействовать авторитаризму.

В первые недели и даже месяцы существования единоличной диктатуры в МВД присутствовали два подхода к местному самоуправлению как к субъекту управления. Существо первого состояло в том, что думы и земства продолжали рассматриваться в качестве хотя и не полновластного, но тем не менее самостоятельного института местной власти.

Второй подход выражался в том, что городским и земским учреждениям отводилась роль вспомогательного аппарата местной власти, формируемого выборным путем, но действующего в строго определенных рамках и лишенного какой-либо автономии.

Второй подход стал основным, в диссертации приведены факты, раскрывающие его. Указанный подход и репрессивные меры против думцев и земцев обусловили переход органов местного самоуправления, находившихся под влиянием эсеров и меньшевиков, в оппозицию к правительственной власти, а затем и к борьбе с ней. Органы местного самоуправления приняли активное участие в свержении единоличной диктатуры и образовании Политического центра, возглавившего новый этап борьбы за демократию на Востоке России.

В главе пятой «Органы военного управления» рассматривается организация чрезвычайных органов управления, реализация функций государства по охране правопорядка вооруженными силами противобольшевистского движения.

В параграфе первом «Политико-психологические факторы и правовые основания участия армии в управлении внутренними делами автономной Сибири», отмечено, что вооруженная организация противобольшевистского движения стала участвовать в реализации функций государства, в частности, правоохранительной, уже в ходе ликвидации Советской власти. В эти же дни в действиях военных проявилась и противоположная тенденция – стремление ограничить права граждан, в первую очередь – свободу печати, собраний, демонстраций. Указанное стремление военные демонстрировали в первую очередь в отношении рабочих, пытавшихся восстановить свое положение активного субъекта политики. Настойчивость одной стороны – рабочих – стимулировала ужесточение и расширение мер и средств, применяемых другой – военными.

В диссертации подробно анализируется Закон от 15 июля 1918 года, регулировавший участие военных в охране государственного порядка, раскрываются действия воинских начальников по подавлению рабочих забастовок, исследуется уровень правосознания офицерского корпуса Сибирской армии.

По мнению автора, активное вмешательство армии в действия гражданских властей вызывалось, прежде всего, тем, что военные, учтя горький опыт августа 1917 года и последующего времени, считали, что вооруженные силы не должны быть, как прежде, инструментом в руках политиков, стремились не допустить новой «керенщины», двоевластия, новой Октябрьской революции.

В параграфе втором «Особые военные начальники: место в системе власти, реализация полномочий в области внутренних дел в период единоличной диктатуры» раскрываются правовые основы организации и функционирования института уполномоченных по охране государственного порядка и общественного спокойствия, начальников военных районов, военных комендантов.

В диссертации приведены конкретные факты, свидетельствующие о том, что армейское командование и назначенные им особые военные начальники понимали необходимость формирования правоохранительных органов, борьбы с преступностью.

Летом 1918 года в Сибири военные участвовали в организации местной милиции, контролировали её деятельность, инициировали борьбу со спекуляцией. Однако главной задачей особых военных начальников являлась не противодействие уголовной преступности, а обеспечение государственной безопасности.

В диссертации раскрываются правовые и организационные формы реализации особыми военными начальниками своих полномочий, их взаимоотношения с гражданскими властями, причины неэффективности действий военных, несмотря на строгость и даже жестокость принимаемых ими мер. Главной причиной являлась система власти, режим единоличной диктатуры, неверие А.В. Колчака в институты демократии, его убеждённость в том, что во время Гражданской войны верховная власть может опереться только на армию и чрезвычайные меры.

В главе шестой «Единоличная диктатура и права человека» исследуется положение с правами человека в «белой» России.

В параграфе первом «Отношение правительственной власти к правам человека» отмечается, что сравнительно быстрая и в отдельных местностях бескровная ликвидация Советской власти на большей части территории страны стала возможной, прежде всего, потому, что противобольшевистское движение выступило под демократическими лозунгами.

Демократическая перспектива не была отвергнута и после 18 ноября 1918 года, то есть с возникновением государственности «белой» России в широком смысле. Более того, Верховный правитель в ответе союзным державам на их ноту от 26 мая 1919 года подчеркнул: Россия в настоящее время является и впоследствии может быть только государством демократическим.

Однако данное утверждение соответствовало действительности лишь отчасти. Государственность «белой» России, за исключением казачьих республик, не отвечала демократическим стандартам. И хотя ни А.В. Колчак, ни А.И. Деникин не заявляли о намерении реставрировать старый строй, тем не менее, представляемая ими система власти, политический режим тяготели к нему больше, чем к демократии. Убедительным подтверждением являлось отношение правительственной власти к правам человека и гражданина.

В диссертации приведены нормативно-правовые акты и конкретные факты, свидетельствующие о том, что А.В. Колчак и выстроенная им вертикаль власти так же, как и до 1917 года исходили в первую очередь из интересов государства, стремились утвердить законность и правопорядок прежде всего для того, чтобы обеспечить безопасность государства, а не права и свободы человека и гражданина. Однако обеспечить безопасность государства, не обеспечив права и свободы граждан, было невозможно.

В параграфе втором «Состояние преступности в «белой» России» анализируются причины роста криминальных деяний, особенно спекуляции и коррупции, на территории, контролировавшейся противниками Советской власти. Важное место среди них занимали департизация государственного аппарата, его бесконтрольность, низкое денежное содержание служащих, включая сотрудников правоохранительных органов.

По мнению автора, экономическая политика Российского правительства, проводившаяся в интересах буржуазии, способствовала ухудшению материального положения не только служащих, но и всего населения.

Только на Кубани, где проводилась социально ориентированная политика, даже в условиях Гражданской войны удавалось избежать значительного ухудшения материального положения населения, в определенной мере нейтрализовать процессы, усиливавшие рост преступности.

В параграфе третьем «Организация и правовые формы борьбы с государственными и общеуголовными преступлениями» исследуются правовые основы и практика борьбы с преступностью в «белой» России. В диссертации дан анализ некоторых статей уголовного законодательства «белой» России.

Верховный правитель России А.В. Колчак и в еще большей степени Главнокомандующий вооруженными силами Юга России инициировали принятие самых жестких мер против преступников, особенно из числа военных и сотрудников правоохранительных органов. Однако только на Кубани, благодаря парламентскому контролю за основными государственными структурами, привлечению всего общества к борьбе с преступностью последняя не стала одной из главных причин поражения противобольшевистского движения и краха созданной им государственности.

Заключение. Государственность «белой» России – политико-правовое явление, возникшее в период и в условиях Гражданской войны. В 1918 году она представляла совокупность областных государственных противобольшевистских образований, в 1919 – начале 1920 года фактически конфедерацию во главе с Верховным правителем России.

В названном политико-правовом явлении отразился и воплотился как демократический потенциал российского общества, так и приверженность его элиты (офицерства, чиновничества, буржуазии, правых партий) принципам организации государственной власти и способам её осуществления, укоренившимся в России под воздействием самодержавия, авторитаризму.

Наиболее полно демократический потенциал был реализован южнорусским казачеством, создавшим областные государственные противобольшевистские образования с республиканской формой правления, а на Кубани даже систему парламентаризма.

Определенные предпосылки для становления конституционализма, элементов парламентаризма существовали летом – осенью 1918 года и на Востоке России, где также возникли областные государственные противобольшевистские образования: Поволжье, Урал, Сибирь.

Упразднение указанных образований в 1918 года и последовавшее затем свержение сформированного ими с участием политических партий и объединений Временного Всероссийского правительства (Директории) прервали процесс становления демократической государственности на Востоке России.

Государственный переворот 18 ноября 1918 года в результате которого утвердилась диктатура Верховного правителя России усилил тенденции к авторитаризму и в других регионах, контролировавшихся противниками Советской власти.

Сторонники единоличной диктатуры надеялись с её помощью не только объединить усилия всех противников большевизма, но и обеспечить территориальное единство и целостность страны, ускорить воссоздание Российской державы как единого, централизованного унитарного государства. «Единая и Неделимая Россия» была для них не только лозунгом, но и программой борьбы, как с Советской властью, так и со сторонниками федерализма.

Отказ от парламентаризма и федерализма как средства объединения противников большевизма не принёс, однако, желаемого результата. Государственный переворот 18 ноября 1918 года, провозглашение А.В. Колчака Верховным правителем России не только разрушили коалицию правых и левых, но ослабили противобольшевистское движение, его демократический потенциал. Либеральной риторикой и свободой рынка фактически исчерпывались усилия единоличной диктатуры по утверждению основ демократии на освобожденной от большевиков территории.

Режим единоличной диктатуры не сумел защитить права граждан ни от произвола военных и чиновников, ни от посягательств со стороны преступного мира. Более того, внутренняя политика А.В. Колчака и А.И. Деникина, стремление власти обеспечить прежде всего экономические интересы крупного капитала, стимулировали рост государственных и общеуголовных преступлений.

Единоличная диктатура как форма чрезвычайной власти осуществляла государственное управление чрезвычайными мерами, эффективность которых была ограничена во времени. Постоянное, широкое и подчас неконтролируемое Верховной властью применение чрезвычайных мер явилось прямым следствием милитаризации государственного управления, приведшей к утрате гражданской властью суверенитета, установлению её зависимости от армии, к окончательному свертыванию институтов демократии на территории, в пределах которой функционировала единоличная диктатура.

В конечном итоге фактом установления единоличной диктатуры, её политикой были перечеркнуты все достижения противобольшевистского движения в борьбе за демократию и права человека, созданные им условия и предпосылки для полной победы над Советской властью. Демократия, права и свободы граждан были принесены в жертву великодержавности. Устранив граждан от участия в государственном управлении, единоличная диктатура, однако, не только не смогла обеспечить их права и свободы, защитить от посягательств преступного мира, но даже не сумела удовлетворить элементарные жизненные потребности, что, в конечном счете, и привело к отчуждению общества от власти, предопределило поражение противобольшевистского движения.

В отличие от единоличной диктатуры система парламентаризма, функционировавшая на Кубани, обеспечила более эффективное государственное управление, даже в условиях Гражданской войны оказалась способной защищать права и свободы граждан, способствовала созданию гражданского общества, его единству, формированию демократических идеалов.

Система парламентаризма утвердилась лишь в пределах одного региона и не оказала решающего влияния на ход и итоги Гражданской войны, но она обозначила реальную перспективу развития России, утверждения прав и свобод человека и гражданина.

Основные публикации автора по теме диссертации:

Монографии:



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.