авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Государственность белой россии: становление, эволюция, крушение (1918 – 1920 гг.)

-- [ Страница 3 ] --

Недовольство правых вызывало преобладание социалистов (эсеров, меньшевиков) во властных структурах, партийный характер проводимой ими политики, но особенно то, что Советы хотя и утратили власть, но не были запрещены, продолжали существовать, как классовая организация.

Левые стремились восстановить положение, существовавшее в России в 1917 году, в период двоевластия, т.е. хотели, опираясь на Советы, контролировать власть, установившуюся благодаря их поддержке.

Политика балансирования между правыми и левыми, проводившаяся Комучем и Верховным управлением, вела к утрате ими легитимности, ослабляла социальную базу представляемых названными органами областных государственных образований.

В конечном счете, Верховное управление уже через месяц после образования было отстранено от власти военными. На смену ему пришло Временное правительство Северной области, полностью зависевшее от правых.

Комуч продолжал осуществлять функции высшего органа власти в Поволжье, однако контролируемая им территория под натиском сил Красной Армии неуклонно сокращалась. Угроза полной ликвидации данного областного образования, в том числе из-за ограниченности людских и материальных ресурсов, а главное из-за утраты Комучем и возглавляемыми им органами власти легитимности становилась реальной. Создававшееся положение вынудило Комуч искать ту или иную форму объединения с другими областными государственными противобольшевистскими образованиями.

Наиболее прочные основы демократическая государственность приобрела в казачьих областях Юга России. На Дону, Тереке и особенно на Кубани задолго до Февральской революции сформировались социальные, экономические и правовые предпосылки ее образования, а в 1917 году – политические. В ходе революционных преобразований были восстановлены органы казачьего самоуправления: Войсковой Круг на Дону и Тереке, Войсковая, а затем Краевая и Законодательная Рады на Кубани, Войсковые Атаманы, Войсковые Правительства. После падения Временного правительства Керенского они стали осуществлять функции органов государства.

В диссертации анализируются конституции Дона и Кубани, закрепившие систему органов государственной власти в казачьих республиках. Названная система основывалась на принципе разделения властей, участии населения в формировании государственного аппарата, а на Кубани, где утвердился парламентаризм, и в законотворчестве. На Дону, Кубани и Тереке и формально – юридически, и фактически носителем государственного суверенитета, источником публичной власти являлось местное население, в первую очередь казачество, активно поддерживавшее идею федеративного устройства России, утверждения демократической республики.

Благодаря прочной конституционно-правовой основе, поддержке местного населения политические системы, сформировавшиеся в казачьих областях, отличались устойчивостью. В свою очередь демократические процедуры, посредством которых формировались не только местные, но и высшие органы власти, обеспечили их легитимность, позволили сохранить и укрепить единую антибольшевистский фронт, возникший в ходе ликвидации Советской власти.

Непосредственно Гражданской войной был порождён источник государственной власти, утвердившейся в 1918 году в Черноморской и Ставропольской губерниях, а в 1919 году – практически на всём Северном Кавказе (кроме казачьих областей), а так же в Крыму, на Украине и в ряде губерний центральной России. Этим источником являлась Добровольческая армия, обеспечившая институционализацию единоличной военной диктатуры её главнокомандующего.

Добровольческая армия заявила себя как правопреемница Русской армии и как институт и основа воссоздаваемого Государства Российского и таким образом легитимизировала власть, источником которой она являлась.

Добровольческая армия оказала неоднозначное воздействие на государственное строительство на Юге России. С одной стороны, она сыграла решающую роль в освобождении Северного Кавказа от Советской власти и тем самым способствовала восстановлению государственности в казачьих областях. С другой – стимулировала процессы, приведшие к воссозданию на контролируемой ею территории основ организации государственной власти периода монархии, унитаризма, великодержавности. «Положение об управлении областями, занимаемыми Добровольческой армией» областным государственным образованиям предоставляло лишь статус областных автономий. В диссертации дан анализ названного конституционно-правового акта.

Во втором параграфе «Автономная Сибирь: парламентаризм или авторитаризм» исследуется процесс формирования государственности в Сибири.

В данном регионе идейные и политические предпосылки образования государственности (идея автономии Сибири, Сибирская областная Дума, сформированное ею Временное Сибирское правительство) возникли еще до прихода белых к власти, во многом благодаря Февральской революции, активности революционных масс.

В ходе ликвидации Советской власти левое крыло противобольшевистского фронта настойчиво высказывалось за государственную самостоятельность Сибирского края в составе будущей демократической, федеративной России. В документах, принятых местными организациями партии эсеров и меньшевиков, крестьянскими, профсоюзными, казачьими, кооперативными съездами и конференциями, земскими собраниями, подчеркивалось – автономия Сибири на основах истинного народовластия – историческая необходимость. Только через нее сибирякам, как части когда-то единого русского народа, нужны начала здоровой государственности для создания Российской Федеративной Демократической Республики.

Политико-правовые воззрения и позиции левого крыла противобольшевистского движения, его активное участие в утверждении новой власти предопределили первые мероприятия в области государственного строительства. Так, Западно-Сибирский комиссариат, осуществлявший в течение июня 1918 года полномочия Временного Сибирского правительства, провозгласил принцип разделения властей в качестве определяющего основы организации государственной власти. Согласно декларации, принятой им первого июня 1918 года в связи с приходом к власти, до созыва Сибирского Учредительного собрания законодательные полномочия признавались исключительной компетенцией Думы, а Временное Сибирское правительство – исполнительным и ответственным пред ней органом.

Ориентация Западно-Сибирского комиссариата, состоявшего из эсеров, на «революционную демократию», сохранение им Советов, как классовых организаций, а главное – намерение утвердить в Сибири систему парламентаризма вызвали категорическое неприятие правого крыла противобольшевистского фронта: буржуазии, военных, чиновников, партии кадетов. Правые настаивали на том, что устройство местных областных дел – второстепенное дело, главное – устройство общегосударственного порядка, а для этого требовали установить никем и ничем неограниченную политически и юридически безответственную власть Временного Сибирского правительства, то есть коллективную диктатуру.

Требования правого крыла противобольшевистского фронта в части, касающейся характера власти, были реализованы благодаря частному совещанию Сибирской областной Думы. 30 июня 1918 года Временному Сибирскому правительству были делегированы законодательные полномочия на неопределенный срок.

Делегированное законодательство стало главной формой нормоустанавливающей деятельности правительства в том числе, и в области государственного строительства. Первого июля 1918 года оно издало постановление «О высших государственных учреждениях Сибири». Данным актом, во-первых, Западно-Сибирский комиссариат был упразднен. Во-вторых, закреплен принцип единства государственной власти, совмещенный с принципом разделения властей через разделение полномочий составных частей единого государственного органа – Временного Сибирского правительства. Законодательную власть стал осуществлять Совет министров. Он состоял из членов Временного Сибирского правительства, обладавших статусом министра, насчитывал пять, затем шесть человек.

Функции исполнительного органа возлагались на Административный Совет, образованный из руководителей ведомств в ранге управляющих министерствами.

Следующей исключительно важной мерой, направленной на укрепление государственности сибирского края, стала декларация Временного Сибирского правительства от 4 июля 1918 года «О государственной самостоятельности Сибири». Данным актом провозглашалась международная правосубъектность, неограниченность и самостоятельность государственной власти, возглавляемой Временным сибирским правительством. Были так же учреждены герб, гимн и флаг автономной Сибири.

В диссертации анализируется внутренняя политика Временного сибирского правительства. По мнению диссертанта, в ней присутствовало четко выраженное стремление опереться на «государственно мыслящие» элементы правого и левого крыла противобольшевистского движения, сохранив при этом независимость и самостоятельность государственной власти, возглавляемой Временным Сибирским правительством. В частности, 6 июля 1918 года постановлением правительства были запрещены Советы рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов и тем самым устранена угроза возникновения двоевластия. 7 июля 1918 года вышло постановление «О возобновлении работы Сибирской областной Думы», однако законодательные полномочия последней переданы не были.

Отказ Временного Сибирского правительства восстановить в правах Сибирскую областную Думу привел к острому противостоянию между ними, длившемуся с середины августа до конца октября 1918 года. Противостояние способствовало распаду Совета Министров, падению престижа гражданской власти, усилило влияние армии на внутреннюю политику, в целом тенденции к авторитаризму, что, в свою очередь, стало одной из главных причин массовых вооруженных восстаний крестьян, рабочих, солдат, прокатившихся в конце лета – осенью 1918 года по Сибири.

Выходом из кризиса, в котором оказалась государственность Сибири, стало признание верховной власти Всероссийского Временного правительства.

В параграфе третьем «Временное Всероссийское правительство: правовые основы и политические проблемы строительства демократического Российского государства» анализируются правовые формы организации и деятельности Всероссийской верховной власти, сформированной Уфимским Государственным совещанием.

Успехи и неудачи противобольшевистского движения в борьбе с Советской России и в государственном строительстве стимулировали его участников к объединению. С 8 по 23 сентября 1918 года в Уфе состоялось Государственное совещание, на котором были представлены областные государственные образования Востока России: Поволжья, Урала, Сибири, Башкирии, Туркестана, Киргизии, а также Оренбургское, Уральское, Сибирское, Иркутское, Семиреченское, Енисейское иАстраханское казачье войско, политические партии, включая кадетов, общественные организации и объединения и т.д.

Государственное Совещание сформировало Временное Всероссийское правительство (Директорию) из пяти человек. Статус названного органа, принципы его взаимоотношений с областными государственными образованиями были закреплены «конституцией» – «Актом об образовании Всероссийской Верховной власти».

Согласно «конституции», Временное Всероссийское правительство являлось носителем верховной власти на всей территории России. Существующие областные правительства сохранялись, но обязывались передать функции верховной власти Директории, как только она этого потребует. Однако правом их роспуска, то есть правом упразднять областные образования Временное Всероссийское правительство не наделялось. Оно могло лишь устанавливать пределы компетенции областных правительств, основанной на началах широкой автономии. Окончательное установление государственной организации на федеративных началах являлось, согласно «конституции», прерогативой Учредительного собрания.

Государственное Совещание постановило: Учредительное собрание должно возобновить свою деятельность не позднее 1-го января 1919 года, до этого дня Директория функционирует как коллегиальный орган, члены которого не несут перед кем-либо ответственности и не могут быть заменены.

Директория, обосновавшись в Омске, сформировала исполнительный орган – Совет Министров, составленный главным образом из членов Административного Совета Временного Сибирского правительства.

Одновременно Директория содействовала роспуску Сибирской областной Думы. Более того, ею, в нарушение «конституции», было принято решение об упразднении правительств Поволжья, Урала, Сибири, и, следовательно, представляемых ими областных государственных образований. Указанными мерами устранялись формальные препятствия для формирования на Востоке России унитарного государства и, как показали последовавшие вскоре события, установления единоличной диктатуры.

К середине ноября 1918 года, т.е. спустя почти два месяца после своего образования Временное Всероссийское правительство так и не стало политически легитимным. За указанный срок оно не решило ни одной из тех крупных проблем, которые стояли перед противобольшевистским движением (в диссертации дан их перечень). И правые, и левые готовились изменить существующий политический режим.

В главе второй «Верховный правитель России» раскрывается организация единоличной диктатуры, реализация А.В. Колчаком функций верховной власти.

В параграфе первом «Источник, природа и существо власти Верховного правителя России» анализируются происхождение и правовые основы единоличной диктатуры, ее социальная база.

Формально-юридически источником власти Верховного правителя являлся Совет Министров Временного Всероссийского правительства, сыгравший ключевую роль в государственном перевороте 18 ноября 1918 года. Он принял «конституцию» – «Положение о временном устройстве государственной власти в России», юридически оформившее переворот и закрепившее статус Верховного правителя России, его место в системе власти.

«Положение» было подготовлено на основе Свода Законов Российской Империи после получения формального согласия А.В. Колчака принять верховную власть. Разработчики «конституции» определенно рассчитывали ограничить диктатора рамками закона, намеревались придать его власти временный и подзаконный характер. Названным актом Совет Министров возложил на себя помимо правительственных функций, которые он уже осуществлял, ещё и функции парламента. По существу, Совет Министров стал обладать всей полнотой гражданской власти.

В частности, согласно статье 4 «Положения» ни один законопроект не мог иметь силу закона без одобрения Совета Министров. В таком одобрении нуждались и проекты указов Верховного правителя. Кроме того, все акты диктатора подлежали контрассигнации (министерской скрепе) председателя Совета Министров или главного начальника соответствующего ведомства.

Председатель Совета Министров П.В. Вологодский, исходя из буквального толкования «конституции», прямо указывал на ограниченный характер власти Верховного правителя: ни один приказ, ни одно распоряжение не проходят в жизнь, прежде чем не пройдут через Совет Министров.

Сам же Верховный правитель в обращениях к армии и населению, на встречах с редакторами газет, основываясь на расширительном толковании «Положения», сформулировал иное понимание существа власти, вверенной ему Советом Министров. А.В. Колчак считал, во-первых, что власть военная, которую он возглавляет как Верховный Главнокомандующий вооруженными силами России и на которую опирается прежде всего, имеет верховенство над гражданской; во-вторых, Совет Министров, осуществляя функции высшего законодательного учреждения, не ограничивает власть Верховного правителя.

В конечном счете, «Положение о временном устройстве государственной власти в России» в зависимости от приемов и способов, используемых для его уяснения и разъяснения, могло быть истолковано как в пользу Совета Министров, и, следовательно, закона, так и Верховного правителя, то есть дискреционной власти, усмотрения, неограниченной законом единоличной диктатуры.

Во втором параграфе «Реализация функций Верховного правителя России А.В. Колчаком» исследуются организационно-правовые формы осуществления диктатором возложенных на него властных полномочий.

В диссертации отмечается, что А.В. Колчак основное внимание уделял организации и снабжению армии, положению на фронте, внешней политике, объединению областных государственных образований.

Диссертант считает, что государственность «белой» России в широком смысле возникла во многом благодаря усилиям Верховного правителя, ставшего политическим центром противобольшевистского движения. Признание его власти Временным правительством Северной области и командующим Северо-Западной армией генералом Н.Н. Юденичем, а 30 мая 1919 года – Главнокомандующим вооруженными силами Юга России А.И. Деникиным явилось крупным успехом лично А.В. Колчака. Основой объединения областных государственных образований выступала идея единства русского народа, воссоздания Великой, Единой и Неделимой России, т.е. образование унитарного государства.

Даже южнорусское казачество, на протяжении всего периода Гражданской войны сохранявшее приверженность федерализму, в большинстве своем не отвергало верховную власть А.В. Колчака. Несомненно, военные неудачи войск Верховного правителя России, последовавшие летом – осенью 1918 года, оказали негативное влияние на отношение к нему казачества, активизировали усилия последнего по созданию Южно-Русского Союза.

А.В. Колчак в качестве главы государства и Верховного Главнокомандующего активно участвовал в нормотворчестве, издавая указы и приказы. Однако законотворчество не привлекало его внимания, за исключением аграрного закона.

Верховный правитель определенно не понимал места и роли закона в возрождении России как правового, демократического государства. Он надеялся победить и искоренить большевизм только чрезвычайными мерами, насилием, вооруженной силой. Утверждая традиционный для России приоритет государства над обществом и личностью, Верховный правитель пытался обеспечить законность и правопорядок на контролируемой территории только усилением репрессии. При этом сам иногда грубейшим образом нарушал принцип законности.

Отсутствие у А.В. Колчака глубоких демократических убеждений, тем более программы демократического устройства России, юридического образования, его уверенность в том, что право в чрезвычайных условиях военного времени не способно действовать эффективно, тем более воспитывать, были главными причинами, в силу которых Верховный правитель не принимал активного участия в законотворческом процессе. А.В. Колчак ограничивался утверждением законопроектов, одобренных Советом Министров, редко пользовался правом вето, практически не участвовал в обсуждении и редактировании текстов законов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.