авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Правовое регулирование суррогатного материнства в россии

-- [ Страница 2 ] --

Во Введении диссертант обосновывает актуальность выбранной темы исследования, характеризует степень научной разработанности проблемы, определяет объект и предмет исследования, его цели и задачи, формулирует положения работы, выносимые на защиту и отражающие новизну, теоретическую и практическую значимость исследования, отмечает апробацию полученных результатов.

Глава первая работы «Понятие суррогатного материнства и источники его правового регулирования» состоит из трех параграфов.

В параграфе первом «Понятие суррогатного материнства» отмечено, что ни Семейный кодекс РФ, ни другой закон не содержат определения этого способа репродуктивной деятельности.

Определение суррогатного материнства, приведенное в приказе Минздрава № 67 от 26.02.2003 («один из методов терапии бесплодия, при котором отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма»), нельзя назвать совершенным прежде всего потому, что на законодательном уровне нет ограничений для применения суррогатного материнства исключительно в целях лечения бесплодия.

На основе анализа статьи 51 Семейного кодекса РФ («Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка») сделан вывод, что под суррогатным материнством понимается имплантация эмбриона другой женщине в целях его вынашивания.

Поскольку признаки, указанные в приказе Минздрава № 67, необоснованно сужают сферу от­ношений, которые фактически относятся к явлению суррогатного материнства, либо оставляют значительную часть отно­шений либо вне сферы правового регулирования, либо дают возможность считать их иными спосо­бами репродуктивной деятельности, очевидной становится необходимость закрепить понятие «суррогатное материнство» на уровне закона.

По мнению диссертанта, суррогатное материнство правовая связь между суррогатной (вынашивающей) матерью и супругами (заказчиками), возникающая по поводу имплантации в организм суррогатной матери генетически чужого ей эмбриона для его вынашивания и последующего рождения ребенка заказчикам.

Второй параграф главы первой «Эмбрион как объект гражданско-правовых отношений» посвящен определению правового статуса эмбриона.

На данный момент нельзя с уверенностью ответить на вопрос о том, является ли он предметом или субъектом правоотношений.

В Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека» эмбрионы упомянуты в числе разновидностей органов человека, имеющих отношение к процессу воспроизводства человека, при этом статья 2 Закона гласит, что его действие не распространяется на такие органы. Тем самым Закон выделяет эмбрионы из общего списка органов человека, отмечая тем самым специфику их правового статуса.

Исходя из анализа российского законодательства, человеческая жизнь начинается с момента появления ребенка на свет. Именно с фактом рождения ребенка связано возникновение его прав и свобод. Об этом сказано в пункте 2 статьи 17 Гражданского кодекса РФ: «Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью».

Таким образом, закон не признает правоспособным эмбрион человека, то есть не придает ему статус субъекта права.

В Гражданском кодексе Российской Федерации предусмотрено право наследодателя оставлять завещание не родившемуся, но уже зачатому ребенку.

Однако данный нормативный акт нельзя в полной мере назвать законом, признающим правосубъектность эмбриона2. Норма Гражданского кодекса направлена на будущее, что в дальнейшем после своего рождения ребенок будет обладать определенными правами. И условием реальной правоспособности в любом случае будет рождение ребенка живым. В данном случае закон лишь гарантирует охрану будущих прав человека, тех прав, которые возникнут у него в будущем, в случае рождения живым. Таким образом, признавая эмбрион наследником, законодатель имеет в виду, что право на наследование возникнет у него в случае рождения живым3.

Плод, находящийся в утробе матери, независимо от срока его развития рассматривается российским законодателем в качестве физиологической части организма, которой женщина вправе распоряжаться по своему усмотрению. Это означает, что законодатель относится к эмбриону как к системе клеток, тканей и органов, составляющих часть женского организма, то есть прежде всего как к предмету (отсюда вытекает, что его можно продавать, уничтожать и т.д. что и делается). И это верно, поскольку если бы на законодательном уровне эмбрион признали субъектом правоотношений, были бы запрещены любые манипуляции с ним, начиная с абортов и редукции и заканчивая перенесением в тело суррогатной матери. Исходя из этого, следует прямо закрепить в Гражданском кодексе РФ, что предметом договоров могут выступать человеческие эмбрионы. Но, очевидно, эмбрионы следует отнести к объектам, ограниченным в обороте.

Практика показывает, что вовлечение эмбрионов в гражданский процесс становится объективной реальностью и игнорировать этот факт невозможно.

В третьем параграфе главы первой «Источники правового регулирования суррогатного материнства в России и за рубежом» констатируется, что в России существует определенный законодательный вакуум как в области регулирования репродуктивных прав граждан в целом, так и в области применения современных методов коррекции репродуктивных нарушений.

На сегодняшний день правоотношения в рассматриваемой сфере регулируются лишь разделом 7 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 № 5487-1, приказом Минздрава РФ от 26.02.2003 № 67 (который затрагивает чисто медицинские вопросы: показания и противопоказания к применению данного метода, объем обследований пациентов) и двумя статьями Семейного кодекса РФ (раскрывают порядок установления родительских прав при рождении ребенка суррогатной матерью).

Все действующие в области здравоохранения нормативные акты, касающиеся рассматриваемых вопросов, приняты в разный период времени, носят разрозненный характер и порой не скоординированы между собой.

Представляется необходимым принять комплексный нормативный акт, где были бы урегулированы все спорные моменты, связанные с правовым регулированием суррогатного материнства (например, Федеральный закон «О репродуктивных правах»).

Далее автор обращается к опыту зарубежных стран в области правового регулирования суррогатного материнства.

На основе данных, приведен­ных Д.Шенкером и И.Эйзенбергом, можно выделить следующие группы стран:

  • страны, где суррогатное материнство разрешено зако­ном (Англия, ЮАР, Корея, Украина и ряд других);

Всего в мире лишь около 15 стран разрешают проведение операций по имплантации эмбрионов суррогатным матерям.

  • страны, где суррогатное материнство полностью запрещено законом (Франция, Германия, Голландия, Скандинавские страны);

Это не означает, что в данных юрисдикциях суррогатное материнство не существует оно существует, но вытеснено «в подполье». В некоторых случаях предусмотрены санкции против врачей, в других случаях санкции направлены против договаривающихся сторон.

Суррогатное материнство во Франции противозаконно, «...и Верховный апелляционный суд постановил, что оно противоречит законодательству об усыновлении и нарушает положение о неотчуждаемости человеческого тела»4.

В Германии «преступлением считается любая попытка «осуществить искусственное оплодотворение женщины, готовой отказаться от своего ребенка после его рождения (суррогатной матери), или имплантировать ей человеческий эмбрион»5.

Если во Франции или Германии государственные органы обнаружат факт суррогатного материнства, все стороны этой договоренности будут подвергнуты ответственности, а ребенок будет передан в орган опеки;

- страны, где закон не запре­щает суррогатное материнство и при этом никак его не регламен­тирует (Латинская Америка, Таиланд, Индия).

Некоторые страны, разрешая в принципе суррогатное материн­ство, запрещают всякие коммерчес­кие сделки в этой области (напри­мер, Англия).

В целом в мире только в 30 странах имеется установленное законодательство или руководящие принципы в отношении методов вспомогательных репродуктивных технологий. Однако и в этих странах ученые-правоведы выражают обеспокоенность по поводу задержки обновления законов и отраслевых инструкций6.

Глава вторая работы «Понятие договора о суррогатном материнстве, его правовая природа и содержание» состоит из трех параграфов.

В параграфе первом главы второй «Понятие и правовая природа договора о суррогатном материнстве» отмечено, что действующее законодательство не включает в себя определение договора о суррогатном материнстве. Анализируя данный договор, сравнивая его с другими гражданско-правовыми договорами, автор работы делает вывод, что договор о вынашивании ребенка может быть признан разновидностью договора о возмездном оказании услуг, ничтожного лишь в части обязанности суррогатной матери отдать ребенка заказчикам, поскольку признаки договора возмездного оказания услуг и договора о суррогатном материнстве во многом схожи.

Пункт 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что правила главы 39 «Возмездное оказание услуг» применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных. Договор о суррогатном материнстве мог бы быть с полным основанием упомянут среди поименованных в пункте 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ договоров возмездного оказания услуг. Пункт 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ звучал бы следующим образом: «Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию, услуг по суррогатному материнству и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса».

Поскольку в настоящий момент законодатель не оговорил в Гражданском кодексе РФ возможность применения норм главы 39 «Возмездное оказание услуг» к договору о суррогатном материнстве (изменения к пункту 2 статьи 779 Гражданского кодекса РФ), договор о суррогатном материнстве следует считать непоименованным договором.

В диссертационном исследовании предложено определение договора о суррогатном материнстве как соглашения, заключенного между суррогатной (вынашивающей) матерью и заказчиками, предметом которого выступает оказание возмездных услуг суррогатной матерью по вынашиванию и рождению генетически чужого ей ребенка для дальнейшей передачи его заказчикам.

В параграфе втором главы второй «Форма договора, его участники и порядок заключения» отмечено, что поскольку согласно п. 1 ст. 161 Гражданского кодекса РФ договор с юридическим лицом должен заключаться в простой письменной форме, на практике центры экстракорпорального оплодотворения заключают два договора: между суррогатной матерью и медицинским учреждением, где будет проводиться экстракорпоральное оп­лодотворение и дальнейшее наблюдение за протекани­ем беременности, и между этим медицинским учреждением и супругами-заказчиками. И тот, и другой договоры будут являться договорами на оказание медицинских услуг.

Что касается договора между суррогатной матерью и заказчиками, то на законодательном уровне о необходимости его заключения ничего не сказано. Однако поскольку такой договор носит возмездный характер, а сумма вознаграждения суррогатной матери, очевидно, превышает десять установленных законом минимальных размеров оплаты труда, то согласно пункту 1 статьи 161 Гражданского кодекса РФ он должен заключаться в простой письменной форме.

Существует противоречие между позицией, закрепленной в приказе Минздрава РФ № 67 от 26.02.2003, и положениями статьи 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан по поводу того, могут прибегать к помощи суррогатных матерей только бесплодные пары или же наличие медицинских показаний в данном случае не обязательно.

Ограничение на использование суррогатного материнства, установленное приказом Минздрава противоречит статье 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, которая предоставляет право «каждой совершеннолетней женщине детородного возраста» вне зависимости от ее семейного положения и фактора бесплодия прибегнуть к суррогатному материнству.

Учитывая принцип иерархии нормативных актов (Федеральный закон Российской Федерации и приказ Минздрава), можно сделать вывод, что прибегнуть к услугам суррогатной матери могут не только бесплодные женщины или те, которым опасно рожать, но и женщины, желающие избежать трудностей, связанных с беременностью и родами. Именно такая позиция закреплена Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Для устранения изложенных противоречий, предлагается исключить из пункта 7 приказа Минздрава № 67 перечень медицинских показаний к суррогатному материнству.

На основании статьи 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан право на имплантацию эмбриона предоставлено не только лицам, состоящим в браке, но и одиноким совершеннолетним женщинам.

Тем не менее анализ правовых норм, содержащихся в Семейном кодексе РФ (пункт 4 статьи 51, пункт 3 статьи 52), в Федеральном законе «Об актах гражданского состояния» (пункт 5 статьи 16), в приказе Минздрава № 67 (пункт 7), показывает, что обращаться к услугам суррогатной матери может лишь супружеская пара.

Диссертант разделяет позицию законодателя, закрепленную в Семейном кодексе РФ, о праве на заключение договора о суррогатном материнстве именно супругов. Во-первых, статья 51 Семейного кодекса РФ прямо говорит, что родителями ребенка записываются лица, состоящие в браке». Во-вторых, в случае, если одинокие женщины и мужчины будут вправе обращаться к услугам суррогатных матерей, ребенок еще до рождения будет обречен на воспитание в неполной семье. Ограничение права на репродуктивный выбор не состоящих в браке женщин и мужчин в данном случае будет обоснованным.

В России на законодательном уровне не определены требования, предъявляемые к заказчикам. На практике зачастую возникают случаи, когда в качестве генетических родителей желают выступить лица предпенсионного возраста или с явно заметными психическими отклонениями. Поскольку в приказе Минздрава № 67 от 26.02.2003 отмечены медицинские показания к суррогатному материнству, центры экстракорпорального оплодотворения сталкиваются с проблемой поиска оснований для отказа такого рода потенциальным заказчикам.

Было бы целесообразно на лиц, желающих прибегнуть к услугам суррогатной матери, распространить ограничения, установленные для усыновителей детей. Следует внести пункт 4 в статью 127 Семейного кодекса РФ: «Пункт 1 настоящей статьи распространяется на лиц, состоящих в браке между собой и давших свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания».

Помимо этого, кажется очевидной необходимость установить определенные возрастные ограничения для заказчиков, поскольку родители должны успеть воспитать ребенка.

В приказе Минздрава № 67 от 26.02.2003 определены требования, предъявляемые к суррогатным матерям: возраст от 20 до 35 лет; наличие собственного здорового ребенка; психическое и соматическое здоровье.

На практике медицинские учреждения зачастую обращают внимание лишь на состояние здоровья потенциальной суррогатной матери. Чтобы исключить распространение подобных тенденций, следует на уровне закона более четко определить требования к суррогатным матерям.

Параграф третий главы второй «Содержание договора» посвящен определению содержания рассматриваемого договора.

Поскольку договор о суррогатном материнстве – договор возмездного оказания услуг, обязанность исполнителя (суррогатной матери) – оказать по заданию заказчиков определенные услуги (вынашивание и рождение ребенка), а обязанность генетических родителей – оплатить эти услуги.

Таким образом, в договоре прежде всего должен быть решен вопрос об оплате услуг суррогатной матери.

Представляется целесообразным разработать типовую форму договора, заключаемого медицинским центром с суррогатной матерью и заказчиками, и утвердить ее в установленном порядке в Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Глава третья «Исполнение договора» состоит из трех параграфов.

Параграф первый главы третьей «Условия записи супругов родителями ребенка» содержит критические замечания положений пункта 4 статьи 51 Семейного кодекса РФ, согласно которым лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

Следует указывать в договоре, что если суррогатная мать не отказывается от ребенка в пользу генетических родителей, она должна возместить им все расходы, связанные с проведением операции, а также вернуть предоставленные ей средства на медицинское обслуживание, специальное питание и вознаграждение.

В любом случае решение о согласии суррогатной матери на передачу ребенка, предложенное в зако­не, является неверным, как не отвечающее интересам всех участников процесса суррогатного материнства, и прежде всего интересам лиц, ожи­дающих ребенка. Ведь суррогатная мать, в отличие от заказчиков, в момент подтверждения согласия на использование ее тела в качестве инкубатора не же­лает иметь собственного ребенка, нести со­ответствующие затраты, связанные с его развитием и воспитанием. Право суррогатной матери на односторонний отказ от исполнения договора при безупречном поведении ее контрагентов не кажется обоснованным.

Правовые вопросы должны быть решены именно в момент вступления субъектов в определенные отношения, а не в момент получения результата их совместных усилий. В против­ном случае вообще пропадает смысл вступления в эти отноше­ния, так как результат не может быть гарантирован (при этом не рассматриваются чисто медицинские проблемы, которые могут привести к неже­лательному результату).



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.