авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Влияние социально-экономической политики государства на формирование правосознания сельского населения (на материалах центрально-черноземной области 1928-1934 гг.)

-- [ Страница 4 ] --

К 1 октября 1929 года в состав области входили 12 округов, 177 районов и 4 805 сельских Советов. На один район в среднем приходилось 27 сельских Советов. ЦЧО по количеству сельских Советов на один район занимала пятое место в СССР. Первое место принадлежало Московской области – 46 сельских Советов на район, а последнее Туркменистану, в котором на один район приходилось 11 сельских Советов. В среднем на один сельский Совет ЦЧО приходилось 4,4 населённых пункта, реально же приходилось от одного до семидесяти трёх. Наибольшее количество населённых пунктов имели сельские Советы Воронежского и Льговского округов.

В среднем на территории каждого сельского Совета ЦЧО проживало 2336 человек. В то же время имелось незначительное количество сельских Советов, на территории которых проживало от 108 человек до 12 тысяч. Такое положение нарушало установленное Конституцией РСФСР право каждых 300 человек выбирать свой сельский Совет. Однако сельские Советы, создавались в населённых пунктах как с числом жителей более 300, так и с числом менее трёхсот человек. Но попытки привести существующую сеть сельских Советов в соответствие с требованиями Конституции должны были повлечь за собой новые административно-территориальные переделы. Кроме того, сельские Советы, на территории которых проживало незначительное количество населения, испытывали затруднения в содержании платных должностей – председателя и секретаря. Создание Курского опытного округа в 1930 году и выделение государством для этого денежных средств позволило нормативно закрепить сложившееся положение. «Временное положение об окружном съезде Советов и окружном Исполнительном комитете, действующее в Курском опытном округе ЦЧО» разрешило образование сельских Советов в селениях с населением менее 300 человек. В дальнейшем опыт Курского округа был распространён по всей области. Этим права сельских жителей, напротив, расширялись, выходили за рамки Конституции. Таким образом, вывод о том, что в исследуемый период права сельских жителей только ограничивались нельзя признать объективным.

С другой стороны, стремление решить социально-экономические задачи вело к ограничению прав крестьян. Большое значение имело ослабление влияния земельного общества и исключение из политической жизни деревни противников социально-экономической политики государства посредством введения правового института так называемых «лишенцев».

Уже Общие начала землепользования и землеустройства СССР (1928 год) право решающего голоса на общих собраниях земельных обществ предоставляли лишь членам земельного общества, пользовавшихся избирательным правом по выборам в Советы. Это дополняло статью вторую «Положения об общих собраниях (сходах) граждан в сельских поселениях», утверждённого постановлением ВЦИК 14 марта 1927 года. Статья вторая со ссылкой на Конституцию РСФСР вообще исключала возможность присутствия на собраниях (сходах) лиц, не пользующихся избирательным правом. Однако механизм привлечения к юридической ответственности таких лиц отсутствовал. Только летом 1928 года диспозиция статьи 91 (участие в выборы в Советы и их съезды лицами, не имеющими на то права) УК РСФСР была расширена. С этого времени она применялась по аналогии при наличии фактов любого использования лишенцами прав, им не принадлежащих. Но для нормативного закрепления такого положения требовались новые юридические понятия. Проект Основных положений об организации сельских Советов в Союзе ССР, принятый за основу Президиумом ЦИК СССР 1 сентября 1929 года, отказывался от понятия «сельский сход» как устаревшего и заменял его понятием «общее собрание избирателей села». Это стало шагом на пути преодоления «двоевластия» сельских Советов и земельных обществ, на основе очередного, но уже реального исключения из общественной жизни села лиц, лишенных избирательных прав. После 3 февраля 1930 года с принятием Основных положений об организации сельских Советов в Союзе ССР сельский сход как коллективный субъект правоотношений был значительно ограничен в правах, а лица, лишенные избирательных прав, имели право на нём присутствовать. Зато на общем собрании избирателей села, полноправном субъекте права, они этого права лишались.

В работе по укреплению сельских Советов ЦЧО сложилось три этапа. Первый – с 14 мая 1928 (образование ЦЧО) до середины 1929 года – характеризовался активной деятельностью по административно-территориальному преобразованию районов и сельских Советов. На этом этапе решающая роль в организации сельской жизни принадлежала земельной общине. Второй – вторая половина 1929 (отказ земельных общин от поддержки методов проведения социально-экономической политики государства) – 30 июля 1930 года (Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О ликвидации земельных обществ в районах сплошной коллективизации»), этап «двоевластия» сельских Советов и земельной общины, завершился ликвидацией последней. Третий этап – весна 1930 года (в связи с решением главной задачи периода, массовой коллективизацией, руководство в деревне фактически перешло в руки правлений колхозов) до второй половины 1933 года (с 1 июня 1933 года началась третья чистка, которая основной упор делала на чистку колхозного руководства). Третий этап характеризовался формированием пролетарского состава сельских Советов посредством чисток, кампаний по их перевыборам и по борьбе с перегибами. К началу 1934 года состав сельских Советов ЦЧО стал пролетарским. Это позволило перейти к чисткам колхозного руководства.

Возрастание роли сельских Советов становилось важным средством усиления влияния социалистической идеологии в общественной жизни деревни, закладывало основы повышения их авторитета и уважения к ним со стороны населения. Последнее обстоятельство являлось решающим в формировании правосознания. Но на пути формирования массового социалистического правосознания укреплением материального положения сельских Советов и ослаблением земельных обществ была решена только часть проблемы. Вторая сторона проблемы заключалась в субъективном факторе, в способности конкретных сотрудников аппарата соответствовать правовым идеалам, которым объективно должна была отвечать их деятельность. Поэтому закономерной становилась необходимость проведения кампаний по «вычищению» из аппаратов местных органов власти всех, чьё поведение не соответствовало правовым идеалам, культивируемым государством. Это неизбежно сказывались на изменении правового сознания сельского населения.

В результате проведённых мероприятий были расширены юридические права сельских Советов. Новой функцией, наряду с административной, фискальной и правоохранительной, стала политико-воспитательная. Необходимость проведения политико-воспитательной работы ставила перед ними и задачу правового воспитания сельского населения, например, посредством проведения бесед о значении самоохраны.

Сосредоточение всей полноты власти в сельских Советах после ликвидации земельной общины имело и положительные, и отрицательные последствия. С одной стороны, это обеспечивало объективные предпосылки внесения порядка в сельскую жизнь. Усиление социального и государственного контроля способствовало сдерживанию уровня криминализации деревни. Расширению этого контроля служило привлечение сельских жителей в секции и комиссии при сельских Советах, общественные организации и выполнение ими общественной работы по поручению сельского Совета. В то же время значительные перегрузки в работе закладывали основы для формализации этих отношений, их бюрократизации.

В целом, предпринятые усилия по укреплению сельских Советов, на фоне успешного осуществления всех остальных хозяйственно-политических кампаний, дали положительные результаты. Это позволяет утверждать, что за непродолжительное время (в 1929-1933 годах) завершилось формирование организационно-правового яруса среды, в которой становилась возможной интернализация норм действовавшего позитивного права. Такая среда создавала условия для формирования социалистического правосознания.

Рассматривается деятельность сельских Советов Центрально-Чернозёмной области в нормотворческой, правоисполнительной и правоохранительной формах.

Мероприятия Советского государства по превращению сельских Советов в главный орган власти в сельской местности усиливали их роль как субъекта правовой деятельности. В условиях общества переходного типа на первое место выходила необходимость обеспечения задач социально-экономической политики государства, поэтому правовая деятельность сельских Советов становилась средством их решения. Политические представления того времени способствовали возрастанию роли социальной функции государства. В тех условиях это приводило к преобладанию принципа целесообразности над остальными принципами применения права. В результате, законность рассматривалась через призму классового подхода, что формировало соответствующее правосознание, отражалось на правоприменительной практике.

Наделение сельских Советов правом нормотворческой деятельности посредством издания обязательных постановлений привело, с одной стороны, к сосредоточению в одном органе государства нормотворческих и исполнительских функций. С другой стороны, потребовало создания механизма «сдержек» произвола от местных органов государственной власти посредством ужесточения юридической ответственности должностных лиц. Тем самым, в условиях, когда социалистическое правосознание не сформировалось, важным методом его формирования становилось государственное принуждение.

Постановлением Президиума ЦИК СССР от 3 февраля 1930 года «Основные положения об организации сельских советов в Союзе ССР» сельским Советам было предоставлено право издавать обязательные постановления. Это постановление получило конкретизацию в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 30 марта 1931 года «Об утверждении положения об издании местными исполкомами и Советами обязательных постановлений и о наложении за их нарушение взыскания в административном порядке». Сельские Советы получали право издания обязательных постановлений по девяти направлениям деятельности. На первом месте значилась охрана общественного порядка (борьба с хулиганством и нарушением ночного отдыха). Важным моментом стало наделение сельских Советов не только правом издавать обязательные постановления, но и правом издавать постановления о наложении административного взыскания, и принудительного взыскания штрафов. В то же время лицо, наложившее административное взыскание неправильно, могло привлекаться к уголовной или дисциплинарной ответственности. В этом постановлении следует обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, оно сосредотачивало в одном органе государства нормотворческие и исполнительские функции. В дальнейшем функции сельских Советов развивались в данном направлении ведомственными нормативными актами. Циркуляром Главного управления Рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ от 28 февраля 1933 года «Об изменении статей 7,10,16,38,47,48,55,102 и 108 инструкции органам милиции по участию в издании обязательных постановлений, надзору за проведением их в жизнь и наложению за их нарушение взысканий в административном порядке» на сельские Советы возлагалась функция надзора за проведением в жизнь обязательных постановлений. Во-вторых, создание механизма «сдержек» произвола со стороны местных органов государственной власти посредством ужесточения юридической ответственности в отношении должностных лиц. К последним предъявлялись повышенные требования.

Оценивая Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 марта 1931 года и изданную в его исполнение инструкцию НКЮ РСФСР от 16 мая 1931 года, следует признать, что они стали значительным шагом вперёд в регулировании полномочий местных органов государственной власти по изданию обязательных постановлений. Их принятием только по линии НКВД РСФСР, было отменено двадцать пять актов. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 марта 1931 года на десятилетия закрепило порядок издания обязательных постановлений. В то же время его принятие автоматически не решило проблему правового регулирования общественных отношений в сельской местности. Здесь имелись значительные недостатки вплоть до того, что население не всегда могло ознакомиться с обязательными постановлениями, в отдельных случаях они отличались низким качеством. В результате сельские жители не всегда соблюдали нормы обязательных постановлений. Это не замедлило сказаться на других правовых формах осуществления функций сельскими Советами.

Расширение правоисполнительной формы осуществления функций сельскими Советами было связано с решением социально-экономических задач. Поэтому заметное увеличение прав сельских Советов в этой области произошло накануне проведения сплошной коллективизации сельского хозяйства. Данное обстоятельство, с одной стороны, способствовало повышению ответственности и активности членов сельских Советов. С другой, вело к серьёзным нарушениям законности и необходимости принятия мер к их устранению. И то, и другое превращалось в факторы формирования правосознания.

Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 23 июля 1927 года «По докладу Народных Комиссаров Рабоче-Крестьянской Инспекции Союза ССР и РСФСР о пересмотре прав и обязанностей местных органов советского управления» предоставило сельским Советам право регистрации актов сдачи земли в аренду, продажи построек, регистрации актов по разделам двора или по изменению его состава. В начале 1930 года районные административные отделения передали сельским Советам право ведения всех записей актов гражданского состояния (рождение, смерть, брак, усыновление). В местностях, где отсутствовал делопроизводственный аппарат милиции, сельсоветами выдавались и удостоверения личности. В то же время сельские Советы принимали платежи с населения без выдачи каких-либо квитанций и начали выдавать их только с 1933 года. В конце 1920-х годов рядом нормативных актов на сельские Советы и районные исполнительные комитеты (РИКи) возлагалась обязанность выполнять и нотариальные действия.

В условиях раскулачивания участились случаи обхода советского законодательства лицами нетрудовых категорий с целью получения льгот наряду с трудящимися. Стремясь избежать уплаты штрафов за невыполнение заданий по налоговому обложению через сельские Советы, кулаки передавали или отчуждали своё имущество в пользу иных лиц. Фиктивная регистрация актов усыновлений, перемена фамилий, а чаще всего разводов использовались ими для восстановления в избирательных правах, уклонения от уплаты налогов и незаконного определения своих детей в ВУЗы. Поэтому циркуляром НКВД РСФСР от 2 февраля 1930 года «О выявлении случаев обхода советского законодательства лицами нетрудовых категорий при регистрации актов гражданского состояния» за фиктивный развод в целях получения имущественных льгот устанавливалась ответственность по ст.169 (мошенничество) УК РСФСР. В целях предотвращения массовых случаев уклонения от выполнения заданий по налоговому обложению сельские Советы области в феврале 1930 года получили указание отказывать в нотариальном удостоверении сделок, носивших имущественный характер, если одной из сторон сделки был кулак. Таким образом, социально-экономическая политика государства прямо влияла на реализацию исполнительно-распорядительных полномочий сельских Советов. Ещё сильнее это влияние отразилось на функциях сельских Советов в правоохранительной сфере.

Возложение на сельские Советы правоохранительной функции, в какой-то степени воспроизводило положение, когда в царской России сельский староста выполнял полицейские обязанности. Отличие заключалось в классовой направленности деятельности и более широких правах сельских Советов. Сельские Советы должны были вести борьбу с кабальными сделками, нарушением законов об аренде и батрацком труде. Кроме того, им вменялась обязанность заниматься профилактической работой через правовую пропаганду по разъяснению действующего законодательства. С учётом того, что сельские Советы обладали ещё и административными функциями (наложение взысканий за нарушение обязательных постановлений РИК, штрафы за несвоевременную регистрацию рождений и смертей) можно говорить о значительных перегрузках, с которыми должны были столкнуться работники сельских Советов. Это закономерно должно было снижать эффективность работы. Но недостатки в работе часто происходили не по вине сельских Советов.

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 декабря 1927 года председателям сельских Советов и их членам предоставлялось право там, где «нет органов милиции или они в данный момент отсутствуют», в случаях, не терпящих отлагательств, производить обыски и выемки. Однако на местах это постановление интерпретировали в том смысле, что «СНК разрешает председателям сельских Советов обыскивать домохозяев». Для того чтобы пресечь злоупотребления, НКВД РСФСР была разработана инструкция от 3 мая 1928 года «О порядке производства обысков и выемок председателями и членами сельских советов», в которой указывались формы постановлений и протоколов обыска. Мало того, что составление инструкции задержалось на четыре месяца, но сельские Советы даже не были снабжены этой инструкцией. Только в октябре 1928 года этот вопрос был поднят окружным руководством административных отделов области. Однако несмотря на принятые меры, среди членов сельских Советов до весны 1930 года сохранялось убеждение о том, что они имеют неограниченное право обыскивать домохозяев. С завершением кампании по борьбе с перегибами количество обысков у домохозяев, проводившихся членами сельских Советов, сократилось, но нарушение процессуальных норм при их производстве сохранялось на протяжении всего исследуемого периода.

Сельские Советы обязывались принимать участие во всех мероприятиях, проводимых милицией на их территории. Но в целом взаимодействие сельских Советов и милиции было не удовлетворительным. Имели место факты, когда председатели сельских Советов не только отказывали сотрудникам милиции в содействии, но применяли к ним силу в ответ на обвинения в свой адрес. Председатель Черницинского сельского Совета Курского округа в 1928 году даже связывал милиционеров. В целях искоренения подобных явлений в начале 1930 года сельские участковые инспектора милиции были введены в состав сельских Советов.

Правоохранительная функция сельских Советов осуществлялась в различных формах. Для её реализации при Советах были созданы два постояннодействующих института: сельских исполнителей, которые подчинялись сельским Советам и органам милиции, и примирительные камеры при сельских Советах.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.