авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Влияние социально-экономической политики государства на формирование правосознания сельского населения (на материалах центрально-черноземной области 1928-1934 гг.)

-- [ Страница 3 ] --

Решающим фактором, оказывающим влияние на общество и общественное сознание, являются социально-экономические отношения. Их изменения приводят в конечном счёте и к изменению правосознания. Поэтому понимание причин трансформации правосознания будет неполным без выявления закономерностей развития социально-экономических отношений.

Правосознание крестьян определялось и специфическими социальными условиями. Они заключались в том, что на правосознание воздействовали господствующая политическая идеология и общинная психология и мораль. Это обстоятельство предопределило своеобразие правосознания.

Циклическое развитие производительных сил приводит к периодической смене приоритетов в правовом регулировании общественных отношений. Социально-экономическая политика Советского государства в 20-е-30-е годы ХХ века стимулировала формирование направленности массового правосознания на интернализацию норм права, закреплявших коллективистские правовые ценности. Соответствие, в конечном счёте, результатов социально-экономической политики государства интересам большинства населения страны способствовало формированию положительных оценок позитивного права.

Развитие правовых интересов на основе только коллективизма или только индивидуализма имеет определённые границы. Такое развитие ограничивается интересами общества, классов и различных индивидуумов. Изменение социально-экономических условий приводит к смене направленности общественного правосознания с индивидуалистических правовых ценностей на коллективистские правовые ценности и соответственно наоборот.

Делается вывод о том, что гармоничное сочетание индивидуалистических и общественных ценностей возможно при решении большинства социально-экономических проблем. Это требует активной социально-экономической политики государства по развитию производительных сил и созданию среды формирования здорового правосознания. В исследуемый период возрастало значение формирования правосознания, направленного на положительную оценку коллективных правовых ценностей.

Указывается, что 20-е-30-е годы ХХ века носили переходный характер. Поэтому последствия деятельности Советского государства в организационно-правовых формах по обеспечению социально-экономической политики и формированию социалистического правосознания не могут быть оценены однозначно. Многие негативные последствия этого определялись объективными причинами. В работе предпринимается попытка показать, что в условиях переходного состояния общества создаются условия для деформации правосознания.

Деформация среды способствует развитию стремления субъектов-носителей правосознания к власти и богатству. (В конце 1920-х годов сделки купли-продажи земли между зажиточными крестьянами существенно влияли на ход выборов и состав сельских Советов). Снимаются внутренние препятствия на пути потребности удовлетворить все свои влечения сейчас и сразу. Это приводит к поиску девиантной среды, в которой становится возможно удовлетворение частнокорыстных влечений. Меняется представление о добре и зле. Понятие «добро» связывается в большей степени с понятием «мы», «недобро» – с понятием «они». Успешная реализация своих влечений формирует чувство безнаказанности и вседозволенности. Права одного вступают в конфликт с правами других субъектов права и уже ничто не может остановить возникающее здесь ожесточение.

Вхождение субъекта-носителя правосознания в девиантную среду заставляет его больше прислушиваться к собственным переживаниям и групповому опыту, чем к официальным нормам. Он перестает мыслить себя субъектом действующего позитивного права. Начинает своё действие «эффект матрёшки». Под воздействием интернализации архаичного понимания «хорошо» и «плохо», при сохранении в памяти господствовавших представлений этого в отвергнутом переходностью обществе, обостряется конфликт добра и зла. Правовое самосознание становится противоречивым, эклектичным. Происходит регрессия правосознания, возврат на более ранние ступени развития. Возникшие под воздействием этого правовые интересы, ценности и идеи вступают в противоречие с нормами действующего позитивного права и морали. Формируется феномен правового нигилизма. Усиливается чувство неуверенности, которое рождает страх. Преодоление страха идёт по пути поиска вождя, призванного указать верный путь к спасению. Нормы, исходящие от вождя, начинают рассматриваться как главный источник права, усиливается проявление в праве политического аспекта. Другой путь преодоления страха заключается в поиске субъективных защитных механизмов, что ведёт к расширению неправовой практики. В результате формируются ложные правовые установки: приспособиться к новым условиям можно только посредством нарушения норм права; достичь результата возможно только неправовыми средствами; интерес или убеждённость в правоте даёт право на нарушение норм права и применение принуждения; существует право для «Мы» и право для «Они». Те, кто принадлежит к «они», не являются равноправными субъектами правовых отношений. Поэтому допустимо разрешать свои проблемы за их счёт; так как нормы права не эффективны, то решать возникающие проблемы необходимо за счёт вхождения в группу (клиентелу), которая поможет решить их неправовым путём; наиболее эффективный способ уйти от юридической ответственности заключается в повышении социального статуса.

В завершение делается вывод, что наиболее оптимальным способом преодоления деформации правосознания в условиях 20-х-30-х годов ХХ века было создание условий для преодоления частнокорыстного правового интереса.

Вторая глава «Формирование правовой идеологии у сельского населения» – посвящена рассмотрению проблемы становления идеологического яруса среды формирования правосознания. Показывается процесс преобразования правосознанием задач социально-экономической политики государства в нормативные требования и влияние этих требований на формирование правосознания.

Коллективизация сельского хозяйства и налоговая политика Советского государства были обусловлены естественно-историческими особенностями России, угрозой военного вторжения индустриальных стран Запада, а также мировым экономическим кризисом. Указанные хозяйственно-политические кампании стали средством выхода СССР из мирового экономического кризиса и в этом смысле можно провести некоторую аналогию между социально-экономической политикой Советского государства и «новым курсом» Ф.Д. Рузвельта.

Особенности налоговой политики Советского государства вытекали из особенностей, присущих России, а именно: из необходимости использования внутренних источников накопления капитала. Другой особенностью стало осуществление налоговой политики на основе классового подхода. Главной причиной повышения налогов являлась потребность в индустриализации страны в целях обеспечения безопасности государства. Ещё одна причина роста налогов заключалась в естественном росте количества облагаемых хозяйств (как следствие дробления крестьянских хозяйств) и увеличение количества объектов налогообложения у этих хозяйств. Поэтому в 1928-1929 налоговом году по сравнению с 1927-1928 годом по ЦЧО уровень налогообложения возрос в среднем на 50 процентов.

Налоговые выплаты на хозяйство составляли 20 рублей 66 копеек, на едока – 3 рубля 68 копеек. Однако накануне революции 1905 года выплаты на одно хозяйство в ЦЧО составляли в среднем 21 рубль 50 копеек, а на едока – 4 рубля 30 копеек. По другим данным, до Октябрьской революции средняя величина налога на одного человека была равна 10 рублям 37 копейкам. А с учётом инфляции конца 1920-х годов налоговые выплаты в досоветской России реально были ещё выше. Несмотря на относительную сопоставимость величины налогового обложения в дореволюционный и послереволюционный периоды, налоговая политика Советского государства не может быть оценена однозначно. Во-первых, наряду с ростом налогов происходило постоянное сокращение административных расходов на содержание органов государственной власти. Во-вторых, возрастали суммы отчислений из государственного и местных бюджетов на социальные нужды.

В-третьих, в 1929-1930 бюджетном году сумма платежей с крестьянского населения ЦЧО составила 109 миллионов 204 тысячи рублей. Однако в 1929 году был учреждён специальный государственный фонд для кредитования мероприятий по восстановлению и реконструкции сельского хозяйства Центрально-Чернозёмной области в 90 миллионов рублей. Приведённые выше факты не позволяют характеризовать налоговую политику Советского государства как антинародную. На наш взгляд, критерием оценки этого должны служить не только показатели в области изъятия налогов, но и показатели в сфере распределения. Если в дореволюционной России сумма налогов поступала «целиком в пользу знатных и богатых», то в СССР она направлялась на повышение уровня народного достояния. Однако крестьяне не понимали, а ряд современных исследователей «не замечают» этого. В результате политику Советской власти крестьянство оценивало, «ориентируясь всецело на сельхозналог». Крестьяне делали вывод о возвращении к политике царского правительства и утверждали: «что раньше драли, то и теперь дерут». Происходила своеобразная идеализация досоветского периода, усиливалась ретроспективность массового крестьянского правосознания, что является одной из особенностей правосознания общества переходного типа.

Недовольство крестьян темпами и методами проведения коллективизации вело к антиколхозным выступлениям. Эти обстоятельства часто служат основой для выводов об антикрестьянской социально-экономической политике Советского государства и массовом сопротивлении ей крестьянства. На наш взгляд, столь однозначно оценивать мероприятия по коллективизации сельского хозяйства нельзя.

Стремление к обобществлению имущества зависело от материального уровня благосостояния крестьянского хозяйства. Со стороны беднейшей части деревни звучали требования быстрейшего обобществления средств производства. Объяснялось это тем, что бедняки видели в колхозах возможность общими усилиями решить проблему собственного пропитания, тем более что опыт объединения в коллективные хозяйства в 1919-1920 годах в этом отношении был положительным. Ускоренной коллективизации жаждали и деревенские коммунисты, для которых кол­лективизация имела большое моральное значение и становилась средством приведе­ния социальной действительности в соответствие с их представлением о справедливости.

Вначале темпы коллективизации определялись действиями бедняков и сельского актива. Это уже в 1929 году привело к перевыполнению заданий пятилетнего плана. В дальнейшем ускоренная коллективизация во многом определялась деятельностью местных руководителей. Постановление ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» связывало финансирование районов с уровнем коллективизации. В условиях ограниченности материальных средств отставание в деле коллективизации грозило сокращением государственного финансирования экономического развития районов. Зато в районах сплошной коллективизации производилось первоочередное строительство электростанций, агроиндустриальных установок. В перспективе это должно было привести к повышению материального уровня благосостояния населения этих районов. Тем самым, спешка в деле сплошной коллективизации сельского хозяйства реально превращалась в гонку за экономическое развитие своего района. В интересующем нас аспекте главным итогом коллективизации стало создание материальных предпосылок для увеличения количества субъектов-носителей правосознания, основу которого составляло представление об общественной собственности как базовой правовой ценности.

Коллективизация сельского хозяйства, налоговая политика и мероприятия, проводимые как их следствие, определяли структуру среды формирования правосознания, создавали условия для его преобразования. Хозяйственно-политические мероприятия государства и их нормативно-правовое обеспечение становились средством материализации задач и целей, стоявших перед государством в тот период. Реализация этих задач и целей через применение права создавала условия для их отражения в правосознании как конкретных явлений действительности. Необходимость обоснования своего отношения к социально-экономической политике и нормам права её обеспечивающим формировала политические и правовые убеждения. Эти правовые убеждения и становились основой правовой идеологии правосознания сельского населения. В то же время в общественной жизни приоритет отдавался реализации социально-экономической политики. Поэтому она приобретала характер основной цели, стоявшей перед государством. Эта цель подчиняла себе деятельность государства в организационно-правовых формах, требовала проведения соответствующих мероприятий по стимулированию сельского населения в достижении задач социально-экономической политики имеющимися организационными и правовыми средствами. Тем самым, задачи социально-экономической политики государства становились основой идеологического яруса среды, формирующей правосознание.

Говорится о том, что сама по себе социально-экономическая политика государства не обеспечивала формирование в правосознании представления о справедливости созданного порядка и его соответствии нравственным и правовым ценностям крестьянства. Сохранялось недоверие к новому. Поэтому следующим шагом становилось создание системы правового воспитания.

Циркуляр НКЮ РСФСР от 24 декабря 1926 года «Об организации на местах бюро по пропаганде права» послужил точкой отсчёта в организации работы по правовому воспитанию. Осенью 1928 года было создано областное бюро ЦЧО по пропаганде права. Руководство было возложено на прокуратуру. Подобные бюро были созданы в округах, но на уровне районов они распространения не получили. Основной задачей бюро становилась координация работы правоохранительных и других заинтересованных местных органов государственной власти в правовой пропаганде. Главной задачей правовой пропаганды становилось разъяснение норм, связанных с хозяйственной жизнью деревни. Создание бюро способствовало развитию этой работы. Правовая пропаганда осуществлялась в разнообразных формах. Распространение плакатов, листовок и брошюр, беседы, показательные судебные процессы, бесплатная правовая помощь населению. Важную роль играли мероприятия по пресечению слухов и изъятия из деревни социально-чуждых элементов. Однако в силу недостатка материальных средств, противоречия отдельных норм позитивного права правовым интересам крестьян эта работа не всегда достигала результата.

Основными формами правовой пропаганды становились чтение докладов сотрудниками правоохранительных органов и проведение ими бесед с населением. Качество докладов, подготовленных сотрудниками правоохранительных органов, было низким. Одной из причин этого было то, что для каждой категории сотрудников устанавливался высокий норматив количества докладов, которые они должны были прочитать. На фоне отсутствия транспорта, средств на командировочные расходы, загруженности сотрудников прямыми обязанностями и участия в хозяйственно-политических кампаниях нормы по чтению докладов были просто невыполнимыми.

Эффективность работы по правовой пропаганде зависела не только от желания сотрудников правоохранительных органов, но была тесно связана с проведением хозяйственно-политических кампаний. С их началом она прекращалась. В результате сложилось мнение о необходимости возложить задачу правовой пропаганды на конкретный орган государственной власти. 1 октября 1929 года областное бюро по пропаганде права было ликвидировано, окружные бюро были ликвидированы во второй половине октября, а их функции возложены на суд. Таким образом, проблема правовой пропаганды из межведомственной стала узко ведомственной. Это не замедлило сказаться на её качестве. Вся работа свелась к чтению докладов. Однако большинство сельских жителей оказывалось не охваченным этой работой.

Другой причиной низкой эффективности было то, что с ликвидацией бюро по пропаганде права преобладание получили пассивные методы правовой пропаганды. На наш взгляд, необходимо выделять пассивные и активные методы правового воспитания. Пассивные методы скорее относятся к сфере правового обучения, их посредством субъекту-носителю правосознания передаются определённые правовые знания. Однако правонарушения, особенно преступления, слабо связаны с незнанием норм. Поэтому главным в правовом воспитании становится формирование направленности правосознания. Это достигается сочетанием пассивных и активных методов правового воспитания, но решающая роль принадлежит активным, которые позволяют через социально-активную деятельность субъекта-носителя правосознания интернализировать действующие нормы права. Поэтому наиболее эффективным методом правового воспитания являлось привлечение сельского населения к участию в мероприятиях по социалистическому строительству. Оно осуществлялось в многообразных формах: собраниях бедноты, женщин, молодёжи, проведении расширенных пленумов сельских Советов, участии в социалистическом соревновании, в работе секций сельских Советов, в проведении месячников смотра культурно-просветительной работы, в чистках, шефской работе и так далее. Важным средством становилось привлечение к содействию милиции сельской общественности (членов сельских Советов, сельских исполнителей, рабселькоров, сознательных крестьян). Помимо того, что борьба за возможность осуществлять социально-активное поведение вела к развитию здорового правосознания, результаты этого поведения оказывали преобразующее влияние на среду формирования правосознания.

В целом работа по правовому воспитанию в значительной степени переплеталась с политическим воспитанием. Её практической задачей являлось обеспечение социально-экономической политики.

Третья глава «Организационно правовые формы функционирования сельских Советов Центрально-Чернозёмной области и его воздействие на формирование правосознания сельского населения» – рассматривает проблему создания организационно-правового яруса среды, формирующей правосознание сельского населения.

Говорится о том, что основным фактором, определявшим необходимость укрепления местных органов государственной власти, являлись потребности социально-экономической политики государства. В исторических условиях 20-х годов во главу угла становилось расширение прав сельских Советов и обеспечение революционной законности в их деятельности. Но это не всегда было возможно в силу объективных причин.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.