авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Международные судебные учреждения, стороной разбирательства в которых вправе выступать физические лица: новые тенденции развития и совершенствования их деятельн

-- [ Страница 4 ] --

Также отмечается, что в рассматриваемых в работе международных судах подготовку к слушанию дела и сбор необходимых свидетельств и материалов осуществляют те же самые лица, которые впоследствии будут разрешать этот спор по существу, а именно судьи этих судов. Представляется более уместным, чтобы судьи сосредоточились на своих основных обязанностях – на рассмотрении дел по существу и вынесении решений. Подготовку же дел к рассмотрению в судебных заседаниях следует поручить специальным должностным лицам суда – судебным следователям. Именно на них следует возложить обязанности по истребованию и получению от сторон дела, в первую очередь от государства-ответчика, необходимых свидетельств и материалов по делу.

Иностранные исследователи, в том числе Г. Ресс, К.П.Е. Ласок, В. Хакенберг и К. Стикс-Хакль, указывают, что Суд Европейских Сообществ сам не очень охотно занимается установлением конкретных обстоятельств дела и чаще полагается на утверждения сторон, чем пытается их проверить. По мнению автора, когда сторонами дела являются государства или институты ЕС, то такая позиция оправдана, поскольку они имеют все возможности проверить и опровергнуть не соответствующие действительности утверждения другой стороны. Однако, когда одной из сторон дела является физическое лицо, то у него таких возможностей нет. Таким образом, ряд существенных обстоятельств дела могут остаться невыясненными, поскольку физическому лицу они просто неизвестны, а Суд провести свое расследование не счел нужным.

В пятом параграфе «Предварительное расследование и досудебное разбирательство в международных уголовных судебных учреждениях» отмечается, что из всех следственных действий, осуществляемых на стадии предварительного расследования, правила процедуры и доказывания международных уголовных судебных учреждений наиболее подробно регламентируют порядок задержания подозреваемого или обвиняемого. Это вполне объяснимо, поскольку они не рассматривают дела заочно. Иностранные ученые, в том числе Дж.С. О`Брайен, В. Моррис и М.П. Шарф, поддерживают это положение, однако, как представляется, запрет на проведение заочных процессов не следует абсолютизировать. Ведь в этом случае ключевую роль в деятельности международных уголовных судебных учреждений играет факт ареста обвиняемого, поскольку его отсутствие автоматически приостанавливает процесс. Вместе с тем при определенных обстоятельствах заочное рассмотрение дела может также иметь важное значение. Предположим, что определенное государство отказалось передать международному уголовному судебному учреждению лицо, занимающее в этом государстве высокую должность, и поэтому обвинения против него рассматриваются заочно. Сможет ли это лицо по-прежнему нормально выполнять свои обязанности, если в это же время в международном суде день за днем приводятся доказательства совершения этим лицом тяжких преступлений, опровергать которые это лицо отказалось и о которых теперь знают и его сограждане, и представители иностранных государств? Вместе с тем, как представляется, к заочному рассмотрению необходимо прибегать лишь в определенных случаях, в виде исключения, когда какое-либо государство отказывается передать обвиняемого международному суду, хотя местопребывание его известно.

На этой стадии осуществляется назначение защитника лицу, привлекаемому к ответственности. Одним из спорных процессуальных решений Международного Трибунала по бывшей Югославии стало принудительное назначение защитника подсудимому С. Милошевичу, а затем и В. Шешелю, которые в соответствии с Уставом Трибунала выразили желание защищать себя сами. А.Б. Мезяев признал эти решения неправомерными, в то время как Н.Х.Б. Йоргенсен и М.П. Шарф высказали противоположное мнение.5

После передачи обвиняемого международному уголовному судебному учреждению он должен предстать перед его судьями и ему должно быть официально предъявлено обвинение. Автор подвергает критике применяемую и в Международных Трибуналах по бывшей Югославии и Руанде, и в Международном Уголовном Суде процессуальную норму, в соответствии с которой в случае полного признания обвиняемым своей вины судебное следствие не проводится, а судебная палата проводит заседание лишь для вынесения приговора и назначения наказания. По мнению автора, вынесение приговора, основывающегося на доказательствах, не оглашённых и не исследованных в ходе судебных слушаний, не способствует достижению одной из главных целей, стоящих перед международными судебными учреждениями, - поддержанию мира и международной безопасности.

Открытые судебные заседания, в ходе которых неторопливо и обстоятельно исследуются доказательства вины обвиняемого, заслушивается и анализируется его признание, могут иметь важное общественно-политическое значение для того государства или этнической общины, благом которых обвиняемый мотивировал свои действия. Приговор, основывающийся лишь на утверждениях обвинителя и односложном согласии с ними обвиняемого, подобного значения иметь не может (особенно если обвинитель неожиданно снимает 10 пунктов обвинения, а обвиняемый признает себя виновным по одиннадцатому из них). Кроме того, подобного рода полномочия могут использоваться для сокрытия ошибок и прямых правонарушений в деятельности сотрудников трибуналов.6 Представляется, что сложность и общественно-политическая значимость рассматриваемых в международных уголовных судебных учреждениях преступлений требуют проведения судебных слушаний и в том случае, если обвиняемый признает себя виновным.

В параграфе шестом «Слушание дела в судебном заседании и вынесение решения или приговора» отмечается, что главной задачей слушаний является исследование и оценка доказательств, представленных сторонами дела, однако в нормативных актах, посвященных деятельности международных судебных учреждений, вопрос о приемлемости и допустимости доказательств урегулирован крайне неполно. Так, в Международных Трибуналах по бывшей Югославии и Руанде критерием допустимости большинства доказательств в соответствии с их Правилами процедуры являются «требования справедливого суда». Поскольку подробнее эти требования в нормативных актах Трибуналов не определяются, то, очевидно, что конкретные судьи при рассмотрении конкретного дела руководствуются своими представлениями о справедливости, которые могут существенно отличаться от представлений обвиняемых или потерпевших. На практике такая норма означает, что ряд доказательств, которые по законодательству многих государств были бы признаны недопустимыми, могут использоваться в международном судебном учреждении для обоснования вынесения приговора. Автором делается ряд предложений по совершенствованию правового регулирования вопросов о приемлемости доказательств в международных судах.

Также в этом параграфе анализируются принципы назначения наказания международными уголовными судебными учреждениями, в том числе и вопрос, установила ли практика международных судебных учреждений определенную иерархию среди международных преступлений, то есть, например, является ли геноцид более тяжким преступлением, чем преступления против человечности. Автор считает подобный вывод, который, в частности, делают Дж.С. Немиц, Дж. Мерник, К. Кинг, поспешным и не учитывающим специфику международно-правовой системы. Приговоры отдельных судей по конкретным делам не могут иметь обязательной силы для вынесения приговоров по другим делам и в других международных судебных учреждениях.

Особое внимание уделено вопросу, носящему более широкий характер, - какие цели должны быть достигнуты путем назначения наказаний в международных уголовных судебных учреждениях? Отмечается, что действующие уставы и правила процедуры не содержат положений, говорящих о целях и принципах назначения наказаний, и потому судьи имеют возможность определять их размер по собственному усмотрению. Автор приводит ряд приговоров Международного Трибунала по бывшей Югославии, удивляющих своей непоследовательностью (по делам Т. Блашкича, Д. Кордича, Н. Орича), и приходит к выводу о необходимости сформулировать принципы назначения наказания в специальном документе, принятом государствами-учредителями и обязательном для судей.

В параграфе седьмом «Рассмотрение апелляционной жалобы на решение или приговор» автор рассматривает процессуальный порядок пересмотра вынесенных решений и приговоров в тех международных судебных учреждениях, организационная структура которых включает в себя несколько инстанций. Особое внимание обращается на важную отличительную черту судопроизводства в Европейском и Межамериканском Судах по правам человека, а именно на окончательность и безапелляционность выносимых ими решений. Такое положение представляется неудовлетворительным. Возможность обжалования судебного решения или приговора в вышестоящую инстанцию является одним из ключевых элементов в обеспечении справедливого и всестороннего разрешения дела. Это положение давно уже общепризнанно во внутригосударственных правовых системах, о необходимости его соблюдения свидетельствует и история развития международных судебных учреждений. Автор возвращается к своим предложениям об организационной реформе Европейского Суда по правам человека, в рамках которой Большой палате из семи судей передаются полномочия по рассмотрению жалоб на решения нижестоящих инстанций.

Параграф восьмой «Основные тенденции совершенствования процессуального порядка рассмотрения дел в международных судебных учреждениях» подводит итоги рассмотрения вопросов, вынесенных в название главы. Отмечается растущее понимание международно-правового характера международных судебных учреждений и принципиальной невозможности перенести в них процессуальную модель, используемую в том или ином государстве. Хотя этот тезис и кажется очевидным, многие исследователи и, что значительно хуже, судьи и служащие некоторых международных судебных учреждений вполне искренне считают, что международный суд может рассматривать дела в том же порядке, что и суды того государства, которое считается образцом для всеобщего подражания. Однако, столкнувшись с такими редко встречающимися во внутригосударственном процессе категориями как государственный суверенитет или государственный иммунитет, международные судебные учреждения, изначально ориентировавшиеся на внутригосударственную процессуальную модель, вынуждены были видоизменять ее, чтобы иметь возможность выполнять возложенные на них функции.

Отмечается также стремление учредителей большинства рассматриваемых в данной работе международных судебных учреждений сократить сроки рассмотрения дел. В качестве основной меры сокращения продолжительности процесса используется частичное изменение порядка рассмотрения дела, чаще всего ведущее к ограничению прав физических лиц, участвующих в процессе (обвиняемых, подозреваемых и потерпевших – в международных уголовных судах, лиц, подающих жалобы, – в судах по правам человека). Значительного эффекта эти полумеры не дают. Вместе с тем нельзя не обратить внимание на практически полное отсутствие процессуальных сроков применительно к действиям самого международного судебного учреждения и его сотрудников. Подобное положение характерно для всех международных судов, но особенно оно ощутимо в международных уголовных судебных учреждениях. Представляется необходимым ввести предельные сроки проведения предварительного следствия (исчисляемые с момента передачи подозреваемого международному учреждению) и максимальные сроки содержания под стражей – например, не более двух лет.7 После их истечения подозреваемые, обвиняемые или подсудимые должны быть освобождены из под стражи, независимо от того, на какой стадии находится разбирательство дела. Подобные нормы должны стимулировать работу должностных лиц международных судебных учреждений. Необходимо введение максимальных сроков рассмотрения дела и в судах по правам человека.

Выделяется еще одна тенденция изменения процессуального порядка рассмотрения дел в международных судебных учреждениях, которая состоит в дальнейшем увеличении значения письменного судопроизводства и сокращении значения устного. Само судопроизводство теперь во многом сводится к обмену сторонами письменными документами и их оценке со стороны судей. Подобная тенденция вполне объяснима, но преобладание письменного судопроизводства над устным приводит к тому, что специалисты и общественность тем самым практически лишаются возможности следить за ходом процесса в международных судах и понимать мотивы и обоснованность выносимых ими решений и приговоров. В результате международные судебные учреждения существенно ограничиваются в возможности выполнять еще одну свою функцию, которая вытекает из той роли, которую они должны играть в современных международных отношениях, а именно содействовать укреплению одного из важнейших принципов международного права - принципа, согласно которому допустимы лишь мирные способы разрешения конфликтов.

Глава третья «Правовое регулирование сотрудничества международных судебных учреждений и государств» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Правовое регулирование сотрудничества международных судебных учреждений с государствами в ходе подготовки к рассмотрению дела» отмечается, что все действия международных судебных учреждений совершаются на территории того или иного государства. Для совершения этих действий международным судебным учреждениям необходимо по меньшей мере согласие государства, а чаще всего – непосредственная помощь его властей, поскольку международные судебные учреждения своим аппаратом принуждения не располагают. Автор рассматривает существующее правовое регулирование взаимных прав и обязанностей рассматриваемых в работе международных судебных учреждений и государств, на территории которых данные суды осуществляют выполнение своих функций, и приходит к выводу о его недостаточности. Многие принципиально важные вопросы урегулированы либо в очень общем виде, либо не урегулированы вообще, как, например, меры ответственности государств за отказ или ненадлежащее сотрудничество с международными судами или порядок разрешения возникающих между ними споров при осуществлении сотрудничества.

Исправлять такое положение необходимо с двух сторон – как путем принятия соответствующих международно-правовых актов, так и путем внесения изменений во внутригосударственное право. Например, до настоящего времени отношения между Российской Федерацией и международными судебными учреждениями практически не урегулированы российским законодательством. Представляется необходимым принять ряд федеральных законов, посвященных этому вопросу. В них необходимо возложить обязанности по осуществлению сотрудничества с международными судебными учреждениями на конкретные федеральные органы власти, разграничить компетенцию между ними, установить порядок исполнения запросов международных судебных учреждений. Также необходимо определить правовой статус конкретных международных судебных учреждений и их служащих в Российской Федерации, порядок совершения ими следственных действий на территории России, объем их международных привилегий и иммунитетов.

Во втором параграфе «Исполнение приговоров и решений международных судебных учреждений» указывается, что создание надежного механизма исполнения решений и приговоров государствами – залог эффективности деятельности данного международного судебного учреждения, поскольку ни одно из них пока не осуществляет само исполнение собственных решений и приговоров.

Анализ правового регулирования порядка исполнения решений и приговоров, вынесенных международными судебными учреждениями, рассматриваемыми в работе, позволяет говорить о том, что механизмы исполнения решений многих международных судов нуждаются в серьезных доработках. Должны быть предусмотрены специальные органы, которые будут осуществлять контроль за исполнением таких решений, точно определён круг их полномочий и порядок их деятельности. При этом право обращаться в эти контрольные органы должно быть предоставлено всем участникам процесса в данном судебном учреждении, например, в Европейском Суде по правам человека – не только государствам, но и частным лицам. Также должны быть чётко определены те меры, которые могут быть применены к государствам, не выполняющим решение соответствующего международного судебного учреждения, и порядок их применения. Передача контрольных функций главным органам международных организаций в довесок к их основным обязанностям представляется малоэффективной. Предлагается также урегулировать в федеральном законе порядок исполнения на территории Российской Федерации решений и приговоров международных судебных учреждений.

Рассматривая проблему исполнения приговоров международных уголовных судебных учреждений, автор высказывается в поддержку создания специального международного пенитенциарного заведения, в котором могли бы отбывать наказание в виде лишения свободы лица, осужденные международными уголовными судами. Как известно, одно такое международное пенитенциарное учреждение – тюрьма Шпандау в Западном Берлине – действовала с 1946 по 1987 гг., однако ее функционирование во многом было обеспечено особым международно-правовым статусом города.

В третьем параграфе «Преступления против отправления правосудия в международных судебных учреждениях и ответственность за них» отмечается, что существуют два основных способа борьбы с подобными деяниями – во-первых, передача всех полномочий по привлечению к ответственности лиц, совершивших преступления против отправления правосудия в данном международном суде, его государствам-учредителям и, во-вторых, расширение юрисдикции данного международного судебного учреждения и на подобные преступления. В судах интеграционных образований и судах по правам человека используется первый из указанных способов, в международных уголовных судебных учреждениях – второй. Автор обращает внимание на недостаточную урегулированность этого вопроса и в учредительных актах большинства международных судебных учреждений, и во внутригосударственных актах, в частности, в Уголовном Кодексе РФ.

Автор подвергает критике порядок и основания привлечения к уголовной ответственности за преступления против отправления правосудия в Международных Трибуналах по бывшей Югославии и Руанде, содержащиеся в их Правилах процедуры и доказывания, но не в их Уставах. Как уже отмечалось в первой главе, эти Правила, принимаемые судьями Трибуналов на пленарном заседании, не могут быть основанием для расширения юрисдикции данного судебного учреждения и ограничения суверенных прав государства по преследованию лиц, совершивших уголовные преступления.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.