авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Международные судебные учреждения, стороной разбирательства в которых вправе выступать физические лица: новые тенденции развития и совершенствования их деятельн

-- [ Страница 2 ] --

8. Процессуальный порядок рассмотрения дел в Европейском Суде по правам человека нуждается в серьезном реформировании и меры, предусмотренные Протоколом № 14 2004 г. к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являются явно недостаточными. Представляется необходимым создание специализированных постоянно действующих структурных подразделений в системе Суда – палаты из 3 судей для рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы, палаты из 3 судей для разрешения дела по существу и Большой палаты из 7 судей для рассмотрение жалоб на решения других палат. Подобный путь усложнения своей организационной структуры уже был пройден Судом Европейских Сообществ и международными уголовными судебными учреждениями.

9. Процессуальный порядок рассмотрения дел в Суде Европейских Сообществ (Европейского Союза), характеризуется стабильностью и постоянством, несмотря на регулярно проводимые реформы руководящих органов Европейских Сообществ и Европейского Союза. При этом данный порядок основывается на процессуальном равноправии сторон разбираемого дела, которыми могут быть государства, институты Сообществ или частные лица. Такое формальное равноправие не учитывает естественной разницы в возможностях между государствами и институтами Сообществ с одной стороны и физическими и юридическими лицами с другой. Особенно отчетливо это проявляется в возможностях по сбору доказательств, которых у государств несравненно больше, чем у частных лиц. Нормы, регулирующие деятельность судов интеграционных образований, должны учитывать эту разницу в правовой природе субъектов спора и требовать от суда большей активности в обеспечении фактического процессуального равноправия сторон.

10. При всем сходстве выполняемых задач международные уголовные судебные учреждения имеют иную правовую природу, чем внутригосударственные уголовные суды. Поэтому безосновательными представляются попытки многих иностранных ученых установить, применяют ли международные уголовные суды процессуальный порядок рассмотрения дел, свойственный государствам с англо-американской или континентальной системами права. Каждое международное судебное учреждение имеет свой собственный процессуальный порядок рассмотрения дел, который может быть схож с процедурой в других международных судах или заимствовать определенные черты процесса разных государств, но при этом он остается единственным в своем роде.

11. Очень важную роль в определении направления деятельности международного уголовного судебного учреждения играет его Обвинитель. Именно он принимает решение, в отношении каких деяний будет осуществляться уголовное преследование данным международным судом, а в отношении каких – нет, и тем самым, по существу, определяет ту роль, которую будет играть данное судебное учреждение в общей системе международных отношений. При этом решение Обвинителей Международных Трибуналов по бывшей Югославии и Руанде не может быть обжаловано или отменено. Подобная норма требует изменений, поскольку ставит достижение поставленных перед международным судебным учреждением целей в полную зависимость от личных качеств одного человека.

12. Характерной чертой судебной процедуры в международных судебных учреждениях является практически полное отсутствие процессуальных сроков применительно к действиям самого международного суда и его сотрудников. Особенно их отсутствие ощутимо в международных уголовных судебных учреждениях. Представляется необходимым ввести предельные сроки проведения предварительного следствия (исчисляемые с момента передачи подозреваемого международному судебному учреждению) и максимальные сроки содержания под стражей. Подобные нормы должны стимулировать работу должностных лиц международных судебных учреждений.

13. Несмотря на важнейшую роль, которую играет сотрудничество с государствами в выполнении стоящих перед международными судебными учреждениями задач, правовому регулированию этой стороны их деятельности уделяется явно недостаточно внимания, в том числе и разработке механизма исполнения их решений. Обязательства государств по взаимодействию с данным международным судом должны быть четко и подробно зафиксированы либо в его уставе, либо путем приложения к нему специального договора, посвященного этому вопросу. При этом подобное соглашение должно предусматривать обязанность государств внести в свое внутреннее законодательство необходимые изменения, обеспечивающие должную правовую базу для выполнения данным международным судебным учреждением своих функций на их территории. Представляется необходимым принятие специальных законодательных актов Российской Федерации, регулирующих порядок взаимодействия России с международными судебными учреждениями.

14. Необходимо более подробно разработать правовой механизм привлечения к ответственности, как материальной, так и уголовной, самих международных судебных учреждений, в особенности уголовных, и их сотрудников за неправомерные или ошибочные действия в отношении физических лиц, в том числе путем внесения необходимых изменений в договоры об их международных привилегиях и иммунитетах.

Научно-практическая значимость результатов исследования. Положения и выводы, содержащиеся в работе, могут быть использованы в нормотворческой деятельности по совершенствованию правового регулирования различных аспектов функционирования международных судебных учреждений, а также при разработке нормативных актов Российской Федерации, посвященных участию России в деятельности международных судебных учреждений и взаимодействию с ними.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе, учебной и учебно-методической литературе, при преподавании курса международного публичного права и специальных курсов по данной проблематике.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования содержались в докладах и выступлениях автора на международной научно-практической конференции «Вторые Мартенсовские чтения: применение международного гуманитарного права в современных вооруженных конфликтах» (Санкт-Петербург, 28-29 июня 2001 г.), международной научно-практической конференции «Третьи Мартенсовские чтения: современные проблемы международного гуманитарного права» (Санкт-Петербург, 9-10 октября 2003 г.), международной научно-практической конференции «Четвертые Мартенсовские чтения: современные проблемы международного гуманитарного права» (Санкт-Петербург, 24-25 июня 2004 г.), международной научно-практической конференции «Пятые Мартенсовские чтения: современные проблемы международного гуманитарного права» (Санкт-Петербург, 26-27 сентября 2005 г.) и др.

По теме диссертационного исследования автором опубликовано 2 монографии, статьи и тезисы общим объемом свыше 40 печатных листов. Положения диссертации используются в учебном процессе на юридическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

Содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность исследования, его научная новизна, характеризуется степень разработанности темы, излагаются теоретические и методологические основы, определяются цели и задачи работы, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются основные выводы, выносимые на защиту, содержатся сведения об апробации работы.

Первая глава «Организационно-правовые формы международных судебных учреждений, стороной разбирательства в которых вправе выступать физические лица» состоит из четырех параграфов. В первом из них – «Развитие международной судебной процедуры и изменение субъектного состава участвующих в разбирательстве сторон» - рассматриваются основные направления развития международных судебных учреждений.

Отмечается, что важнейшим событием в развитии международного права в целом и международной судебной процедуры в частности было окончание II мировой войны и создание Организации Объединенных Наций. В первое десятилетие после ее создания возникли три новых типа международных судебных учреждений, сторонами разбирательства в которых наряду с государствами могли выступать и физические лица. Это международные уголовные суды, в которых физические лица могли выступать как обвиняемые (Нюрнбергский и Токийский Трибуналы); международные суды по защите основных прав человека, в которых, наоборот, физические лица могли выступать как истцы (Европейский Суд по правам человека); и суды интеграционных образований, в которых физические лица могли выступать (наряду с государствами, органами этих образований и юридическими лицами) и как истцы, и как ответчики (Суд Европейских Сообществ). Именно эти три типа международных судебных учреждений наиболее динамично развивались в последующие десятилетия.

Рассмотрев процесс становления и развития международных судебных учреждений, автор выделяет следующие его тенденции. Во-первых, международная судебная процедура получает все более широкое распространение. Число создаваемых и действующих международных судебных учреждений постоянно увеличивается. Наиболее распространенными формами создания новых международных судебных учреждений являются включение суда в число руководящих органов международной организации для разрешения споров, возникающих в ходе деятельности данной организации, а также учреждение его в соответствии положениями международного договора для осуществления контроля за соблюдением его положений.

Во-вторых, все больший удельный вес начинают приобретать постоянно действующие международные суды, а значение временных судебных учреждений, создаваемых для разрешения уже возникшего спора, несколько снижается.

Третья тенденция характеризуется расширением круга вопросов, относящихся к ведению международных судебных учреждений. Характеризуя данную тенденцию, автор высказывает предложение о создании специального международного судебного учреждения для рассмотрения споров о возмещении вреда, нанесенного частным физическим и юридическим лицам действиями должностных лиц иностранного государства. Для создания такого международного суда необходимо заключение специальной конвенции, в соответствии с которой государства-участники подтверждали бы свою обязанность нести ответственность за ущерб, нанесенный их должностными лицами иностранным физическим и юридическим лицам, и создавали бы специальный международный суд, в который пострадавшие частные лица имели бы право обратиться с иском к государству, предоставляющему иммунитет непосредственным причинителям вреда.

Четвертая тенденция относится к расширению субъектного состава сторон, имеющих право участвовать в рассмотрении дел в международных судах. Международные судебные учреждения, создаваемые до первой половины ХХ века, основывались на принципе непризнания частных лиц, как физических, так и юридических, в качестве равноправной стороны в судебном разбирательстве. Создание в конце 40-ых – начале 50-ых гг. новых форм международных судебных учреждений лишь видоизменило, но не отменило указанный принцип. В настоящее время физические лица вправе быть сторонами процесса в определенных типах международных судов, если подобное положение предусмотрено учредительными договорами и уставами этих судов и государство, под юрисдикцией которого находятся данные лица, присоединилось к ним.

В конце данного параграфа автор останавливается на одном из наиболее спорных вопросов в отечественной доктрине международного права – вопросе о международной правосубъектности физических лиц. Проанализировав высказываемые по этому вопросу мнения как отечественных (А.Г. Богатырев, Г.В. Игнатенко, В.А. Карташкин, Ю.М. Колосов, И.И. Лукашук, С.А. Малинин, Р.А. Мюллерсон, С.В. Черниченко), так и зарубежных (Б. Гржешик, Сюичи Фуруя) ученых, автор приходит к выводу о необходимости отказаться от поисков общего, применимого ко всем возможным видам международных отношений определения круга субъектов этих отношений. Применительно к каждому конкретному виду международных отношений существует свой круг участвующих в них субъектов. Так, если гражданин данного государства имеет право подать жалобу в Европейский Суд по правам человека, то из этого нельзя сделать вывод о том, что данное лицо вправе принять участие во внесении изменений в Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Таким образом, центр внимания в исследовании вопроса о правосубъектности физических лиц должен быть перенесен с формулирования постулатов глобального характера, распространяющихся на все возможные сферы международных отношений, на анализ конкретных видов международных отношений с целью совершенствования международно-правового регулирования этих отношений.

Во втором параграфе «Основные типы международных судебных учреждений и их правовой статус» автор выделяет те принципиальные черты, которые позволяют отличить международные судебные учреждения от иных форм взаимодействия субъектов международного права по разрешению международных споров, и, опираясь на сформулированные М.Л. Энтиным критерии1, проводит их классификацию для целей данной работы. При этом обосновывается положение о том, что предоставление физическим лицам права на участие в разбирательстве в данном международном судебном учреждении оказывает существенное влияние как на принципы формирования данного судебного учреждения, так и на правовое регулирование порядка рассмотрения дел в нем.

Из всех созданных и действующих в настоящее время международных судебных учреждений автор выделяет среди международных уголовных судебных учреждений – Международный Уголовный Суд, Международные Трибуналы по бывшей Югославии и Руанде и Специальный Суд по Сьерра-Леоне; среди международных судов по защите прав человека – Европейский Суд по правам человека и Межамериканский Суд по правам человека; среди судов интеграционных образований – Суд Европейских Сообществ, а также Суд Андского Сообщества, Суд Экономического и Валютного Сообщества государств Центральной Африки (СЕМАК) и Суд Южноафриканского Сообщества развития (САДК), рассмотрение правового регулирования деятельности которых позволяет, как представляется, определить основные тенденции развития международных судебных учреждений, стороной разбирательства в которых вправе выступать физические лица.

Вторая часть данного параграфа посвящена проблеме определения правового статуса данных международных судебных учреждений. С этой точки зрения все рассматриваемые в работе судебные учреждения являются органами международных межгосударственных организаций. Они могут иметь следующий правовой статус: 1. орган международной организации, созданный в соответствии с учредительными актами данной организации; при этом суд может быть одним из главных органов этой организации (например, Суд Андского Сообщества) или быть основным органом данной организации, для обеспечения функционирования которого она и была создана (например, Специальный Суд по Сьерра-Леоне); 2. вспомогательный орган международной организации, созданный по решению органа данной организации (например, Международный Трибунал по Руанде); 3. специальное учреждение, созданное в соответствии с международным договором для контроля за выполнением положений данного договора его государствами-участниками (например, Межамериканский Суд по правам человека).

Наибольшие сложности вызывает определение правового статуса Международного Уголовного Суда. Автор высказывает мнение, в той или иной мере разделяемое многими отечественными и зарубежными учеными, в том числе А.Я. Капустиным, С.Р. Людером, В. Рюкертом, К.С. Галантом, согласно которому необходимо различать Международный Уголовный Суд как одно из международных уголовных судебных учреждений, осуществляющих преследование и наказание физических лиц, совершивших наиболее тяжкие уголовные преступления, и Международный Уголовный Суд как межгосударственную организацию, призванную обеспечить эффективную деятельность Международного Уголовного Суда в первом из указанных значений. Международный Уголовный Суд как межгосударственная организация имеет в соответствии со ст. 4 своего Статута международную правосубъектность и свою структуру руководящих органов, в которую входят Ассамблея государств-участников и Бюро Ассамблеи государств-участников.

Другая дискуссионная проблема, рассматриваемая в данном параграфе, – это проблема правомерности создания Международных Трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, учрежденных резолюциями Совета Безопасности ООН и являющихся его вспомогательными органами. Рассмотрев самые противоположные позиции как отечественных (И.П. Блищенко, Л.В. Иногамова-Хегай, И.И. Лукашук, А.Б. Мезяев, Н.Г. Михайлов), так и зарубежных (А. Шлунк, М. Гердинг, Д.П. Штро, К. Оллерс-Фрам, М.П. Шарф, Дж. Джильберт, К. Лескюр и Ф. Трентиньяк) ученых, автор приходит к выводу о том, что признание юрисдикции и полномочий Трибунала всеми государствами, в том числе и республиками бывшей Югославии, является определяющим в разрешении этой дискуссии. В работе подробно анализируется решение Апелляционной палаты Трибунала по бывшей Югославии по делу Душко Тадича от 2 октября 1995 г., в котором Международный Трибунал по существу превысил свои полномочия, осуществив толкование резолюции Совета Безопасности ООН, и заявил о правомерности своего учреждения. По мнению автора, подобное решение был бы правомочен принять Международный Суд ООН.

В третьем параграфе этой главы «Источники правового регулирования деятельности международных судебных учреждений» отмечается, что основным источником правового регулирования деятельности любого международного судебного учреждения является международный договор. В нем закрепляется согласие государств и международных организаций на учреждение данного международного суда, определяется его юрисдикция и налагается обязательство выполнять вынесенные данным международным судом решения и приговоры. Организационная структура суда, численность и порядок назначения судей и иных служащих суда, процессуальный порядок рассмотрения дел могут быть определены как в самом учредительном договоре, так и в специальном документе – уставе суда.

Встречаются следующие варианты соотнесения учредительного договора и устава международного суда : 1. у данного суда вообще нет устава как самостоятельного документа и все вопросы его формирования и деятельности урегулированы в учредительном договоре; 2. учредительный договор предусматривает создание суда и фиксирует наиболее важные положения, регламентирующие его деятельность, которые более подробно раскрываются в уставе суда, который принимается специальным актом или прилагается в виде протокола к учредительному договору; 3. учредительный договор именуется уставом (статутом) суда.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.