авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Кражи, совершаемые женщинами: криминологическая характеристика и проблемы предупреждения (по материалам ивановской области)

-- [ Страница 3 ] --

Проведенный анализ доказывает, что с точки зрения социальной демографии женщины-воровки в основной своей массе являются представителями маргинального слоя, которые в силу разных причин оказались не в состоянии исполнять традиционную женскую функцию социального творчества, сохранения семьи, воспитания детей. Отсутствие семьи, детей, постоянного места работы и источников доходов, низкий образовательный уровень в сочетании с алкогольной деградацией характеризуют типичный набор их социально-демографических признаков. Важно заметить, что по своим возрастным характеристикам воровки уже вышли из несовершеннолетнего возраста, но еще не вошли в пору «взрослости». Именно в этот сложный период биографии, когда происходит резкая смена социальных ролей, институтов социализации, ведущего типа деятельности, определенная часть молодых женщин оказывается неспособна преодолеть объективно возникающие трудности и адаптироваться к новым для себя социальным условиям жизнедеятельности. Представляется, что такая неадаптированность является следствием двух основных групп факторов: недостатками и неудовлетворительным результатом предшествующей социализации, с одной стороны (что позволяет рассматривать кражи, совершаемые женщинами, продолжением преступности несовершеннолетних), а с другой стороны – допущенными в процессе реализации гендерной политики просчетами (не случаен в связи с этим высокий показатель удельного веса образованных и работающих женщин среди воровок) и недостатками в организации социальной поддержки и помощи лицам, находящимся в социально опасном состоянии.

Особое внимание в диссертации уделено анализу внутренних, субъективных свойств и качеств личности женщины-преступницы. Они, как известно, формируются во многом под влиянием микросоциального окружения. Исследование показало следующее:

1) 30,2% воспитывались в неполной семье; 7% воспитывались родственниками; 3,1% - в детских воспитательных учреждениях; более половины опрошенных косвенно признали, что особо теплых эмоциональных отношений с родителями в их семье не наблюдалось;

2) в собственных семьях 53,5% опрошенных незадолго до совершения преступления случались конфликты, которые (по признанию 31,9% женщин - однозначно, а по мнению 50,7% - в некоторой степени) способствовали тому, что они совершили преступление;

3) круг неформального общения женщин-воровок характеризуется наличием явной или неявной антиобщественной установки и не дает им эмоционального тепла; 50,4% женщин в той или иной степени согласились, что совершили преступление под влиянием своих друзей;

4) не предоставляет женщине-воровке уверенности в собственных силах и трудовой коллектив; из работающих женщин половина высказала недовольство своей работой; при этом 58,3% опрошенных работающих женщин преступниц указали, что неудовлетворенность работой в той или иной степени подтолкнула их к совершению преступления.

Таким образом, практически во всех основных институтах социализации: родительской семье, собственной семье, трудовом и неформальном коллективах женщина-воровка лишена необходимых психоэмоциональных привязанностей, ощущает отчуждение, что порождает неуверенность в собственных силах и ощущение тревожности, криминологически значимая роль которых в науке считается доказанной (Ю.М. Антонян).

В исследовании личностных особенностей женщины-воровки большое значение имеют мотивы совершения преступления. В качестве исходного положения отмечается общеизвестный факт, что доминирующий мотив совершения кражи – корыстный. Этот тезис уточняется в работе, исходя из особенностей содержания и проявления самой корысти. Женщина-воровка является типичным представителем монокорыстного типа личности преступника, у которого «чистая» корысть не связана с агрессивностью, насилием и реализуется «тихим» способом – совершением кражи. Причем, ни до совершения кражи, ни после нее женщина в большей части случаев не склонна менять свои представления о содержании потребностей и способах их реализации.

Являясь движущей силой криминальной активности, корысть проявляется в стремлении человека к удовлетворению либо насущных, либо извращенных, либо завышенных материальных потребностей. Согласно же проведенным исследованиям, при совершении женщинами краж сегодня (как никогда) актуализируется значение мотива «корысть-нужда»: 13,2% женщин объяснили свое преступление необходимостью получения средств для покупки продуктов питания и одежды; 17,1% указали, что им нужны были средства для содержания ребенка; 30,2% отметили, что совершили преступление, потому что находились в состоянии опьянения; 23,3% не смогли объяснить мотивов своего поведения. Анализ данных анкетирования женщин позволяет классифицировать воровок на три основные группы: совершающие кражи для удовлетворения нормальных потребностей в жизнеобеспечении; совершающие кражи в целях удовлетворения потребности в содержании детей; совершающие кражи для удовлетворения потребности в алкоголе и наркотиках. При этом преимущественное значение и наибольший удельный вес имеют первые две группы, составляя в совокупности примерно две три объема мотивации краж, совершенных женщинами.

В оценке глубины и степени стойкости корыстной направленности личности женщины-воровки важно учитывать данные о ситуации совершения преступления, в которой собственно и проявляется корыстный мотив. В работе на основании многих показателей установлен преимущественно ситуативный характер «женских краж». Однако утверждение, что женщины-воровки – представительницы ситуативного типа личности преступника справедливо лишь частично. Кража, совершенная женщиной, чаще всего не представляет собой случайный эпизод в ее биографии, а закономерный этап на жизненном пути. Женщина не просто попадает в зависимость от неблагоприятной жизненной ситуации, но и зачастую либо сама ее создает, либо не препятствует ее созданию. Оказавшись же в этой ситуации, она уже не может ей противостоять. Сказанное не означает фатальной предрасположенности отдельных женщин к кражам или жесткой зависимости между ситуацией и кражей. Оно лишь подчеркивает, что в случае совершения женщинами краж само преступление не является просто реакцией на сложившуюся ситуацию, реакцией, которая не имеет внутреннего, личностного содержания. Формула «стимул – реакция» в данном случае усложняется значительным «вмешательством» личностных, характерологических особенностей женщины-преступницы. Эти характерологические нарушения приводят к тому, что субъект становится зависимым от привычных способов поведения, стереотипов, присущих его личности. Более того, высокая степень выраженности личностных качеств приводит к снижению мотивационно-потребностной сферы и является жестким, фиксированным личностным конструктом, предрасполагающим в определенных критических ситуациях к дезорганизации и неадаптивному поведению.

В анализе нравственно-психологических особенностей личности женщин, совершающих кражи, важно обратить внимание, что отмеченные отрицательные качества не только не являются ярко выраженными и устойчивыми, но и соседствуют с вполне одобряемыми обществом характеристиками личности (что установлено на основании данных об отношении женщин к семье, детям, потерпевшему от преступления, себе самой, окружающим, назначенному наказанию). Женщины, несмотря на объективную исключенность из подавляющего числа социальных связей и отношений, все же не ставят на себе клеймо преступницы; не рассматривают себя вне рамок общества, в котором они проживают; признают факт отступления от социальных стандартов, но не отказываются от них. А это, безусловно, важный фактор, как в характеристике нравственной позиции воровок, так и в организации профилактики совершаемых ими краж.

В третьей главе «Предупреждение краж, совершаемых женщинами» анализируется комплекс теоретических и прикладных вопросов, возникающих в связи с криминологической и уголовно-правовой профилактикой данных преступлений.

Исследованием установлено, что только в отношении 43,4% осужденных женщин до момента совершения кражи в той или иной степени проводилась профилактическая работа; в отношении же большей части осужденных (56,6%) профилактика преступлений не проводилась вовсе. Это весьма показательный и настораживающий факт, свидетельствующий не просто о неэффективности системы индивидуальной профилактики преступлений, а о ее почти полном отсутствии.

Автор исходит из того, что ведущая парадигма криминологической политики государства на современном этапе должна основываться на теории социального контроля над преступностью (М.М. Бабаев), ориентированной не столько на борьбу с преступностью, сколько на защиту от нее, причем защиту не только потенциальных и реальных потерпевших и всего общества, но и на защиту от преступности лиц, готовых встать на преступный путь и уже совершивших преступления. Такой взгляд на систему профилактики преступлений заставляет пересмотреть устоявшиеся представления о системе субъектов осуществления данной деятельности. Исследование показало, что основным субъектом профилактики «женских краж» сегодня являются органы внутренних дел, и в первую очередь, участковые уполномоченные милиции. Вместе с тем активность участковых уполномоченных милиции в части профилактики преступлений не находится на должном уровне. Так, 69,8% опрошенных женщин-воровок, признались, что не были знакомы с участковым и ни разу не встречались с ним; оставшиеся 30,2% указали, что их встречи с участковым уполномоченным ограничивались проверкой документов и беседами о недопустимости совершения преступлений. Сами же сотрудники правоохранительных органов в качестве факторов, объясняющих невысокую эффективность профилактики преступлений низовыми подразделениями милиции, называют: отсутствие поддержки со стороны иных государственных и общественных структур (46%); большой объем работы, приходящийся на одного участкового, обусловленный размерами участка и нехваткой кадров (26%); неадекватность мер, которыми располагает участковый, основным причинам преступлений (24%); низкую заработную плату (17%); отсутствие уверенности в собственной безопасности при проведении профилактических мероприятий (14%); слабое знание психологии, и особенно женской психологии, при проведении индивидуальной профилактической работы (14%).

Представленные результаты позволяют определить наиболее перспективные направления оптимизации системы организации социального контроля над женской корыстной преступностью. В их ряду, на взгляд соискателя, ведущее место должна занять практика широкого привлечения и использования самодеятельных гражданских инициатив как для воздействия на детерминанты преступности, так и для сглаживания ее социальных последствий. Вместе с тем, на сегодняшний день наблюдается неблагоприятная тенденция сокращения участия общественности в профилактике преступности. Проведенный опрос женщин, осужденных за кражи, показал, что только 5,4% из них знали о существовании по месту их жительства общественных организаций, способных к оказанию трудовой, материальной и иной социальной помощи; 34,9% знали о возможности получения помощи со стороны государственных учреждений социального обслуживания населения. В тоже время представляется, что именно различные социальные службы, представляющие государственные, муниципальные структуры и институты гражданского общества, должны быть первыми в списке субъектов, ответственных за проведение профилактической работы с женщинами из групп риска.

Проведенное исследование позволяет констатировать, что детерминанты краж, совершаемых женщинами, в большей степени подвержены позитивному антикриминальному воздействию мер именно общесоциальной профилактики преступности. В ее организации в последнее время стал устойчивым тезис о том, что она должна заключаться в ограничении участия женщины в системе производственных и иных общественных отношений и возвращении ее в лоно семьи (С.И. Герасимов, С.Я. Лебедев). Представляется, что подобные рекомендации, которые разделяют 79% опрошенных практиков, несут на себе глубокий патриархальный отпечаток. В современных условиях они являются малопродуктивными и фактически неосуществимыми. Задача должна состоять не в том, чтобы оградить женщину от внешней социальной среды и «закрыть» ее в семье, а в том, чтобы максимально (насколько возможно) учесть особые потребности женщины при проведении экономической, социальной и иной политики государства; дать ей возможность либо совмещать участие в общественной жизни с выполнением семейных обязанностей, либо свободно и безболезненно выбирать между ними. Иными словами, основное направление общесоциального предупреждения женской преступности видится нам в улучшении положения женщины, повышении ее сегодняшнего статуса, оказании ей помощи в реализации основных социальных функций.

На этом фоне государству и обществу предстоит развернуть систему специально-криминологических мер профилактики женской преступности, в том числе и профилактики совершаемых ими краж. Проведенное анкетирование женщин, осужденных за кражу, позволило выявить те, на их взгляд, наиболее предпочтительные профилактические меры, которые могли бы удержать их от совершения преступления. К их числу относятся: отрыв от «дурной компании» - 21,7%; беседа «по душам» - 20,2%; повышение заработной платы – 12,5%; предоставление хорошей интересной работы – 11,6%; повышение уровня образования – 8,5%; ликвидация семейных конфликтов – 8,5%; улучшение жилищных условий – 8,5%; организация досуга (спорт, художественная самодеятельность и пр.) – 5,4%; наставничество на производстве – 3,1%. Актуальность этих направлений профилактики была подтверждена результатами опроса сотрудников правоохранительных органов и судей. В диссертации дается анализ обозначенных мер профилактического характера, обосновывается ценность использования программно-целевого подхода при их осуществлении.

В деле предупреждения преступлений важную роль играют средства, предоставляемые уголовным законодательством. В диссертации акцентировано внимание на проблемах частнопредупредительного воздействия мер уголовно-правового характера, применяемых в отношении женщин, совершающих кражи. Изучение материалов уголовных дел показало, что 27,9% женщин, совершивших кражи и представших перед судом, были освобождены от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ. Диссертант возражает против невысокой оценки данного института некоторыми практическими работниками, которые видят в освобождении от уголовной ответственности проявление безнаказанности. Дело в том, что сам факт примирения с потерпевшим и заглаживания причиненного ему вреда предполагает совершение некоторых активных действий со стороны лица, совершившего преступление. Эти действия выступают предпосылкой (основанием) освобождения от уголовной ответственности; сама ответственность остается нереализованной, а лицо, совершившее преступление, не претерпевает мер государственного принуждения. Но с другой стороны, их вполне можно рассматривать в качестве определенных мер воздействия (морально-психологического и имущественного характера), которые лицо, совершившее преступление, возлагает на себя добровольно по согласованию с потерпевшим от преступления. Эти меры применяются не после освобождения от уголовной ответственности, а перед освобождением, и не по воле государства, а по воле участвующих в уголовно-правовом конфликте лиц. Таким образом, нельзя не усматривать в освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим меры индивидуально-профилактического характера. Более того, есть основания рассматривать эту меру в качестве приоритетной по отношению к иным мерам уголовно-правового воздействия.

Вместе с тем, очевидно, что в отношении значительной части женщин, совершивших кражи, использование технологий восстановительного правосудия оказывается весьма затруднительным. В таких условиях у судов остается единственный способ разрешить уголовно-правовой конфликт – реализовать уголовную ответственность. В нашем исследовании обвинительный приговор был вынесен в отношении 72,1% женщин. Виды назначаемых наказаний не отличались разнообразием: 3,2% женщин были назначены исправительные работы и 96,8% - лишение свободы. При этом в отношении 66,7% женщин, которым было назначено наказание, применялись правила об условном осуждении.

Условное осуждение к лишению свободы является наиболее распространенной формой реализации уголовной ответственности женщин, совершивших кражи. Проведенный анализ приговоров к условному осуждению дает основание для не вполне удовлетворительной оценки сложившейся ситуации. В частности, применяя условное осуждение, суды: в 47% случаев не возлагали на осужденных специальных обязанностей, способствующих их исправлению; в 20% случаев ограничились возложением обязанности являться для регистрации в органы внутренних по месту жительства; в 7% случаев возложили обязанность не менять места жительства; в 3% случаев обязали условно осужденного возместить ущерб потерпевшему. Такое положение дел, при котором фактически в отношении каждой второй условно осужденной судом не назначаются специальные требования к поведению, вряд ли можно признать правильным; отрицательно его оценивают и 78% сотрудников правоохранительных органов. В этой связи представляется возможным скорректировать ч. 5 ст. 73 УК РФ с тем, чтобы возложение тех или иных обязанностей, способствующих исправлению осужденного, стало обязанностью суда, а неустановление этих обязанностей – правом. Такое решение, поддержанное 86% опрошенных практиков, будет в большей степени отвечать целям и смыслу условного осуждения. В числе мер, которые, на наш взгляд, могут быть весьма эффективны в отношении женщин-воровок, осуждаемых условно, необходимо назвать меры, направленные к изменению маргинального статуса женщины, избавлению ее от пристрастия к алкоголю; возмещение ущерба потерпевшим от преступления; возложение на осужденную обязанности пройти курс психологической коррекции.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.