авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Кражи, совершаемые женщинами: криминологическая характеристика и проблемы предупреждения (по материалам ивановской области)

-- [ Страница 2 ] --

Теоретическая ценность диссертации состоит в том, что совокупность полученных при его проведении результатов способствует углублению, уточнению и развитию одновременно нескольких криминологических теорий: теории женской преступности, теории корыстной преступности, теории региональных различий преступности. Тем самым работа вносит определенный вклад в развитие криминологической науки в целом. Совмещение в рамках одного исследования основных подходов к изучению различных видов преступности, с акцентированием внимания на каком-либо одном преступлении, представляется одним из перспективных направлений дальнейших теоретических изысканий в области криминологии.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется его общей направленностью на совершенствование организационных, методических и тактических основ деятельности субъектов предупреждения корыстных преступлений, совершаемых женщинами. Она заключается в возможности использования результатов диссертации: в работе органов власти и управления, направленной на совершенствование организационной основы профилактики преступности; в решении практическими работниками, в том числе и судьями, конкретных задач по криминологическому и уголовно-правовому предупреждению краж, совершаемых женщинами; в дальнейших научных исследованиях проблем женской, корыстной, региональной преступности; в учебном процессе подготовки специалистов юридического профиля при изучении курса «Криминология»; в процессе служебной подготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов и суда.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и предложения, сформулированные в работе, неоднократно обсуждались на кафедре уголовного права ГОУ ВПО «Российская академия правосудия». Они отражены в 15 научных публикациях автора (в том числе в двух статьях, размещенных в периодических изданиях, рекомендованных ВАК России). Результаты исследования были предметом обсуждения на 11 научных, научно-практических конференциях регионального, российского и международного уровня, проводимых в период с 1998 по 2008 годы (в частности: Проблемы управления социально-экономическим развитием региона. Международная научно-практическая конференция. Иваново, 27-28 мая 2001 г.; Российский конституционализм: итоги первого десятилетия действия Конституции РФ. Научно-практическая конференция. Иваново, 8 декабря 2003 г.; Преступность и духовная сфера жизнедеятельности. Международная научно-практическая конференция. Псков, 21-23 сентября 2007 г.; Правовые отношения в контексте развития современного законодательства и правоприменения. Международная научно-практическая конференция. Иваново, 3-4 октября 2008 г. и др.). Кроме того, результаты исследования внедрены в учебный процесс Ивановского государственного университета; используются в практической деятельности подразделений профилактики правонарушений УВД Ивановской области и УФСИН России по Ивановской области.

Структура диссертационного исследования определяется его целями и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, библиографии и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, дается характеристика нормативной, теоретической и эмпирической основ диссертации, ее методологических принципов; здесь же формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается их теоретическая ценность и практическая значимость.

В первой главе «Криминологическая характеристика и особенности детерминации краж, совершаемых женщинами» дается социально-криминологическая характеристика «женских краж», анализируется механизм действия их криминогенных факторов.

Статистический анализ «женских краж» свидетельствует, что абсолютное число женщин, выявленных за совершение краж, в период 1997 – 2007 годов имело волнообразную динамику. В среднем ежегодное число женщин, выявляемых в Ивановской области за совершение краж, составляет 607 человек. При этом период 1997 – 2000 года характеризуется ростом рассматриваемого показателя, затем в 2000 – 2003 годах наблюдается его снижение, и в последующем, с 2003 года – вновь рост. Анализ темпов роста числа женщин, выявленных за совершение краж в Ивановской области, показывает его значительное сокращение в 2007 году по сравнению с базисным (1997) годом. В Ивановской области в среднем за последние 10 лет отрицательные темпы ежегодного прироста числа женщин, совершающих кражи (-2,2%), наблюдаются на фоне положительных темпов прироста общего числа женщин, выявленных за совершение всех преступлений (+0,6%). Это дает основание предполагать, что криминальная активность женщин в области в значительной степени «переместилась» из сферы традиционных корыстных преступлений в сферу совершения иных преступлений, что в качестве весьма существенной тенденции подтверждается мнением 48% опрошенных сотрудников правоохранительных органов и судей.

В структуре женской преступности кражи занимают лидирующее положение. В среднем за рассматриваемый период удельный вес женщин, совершивших кражи, в общем массиве выявленных за совершение преступлений женщин в Ивановской области составил 32,2%, в то время как в ЦФО он составляет 22,7%, а в РФ – 21,6%. Однако в области наблюдается значительное сокращение доли краж в структуре женской преступности (с 46,2% в 1997 году до 34,3% в 2007 году), тогда как в ЦФО и РФ такое уменьшение является несущественным; что еще раз подтверждает тезис о смещении криминальных интересов женщин в исследуемом регионе.

В части анализа участия женщин в совершении краж обращает на себя внимание определенная стабильность удельного веса женщин в общем числе лиц, выявленных за совершение краж. Он колеблется на уровне 10-13% и практически не отличается в Ивановской области, ЦФО и России. Мало подвержена изменениям и доля женщин, совершивших кражи, в общем числе лиц, выявленных за совершение преступлений; она составляет в среднем за исследуемый период 5% и демонстрирует некоторую тенденцию к сокращению.

Коэффициент криминальной активности женщин, совершающих кражи, в Ивановской области имеет весьма резкие колебания: если в 1999 году область занимала третье место в России по количеству женщин, выявленных за совершение краж, на сто тысяч населения старше 14 лет; то к 2006 году регион переместился на 41 место из 83.

Статистический анализ позволяет сделать вывод, что в Ивановской области в период с 1997 по 2007 годы произошла определенная стабилизация криминологической ситуации в части совершения женщинами краж. Притом, что по-прежнему каждая восьмая – десятая кража совершается женщиной, сами женщины в удовлетворении своих корыстных устремлений стали реже прибегать к данному способу хищения. Представляется, что пик активности женщин в части совершения краж преодолен, а наметившаяся с 2002 года тенденция роста основных статистико-криминологических показателей краж, совершаемых женщинами, по нашему убеждению, не имеет под собой реальных социальных оснований.

При некотором сокращении числа краж, совершаемых женщинами, эта группа преступлений претерпевает в последнее время весьма существенную качественную трансформацию, познанию которой способствует анализ материалов конкретных уголовных дел. Результатами проведенного исследования установлено следующее:

1) судами рассматривались в основном дела о совершении женщинами квалифицированных краж: 67% - по ч. 2 ст. 158 УК РФ, 27% - по ч. 3 ст. 158 УК РФ; только 6% дел из изученных содержали квалификацию содеянного по ч. 1 ст. 158 УК РФ;

2) в судах рассматривались преимущественно дела об оконченных кражах (88%), только в 12% случаев женщина была признана виновной в покушении на кражу;

3) женщинам не свойственны многоэпизодные кражи: в 92% случаев в деле фигурировал один эпизод кражи, в 5% - два и в 3% случаев – три эпизода;

4) множественность преступлений также не свойственна женщинам, совершающим кражи: рецидив преступлений (в уголовно-правовом понимании) был установлен только в 5% случаев, лишь в 8% случаев была установлена совокупность преступлений, причем это всегда была реальная совокупность тождественных преступлений;

5) 70% краж совершаются женщинами в одиночку; групповым преступлениям женщин в большей степени свойственна такая форма соучастия как «группа лиц по предварительному сговору» (80%), в которой, как правило, отсутствует установка на многократную преступную деятельность;

6) объектом краж, совершаемых женщинами, чаще всего (в 90% случаев) становятся отношения частной собственности; в качестве предмета посягательства выступают: предметы бытовой техники (весьма часто – сотовый телефон) – 55% изученных дел; деньги – 45%; одежда – 15%, драгоценности – 5%. Сумма причиненного каждой кражей ущерба в большинстве случаев (43%) находилась в интервале от 500 до 1000 рублей; в 25% случаев – от 1000 до 2500 рублей; в 32% изученных дел – свыше 2500 рублей, причем в каждом из них ущерб был признан значительным для потерпевшего;

7) в качестве потерпевших от краж, совершаемых женщинами, чаще всего выступали женщины (55%), незнакомые виновной (68%), примерно в половине случаев своим неосмотрительным поведением создававшие благоприятную ситуацию для совершения преступления; в тех ситуациях, когда виновный и потерпевший были знакомы, их отношения характеризовались в подавляющем большинстве случаев как отношения знакомства без последующего развития, только в 7% это были отношения сотрудничества, а в 3% - натянутые отношения;

8) в подавляющем большинстве случаев (78%) при совершении краж женщинами не применялись какие-либо специальные средства или орудия; в 13% уголовных дел ими использовались предметы, специально предназначенные для совершения преступления, в 6% случаев – заранее приготовленные предметы обыденного обихода и в 3% – предметы, случайно подобранные на месте совершения преступления;

9) в 50% случаев кража была совершена женщиной в квартире или частном доме, в 47% случаев – в общественном месте (улицы, скверы, рынки, магазины, дискотеки), в 3% случаев – в гостинице; при этом в подавляющем большинстве случаев (78%) место совершения кражи не совпадает ни с местом жительства, ни с местом работы (учебы) виновной; в 18% случаев кража совершалась по месту жительства и в 4% случаев – по месту работы (учебы) осужденной;

10) большая часть «женских краж» (58%) совершены в период с 12-00 до 18-00, 30% краж совершены в ночное время (с 22-00 до 06-00) и 12% - утром, с 06-00 до 12-00; что касается распределения краж по дням недели, то в начале недели (понедельник и вторник) было совершено 13% преступлений, в выходные дни (субботу и воскресенье) – 42%, а в будние дни среди недели (среду, четверг и пятницу) – 45%.

Проведенный анализ позволяет констатировать, что кражи, как правило, совершаются женщинами на основе примитивной корыстной мотивации, с внезапно возникшим умыслом и в отношении предметов, не представляющих большой стоимости. Эти преступления в значительной части несут на себе отпечаток маргинальной характеристики личности преступницы и могут рассматриваться в качестве проявления не только женской корыстной, но и маргинальной преступности.

Далее в диссертации исследуются криминогенные факторы краж, совершаемых женщинами. Автор обращает внимание, что с типологической точки зрения, данные преступления вполне оправданно рассматривать в качестве составной части корыстной, женской и молодежной преступности. А это означает в приложении к детерминационному комплексу, что рассматриваемые преступления находятся под перекрестным, взаимодополняющим влиянием факторов, продуцирующих данные виды социальной патологии. Это влияние многократно усиливает эффект их совокупного действия и уже поэтому само по себе также может рассматриваться в качестве одного из факторов генезиса «женских краж».

В диссертации достаточно подробно анализируется комплекс экономических, социальных, психологических, нравственных и иных факторов, которые порождают ряд важнейших социальных противоречий, служащих источником краж, совершаемых женщинами. В ряду таких противоречий особого внимания заслуживают два.

Первое – противоречие между потребностями и возможностями их удовлетворения. Важно отметить, что экономический, социальный и психологический статус женщин накладывает особый отпечаток как на содержание их потребностей, так и на предоставляемые способы их удовлетворения. Проведенное исследование доказывает, что содержание материальных потребностей женщин не выходит за рамки нормального потребления и смещается в нижнюю часть их спектра. Им не свойственны стяжательство, накопительство, гипертрофированное стремление к обладанию значительными материальными благами. Напротив, материальные потребности женщин ограничиваются либо необходимостью удовлетворения минимальных стандартов жизнеобеспечения, либо же необходимостью удовлетворения потребности в алкоголе, наркотиках и пр. Что касается предоставляемых современным обществом способов удовлетворения материальных потребностей, то их доступность во многом определяется интеллектуальным, культурным, психологическим статусом женщины. Исследование показало, что легальный труд, как средство решения своих материальных проблем, большинству женщин-преступниц был недоступен, как по причине их недостаточной для современной экономики квалификации, так и по причине непривлекательности женского труда как такового. Некоторые иные способы (использование государственной и общественной помощи) также недоступны, причем не в силу специфики нуждающихся в ней женщин, а в силу того, что сама эта помощь практически не представлена в современном российском обществе. Единственное, что остается – использование нелегальных (в том числе преступных) способов удовлетворения своих материальных потребностей. Возможность их использования облегчается как социально-психологическими особенностями самих женщин, так и объективной ситуацией.

Второе значимое в криминологическом отношении противоречие – это противоречие между реальным и номинальным социальным статусом женщины. Оно проявляется в частных противоречиях между: провозглашенным равенством граждан по признаку пола и реальной дискриминацией полов; провозглашенным высоким статусом женщины-матери и реальным бременем его переживания; традиционными гендерными ролями женщины и складывающейся практикой распределения социальных функций между представителями различных полов. Эти противоречия не имеют сегодня должного разрешения, а потому порождают вполне естественное стремление женщин к преодолению их любыми средствами, в том числе и посредством нарушения социальных и иных правовых норм.

Противоречия в номинальном и реальном социальном статусе женщин «наслаиваются» на противоречия между материальными потребностями и возможностями их удовлетворения. В итоге складывается крайне напряженный «клубок» противоречий, предрасполагающих к криминалу. Механизм их взаимодействия, по мнению диссертанта, развивается следующим образом:

- женщина, обладающая в современной культуре высоким номинальным статусом и определенными социальными функциями, в силу ряда причин не может реально удовлетворить свои социальные ожидания и вынуждена менять традиционные роли, пытаясь найти в социуме новые социальные ниши;

- поиск новых путей самоактуализации женщиной блокируется сложившейся экономической и социально-психологической обстановкой, для которой характерно неприятие женщины как активного, творческого субъекта «большой экономики» и «большой политики»;

- отойдя от выполнения традиционных социальных функций, не найдя себе применения в иных сферах и не получая должной поддержки со стороны государства и социальных институтов, женщина приобретает маргинальный статус, что сопровождается ее алкоголизацией, падением уровня социабельности, нравственности и правовой культуры;

- маргинализация и люмпенизация женщины меняют структуру ее потребностей (в том числе материальных) и представления о допустимых способах их удовлетворения, что в конечном итоге продуцирует корыстное криминальное поведение;

- специфические особенности женщины обуславливают избрание ею при удобной ситуации именно тайного и ненасильственного способа завладения чужим имуществом для удовлетворения материальных и иных потребностей.

Во второй главе «Криминологическая характеристика личности женщин, совершающих кражи, и механизм их преступного поведения» анализируется роль и значение социально-демографических и нравственно-психологических качеств личности женщины в механизме совершения ею кражи.

Исследованием установлены следующие характеристики личности женщины-воровки:

1) в рассмотренных уголовных делах психоневрологическая экспертиза назначалась всего 7,8% осужденных женщин, при этом ни у одной из них не было выявлено расстройств психической деятельности;

2) 42,6% осужденных совершили кражу в состоянии алкогольного опьянения (притом, что из общего числа женщин в состоянии опьянения совершили преступление 25,7%, а из общего числа лиц, совершивших кражу – 31,5%); важно подчеркнуть, что состояние опьянения женщины в момент совершения кражи не являлось неким случайным эпизодом ее социальной биографии, большинство осужденных воровок злоупотребляли алкоголем на протяжении более или менее продолжительного периода времени;

3) наибольший удельный вес (48,8%) в общем числе преступниц занимают лица молодого возраста (18 – 29 лет); причем на долю лиц младшего молодежного возраста (18 – 24 года) приходится 37,2% воровок, что существенно корректирует сложившиеся ранее представления повышенной криминальной активности женщин 30 – 49 лет;

4) начальное образование имели 15,4%, основное среднее образование – 31,8%, полное среднее – 22,5% женщин, осужденных за кражу; сопоставление этих данных с результатами исследования образовательного уровня лиц, выявленных за совершение краж, и женщин-преступниц в целом, позволяет установить, что при сохранении общей тенденции, связанной с весьма пониженным образовательным цензом лиц, совершающих кражи, для женщин характерен более высокий образовательный уровень, однако и он в современных условиях не является «страховкой» от преступления;

5) сравнение данных о занятости осужденных женщин с информацией о занятости общей массы лиц, выявленных за совершение краж в Ивановской области, показывает, что у женщин существенно выше удельный вес рабочих (24,0% против 13,4%) и ниже доля лиц без определенных занятий (55,0% против 66,6%);

6) на момент совершения преступления в официально зарегистрированном браке состояло лишь 6,9% женщин, еще 4,7% поддерживали фактические брачные отношения (сожительствовали); основная же масса воровок не была обременена семейными обязанностями: 72,1% никогда не были замужем, 16,3% были разведены.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.