авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Система финансовых прерогатив государства в россии второй половины xvii – начала xx веков (историко-правовое исследование)

-- [ Страница 5 ] --

В работе подтверждается, что с лесным делом неразрывно связано регулирование охоты. Продукты охоты (как и рыболовства) также были регализованы в разные периоды. Товары вывозились главным образом самим государством, частично – отдельными торговыми монополиями и откупщиками, без которых невозможна была бы та всеобъемлющая монополизация товаров казной, которая господствовала в России примерно с 1709 по 1719 г. В России последующих периодов рассматриваемые регалии начинали утрачивать свое значение, и право охоты становится свободным. В XIX в. охотничья регалия была ликвидирована, но государственная регламентация и контроль были усилены: усложнилась процедура получения охотничьих билетов, ограничивалась охота в казенных лесах (в некоторых их них - запрещалась). В этот период управление охотничьим хозяйством осуществлялось Министерством земледелия и государственных имуществ, которое имело особый правовой режим в сфере охоты. В дачах ведомства охота в них разрешалась в порядке, установленном для отдачи оброчных статей в арендное содержание с публичных торгов или по разрешительным билетам за плату73.

В 1872 г. учреждено в Петербурге общество размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты74, целью создания которого стало попечение об устройстве заповедных мест как на казенных лесных угодьях, так и на частных, по соглашению с владельцами, и об их охране. В заповедных местах могли охотиться только члены императорской семьи.

После Октябрьской революции 1917 г. частная собственность на лес была ликвидирована Декретом о лесах 1918 года75, который стал законодательным актом, восстановившим лесную регалию в России. В нем говорилось, что хозяйство в лесах должно вестись: «а) в интересах общего блага и б) на основах планомерного лесовозобновления». Установленная государственная монополия на лес позволила сохранить и преумножить лесные площади и повысить уровень бюджетных доходов от использования леса.

Во втором параграфе «Закрепление исключительных прав государственной власти в законодательстве о питейном деле» продолжается исследование винной монополии с позиции государственно-правового регулирования.

Во второй половине XVIII века история питейной регалии не просто продолжается, но и совершенствуются правовые и организационные основы данного права. В этот период питейные сборы занимали «второе место по величине в бюджете государственных доходов»76, однако казна теряла большую часть доходов в связи с кормчеством77.

Резкий поворот в правовом регулировании питейной регалии произошел с изданием 1 августа 1765 года Манифеста «Об отдаче питейной продажи с 1767 года на откуп во всем государстве кроме Сибирской губернии»78, которым предварялось издание Устава о винокурении.

Устав о винокурении был принят 9 августа 1765 года79.

Правовой статус откупщиков закреплял специальный законодательный акт – «Кондиции, постановленные к заключению контрактов о содержании с 1767 г. впредь через 4 года на откупу питейных и прочих сборов, кроме Москвы и Петербурга, во всех губерниях»80 от 19 января 1767 г. Питейная торговля рассматривалась государством как общее дело казны и откупщиков. Последние считались «коронными поверенными служителями», получали высокое право, подобно дворянам, носить шпаги, должны были охраняться и снабжаться охранными караулами в случае необходимости.

В течение века Устав о винокурении с разными степенями эффективности регулировал процесс изготовления и продажи меда, пива, вина и водки в нашей стране. Требования времени вынуждали правительство издавать дополняющие и уточняющие нормативные акты, носившие в большей степени инструкционный характер. К ним можно отнести уже упоминавшиеся Кондиции 1767 г., разработанную Коммерц-коллегией типовую форму контракта на содержание питейных сборов на откупе 1770 г.81 и др. Действительно, требовались некоторые методические разъяснения для процедуры проверки процедуры клеймения, опечатки казанов, производства торгов и т.д.

Следующим этапом в регулировании винной монополии стало издание Устава о вине 1781 г. Этот акт не был революционным, в нем содержались нормы из Устава о винокурении и Кондиции 1770 г.

По Именному указу, сопровождавшему Устав о вине от 17 сентября 1781 г.82, на Казенную палату возлагалась основная обязанность по наполнению всех винных магазинов достаточным для всего населения количеством вина. Другими словами Устав законодательно оформлял переход управления винных откупов в ведение Казенной палаты (фактически осуществленный в 1775 г.).

При Екатерине II оформилась система откупного законодательства, которая приносила прибыль и казне, и позволяла получать значительные привилегии откупщикам. Именно рассмотренный период был наиболее эффективным в вопросе использования государством регалийного права на винную и водочную продукцию, а откуп как способ реализации регалии был наиболее доходным, чем фискальная монополия. Политика по увеличению потребления вина в нашей стране продолжалась. Не изменялась тенденция и в начале XIX века. Законодательство в этот период было направлено на распространение откупов на неохваченные ими территории России. Однако постепенно, замечают исследователи откупов в России, деятельность откупщиков вызывала все большее недовольство со стороны чиновников и правительства83. Министр финансов А.Д. Гурьев считал наиболее правильной акцизную систему обложения спиртных напитков, однако его позиция не была поддержана. 2 апреля 1817 г. был учрежден новый Устав о питейном сборе84. В манифесте, обнародованном одновременно с уставом, объявлялось, что казенная продажа питей вводится с 1 января 1819 г. В 29 великорусских губерниях, вследствие того опыт взимания питейного сбора посредством откупа неудобен и вреден во многих отношениях – он ненадежный источник доходов государственной казны из-за злоупотреблений держателей откупов. Откуп как форма реализации питейной регалии, таким образом, был отменен.

После вступления на престол Николая I правительство вернулось к идее восстановления винных откупов, которая была реализована министром финансов Е.Ф. Канкриным. Канкрин считал, что чиновники казенных палат плодят взяточничество и воровство, казне причиняются значительные убытки контробандой85.

При Николае I винные откупа позволили повысить доходы от питейной регалии более чем в два раза, однако продолжались взяточничество, коррупция и должностные преступления среди чиновничества.

В 1847-1851 г.г. совершился постепенный переход к акцизно-откупному комиссионерству, предложенному известным откупщиком и общественным деятелем В. Кокоревым. Примененная смешанная акцизно-откупная система не могла удовлетворить интересы казны, поэтому на протяжении более десяти лет правительство пыталось найти оптимальную модель управления питейной регалией, то применяя переходную модель (1851-1859 гг.), то снова вводя откупа (1859-1862 гг.), вплоть до 1863 г., когда Положением о питейном сборе от 4 июля 1861 г.86 в России вводилась акцизная система взимания косвенных налогов с алкогольных напитков.

Впервые в России вводился акциз на алкогольную продукцию. Положение предусматривало обложение спиртных напитков непосредственно на спирто-водочных заводах, т.е. в сфере производства. Акцизная система, по мнению М.Л. Гавлина, допускала свободу винокурения и виноторговли и завершала откупную монополию в России87. Акцизная система в Российской империи действовала с неко­торыми дополнениями и изменениями с 1863 г. по 1895 г., когда ее сменила система казенной продажи питей (питейная монопо­лия). В то же время акцизная система продолжала действовать во многих местностях России и после введения питейной монополии.

Поддерживаемый Александром III, Витте настоял в Государственном совете на введении с 1893 года винной монополии в Оренбургской, Пермской, Самарской и Уфимской губерниях. В июне 1894 г. император подписал Положение о казенной продаже питей88. Оно вводилось постепенно и в начале XX века охватило 75 губерний. Витте надеялся, что производство качественных водки и вин с использованием новейших технологических и научных достижений позволит ликвидировать подпольное самогоноварение, так как оно станет ненужным и невыгодным.

В 1914 г. Николай II ввел «сухой закон» на территории России, и производство водки было прекращено. Пришедшая к власти в 1917 г. партия большевиков продолжала государственную антиалкогольную политику, был принят ряд декретов (1916-1917 гг.), декларировавших запрет на торговлю водкой. Советская Россия провозгласила введение спиртовой государственной монополии89.

Винная регалия имела большое значение для благосостояния государства и губительную роль для населения. Трудно согласиться с мнением некоторых авторов о том, что питейная политика являлась постоянной попыткой найти баланс интересов общества и государства. Государственные интересы, интересы казны в течение всего исследуемого периода являлись приоритетными, как и в настоящее время.

Оценивая уровень законодательства в данной области отношений, необходимо отметить, что по уровню юридической техники оно было высоким, имело последовательность в изложении норм и полностью отвечало потребностям государства. Особенно тщательно были прописаны нормы гражданского права о подрядах и поставках для государства, авансах, просрочках и гражданской ответственности за просрочку поставки определенного количества вина. Развивались также нормы финансового и налогового права90.

Наконец, рассматривая способы реализации государственного исключительного права, можно сделать обоснованный вывод о том, что откупная питейная система была более доходной и эффективной, чем введение винной монополии.

В третьем параграфе «Горная и соляная промышленность в России: правовой анализ финансовых прерогатив государства во второй половине XVIII нач. XX вв.» с учетом правового анализа законодательства о горном и соляном деле исследуются проблемы участия государства в этих отраслях в качестве субъекта хозяйствования и субъекта контроля.

Правовое оформление основных черт соляного дела, каким оно сложилось в ХVIII в., завершил Устав о соли 1781 года91. Вместе с этим сам Устав, порядок, им регламентированный, были составной частью тех важных административных мер, которые были осуществлены с целью укрепления общественных и финансовых отношений.

Устав подытоживал ряд мер по совершенствованию управления соляного дела, осуществленных в 1750-1770-е годы.

Реализация положений Устава о соли 1781 г. показала, что соляная промысловая деятельность и торговля государства является одним из немногих положительных примеров казенного предпринимательства.

Конец XVIII века был ознаменован продолжающимся дефицитом бюджета, перебоями в поставке соли, сокрытием и контрабандой соли. В начале XIX в. сталти расти убытки, приносимые бюджету соляным промыслом. Все это вызывало необходимость увеличивать пошлины и налоги и кардинально пересматривать организацию соляного дела.

Первым шагом стал манифест Александра I «О мерах к уменьшению государственных долгов; о прекращении выпуска в оборот новых сумм ассигнациями и о возвышении некоторых податей и пошлин»92 от 2 февраля 1810 г.

Следующим шагом стали решения Александра II. В 1862 г. Александр II начал свои эксперименты, утвердив мнение Госсовета «об улучшении соляной нашей системы» 93, который предложил «ввести одну общую для всех частей империи акцизную систему государственного соляного дохода».

Во второй половине XIX века принимается новый Устав о соли, на основании которого главное управление соляной части возлагалось на Министерство финансов в частности, Департамент горных и соляных дел94. Итак, в состав соляного дохода входили деньги, выручаемые от продажи соли в магазинах, принадлежащих государству; акциз, уплачиваемый частными лицами за соль, добываемую из источников, которыми они владеют.

В данном случае правительством сочетались две возможные формы фискальной монополии: казенное предпринимательство на основе государственной регалии на соль и косвенное обложение в виде акциза. Это можно отнести к одной из самых эффективных финансовых моделей государственных монополий. Впоследствии все соляные разработки будут переданы в частные руки.

Оценивая управленческую политику в сфере соляного регалийного дохода в России, необходимо условно разделить ее на три этапа:

- период до 1705 г., когда соль находилась в вольной продаже, которая имела черты частичной монополии;

- 1705 – 1728 гг. – установление государственной монополии на соль;

- 1728 – начало XX века – вольная продажа соли с установлением строгого финансового контроля.

Итак, соляная регалия, в течение длительного времени являвшаяся фискальной монополией, постепенно трансформировалась в систему косвенного налогообложения и допускала участие в соляном промысле частных лиц.

Горное дело в исследуемый период кардинальным образом преобразовывалось.

Манифест Екатерины II от 28 июня 1782 г. отменил исключительные права государства на недра, позволяя собственникам разрабатывать не только землю, но и месторождения, устранил принцип «горной свободы», оставляя тем самым за государством право выдачи разрешений на разведывание. В дальнейшем политика государства направлялась на совершенствование горного дела, развивались налоговые механизмы получения дохода от горных заводов в России, в чем важную роль сыграли Горное положение 1806 г., которое регламентировало недропользование на казенных землях, Устав Горный 1832 г., представлявший совокупность правил о порядке добычи, продажи, переработки полезных ископаемых.

Значительное внимание развитию горного дела и горного образования уделялось при Императоре Николае I, который учредил Горный Институт, Технологический Институт, пробирные училища и т. п.95. Горный доход значительно возрос.

Особенностью законодательства о горных промыслах в XIX веке являлось четкое разделение норм на финансовые и гражданско-правовые.

В виде финансового законодательства действовали Устав горный и Устав о промышленности, принятые в целях систематизации норм в области добычи минералов и металлов, их производства и реализации детально регламентировали процессы добычи, поступления указанных доходов в бюджет96. Основными методами законодательного регулирования стал метод административного принуждения (императивный).

Весь комплекс законодательных норм в этих актах можно разделить на две группы:

- нормы, устанавливающие порядок добычи минералов, руд, уплаты соответствующих сборов и ответственность за нарушение законодательства о горной промышленности и соли;

- нормы, определяющие порядок управления и организации горного и соляного промысла.

Что касается второго блока законодательства о горных промыслах – гражданского, то правовое регулирование осуществлялось на основе гражданского законодательства, которое регламентировало процесс продажи, поставки промышленных продуктов. Иногда эти акты применялись комплексно, иногда противоречили друг другу. Объединяли кодифицированные акты отсутствие политики «горной свободы» и отказ от горной регалии.

В четвертом параграфе «Государство как субъект законодательства о железнодорожном деле и телеграфная монополия в XIX начале XX вв.» рассматривается правовая регламентация железнодорожного дела и телеграфной регалии, оценивается роль государственного вмешательства и особенности закрепления государственной монополии в законодательстве.

Особое внимание привлекает к себе железнодорожный домен и государственное управление им. Железнодорожный домен в России в конце XIX века имел существенные особенности и законодательно оформлялся постепенно. В России большинство железных дорог было построено либо за счет государства, либо при его значительной финансовой поддержке. На сооружение железнодорожной сети казна потратила миллиарды рублей, причем деньги на постройку железных дорог добывались главным образом займами97.

21 марта 1836 г. был подписан Указ императора Сенату «Об утверждении Положения об учреждении Общества акционеров для сооружения железной дороги от Санкт-Петербурга до Царского Села с продолжением до Павловска»98.

Государство не монополизировало железнодорожное дело, «виновником» чего многие исследователи видят министра финансов Е.Ф. Канкрина, позиция которого обосновывалась исключительно выгодой государственного бюджета - строительство железных дорог требовало серьезных капитальных затрат.

С 1837 г. в России начала формироваться целенаправленная планомерная политика по созданию обширнейшей сети железных дорог.

12 июня 1885 г. был принят первый кодифицированный нормативный правовой акт в области железнодорожного дела - Общий Устав российских железных дорог99.

Несмотря на наличие частных железных дорог, т.е. отсутствие железнодорожной монополии, государство предпринимало законодательные меры для охраны железных дорог в интересах общества.

Во второй половине XIX века сформировалось железнодорожное законодательство, представлявшее согласованную систему социальных и технических норм. К важнейшим относились рассмотренный выше Общий Устав российских железных дорог, Правила технической эксплуатации, Закон об общем пользовании вагонов в масштабах сети 1889 г.100 В большинстве уставов и концессий устанавливался срок (как правило, 80 - 85 лет), по истечении которого железные дороги переходили в казну. Кроме того, предусматривалось право правительства выкупать железные дороги через определенное время (обычно спустя 20 лет).

Рассмотренные в актах правовые принципы регулирования железнодорожного дела указывают на либеральность в управлении стратегическим доменом. Однако, отказавшись от полной монополии на него, государство позднее ужесточила контроль за железнодорожным делом. В особенности это относилось к концессии, как важной форме государственно-частного партнерства.

В 18 октября 1868 г. именным императорским указом были определены условия выдачи концессий, вводившие конкурентные начала между железнодорожными предпринимателями101. Процедура выдачи была строго регламентирована.

Особенностью можно считать тот факт, что несмотря на отказ государства от монополии в железнодорожной сфере, фактически казна являлась основным кредитором железнодорожных обществ, и в случае неудачного строительства (не в срок, банкротство общества) государство принимало все обязательства на себя.

В конце XIX века правовая политика была направлена на совершенствование организационных основ Министерства путей сообщения, а также на изменение принципов управления экономикой железных дорог. Признание монополии государства в железнодорожной деятельности официально не повлекло фактического всеобъемлющего контроля за этой сферой, осознание чего очень важно в историко-правовой и современной науке102 для оценки процесса и итогов выкупа железных дорог в казну, роли правительства в этом процессе и правовых основ вмешательства государства в коммерческую деятельность железнодорожных компаний.

Уже к началу XX века сложилась государственная система организации перевозок, базирующаяся на монопольном праве государства.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.