авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Актуальные вопросы доказывания в уголовном судопроизводстве российской федерации

-- [ Страница 3 ] --

О проверке доказательств следует говорить в контексте преобразования оперативно-розыскной информации в доказательства, так как при этом используются все способы и методы проверки доказательств, в том числе и указанные в ст. 87 УПК РФ.

Для оптимизации процесса использования результатов ОРД в доказывании необходимо устранить противоречия между ст. 89 УПК РФ и ст. 11 ФЗ «Об ОРД» в том плане, что при получении и документировании результатов ОРД должны соблюдаться положения ФЗ «Об ОРД», а не УПК РФ. Результаты ОРД не могут быть получены в соответствии с УПК РФ, т.к. они носят характер непроцессуальной информации, а следовательно они не могут отвечать требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам. Но после вовлечения их в уголовный процесс в качестве доказательств соответствующего вида (показаний, вещественного доказательства) они могут быть проверены, оценены и использованы по общим правилам.

Проверка доказательств может осуществляться путём их сопоставления с другими, а также путём получения новых доказательств. Собирание новых доказательств, как способ проверки доказательства, должно применяться лишь только после того, как произведены анализ и синтез данного доказательства и его сопоставление с уже собранными по делу доказательствами. Каждое вновь собираемое доказательство в свою очередь должно быть проверено по общим правилам, после чего подлежит сопоставлению с тем доказательством, ради проверки которого оно собиралось. Таким образом, проверка доказательств при производстве по уголовному делу осуществляется неоднократно, на всём протяжении расследования уголовного дела и в ходе его рассмотрения в суде.

Оценка доказательств служит необходимым условием целенаправленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессуальных решений, правильного применения уголовного закона.

Для теории и практики представляет интерес вопрос о том, могут ли оцениваться доказательства, признанные судом недопустимыми? Учитывая то, что вопрос о допустимости одного и того же доказательства может рассматриваться неоднократно (мы уже писали об этом во втором параграфе главы первой), доказательства, уже признанные судом недопустимыми, могут снова подлежать оценке (ч. 7 ст. 235 УПК РФ), равно как и оценённые одним судом доказательства в дальнейшем могут быть признаны недопустимыми. На это указывает и практика судов кассационных инстанций, при рассмотрении дел которыми довольно часто ставится вопрос о признании недопустимыми доказательств, положенных в основу приговора.

Ряд авторов (А.Р. Белкин, З.З. Зинатуллин, Н.П. Кузнецов и др.) совершенно справедливо выделяют такой этап (элемент) процесса доказывания как использование доказательств или обоснование доказательствами выводов по делу. Представляется, что термин «использование доказательств» вполне можно ввести в научный обиход и раскрыть в УПК РФ, хотя бы для более детального изучения процесса доказывания. Это согласуется также с содержанием ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, где речь идёт о недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В ч. 5 ст. 235 УПК РФ законодатель также упоминает об использовании доказательств: «если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства». Все предыдущие элементы (этапы) доказывания не имели бы значения без того, чтобы собранные, проверенные и оцененные доказательства не были положены в основу процессуального решения, т.е. использованы. Основное значение использования доказательств как самостоятельного элемента процесса доказывания – направленность на обоснование процессуальных решений, в том числе о производстве каких-либо следственных действий (например, обыска, выемки, освидетельствования и пр.). Вместе с тем, использование доказательств трудно отделить от оценки достаточности доказательств для принятия того или иного решения. Это ещё раз свидетельствует о взаимосвязи всех элементов процесса доказывания.

В третьем параграфе «Роль специальных знаний в процессе доказывания» диссертант анализирует понятие специальных знаний и обосновывает вывод о том, что нет оснований считать неправомерным использование при производстве по уголовным делам специальных правовых знаний. Идею о консультировании следователей, дознавателей, судей по вопросам применения права, в частности международного, таможенного, налогового, банковского, земельного и др. поддерживают и другие учёные (например, О.В. Полещук, С.В. Саксин, В.В. Яровенко и др.). Диссертант полагает, что заключения специалистов по правовым вопросам допустимы в качестве доказательств. Однако квалифицировать деяние, а также решать другие вопросы, ответы на которые должны в соответствии со ст. 299 УПК РФ содержаться в приговоре суда, правоприменитель должен самостоятельно. Хотя при этом не исключается его консультирование другими специалистами в непроцессуальном порядке.

Применительно к вопросу об участии в уголовном процессе специалиста существует ряд концепций: концепция специалиста-консультанта; концепция специалиста - самостоятельного участника уголовного судопроизводства.

Согласно первой концепции специалист даёт консультации в суде, сообщает научные положения, справочные данные из теории и практики соответствующей области человеческой деятельности.

Правила УПК РФ позволяют привлекать к расследованию и судебному рассмотрению как письменные, так и устные справки, последние – в рамках полномочия специалиста давать сторонам и суду разъяснения по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ). Справочная деятельность здесь переходит в форму участия в процессе специалиста-консультанта.

Согласно второй концепции специалист содействует обнаружению, закреплению и изъятию предметов и документов, производит фиксацию следов, изымает образцы для исследования, готовит вопросы для постановки их перед экспертами и др.

Специалист, привлечённый к участию в уголовном деле защитником, несмотря на номинальное право последнего «привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК» (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК), реально участвовать в уголовном процессе наравне со сведущим лицом, привлечённым органами предварительного расследования или судом, не может. В следственном действии привлечённый защитником специалист, если он не принят следователем в качестве единственного, назначенного и следователем тоже, часто не сможет даже дублировать действия назначенного следователем специалиста и будет осуществлять лишь функцию квалифицированного контроля за действиями последнего.

Анализ участия эксперта и специалиста в следственных действиях показал, что это две процессуально самостоятельные формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Объединяет их то, что обе эти формы используются в расследовании для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В обоих случаях, то есть ни эксперт, ни специалист, участвуя в следственном действии, не проводят каких-либо исследований (по крайней мере, таких, результаты которых требуют специального толкования с использованием специальных знаний) и не дают письменного или устного заключения. Факты, устанавливаемые экспертом или специалистом в ходе следственного действия, могут иметь доказательственное значение, однако они не образуют самостоятельного доказательства, какими являются заключения или показания эксперта или специалиста. Полученные ими данные являются составной частью общих результатов процессуального действия и фиксируются следователем в тексте соответствующего протокола, а все возможные оценочные суждения эксперта и специалиста носят сугубо предварительный характер и излагаются только устно.

Отличия заключения эксперта от заключения специалиста, по мнению диссертанта, в следующем: 1) специалист излагает в заключении своё суждение, а эксперт – результаты исследования и выводы; поэтому нет никаких оснований утверждать, что заключение специалиста должно содержать исследовательскую часть; 2) назначение экспертизы предполагает вынесение постановления, порядок обращения к специалисту за заключением в законе не урегулирован; 3) закон не содержит требований к структуре и содержанию заключения специалиста (в отличие от заключения эксперта – ст. 204 УПК РФ); 4) специалист, в отличие от эксперта, не несёт ответственности за дачу заведомо ложного заключения; 5) закон предусматривает обязательные случаи проведения экспертиз, но не получения заключений специалистов (ст. 196 УПК РФ).

На практике иногда происходит замена возможности получения заключения, показаний эксперта или специалиста самостоятельным обращением следователя, суда к справочной информации за разъяснениями по поводу исследуемого события. Нам представляется, что в случае необходимости приобщения к делу выдержек из специальной литературы, следователь должен оформить запрос соответствующему специалисту, который к своему ответу приложит данную выдержку (при этом обязательно указание исходных данных издания). Такой ответ можно рассматривать как самостоятельное доказательство – иной документ. Результаты наших исследований показали, что 28% респондентов при необходимости привлечь выдержки из специальной или справочной литературы самостоятельно делают ксерокопии и приобщают к материалам уголовного дела. Остальные 72 % опрошенных с такой ситуацией не сталкивались. Очевидно, это связано с тем, что в УПК РФ механизм приобщения подобных материалов не урегулирован. С точки зрения теории и практики интересен также вопрос о возможности и процедуре приобщения к материалам уголовного дела справочной информации, взятой из Интернет. Только 14 % опрошенных нами следователей и дознавателей считают возможным использовать в качестве справочной информации выдержки из Интернет. И это вполне понятно, т.к. на сегодняшний день информация, размещённая в Интернет, не всегда контролируется. Но если в сети помещены конкретные работы учёных с указанием всех исходных данных, то такая информация не отличается от той, что издана в виде печатной продукции.

Процедура участия специалиста в уголовном судопроизводстве не достаточно урегулирована в части получения его заключения как стороной защиты, так и стороной обвинения. В этой связи мы рассмотрели предложения учёных о включении в УПК РФ норм, регламентирующих порядок получения заключения специалиста. Принятие соответствующих изменений в УПК РФ, безусловно, снимет многие вопросы у практиков и, по сути, уравняет такие виды доказательств как заключение эксперта и заключение специалиста, что будет способствовать реализации принципа состязательности в уголовном процессе.

Федеральным законом от 02.12.2008. № 226-ФЗ в ст. 5 УПК РФ было включено новое понятие – следователь-криминалист. Это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству (п. 401 ст. 5 УПК РФ). Очевидно, что таким нововведением законодатель хотел подчеркнуть значение использования специальных криминалистических знаний в уголовном судопроизводстве. Очевидно, следователь-криминалист по замыслу авторов проекта должен обеспечивать эффективное применение криминалистических средств и научных рекомендаций по расследованию преступлений. И здесь можно увидеть аналогию с должностями прокуроров-криминалистов, которые предусмотрены ч. 5 ст. 201 ФЗ «О прокуратуре РФ», п. 6 Положения о Следственном комитете при прокуратуре РФ, утверждённого Указом Президента РФ от 01.08.2007. № 1004. Деятельность прокуроров-криминалистов призвана обеспечить внедрение в практику расследования и раскрытия преступлений современных возможностей криминалистики и судебной экспертизы, научных рекомендаций, передового опыта, повышение профессионального уровня прокурорско-следственных кадров. Причём на прокуроров-криминалистов в ряде случаев возложено также проведение расследования в полном объёме (см. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 27.01.1997. № 4 «Об улучшении организации работы прокуроров-криминалистов» и Положение о прокурорах-криминалистах в органах прокуратуры РФ, утв. Генеральной прокуратурой РФ 23.01.1997). По сути, прокурор-криминалист – это тот же следователь, только обладающий передовыми знаниями в области применения криминалистической техники и современными методиками расследования преступлений. Тогда не ясно, зачем законодатель ввёл ещё одно понятие – «следователь-криминалист». Кроме того, криминалист – это специалист, и выходит, что в лице следователя-криминалиста совмещаются две функции – обвинения и содействия правосудию. При этом нужно учесть, что согласно ст. 61 УПК РФ следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он участвовал в качестве специалиста по данному уголовному делу. Учитывая изложенное, следует признать, что законодатель в очередной раз проявил поспешность. Включение в УПК понятия «следователь-криминалист» порождает много вопросов теоретического и практического характера и, безусловно, снижает эффективность применения уголовно-процессуального закона.

Включение законодателем в УПК РФ понятия «следователь-криминалист» считаем неоправданным. Во-первых, данное понятие не употребляется в УПК РФ нигде, кроме статьи 5. Во-вторых, определение понятия без установления конкретных полномочий представляется юридически неверным. Кроме того, не ясна мысль законодателя о совмещении функций двух участников уголовного судопроизводства – следователя и специалиста в одном лице. Такое изменение УПК в очередной раз свидетельствует о поспешности законодателя, порождает много вопросов у правоприменителей, препятствует единообразному пониманию закона

В заключении по результатам проведённого исследования соискателем сформулированы основные выводы и предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

В приложении приведены результаты анкетирования сотрудников правоохранительных органов по отдельным вопросам доказывания.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

Работы в изданиях, рекомендованных ВАК России:

  1. Курзинер, Е.Э. Участие специалиста в уголовном процессе / Е.Э. Курзинер // Вестник Калининградского юридического института МВД России. – 2008. – № 1 (15). – С. 260–264. – 0,3 п.л.
  2. Курзинер, Е.Э. О праве защитника собирать доказательства / Е.Э. Курзинер // Вестник Южно-Уральского государственного университета № 6. – 2009. Серия «Право». Выпуск 17. – С. 28–30. – 0,3 п.л.

Работы, опубликованные в иных изданиях:

  1. Курзинер, Е.Э. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве / Е.Э. Курзинер // Вопросы права в третьем тысячелетии: Сборник научных трудов курсантов, студентов, слушателей и адъюнктов вузов МВД Республики Беларусь и России / Выпуск 2-й. – Брянск: БФ МосУ МВД России, 2004. – С. 124–137. – 0,5 п.л.
  2. Курзинер, Е.Э. Объективизация и защита доказательств по уголовным делам / Е.Э. Курзинер // Актуальные проблемы правовой культуры: сборник межвузовской конференции. – Смоленск: Универсум, 2004. – С. 87–92. – 0,2 п.л.
  3. Курзинер, Е.Э. Оценка доказательств и ее значение в уголовном судопроизводстве / Е.Э. Курзинер // Х Кирилло-Мефодиевские чтения: Материалы научно-практической конференции. – Смоленск: Издательство «Универсум», 2005. – С. 128–133. – 0,2 п.л.
  4. Курзинер, Е.Э. Проверка доказательств и ее значение на различных стадиях уголовного процесса / Е.Э. Курзинер // Современные вопросы государства, права и юридического образования : сборник материалов V Межвузовской научно-практической конференции. – Смоленск: Издательство СГУ, 2007. – С. 111–117. – 0,3 п.л.
  5. Курзинер, Е.Э. Роль общеизвестных фактов в доказывании / Е.Э. Курзинер // Вестник Южно-Уральского государственного университета № 18 (90). – 2007. Серия «Право». Выпуск 11. – С. 51-54. – 0,3 п.л.
  6. Курзинер, Е.Э. К вопросу об участии специалиста в уголовном судопроизводстве / Е.Э. Курзинер // Вестник Южно-Уральского государственного университета № 28 (100). – 2007. Серия «Право». Выпуск 12. – С. 55–58. – 0,3 п.л.


Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.