авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

Общетеоретические государственно-правовые проблемы становления и развития российской политической культуры

-- [ Страница 7 ] --

В 90-х гг. XX века правовую культуру начали рассматривать как явление не только политики, но также и общества, и культуры. Так, А.П. Семитко трактовал правовую культуру как качественное состояние правовой жизни социалистического общества, В.В. Копейчиков рассматривал правовую культуру как фактор формирования социалистического правового государства. К концу 90-х гг. сформировался подход к правовой культуре как совокупности достижений общества (правовой и социокультурный прогресс), его социальных групп в области регулирования общественных отношений, обеспечивающих верховенство права в общественной жизни, приоритет естественных прав и свобод человека. Но в целом правовую культуру традиционно рассматривают в юридическом плане как «правовые ориентиры, убеждения, ценности, образцы юридически значимого поведения, оценки действующего права и правовых институтов, т. е. определенное состояние правосознания». Такой подход отражает рассмотрение правовой культуры в основном как явления позитивного права, вне связи и взаимодействия права с социокультурным пространством, в котором оно реализуется и функционирует.

Если обратиться к авторам, которые собственно рассматривали взаимодействие политической и правовой культуры, то необходимо отметить, что они отражали изменения в подходах к праву и его взаимосвязи с политикой. Так, до середины 80-х гг. В.З. Роговин, В.Т. Кабышев, М.А. Шафир, Ю.А. Кириллов, В. Халипов, Ю.П. Ожигов, М.М. Лисенков отмечали при анализе политической культуры наличие компонентов права: нормы, права и обязанности, правосознание. В конце 80-х годов О.В. Мушинский подчеркивает, что существенный признак политической культуры – права и свободы человека и гражданина. А.И. Демидов, В.М. Долгов, А.В. Малько подчеркивают органическое единство политической и правовой культуры. А.С. Панарин отмечает, что юридическое и правовое мировоззрение – основа политической культуры, Е.Б. Шестопал – что политическая культура отливается в правовых установках.

Анализ соотношения политики и культуры, с одной стороны, и политической и правовой культуры, с другой, – дают основания предполагать тесную взаимообусловленность политической и правовой культуры. Не касаясь всего разнообразия проявлений этой обусловленности, следует выделить основополагающую: политическая деятельность является сущностным элементом правовой культуры в той мере, в какой она обусловлена правом, отражает и выражает ценности правовой культуры уже потому, что индивид выступает в политике в качестве гражданина, возможности которого зависят от его политических и гражданских прав и свобод. Последние, в свою очередь, отражают основополагающие ценности культуры. По мнению В.В. Копейчикова, «именно деятельность концентрирует в себе все стороны правовой культуры общества, государства, организаций, отдельной личности»47. В.П. Сальников рассматривает правовую культуру как «определенный характер и уровень творческой деятельности людей. Она результат творческой деятельности людей в сфере права», а правовую культуру личности – как «творческую деятельность, соответствующую прогрессивным достижениям общества в правовой сфере».

В постсоветский период при рассмотрении соотношения и взаимовлияния политической и правовой культуры вновь стали превалировать либеральные подходы. По мнению В.М. Шафирова, О.А. Пучкова, А.П. Семитко, Е.А. Лукашовой, В.М. Савицкого, В.В. Копейчикова во взаимодействии государства и права определяющая роль принадлежит праву. «Центр тяжести развития права в наше время, как и во все времена, – не в законодательстве, не в юриспруденции, не в судебной практике, а в самом обществе»48. Поэтому сформировавшийся в Европе цивилизационный правовой архетип проявляет способность к пространственному развитию, поскольку отражает и выражает обусловленность права культурой и обусловленность государства правом. Право в большей степени, чем все другие социальные нормы, обеспечивает индивиду свободу его развития. Свобода как главный позитивный результат культурного развития выражается только в субъективных правах, именно эта основополагающая культурная ценность права делает его противовесом государству. «Право (и это, кстати, «выдаёт» его исконную природу) существует и развивается в известном противостоянии и даже противоборстве с государством…»49. Право вырабатывается культурой, которая отторгает правовые нормы, привносимые извне, если они не соответствуют ценностям и смыслам национальной культуры (правовая аккультурация)50. Поэтому права гражданам нельзя дать, их следует признать de facto, как явление культуры. Личные (гражданские) права призваны обеспечить свободу и автономию индивида как члена гражданского общества, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного вмешательства государства.

Таким образом, в 90-е гг. XX века советская теория государства и права шагнула не вперед, а назад к абстрактному либеральному европоцентризму. В.Е. Чиркин и ряд других авторов отмечают, что общечеловеческие ценности и современное государство явно противоречат друг другу. На Всероссийской конференции «Теория государства и права на рубеже веков» подчеркивалось, что ценности «западноевропейской политико-правовой культуры, сформулированные в XVII – XVIII веках, некритически заимствуются современной теорией государства и права. Теоретические конструкции примата прав человека над любой социальной общностью, доминирования гражданского общества над государством существуют как идеологемы и не реализованы практически»51. Подобные подходы к либерально-правовым ценностям уже имели место в конце XIX века. Им противостоял цивилизационный подход. Так, Н.М. Коркунов подчеркивал: «Прочный и твердый общественный строй установится лишь тогда, когда будет подчинять себе отдельных личностей с такой же безусловной беспощадностью, как законы природы»52. На взгляд автора, с европоцентристских позиций мы не можем понять специфику и особенности не только соотношения, но даже природы российской политической и правовой культуры. Она обусловлена российской цивилизацией, системно-хроноструктурные исследования которой станут методологической основой выявления соотношения и взаимодействия российской правовой и политической культуры. Соотношение правовой и политической культуры, как и их основополагающих объективаций, государства и законодательства, коррелируется состоянием и уровнем общественного развития. Поэтому теоретические конструкции, обосновывающие примат государства над правом или права над государством, малопродуктивны. Они основаны на причинно-следственных связях, что требует выявления причин порождения одного явления другим. Соотношение государства и права, правовой и политической культуры намного сложнее причинно-следственных связей. Их соотношение не может быть монистическим, оно имеет системный характер (т. е. множество взаимовлияющих соотношений), который в большей мере выявляется при анализе взаимодействия правовой и политической культуры в конкретной социокультурной среде.

В современной теории государства и права не разрабатывается проблематика соотношения и взаимодействия российской политической и правовой культуры. Это обусловлено двумя основными обстоятельствами. Первое, исключение категории «политическая культура» из проблематики общей теории государства и права в связи с введением научной и учебной дисциплины «политология». Второе, господствующее в теории государства и права мировоззрение, что советское государство и право – это регресс в развитии правовой культуры, правовой и политической системы53. В основе этой точки зрения находятся три фактора. Первый сформировался в рамках советской научной традиции. Суть его в том, что культура в целом и правовая культура в частности есть качественное состояние, под которым понимались социалистические правовые ценности в противовес капиталистическим. В постсоветское время ценностями права признали права абстрактного гуманного человека, которые идеологически сформулировала западноевропейская правовая теория. Они имели идеологический смысл в противостоянии социалистическому общественному праву. Но идеологемы о правах человека оказались утопическими «дремучими идеологемами XVIII века», когда нарождавшийся рационализм провозглашал новые капиталистические государственно-правовые ценности.

Второй фактор основывается на том, что социализм, а следовательно, советское государство и право – это тупиковый путь в развитии человечества. Эта позиция основана на либеральных воззрениях. Такой вывод противоречит объективным историческим фактам. СССР за очень короткий срок относительно мирного развития (40 лет из 70) достиг таких высот научно-технического, социального и государственно-правового развития, каких ни одна капиталистическая страна еще не показала за трехсотлетнюю историю капитализма. Социализм в СССР доказал социокультурное преимущество государственно-правовых ценностей социализма перед капитализмом.

Третий фактор – методология, объясняющая развитие российского общества. В XX веке в российской государственно-правовой науке превалировала теория дискретности развития российского общества, которое на каждом этапе начинает качественно новый путь своего развития, чтобы догнать Запад. В противовес дискретности славянофилы разрабатывали эволюционную теорию развития российского общества, государства и права. Российскую (русскую) цивилизацию как особый культурно-исторический тип в качестве самостоятельной и самобытной выделяют в отечественной и зарубежной науке начиная с Н.Я. Данилевского. Следовательно, в рамках цивилизационного подхода наиболее рельефно проявляется взаимодействие правовой и политической культуры российского общества, поскольку анализ государственно-правовых явлений неотделим от анализа общества в целом. Взаимодействие правовой и политической культуры в контексте российской цивилизации имеет сложный и противоречивый характер, свои особенности на каждом этапе развития российского общества.

Во второй главе «Государственно-правовые институты и функции политической культуры» выявляются и анализируются ее основополагающие институты и функции. Институциональные трактовки политической культуры многообразны в силу ее полифункциональности. В последней четверти XX века институты политической культуры, главным образом, рассматривали в ракурсе сохранения и трансляции государственно-правового опыта. К таким институтам политической культуры М.А. Шафир, В.Т. Кабышев, В.М. Корельский, Ч. Мойсевич, Л.С. Мамут, Р.А. Сафаров, В. Халипов относили право, законы, нормы: Д.В. Гудименко, К.С. Гаджиев, А.И. Демидов, Н.М. Кейзеров, А.С. Панарин, Ю. Пивоваров, Э. Баталов, – социально-политические нормы и формы. Е. Вятр, Д.А. Керимов, Г.Л. Кертман, Л.С. Мамут, М.С. Каган, Л.Н. Коган в качестве институтов политической культуры рассматривали совокупности социально-политических институтов (учреждений). Необходимо отметить, что в теории государства и права исследование культурно-политической и общественной сущности государства и права, в целом, и их институтов, в частности, пока еще не носит комплексного характера. Между тем в современной теории как никогда актуальны исследования, синтезирующие государственно-правовую, политическую и социокультурную сущность государства и права. Мера сочетания, взаимодействия и взаиморазвития этих сущностей обусловлена социокультурной природой конкретного общества, в котором идет процесс их становления и развития.

В целом, есть понимание института (организации, учреждения) как исторически сложившейся устойчивой формы организации совместной деятельности. Этот общий подход находит свою специализацию, когда анализируют социальные, политические, государственные, правовые институты. Но при институциональном анализе политической культуры применение общего либо специализированного понятия института малопродуктивно, поскольку такой анализ не выявит качественных сущностно-структурных проявлений политической культуры. Оно соединяет в себе качества нескольких явлений, поэтому необходимо синтезировать базовое понятие института политической культуры. Его нельзя вывести из анализа точек зрения на институциональные формы политической культуры. Он основан на общем либо дисциплинарно-специализирован-ном подходе.

Постановка исследовательской задачи институционального анализа политической культуры требует синтезировать дисциплинарные знания, принадлежащие к системам научных предметов, которые построены на различных научных основаниях. В наибольшей мере противоречия такого синтеза снимает деятельностная методология, поскольку деятельность любого субъекта материализуется (объективируется). Деятельность так или иначе носит институционально-функциональный характер. Современная интеллектуальная ситуация деятельностного подхода при исследовании государственно-правового содержания политической культуры характеризуется отсутствием общей онтологии. Поэтому ни одна из исследовательских позиций не может претендовать на общую для всех истинность. На смену характерному для классической философии первой половины XX века стремлению к системному единству знания во второй половине XX века пришел плюрализм, отражающий наличие множественных типов мышления.

Институциональный анализ политической культуры, по мнению автора, предполагает выделение в качестве ее основных институтов те, которые сочетают в себе ее сущностные качества и свойства. В этом сложность институционального анализа политической культуры, поскольку он требует модификации понятия института, которое сочетает в себе качества формально-юридического, государственно-политического и социокультурного института.

Таким образом, понятие института политической культуры должно отражать две основные особенности. Политическая (государственная) составляющая институтов политической культуры может быть осознана не иначе как в соизмерении с правом. Это позволяет избежать одностороннего «выпячивания» формально-юридической либо организационно-принудительной (государственно-властной) стороны, что усиливает их общественный ракурс. Вторая особенность института политической культуры состоит в том, что в нем отражаются и взаимодействуют как государственно-правовые, так и социокультурные компоненты. В этом качественная специфика институтов политической культуры. Они способствуют самодеятельному участию человека в политике, поскольку в них государственно-правовые ценности не отчуждены от граждан, а разделяются ими и составляют внутренний смысл их собственной деятельности. Прообразом института политической культуры служат религиозные институты, функционирование которых основано на религиозных ценностях и в которых сам верующий занимает центральное место и действует самостоятельно и самодеятельно.

На основании базового понятия института и методологических принципов институционального анализа можно выделить следующие основные институты политической культуры: государство и право в целом, законодательная власть, права человека и гражданина, общественно-политические организации, самоуправление, гражданское общество.

Функциональный анализ позволяет обнаружить главные направления реализации государственно-правовой составляющей политической культуры в политической и социокультурной системе. Критерием выделения функций политической культуры является наличие трех основных блоков – социокультурных, политических и правовых (нормативных) компонентов как в системе культуры, так и в политической системе. Эти три блока также образуют и фундаментальную основу политической культуры. Поэтому с учетом обусловленности политической культуры политикой и культурой, а также ее собственной специфики и особенностей необходимо выделить две основополагающие функции политической культуры: политической и правовой социализации, правовой модернизации государственных институтов политической системы.

Функция политической и правовой социализации опосредует процесс вхождения индивида в систему социально-политического и государственно-правового функционирования общества, чтобы индивид стал политически мобильным гражданином, который посредством своей культурно-творческой самодеятельности в политической и государственно-правовой сфере мог реализовать свои потребности в самореализации и самоактуализации. Основная задача политической и правовой социализации – развитие субъектно-самодеятельной гражданской политической культуры. Основными формами социализации являются: семья, образовательная система, малые неформальные группы, в которых каждое новое поколение социализируется к основным ценностям национальной культуры; местное самоуправление, где реализуются первичные социокультурные и государственные потребности и гражданские интересы; общественно-политические объединения.

Политическая и правовая социализация реализуется в трех направлениях. Первое является существенным компонентом общей социально-культурной социализации индивида в силу того, что государственно-правовая система закрепляет и защищает наиболее значимые социально-культурные ценности. Второе направление отражает процесс усвоения стандартов: ценностей, ориентиров, норм, образцов поведения, т. е. сложившихся компонентов политической культуры, способствующих становлению у индивида умений и способностей адекватно действовать правовыми способами в конкретной политической системе и реализовывать в ней свои интересы и потребности. Третье направление отражает то, что именно политическая и правовая социализация являются главной детерминантой гражданского поведения, которое определяет силу и слабость государства, действенность права.

Функция правовой модернизации государственных институтов политической системы выражает наиболее существенные черты политической культуры – государственное преобразование политической системы, наращивание ее адаптивных возможностей к постоянно ускоряющимся социокультурным изменениям, к увеличению форм политического влияния социально-политических групп и граждан на процессы управления обществом и государством. Целью правовой модернизации государственных институтов является их культуросообразность – соответствие потребностям социального развития. Действенность этой функции во многом определяется степенью рационализации и легитимности государственной системы. Функция правовой модернизации отражает потребности развития общества, где государство превращается в одну из сфер самореализации личности, а гражданин – в самостоятельно мыслящего и самодействующего субъекта политической системы. Основной формой реализации функции правовой модернизации являются права и свободы граждан.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.