авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

Общетеоретические государственно-правовые проблемы становления и развития российской политической культуры

-- [ Страница 5 ] --

Вся социально-экономическая, государственно-правовая и религиозно-духовная деятельность Великорусского общества обращена на создание сильного централизованного государства. Возникновение Московского государства невозможно без сверхусилий наших предков, без государственного начала, освященного православной идеей справедливой государственности. Ее Ф. Нестеров называл «ключом русской загадки», ядром русской ментальности. Это особое отношение русского народа к своему государству и служение ему. Русские «чувствуют себя частицей одной державы, для нее, если требовалось, они оставляли нажитое добро, поджигали свои дома, отдавали ей столько крови, сколько нужно, чтобы вызволить ее из беды. Взамен платы не спрашивали – они не наемники. Таким узлом завязывалась Россия»22. В этих характеристиках основные государственные ценности, суть общерусской политической культуры, которая выражает основополагающие ценности сословных политических субкультур при всей их разноречивости.

Самодержавная власть как институт великорусской политической культуры, основываясь на религиозной и земской политической культуре, стремится установить неограниченную абсолютно-самодержавную монархию, чтобы выстроить авторитарно-централизованное Московское государство как ответ на внешнюю экспансию Литвы, Польши, Швеции на Западе, крымских татар и Османской империи – на Юге. Именно государственные институты неограниченного самодержавия сумели трансформировать великорусское общество для защиты его целостности.

Внешние обстоятельства развития феодальной Европы и удельной Руси обусловили различные способы правовой и государственной жизнедеятельности. В феодальной Европе, защищенной Россией от Азии, политическая жизнь шла сверху вниз. Она естественно трансформировалась, распадалась на феодальные владения. В удельной Руси государственная жизнь концентрировалась и шла снизу вверх, путем сложения частей (княжеств) в целое – Московское государство. Оно стало фактором общеевропейского развития. Веками русский народ не жалел своих сил, противодействуя напору кочевой Азии. Он выстоял против азиатских народов, которые разрушили Римскую и Византийскую империи и могли бы трансформировать европейское развитие. В XVI веке Московское государство «перешло от обороны в наступление на азиатские гнезда, спасая европейскую культуру от турецких и татарских ударов. Так мы очутились в аръергарде Европы, оберегали тыл европейской цивилизации. Но сторожевая служба везде неблагодарна и скоро забывается, особенно когда она исправна»23. Государственные требования обороны истощали народные силы Великорусского общества, тормозили его развитие, нарушали взаимодействие сословий, что медленно накапливало потенциал смуты. Смута – это время, в котором зарождаются предпосылки структурных видоизменений государственно-правовых институтов российской политической культуры как потребности следующего этапа развития российской цивилизации.

Соборное уложение стало юридической основой модернизации государственной системы Московского государства в направлении абсолютного самодержавия. В результате этой модернизации, по мнению зарубежных исследователей, «возникло общество, доселе не виданное в мире, история которого связана исключительно с Россией и ее борьбой против Европы»24. Это государственно организованное общество – Российская империя.

Закрепление западного элитарного влияния в государственно-правовой сфере отражено в Соборном уложении. Первые ощутимые результаты этого влияния проявились в выступлении народных низов под предводительством Степана Разина и в церковном расколе в конце XVII века. Парадоксом западного влияния было то, что по мере его проникновения во внутренний строй Российского государства, оно все менее становилось европейским и все более отклонялось в азиатском (восточном) направлении. В.О. Ключевский отмечал: «Чем больше мы сближались с Западной Европой, тем труднее становились у нас проявления народной свободы, усиливалось социальное неравенство, усиливалась эксплуатация народных масс, усиливалось сословное озлобление, чем подготовляли их к бунту, а не к свободе»25. По мнению автора, государственно-правовая идеология «западничества» оформилась в княжеско-боярском сословии в XVI веке. Она была отвергнута Иваном IV и земством во время Смуты, но вновь возрождается и распространяется при Михаиле и особенно Алексее Романовых и реализуется по мере увеличения экономических и бюрократических возможностей дворянства.

Петр Великий не вырабатывал нового типа власти, он переработал старую, расширив ее пределы. Реформы Петра I имели два автономных результата. С одной стороны, Петр I создал государство, которое эффективно противостояло всем внешним угрозам и стало одним из ведущих монархических государств Европы. С другой стороны, реформы завершили и государственно закрепили социокультурный и политический раскол российского общества. В нем совершенно самостоятельно и амбивалентно начали функционировать и развиваться светская и народная, общая и политическая культура и их государственно-правовые институты. Первая, маргинальная, была ориентирована на Запад. Вторая, русско-православная, народная, локализованная на общинном и региональном уровне от государственных и юридических институтов, регрессировала к догосударственному состоянию. Государственность и законы Российской империи были ей чужды. Им противостояли политические и правовые обычаи общинного самоуправления, которое никогда не теряло своих позиций. Восстания под предводительством С. Разина и Е. Пугачева отразили антагонизм в сфере государственно-правовых ценностей традиционной политической культуры народа и правящего сословия, который усиливался до конца XVIII века. Но реформы Петра I имеют общий положительный итог. Петр I создал такое государственно организованное общество, что оно даже в бинарном состоянии способствовало дальнейшему развитию российской цивилизации, в основе которой – общинное обычное право и самоуправление, то есть государственно-правовые ценности крестьянского населения.

Вторая глава «Амбивалентность государственно-правовых институтов российской политической культуры основной фактор распада Российской империи» посвящена выявлению государственно-правовых причин и условий ослабления и разрушения российской государственности в начале XX века. Весь XIX век правящая династия последовательно проводила структурные государственные и правовые преобразования, хотя и с учетом политической культуры представителей светской культуры, но в русле государственно-правовых ценностей русской православно-народной, традиционно-общинной политической культуры.

Государственная модернизация российского общества последней трети XIX века имела ряд позитивных и негативных моментов. Во-первых, происходит усиление западной ориентации политической культуры всех сословий светской культуры. Это способствует тому, что светская политическая культура становится оппозиционной (дворяне, бюрократия, средняя и крупная буржуазия) и революционной (интеллигенция, разночинцы, мелкопоместное дворянство и служащие). Больше всего русские западники без различия направлений одинаково «в непонимании тех практических задач, которые стояли перед Российским государством, как совершенно особым географическим, экономическим и культурным целым. Все они были убеждены, что для преуспевания России достаточно было взять чужие учреждения со всеми свойственными им, чисто имманентными целями, извне, пересадить их на русскую почву и осуществлять свойственные им цели так, как они применялись в их первоисточнике (например, парламентаризм, как в Англии, социализм, как в Европе, и т. п.)». Российское государствоведение в научном, учебном и практическом плане «являлось ничем другим, как политикой европеизации русского государства»26. Западники были противниками государственной политики царского дома Романовых.

Во-вторых, происходит консолидация крестьянского населения, казачества, мелкой буржуазии, представителей церкви на базе ценностей российской народной политической культуры. Для нее были характерны государственно-правовые ценности соборности. Объединительные идеи живут в народном сознании и народ их самостоятельно вырабатывает. Объединительная народная идея – это государственность как гарантия социальной справедливости, безопасности и как основа народной жизнедеятельности. Идеократичность российской цивилизации максимально проявляется при угрозе разрушения государства, следствием чего может быть распад социокультурной системы на «атомы» отдельных и никому в мире не нужных людей. Сущностная ментальность народной политической культуры нашла свое выражение в триаде: православие, самодержавие, народность («за веру, царя и отечество»). Включение институтов народной политической культуры в сферу государственной системы (волостное, земское самоуправление, волостные и мировые суды, общественно-политическая самодеятельность) способствовало значительной динамике социокультурного, правового и государственного развития Российской империи последней трети XIX – начала XX века.

Народная политическая культура была ориентирована на самодержавные основы российского государства, поэтому ей были чужды элитарные либерально-демократические институты. Основу народной политической культуры составляли государственно-правовые обычаи общественного самоуправления. До конца правления Александра III и в первые десять лет правления Николая II государственная модернизация российского общества сохраняла общенародный вектор, что находило отражение в наращивании правовой основы земского и волостного самоуправления, юридического признания обычаев и традиций жизнедеятельности народностей Российской империи. Это вело к дезинтеграции всего центрального государственного аппарата, субстратом которого являлись представители западно ориентированной светской политической культуры. Их оппозиционность и революционность увеличивалась, что проявилось в расстреле участников мирного шествия к царю, вооруженных выступлениях 1905–1906 гг. Свидетель этих событий В.О. Ключевский отмечал: «Русская мысль и русская действительность далеко разошлись друг с другом и идут каждая своей дорогой» 27. Эти события, с одной стороны, отразили нарастающий радикализм светской политической культуры к правящей династии, с другой – показали, что последняя еще пользуется поддержкой и выступает в качестве общенациональной ценности российской народной политической культуры.

Во второе десятилетие правления Николая II качественно изменились ориентиры государственной модернизации российского общества. Она стала радикально прозападной – элитарной. Правительство с помощью государственно-правовых механизмов (Дума) стало либерализировать по западным стандартам (столыпинская реформа) жизнедеятельность крестьянской общины. Государственное вмешательство в жизнедеятельность крестьянской общины – основного института российской цивилизации – разрушало ее основы. Либеральная модернизация самоуправления крестьянского населения, составлявшего к 1914 г. 75% всего населения, радикализировала и революционизировала его28. Оно стало враждебно не только государственно-правовым институтам светской элитарной политической культуры, но и самодержавной монархии. Первая мировая война усилила и ускорила этот процесс. Начав движение в сторону формальной конституализации государства по образцу Европы начала XIX века, российская монархия только усугубила политический и государственный кризис. Государственный порядок все больше фрагментировался и поляризировался. На всех его уровнях боролись друг с другом представители различных субмоделей реформирования Российской империи.

Устранение в 1917 г. из политической жизни правящей монархии Романовых, объединявшей государственно-правовые институты антагонистических политических субкультур – светской и народной, – запустило процесс враждебной локализации внутри как светской, так и народной политических культур (либералы и монархисты; крестьяне и рабочие), а также между ними. В январе и феврале 1917 года все представители светской политической культуры монархического, либерально-демократического и социалистического направлений действовали против правящего дома Романовых совместно. Летом 1917 года народная политическая культура в лице своих обычных самодеятельных, самоуправляющихся общинно-вечевых государственно-правовых органов – Советов реально осуществляла государственное управление в губерниях. Советы – видоизмененная форма традиционного самоуправления: общинно-вечевого, волостного, земского.

Правящая самодержавная монархия была интегративным блоком не только российской государственности, но и российской цивилизации в целом. Она обеспечивала существование и функционирование в рамках российского общества и государства локализованных, бинарных и амбивалентных сословных политических культур. Правящая монархия способствовала созданию государственных основ общероссийской политической культуры. Пока этот процесс имел вектор в направлении российской народной общей и политической культуры, институт самодержавия был ядром народной и светской политической культуры, а следовательно, доминантным интегративным элементом российского государства.

Как только самодержавие изменило в начале XX века вектор государственной модернизации на либерально-западный, она стала не нужна светской и народной политической культуре. Именно это привело к самопадению правящей монархии, распаду государственной системы, разрушению государственности Российской империи. Движущей силой этого распада была светская западно-либеральная элитарная политическая культура, радикально и революционно отвергавшая социокультурные и государственно-правовые ценности православно-народной российской политической культуры. Но распад государственно-правовой системы Российской империи не означал разрушения российской цивилизации. В 1917–1918 гг. модернизируется и восстанавливается общинно-вечевая парадигма государственного управления, поскольку оно было выработано народной политической культурой и являлось ее основополагающей фундаментальной ценностью.

Глава третья «Российское государство и право в контексте советской политической культуры» посвящена анализу специфики становления государственно-правовых институтов Советского государства.

К октябрю 1917 г. в России автономно функционировали два институциональных блока российской политической культуры. Они имели амбивалентные политические, государственные и правовые системы. Светская – политические партии (кадеты, октябристы, демократы), государственные органы, возглавляемые Временным правительством и издаваемые им законы. Народная –политические партии (большевики и эсеры), государственные органы (Советы), обычное общинно-волостное право. Советы – самодержавная организация общинно-вечевой демократии, отражающей государственный и правовой опыт парламентаризма русского народа. Февральская революция предложила западную государственно-либеральную основу развития российской цивилизации. Октябрьская – народную государственную основу. Гражданская война – это столкновение радикальных сторонников различных направлений дальнейшего развития российской государственности. Сторонники «октября» закономерно одержали верх, поскольку их социальная основа была шире, а государственно-правовые корни – глубже.

Красное и белое движение – это государственно-правовое выражение цивилизационного раскола, который отличается от собственно социокультурного тем, что субстрат последнего в различной мере выражает в целом однотипные культурные ценности. Жестокость Гражданской войны, ее кровавые итоги могут быть объяснены тем, что цивилизационный конфликт острее и глубже социокультурного. В нем противостоят институциональные блоки политических субкультур по горизонтали и вертикали. Глубина и острота этого конфликта зависят от количества и качества межкультурного цивилизационного слоя, который с неизбежностью формируется в ходе взаимодействия различных политических субкультур российской цивилизации, а затем как «чуждый» истребляется в гражданской войне.

Глубинные основы советской власти базируются на государственно-правовых ценностях общинно-вечевого, волостного, земского самоуправления, модернизированных к реалиям первой половины XX века. Они способствовали тому, что государственно-правовая инициатива и самодеятельность всех слоев населения были направленны в единое русло общественной, политической и государственной жизни. Общинно-вечевые, волостные и земские институты в качестве государственной основы российской цивилизации специально не внедряли. Они всегда являлись фундаментальными ценностями российской политической культуры. Их максимальное проявление и модернизация обусловили события 30-х гг., когда советское общество концентрировало свои усилия для противостояния военной угрозе, что способствовало максимальной мобилизации всех ресурсов в условиях военного лагеря. Эти ресурсы могли быть взяты только из своего государственного и правового опыта. Подобный исторический опыт на переломных этапах развития русской цивилизации имел место в период монгольского нашествия (военно-служивое государство), Смутного времени (земские соборы, земское самоуправление и народное ополчение), в восстаниях С. Разина и Е. Пугачева, революциях 1905 г. и 1917 г. и Гражданской войне.

НЭП – это время плюралистического демократического выбора, в ходе которого взаимодействовала и влияла на становление государственно-правовых институтов политическая культура различных социальных слоев: крестьян, рабочих, служащих, интеллигенции, а также государственно-политических структур, сложившихся в годы Гражданской войны: партий, советов, общественных и политических организаций. НЭП, как и 1917 г., это время флуктуации политических субкультур. Этот период, по мнению автора, являлся самым трудным и опасным в становлении советской государственности, формирование которой проходило при наличии разноуровневых и антагонистических тенденций: дифференциации населения по социокультурным и экономическим интересам, правовым и государственным ценностям. На этот процесс накладывалась экономическая и международная ситуация. В государственно-правовом плане в этом процессе можно выделить два основных этапа. Первый – до 1929 г., второй – до 1936 г. На этих этапах в связи с изменениями в политической культуре происходит трансформация государственно-правовых институтов. В рамках НЭПа сформировался советский этап развития российской цивилизации и ее государственности.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.