авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

Общетеоретические государственно-правовые проблемы становления и развития российской политической культуры

-- [ Страница 4 ] --

Предмет и объект цивилизационной теории – способ жизнедеятельности людей, наделенных сознанием и волей, ориентированных на определенные ценности, – специфические для данного социокультурного общества. Цивилизационная теория – описание социокультурных процессов различных стран и народов в ареале их жизнедеятельности. Особенности цивилизационной теории – в ее хронологической масштабности, междисциплинарном характере, системности и целостности исследования. Осмысление политико-правовых реалий современного мира требует нестандартных научных подходов. По мнению Б.П. Шулындина, цивилизационные характеристики того либо иного конкретного общества «формируются и подкрепляются относительно постоянными природно-географическими и геополитическими условиями данной страны, ее этноса и суперэтноса»10. Методологически очевидна связь с идеями Н.Я. Данилевского, К.Н. Леонтьева, И.А. Ильина, О.В. Ключевского, С.Ф. Платонова, которые в своей совокупности отражают тенденцию русской общественно-политической мысли исследовать исторический путь России с цивилизационных позиций.

На взгляд автора, цивилизационный подход к изучению российской политической культуры и государственности в наибольшей мере им адекватен. Цивилизационный подход ориентирован на выявление единой матрицы социокультурной жизнедеятельности и доминантной формы социальной интеграции. Цивилизация дословно означает гражданское сообщество, в основе которого межнациональные и межэтнические культурно-исторические общности людей. Цивилизационный подход при исследовании общей и политической культуры в различной мере основывается на системно-синергетической методологии. В этом его преимущество перед другими подходами. Другим важным преимуществом является то, что цивилизационный подход рассматривает общество в определенных пространственно-временных рамках с учетом конкретных внешних и внутренних факторов, обусловливающих его функционирование и развитие. Поэтому каждое общество – качественно уникальное государственное образование, имеющее доминантную матрицу своего развития.

Государственно-правовые проблемы российской политической культуры нельзя понять вне российской цивилизации. Особенности циклов российской цивилизации в том, что они своего рода «генетические программы, тянущиеся от прошлого к будущему и образующие логику национального бытия». Ее необходимо понять, чтобы выйти из логики «чужих теорий и чужого опыта»11. Дефицит цивилизационного знания в отечественных науках отмечал в начале XX века митрополит Иоанн (Снычев) в очерках христианской государственности: «Как же русский народ, столь склонный (если верить нашим горе-историкам) к анархии и произволу, столь ленивый, косный и непредприимчивый, столь равнодушный к личной жизни и правовым нормам общежития, – сумел построить величайшую в мире Державу, не только первую по величине занимаемой территории и составу вошедших в нее племен, но и самую устойчивую исторически, вот уже пять столетий подряд являющуюся «гармонизатором огромного евразийского геополитического региона»12.

В постсоветское время чрезвычайно обострилась эта затяжная методологическая болезнь. В подавляющем большинстве исследований игнорируется объективная реальность российской цивилизации и ее государственно-правового устройства. Они формировались и развивались в исключительно неблагоприятных для человека географических, климатических и хозяйственных условиях и уже свыше тысячи лет являются одним из основных субъектов мирового исторического и политического процесса, и неоднократно оказывали на последний существенное влияние. В настоящее время крайне актуально теоретическое осмысление российской государственности в контексте становления и развития российской политической культуры и российской цивилизации. Это предполагает выявление национальных типов и форм государственного устройства, форм правления, их революционных и эволюционных смен и других характерных черт государственно-правовой организации российского (древнерусского, русского, российского, советского) общества. И чем шире хроноструктурный (временной) диапазон теоретического осмысления государственно-правовой действительности, тем реалистичнее понимание тенденций ее развития в прошлом, настоящем и будущем. В.С. Нерсесянц, рассматривающий государственно-правовое развитие России в контексте российской и мировой цивилизации, утверждает, что Россия в XX веке обозначила посткапиталистический цивилизационный путь развития человечества13. В контексте становления российской цивилизации и ее политической и правовой культуры государственно-правовое развитие российского общества (России в целом) приобретает взаимосвязанный и осмысленный характер. У нее есть не только прошлое, но и будущее, свой самостоятельный путь развития в рамках глобальной мировой цивилизации XXI века.

Для российской государственности, для которой не были характерны рабовладение, классический западноевропейский феодализм и капитализм, выглядит весьма надуманным и искусственным «привязывание» ее к схеме западноевропейского развития как в формационном, так и в цивилизационном плане. Поэтому для российской государственно-правовой науки чрезвычайно актуальны исследования российской цивилизации, в которой цивилизационные и формационные подходы, их соотношение и синтез имеют свою специфику. Она обусловлена природой российской цивилизации на различных этапах ее развития. Указанные выводы имеют методологическое значение для исследования государственно-правовой основы российской политической культуры. Параметры этих исследований определяет российская цивилизация и ее политическая культура.

Научное знание советского периода в сфере общей теории государства и права в плане исследования политической культуры внесло значительный вклад в мировую науку. Оно, особенно на заключительном этапе, все больше переходило на цивилизационную парадигму. Это проявилось, во-первых, в том, что советская научная школа фундаментально и всесторонне анализировала государственно-политическую составляющую политической культуры – роль государства, права, партии в общественно-политических процессах в целях их взаимодействия при решении стратегических задач социалистического развития. Во-вторых, советская наука глубоко анализировала недостатки в деятельности западных политических систем, что способствовало их рационализации. В-третьих, сам факт существования СССР и его союзников заставлял западную науку очень тщательно изучать собственные социально-политические и государственно-правовые процессы в целях устранения из них антагонизмов и кризисных противоречий. Этот позитивный вклад подчеркивали многие западные авторы. Даже такой недоброжелатель социализма, знавший его изнутри, как Папа Павел II, подчеркивал, что «в марксизме тоже ядро истины» и капитализм развивался «в основном благодаря социалистической мысли»14.

Цивилизационный подход не исключает формационный, а придает ему объемность. В нем взаимодействуют линейно-стадиальный и локально-региональный вектор развития, что отражает многомерность государственно-правовой составляющей российской политической культуры. Анализ российской государственности в контексте политической культуры и цивилизационного подхода будет способствовать выявлению ее специфических особенностей

Раздел второй «Становление и развитие государственно-правовой основы российской политической культуры» состоит из трех глав. В первой главе «Трансформация общинно-вечевых форм русской политической культуры в государственно-правовые институты самодержавной российской политической культуры» исследуется становление государственно-правовых форм политической культуры.

Фундаментальной особенностью древнерусского, а затем русского общества было его постоянное территориальное расширение, в ходе которого оно втягивало в себя новые национальные культуры и религии, охватывало десятки этнических и племенных культур. Поэтому основной социокультурной ячейкой древнерусского общества была территориальная, а не родовая община. Она включала в себя всех, кто проживал на ее территории, независимо от культурных и религиозных различий. Российская политическая культура в своих истоках состоит из субкультур основных сословий, которые являются представителями культуры славянской, скандинавской, византийской15. В этом коренная особенность плюралистического древнерусского общества, которое порождало соответствующие ему общинно-вечевые государственно-правовые формы управления.

В X веке появляются вечевые государства: волости, земли – во главе со старейшими городами, которые выступали как центры объединенных общин. Земля, город-государство представляют собой организацию общинного типа – союз соподчиненных общин различного типа: земледельческих, ремесленных, торговых, военных. Старший город является государственным, политическим и религиозным центром земли. Верховным органом власти в русских землях в XI–XIII веках является народное собрание старшего города – вече, в котором принимали участие все свободные люди16.

Народ («люди») Древней Руси являлся решающей политической силой. Он выработал вековые традиции общинно-вечевой политической культуры, проявившиеся в таких ее институтах, как народное ополчение, община, вече, общинно-вечевые суды и органы управления, их должностные лица: посадники, старейшины, тысяцкие, сотские, десятские. Поголовная вооруженность свободных общинников в XI – XIII веках, наличие ополчений земель, превосходящих военную силу князей, способствовали тому, что в древнерусской структуре государственной власти (вече, князь, совет старейшин, «лепших» людей) перевес оставался за вечевым собранием. Первенство, сила «людей» территории (земли) нашла свое выражение во многих древнерусских терминах: «земля-территория, земля-народ, ополчение земли, власть земли, решение земли, земля русская, правда русской земли, от рода русского, от всех людей русской земли, мы – русские» и т. д.17.

Вече – это основной центр государственной власти и основополагающий институт государственного управления. Общее административное управление землей, особенно в военной части, возлагалось на князей, бояр и дружинников. Внутриобщинные дела и поддержание общинно-правового уклада, общественно-политического традиционного порядка было в ведении низовых общин. Общественно-политическое и государственное устройство древнерусского общества до монгольского нашествия можно отразить схемой: народ (вече) – выборные лица (лучшие люди, старцы градские, посадники, тысяцкие и сотские) – князь – знать – дружинники. Они действовали на основе обычного права: «Устава, Закона Русского» от «всех людей Русской земли», «от рода русского», «от людей русских». Договорное начало, подчеркивал Н.П. Загоскин, составляло коренную основу всей древнерусской жизни не только в государственных отношениях, но и в отношениях общественных и социальных18.

Общинно-вечевые демократические институты русской политической культуры формировали традиции социально-общинного (гражданского) общества и общинно-вечевого парламентаризма, городовых республик, где преобладало обычное право. Они появились на несколько столетий раньше, чем в Европе. Эти традиции имеют свою общественную специфику, которая не вписывается в европейское элитарное понимание гражданского общества и демократии. Общинно-вечевые государственно-правовые традиции, ценности и институты, видоизменяясь и модифицируясь на протяжении тысячелетия российской государственности, являлись основной константой ее сохранения и развития.

«Русская Правда» описывает древнерусское территориальное общество. Оно более развито, чем родоплеменное общество скандинавских и германских племен. На это обращали внимание не только русские правоведы и историки, но и современные зарубежные авторы. Отсюда правомерно делать вывод о достаточно высоком уровне развития государственно-правовых форм, которые выражали государственно-правовые ценности древнерусского общества. В нем достаточно автономно существовал порядок княжеских отношений и общинно-вечевой порядок, который имел собственные основы. Если рассматривать общинно-вечевое государственное управление, то можно говорить об общинно-вечевом парламентаризме. В нем четко выделяется верховная законодательная власть вече. Вече подконтрольны и подотчетны все иные формы государственной исполнительно-административной и судебной власти: князь, посадники, тысяцкие, сотские, старцы градские, судные мужи. На вече рассматриваются и разрешаются споры между главными выборными лицами, между различными сословиями, различными частями города, земли. Решения вече обязательны как для всего населения, всех выборных лиц, так и для князя.

Варяжские княжества являются вторичной славянско-скандинавской политической формой становления древнерусской государственности. Они несли государственные и правовые обычаи, основанные на скандинавской родоплеменной культуре19. Эти обычаи заложили государственную традицию автономности правящего сословия от общества в целом. Указанные корпоративные государственные обычаи прослеживаются в дворянском сословии Российской империи и в измененном, но традиционно-корпоративном виде – в советский и постсоветский периоды. В силу этой автономности они стремятся видоизменить народную среду под свои потребности, вводя в ее жизнедеятельность чуждые ей институты и противодействуя развитию ее собственных, что создает антагонизм между социокультурными и государственно-правовыми формами. Проявление этого антагонизма неоднократно имело место в становлении российской государственности.

На взгляд автора, правомерно делать вывод о том, что скандинавский тип элитарной (европейской) государственности, максимально выраженный на землях Киевского княжества, не состоялся, поскольку не имел социокультурных и экономических предпосылок в древнерусском обществе. Сословно-корпоративная политическая культура, ее политико-правовые обычаи варяжских князей, их государственные институты: князь, княжеский род, боярская дума, местничество – еще вплоть до конца XVII века существовали на Руси, но они последовательно перемещались на периферию русской государственности. Аналогичные последствия испытала дворянская сословно-корпоративная политическая культура и ее государственно-правовые формы.

Монгольское нашествие стало не столько фактором разрушения государственности Киевской Руси, сколько фактором, ускорившим и катализирующим деструктивные процессы в период неравновесности древнерусского общества, когда в нем формировались условия и предпосылки плюралистической модели государственности на широкой социальной базе общинно-вечевого самоуправления и враставшего в него византийского христианства и княжеско-боярской корпоративности.

Традиции и обычаи древнерусской государственности отражают самые глубокие архаичные горизонты древнерусской жизнедеятельности. Самоуправление и самодеятельность народа на всех его уровнях присущи российской цивилизации на всех ее этапах развития. Обычное право и государственные и политические обычаи вплоть до середины XVII века были основными в деятельности Московского государства. А в народной среде они оставались такими и в XIX веке. Общинно-вечевой способ государственного управления в городах (землях) Древней Руси – это не имеющие аналогов на Западе государственно-правовые формы русской цивилизации. Они сохраняются в самых неблагоприятных условиях на всех территориях древнерусских земель: в Литовской Руси, на Северо-Западе и Северо-Востоке. На последних в силу внешних и внутренних факторов в течение столетий накапливаются видоизменения в политической культуре, что приводит к видоизменениям в государственно-правовых институтах. По мнению В.О. Ключевского, Древняя Русь выработала очень обильный государственный материал, которому московские государи придавали различные формы: царь Иван III – одну, Иван IV – другую, Алексей Романов – третью. «Но во всех руках древнерусская государственная власть пользовалась почти одинаковыми средствами действия на волю подданных… призыв к участию в государственных делах, подготовка к политической самодеятельности, своего рода политическое воспитание»20. Необходимо отметить, что в древнерусских княжествах формировались предпосылки всех возможных на то время типов государственности: элитарный на землях киевских, черниговских; аристократический на землях галицко-волынских, турово-пинских; народно-демократический в Новгороде, Пскове; самодержавный на землях северо-восточных княжеств. Но адекватным потребностям становления и развития российской цивилизации оказался самодержавный тип государственности

Российская самодержавная политическая культура как неотъемлемая часть российской цивилизации является следующим этапом развития российской политической культуры. Кодекс политических понятий самодержавия сформулировали Иван III и Василий III. Этим кодексом руководствовался Иван IV в борьбе с боярами. Эта «идея государственного объединения всей Русской земли, всеземское значение Московского государя, свыше возложенного на него полномочия блюсти народное благо»21. Им руководствовались московские и российские самодержцы, что подтверждается общей тенденцией становления общественного и государственного порядка более четырех с половиной столетий.

Самодержавная политическая культура, наряду с сохранением и видоизменением общинно-вечевых форм государственного управления, объективируется в соответствующих ее развитию государственно-правовых институтах: Государь всея Руси, Боярская дума, воеводы, приказы. Они возникли на почве общинно-вечевых и княжеско-боярских государственных институтов Древнерусского государства. Сами общинно-вечевые институты видоизменялись в соответствии с потребностями земского самоуправления: земские соборы, земские и губные избы, излюбленные старосты, земские и общинные суды.

Произошли изменения и в правовых институтах, появляются общегосударственные правовые и судебные законодательные акты: Судебники 1497г., 1550г., Стоглав, Соборное уложение 1649г. и др. Обычное право, дифференцируясь по сословиям, преобладает вплоть до конца XVII века. Менее всего изменений происходит на уровне этнополитической (общинной), политической и правовой культуры, которые сохраняют свои древнерусские параметры на уровне сельских и посадских общин, но оказывают все меньшее влияние на централизованные государственные институты.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.