авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

Общетеоретические государственно-правовые проблемы становления и развития российской политической культуры

-- [ Страница 3 ] --

Предпосылками термина «политическая культура» выступают такие явления сферы духовной культуры, которые выражают специфику ценностей права, государства и общества. В таком плане еще в XVI веке Ф. Прокопович, А.М. Курбский, в XVII веке И. Тимофеев, А. Полицын, И. Хворостин, в XVIII веке И. Посошков, С. Десницкий, В.Н. Татищев, И.Н. Болтин, А.Н. Радищев, П.Я. Чаадаев, Н.М. Карамзин стремились отразить и выразить традиционные государственно-правовые ценности русского духа и русского характера. Особенно много внимания уделяли их анализу славянофилы. В первой половине XIX века И.В. Киреевский, К.С. Аксаков, С.М. Соловьев, К.Д. Кавелин, Н.И. Костомаров указывали на существенные различия в религии, быте, государственном строе России и Европы. По мнению К.Н. Леонтьева, в создании социокультурной общности решающее значение имеет государство: «Россия – это особый государственный мир, не нашедший еще себе своеобразного стиля культурной государственности»5.

Взгляды славянофилов синтезировал и развил во второй половине XIX века Н.Я. Данилевский в работе «Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому». В ней сформулированы три основных вывода: 1) западное и российское общество качественно различны по природным и социальным истокам, способам жизнедеятельности, по формам и нормам поведения социальных групп и в целом по духовным и социокультурным ценностям; 2) российское общество охватывает и включает в себя несколько взаимодействующих культур. Оно носит цивилизационный (поликультурный), а не национальный (монокультурный) характер; 3) основные начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам других типов. Каждый народ вырабатывает свои цивилизационные основы для себя сам при большем и или меньшем воздействии на него чуждых ему цивилизаций. В основе русской цивилизации, отмечал Н.Я. Данилевский, – народность и государственность. Русская цивилизация выработала уникальные формы государственности в многоэтническом поликультурном сообществе народов, проживающих на обширных климатически разнообразных территориях. «Если Россия не поймет своего назначения и не сформулирует свой собственный путь развития, ее неминуемо постигнет участь устарелого, лишнего, ненужного. Постепенно умаляясь своей исторической роли, придется склонить голову перед требованиями Европы»6. Проблемы, поставленные Н.Я. Данилевским, не стали предметом всестороннего научного анализа в XX веке.

Исследование концепта политической культуры позволяет сделать вывод, что, во-первых, ядром концепта выступают воззрения, представления о государстве и праве, их связях и взаимоотношениях как между собой, так и с обществом и человеком. Во-вторых, структурирующим элементом западноевропейского концепта является право в его плюралистическом понимании, российского – государство, центральным элементом которого выступает надправовой институт – самодержавие с XVII века, а до XVII века – обычное право (закон русский, правда, пошлина).

Концепт российской и европейской политической культуры имеет один и тот же объект: общество, государство, право, человек. Но их терминологическое, аксиологическое и смысловое выражение существенно различается в силу качественного отличия в языке в социокультурных, политических, государственных и правовых ценностях российского и западного общества. Это подтверждают российские и зарубежные исследования. Мышление национальное качественно отличается от мышления цивилизационного7. Поэтому исследование российского общества, государства и права с европоцентристских (нацинальных) позиций с применением заимствованной западной терминологии искажает политическую и государственно-правовую реальность российского (цивилизационного) общества.

Государственно-правовые идеи XIX и начала XX века в своей совокупности образуют фундаментальные основы концепций политической культуры в XX веке. Анализ западноевропейских и российских государственно-правовых идей позволяет отметить следующие тенденции. В западноевропейской литературе преобладают идеи о правовой связанности государства и его институтов, правовых инструментах демократизации государства, правах и свободах человека. Это наиболее отчетливо прослеживается в работах И. Канта, И. Бентама, Г. Еллиника, Р. Иеринга, М. Вебера и др. В России государственно-правовые идеи имеют две особенности: 1) они носят абстрактно-теоретический (Л. Петражицкий, Г. Шершеневич, В. Гессен, Б. Кистяковский, М. Капустин, П. Редкин) и абстрактно-исторический характер (Б. Чичерин, П. Новгородцев, А. Куницын, К. Неволин и др.) и не ориентированы на российское государство и право; 2) теоретические и исторические работы основаны на западноевропейских идеях и терминологии. С европоцентристских позиций они рассматривают проблематику соотношения государства, права и общества в плане позитивного права. Лишь в некоторых работах исследуются соотношения собственно российского государства, права и общества: Н.Я. Данилевский, В.Н. Лешков, И.Д. Беляев, Н.П. Загоскин, В.О. Ключевский. Но эти работы носят постановочный характер, в них выявляются особенности российского государства и права и его отличия от западноевропейского типа государства и права.

Важным этапом в становлении теоретических основ понятия «политическая культура» стала марксистско-советская систематизация фактов государственного развития общества. В таком понимании термин «политическая культура» употребляли В.И. Ленин, М. Вебер в 20-х гг. XX века, А. Вебб и В. Вебб в работе «Советский коммунизм: Новая цивилизация?» – в 30-х гг. XX века. Собственно марксистско-ленинское понимание роли и влияния государства на социокультурные процессы заложило теоретические основы проблематики политической культуры в первой половине XX века.

В целом все разнообразие теоретических конструкций политической культуры в основном можно объединить вокруг двух типов концептуальных построений. В первой половине XX века в их центре находилось взаимоотношение государства и общества. Во второй половине наряду с государством и обществом на первый план выдвигается взаимодействие политики и культуры. В основе первого типа марксистско-ленинские советские научные традиции. В основе второго – западно-американская научная школа. Но в конечном итоге они являются двумя сторонами одной европоцентристской формационной научной парадигмы: всемирно-исторической линейной (механистической) интерпретации общественно-политического развития. Она являлась основой общей теории государства и права, отражающей только одну локальную цивилизацию – западноевропейскую.

Марксистско-ленинская теория государства и права создала главные теоретические предпосылки исследования политической культуры во второй половине XX века. Это было главным стимулом для американско-европейской научной школы в развитии исследований по противодействию сильным сторонам марксизма и тщательному анализу его слабых сторон. Борьба этих двух направлений образует теоретическое и методологическое поле политической культуры во второй половине XX века. В его центре – государственно-правовые механизмы политической системы. Но как марксистско-ленинская, так и западно-американская теории политической культуры имели цели государственного контроля над общественно-политическими процессами в плане определяющего влияния государства на общество. При всем различии они, во-первых, сориентированы на конкретный опыт государственного развития (советский, американский), во-вторых, отражают идеальные, а не реальные государственно-политические образования. В-третьих, они весьма благосклонны к капиталистическому или социалистическому пути развития общества и их государственно-правовым институтам. В конце XX века представители обоих направлений понимают необходимость синтеза существующих и разработки новых методологических принципов исследования политической культуры.

Постановка вопроса о феномене политической культуры, который должен быть объяснен, остается актуальной как в XX, так и в начале XXI века. Это объяснение не может оставаться только в рамках советской методологии, но также не может механически заимствовать западноевропейскую методологическую парадигму. По мнению автора, она еще менее пригодна для выявления государственно-правовой специфики российской политической культуры, ее места и роли в современном российском обществе, чем советская научная парадигма, которая формировалась в среде советского государственно организованного общества. Последнее образует основу современного российского общества.

Вторая глава «Государственно-правовая специфика сущности и структуры политической культуры» посвящена выявлению элементов, связей и свойств политической культуры, взятых в их взаимозависимости. Сущность сама по себе системна, поэтому ее анализ предполагает вычленение основополагающего структурного блока, без которого при всех условиях явление существовать не может. Он выражает качественную природу политической культуры, ее отличие от других субкультур.

Российскую политическую культуру в теоретическом плане нельзя рассматривать с концептуальных позиций «гражданского общества», «демократического», «либерального» и «правового государства», поскольку они отражают западноевропейские и американские абстрактно-логические идеологемы. Более адекватно её рассматривать в рамках методологии советского общества. Опыт исследования политической культуры в советский период как в плане методологии, так и терминологии, представляется необходимым, полезным и актуальным. Опыт и достижения англо-американской школы с её традициями анализа политической и гражданской культуры общества является, наряду с другими, одним из концептуальных ориентиров. Следует подчеркнуть, что именно теория советской политической культуры в плане исследования взаимодействия и взаимовлияния социокультурной, общественно-политической и государственно-правовой составляющей политической культуры намного опередила западноевропейские и американские теории политической культуры, в которых абстрактно превалирует политико-правовой аспект и которому придается глобальное значение.

При всем разнообразии подходов можно сгруппировать сущностные признаки политической культуры. Ведущим, наиболее часто повторяющимся признаком, элементом, компонентом, свойством политической культуры называют политическую (государственную) деятельность (А.И. Арнольдов, Г.П. Артемов, М.С. Каган, Л.Н. Коган, В.М. Корельский, О.А. Красавчиков, М.М. Лисенков, В. Халипов, Ю.А. Тихомиров, О.В. Мушинский и др.) Она – ядро, важнейший существенный признак политической культуры (П.М. Бурак, Ю.А. Кирилов, Д.А. Керимов, В.Т. Кабышев, М.А. Шафир, В.Д. Перевалов). В плане трактовок содержания деятельности в качестве элемента политической культуры можно выделить четыре основных направления: государственно-политическая; общественно-политическая; социально-государственная; государственно-правовая деятельность. Объединяет все эти направления то, что их авторы подчеркивают либо признают приоритет государственно-правового в составе деятельности как основополагающего элемента политической культуры.

Вторым общим признаком политической культуры считают политическое и правовое сознание и ценности (В.М. Корельский, О.В. Мушинский, В.З. Роговин, М.А. Шафир). Третьим общим признаком политической культуры называют ее материализованные государственно-правовые компоненты. Отмеченные признаки отражают с разных сторон государственно-правовую составляющую политической культуры. Наряду с ней выделяют общественно-политическую составляющую политической культуры (А.И. Арнольдов, М.С. Каган, Л.Н. Коган, К.С. Гаджиев, В.Т. Шапко, A.M. Румянцев). В качестве основного признака политической культуры подчеркивают антропологичность как субъективный срез политики (В.Л. Бенин, М.Т. Иовчук, В.Т. Кабышев, Л.Н. Коган, В.Д. Перевалов, В.И. Костенко, О.В. Мушинский).

Анализ концепта, концепций и понятия политической культуры показывает, что сущность политической культуры основывается на государственно-правовых началах. Государственно-правовая сфера – это среда становления политической культуры как самостоятельного явления. Если государственно-правовой признак исключить из понятия политической культуры, то она теряет качественное отличие от других, сходных с нею явлений. В своей основополагающей сущности политическая культура это такой государственно-правовой способ деятельности субъектов политики, который направлен на сохранение и развитие социокультурной системы общества. В политологии, социологии и культурологии не отрицается того очевидного факта, что эволюция общественного развития основывается на возрастании роли устойчивых форм организации совместной деятельности людей, среди которых центральное место занимает государство и право. Поэтому закономерно, что политическая культура как субкультура общей социокультурной системы обеспечивает ее целостность, вплетая в общий поток культурно-творческой деятельности государственно-правовую. Последняя обеспечивает устойчивую преемственность и целостность развития общенациональной культуры.

Анализ основных блоков элементов и связей на различных уровнях политической культуры позволяет выявить ее структуру. Она определяется взаимоотношениями тех явлений, которые образуют ее горизонтальное и вертикальное поле, что можно выразить следующей схемой:

общество ___________________ государство

культура ___________________право

личность ___________________гражданин

Вертикаль взаимоотношения общества, культуры, личности отражает социокультурную составляющую политической культуры. Вертикаль взаимоотношения государства, права, гражданина отражает государственно-политическую составляющую политической культуры. Горизонтальные и вертикальные связи между указанными элементами, опосредованные правовыми нормами, образуют правовую составляющую политической культуры. Поэтому правовая составляющая не может подменять государственно-политическую и тем более социокультурную составляющую политической культуры. Левая вертикаль в своей пересекающейся совокупности представляет собой систему общей культуры. Правая вертикаль – механизм политической системы. Последняя выступает объективированной формой политической культуры. Ее функции отражают состояние взаимодействия общей системы культуры с политической системой через государственно-правовую (нормативную).

Системный подход к исследованию политической культуры предполагает понимание и объяснение её как целостного социокультурного, политического и государственно-правового явления. Под таким углом зрения основные параметры структуры политической культуры определяются социокультурной средой, поскольку политическая культура является целостнообразующей подсистемой общества в целом. Но основой структуры политической культуры являются государственно-правовые компоненты. Именно поэтому системообразующим блоком политической культуры выступает государственно-правовая деятельность.

Анализ сущности и структуры политической культуры позволяет выделить и структурировать ее элементы следующим образом. Политическая культура содержит образцы деятельности, ориентирующие на то, что существует (представления и понятия о культуре, политике, праве, государстве), что может быть (отношения и взаимосвязи между составными частями), как относиться к тому, что есть (ценности), что с этим делать и как это делать (нормы).

Государственные особенности структуры политической культуры отражают ее интегративные свойства. Они способствуют целостности социокультурной общности. Правовые особенности заключаются в том, что именно правовые нормы, отражая социокультурные ценности, устанавливают связи (отношения) в государственно-политической системе и придают ей определенный вектор функционирования и развития. «Право – явление цивилизации и культуры. Оно стоит над государством и навязывает ему свои установления, продиктованные цивилизацией и культурой»8. Этот вектор отражают и выражают институты и функции политической культуры.

В третьей главе «Методологические подходы к исследованию современной политической культуры» выявлены и проанализированы методологические основы современных теорий политической культуры. Различие концептуальных построений в теориях политической культуры базируется на поливариантности методологических оснований. Поэтому исследование политической культуры требует синтеза знаний и объединяющей методологической основы, в качестве которой выступала методология системного подхода.

Системная методология возникает и развивается в рамках формационного подхода. Но она не решает методологического кризиса в гуманитарных, и особенно в государственно-правовых науках в конце XX века. Формационный подход не может претендовать на глобальную эвристическую функцию в общественном познании, поскольку оставляет вне исследований многие элементы и связи общества, не укладывающиеся в рамки формаций9.

Методологическое различие подходов к исследованию роли государственно-правовых институтов политической культуры в западной и российской науке обусловлено не столько идеологией, сколько фундаментальными социокультурными различиями. Западноевропейское общество формирует государственно-правовые институты на базе типовых монокультурных национальных ценностей (романо-германская культура). Они являются основой западноевропейских государств. Российское общество уже в своих истоках – поликультурное общество. В нем постоянно увеличивается количество национальных и этнических культур. В советский период они достигают своего максимума. Поэтому интегратором российского общества выступает государство, объединяющее его на основе межкультурных цивилизационных ценностей. В нем государственно-правовые институты структурируют общество и обеспечивают целостность межкультурного взаимодействия национальных и этнических культур. Поэтому интегративной матрицей российского общества является государство. Этим обусловлено различие методологических подходов. Для европоцентристских концепций политической культуры характерно выдвижение на первый план в качестве основополагающего фактора права – правоцентризм; для российских концепций государство – государствоцентризм.

Правоцентризм и государствоцентризм в исследованиях политической культуры во второй половине XX века – две стороны формационного мировоззрения на общественно-политический процесс. Предмет формационной теории есть объективный и не зависимый от сознания и воли людей результат их деятельности. Формационная теория представляет собой, по преимуществу, онтологический анализ сущностных оснований, дающих наиболее общее описание пяти форм общества. Она основана на экономическо-техническом детерминизме индустриального общества, характеристики которого зависят от технологического уровня развития общественного производства.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.