авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Личные неимущественные права ребенка

-- [ Страница 2 ] --

Памятники римской истории свидетельствуют о том, что отношение к детям в Древнем Риме определялось идей patria potestas – патриархальной и односторонней власти отца, а не родителей вообще. В древнейшее время домовладыка имел юридически неограниченное право на жизнь и смерть своих детей, право продажи детей в полное рабство. Даже такие естественные личные неимущественные права ребенка, как право на жизнь и на заботу родителей, всецело поглощались безграничной властью отца. В целом права ребенка можно было определить формулой: дети имели «волю зависимую, право зависимое, право и волю лишь в той мере, в какой то и другое истекает из воли и права полновластного главы».

В России первые попытки признания личных неимущественных прав детей наметились при Петре I. Вместе с тем как юридическая категория личные неимущественные права детей начали формироваться в Российской Федерации только в 90 –х годах ХХ века.

Семейное право до советского периода относило ребенка к объекту родительской власти. Советское семейное право воспринимало его как объект государственной политики, а права детей рассматривались сквозь «призму» прав и обязанностей родителей.

Только благодаря признанию личных неимущественных прав ребенка на международном уровне и в связи с принятием Конвенции ООН о правах ребенка, приведением российских нормативных правовых актов в соответствие с международным правом ребенок стал полноправным субъектом международного и российского права.

Во втором параграфе «Международное и российское право, регулирующее личные неимущественные права ребенка» исследуются теоретические проблемы источников и форм семейного права. Анализируя оценочные понятия «источники права» и «формы права», диссертант разделяет точку зрения В.В. Ершова, обоснованно считающего необходимым разграничивать оценочные понятия «источники права» и «формы права». Оценочное понятие «источники права» в юридическом смысле определяет то, из чего исходит, возникает право, а оценочное понятие «формы права» характеризует его внутреннее и внешнее выражение.1

В соответствии с данным теоретическим выводом автор считает обоснованным дифференцировать оценочные понятия «источники семейного права в Российской Федерации» и «формы семейного права в Российской Федерации».

В диссертации анализируются следующие формы международного и российского права в Российской Федерации, регулирующие личные неимущественные права ребенка:

– международные и российские договоры, содержащие нормы права;

– нормативные правовые акты, содержащие нормы российского права;

– основополагающие принципы международного и российского права;

– обычаи международного и российского права.

Принимая во внимание всемерную защиту материнства и детства, исходя из принципов справедливости и равенства прав детей, диссертантом предложено в интересах детей - граждан РФ, а также в целях обеспечения и реализации прав детей ратифицировать в Российской Федерации Гаагскую Конвенцию «О защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления», Европейскую Конвенцию «О репатриации несовершеннолетних», Конвенцию Совета Европы «О контактах, связанных с детьми», Европейскую Конвенцию «Об осуществлении прав детей» и другие.

Третий параграф «Понятие и классификация личных неимущественных прав ребенка».

Оценочное понятие «личные неимущественные права» в русской юридической литературе не употреблялось, хотя русские цивилисты применительно к субъективным правам использовали эпитет «личный». «Неимущественным» именовали интерес, содержание обязательства и вред, но не права. Только в 1938 году А.Я. Вышинский предложил употреблять словосочетание «личные неимущественные права».

В диссертации обосновывается невозможность выработки единого понятия нематериальных благ и личных неимущественных прав в силу их разнородности. Личные неимущественные права ребенка рассматриваются автором как субъективные личные права, возникающие с момента рождения, а также в силу закона, имеющие длительный по времени характер, прекращающиеся по достижении полной дееспособности, характеризующиеся отсутствием возмездности, имущественной самостоятельности, реализующиеся преимущественно между членами семьи; направленные на воспитание, образование, обеспечение духовного развития ребенка и формирование его полноценным членом общества.

СК РФ является нормативным правовым актом, содержащим прежде всего нормы материального права. Но в СК РФ, как и ранее в КоБС РСФСР включены процессуальные нормы. Так, СК РФ содержит нормы об обязательном участии в процессе прокурора, а также представителя органа опеки и попечительства по делам, связанным с лишением и ограничением родительских прав, восстановлением в родительских правах, установлением усыновления, в случае рассмотрения судом споров, связанных с воспитанием детей. Процессуальные нормы содержатся также в п. 2 ст. 23, п. 2 ст. 25, п. 3 ст. 27, ст. 49, ст. 57, п. 3 ст. 125, п. 5 ст. 134, п. 2 ст. 135, п. 3 ст. 136, п. 5 ст. 137, п. 3 ст. 140 СК РФ.

Целью внесения в СК РФ процессуальных норм является специализация форм защиты семейных прав, установление правовых правил, в максимальной степени учитывающих специфику брачно-семейных отношений. 2

В связи с тем, что в СК РФ содержатся как материально-правовые, так и процессуальные нормы, автором разработана классификация личных неимущественных прав ребенка. В зависимости от отраслевой принадлежности в работе выделяются материальные личные неимущественные права и процессуальные личные неимущественные права.

К первой группе отнесены право на общение с родителями и другими родственниками, право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу и совместное с ними проживание, право на воспитание своими родителями и образование, право на обеспечение интересов ребенка, всестороннее развитие и уважение его человеческого достоинства, право на имя, право на устройство в семью опекуна (попечителя), приемных родителей и др., на их заботу и совместное с ними проживание, право на установление отцовства и материнства и др.

Во вторую группу включены право на защиту и представительство, право на обращение в суд, право быть заслушанным в ходе судебного или административного разбирательства.

Вторая глава «Отдельные виды личных неимущественных прав ребенка» состоит из пяти параграфов, в которых рассматриваются и анализируются личные неимущественные права ребенка, установленные в главе 11 СК РФ; сделаны конкретные предложения по совершенствованию нормативных правовых актов, регулирующих личные неимущественные права ребенка.

Первый параграф «Право ребенка жить и воспитываться в семье» посвящен анализу права ребенка жить и воспитываться в семье, которое включает в себя ряд правомочий: право ребенка знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, право на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства.

Право ребенка жить и воспитываться в семье состоит из права ребенка жить в семье и права ребенка воспитываться в семье, основанных на закрепленном в ст. 1 СК РФ принципе приоритета семейного воспитания.

Право ребенка на воспитание в семье имеет существенную особенность: независимо от того, есть у ребенка родители или нет (родители умерли, лишены родительских прав, находятся в местах лишения свободы и т. д.), его право жить и воспитываться в семье сохраняется, а родительское право на воспитание не существует в отсутствие у родителей ребенка.

Право ребенка на воспитание является не только правовой категорией, имеющей непосредственное отношение к семейному праву. Воспитание в целом представляет собой предмет пристального внимания специалистов иных наук: философии, социологии, психологии и педагогики.

Право ребенка знать своих родителей, т. е. знать, от кого он происходит, связано с установлением происхождения детей. Право ребенка знать своих родителей имеет непосредственное отношение к тайне усыновления и тайне биологического происхождения ребенка при применении методов искусственной репродукции человека. Установление в законе тайны усыновления (ст. 139 СК РФ) и обеспечение ее сохранения различными способами (изменение даты и места рождения, имени ребенка, запись родителей в качестве усыновителей) ограничивает право ребенка знать своих родителей. Кроме того, отсутствие в СК РФ понятия «тайна усыновления», по мнению диссертанта, приводит к возникновению целого ряда тайн, не имеющих отношения к понятию «тайна усыновления»: тайны судебного заседания, тайны рождения, тайны места и даты рождения, адвокатской тайны и др., затрудняет диагностику наследственных заболеваний, предотвращение брака с близкими кровными родственниками, о родстве с которыми усыновленный не знает.

СК РФ детально не регулирует проблемы, связанные с суррогатным материнством. Поскольку СК РФ исходит из общего принципа, что матерью является женщина, родившая ребенка, постольку закон предусматривает право суррогатной матери оставить ребенка у себя. Возможность возникновения родительских прав у генетических родителей, ожидающих передачи ребенка, ставится поэтому в зависимость от воли суррогатной матери. Это препятствует реализации права ребенка знать своих родителей, знать, от кого он происходит, поскольку рождение фактически ограничено тайной биологического (генетического) происхождения ребенка, которая законом не предусмотрена. В диссертации право ребенка жить и воспитываться в семье анализируется во взаимосвязи с местом жительства ребенка.

В пункте 2 ст. 20 ГК РФ определено место жительство ребенка только до 14 лет: им признается место жительства его законных представителей: родителей, усыновителей или опекунов. Место жительства детей в возрасте от 14 до 18 лет в ГК РФ не устанавливает. Поэтому несовершеннолетние, достигшие 14 лет, по закону вправе самостоятельно избрать место своего жительства.

В то же время ребенок в возрасте 14 лет самостоятельно не может и не должен проживать отдельно от родителей. Он в полной мере не осознает своих потребностей, не может их выразить, найти пути удовлетворения своих потребностей, обеспечить себе самостоятельно необходимые социально-бытовые условия, материальное обеспечение. Пробел в ГК РФ затрудняет осуществление родительских прав и обязанностей. Диссертант считает целесообразным внести в ГК РФ норму права об увеличение возраста ребенка до достижения им совершеннолетия либо приобретения полной дееспособности в результате вступления в брак до достижения возраста 18 лет.

Анализируя положение п. 3 ст. 65 СК РФ, автор делает вывод: данная норма права позволяет родителям ребенка по их соглашению определять место жительства ребенка как место жительства одного из них, так и иных лиц. Это противоречит норме, установленной п. 2 ст. 20 ГК РФ. Кроме того, п. 3 ст. 65 СК РФ не предусматривает письменного заключения соглашения о месте жительстве ребенка. В силу этого в правоприменительной практике возникают сложности с реализацией названной нормой права, не содержащей формы достижения такого соглашения, его фиксации.

С целью восполнения пробелов в соответствующих нормативных правовых актах диссертант предлагает изложить нормы права в следующей редакции:

1. п. 2 ст. 20 ГК РФ: «2. Местом жительства несовершеннолетних, не достигших 18 лет, признается место жительства их законных представителей: родителей, усыновителей или опекунов (попечителей), за исключением случаев, когда несовершеннолетний приобрел дееспособность до достижения возраста 18 лет».

2. п. 3 ст. 65 СК РФ: «3. Место жительства ребенка, не достигшего возраста 18 лет, при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей по месту жительства одного из них и оформляется родителями соглашением в письменной форме.

В случае спора между родителями о месте жительства ребенка возникшие разногласия разрешаются судом, исходя из интересов ребенка и с учетом его мнения».

В связи с изложенными новеллами предлагаю п. 3 ст. 65 СК РФ: «при отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей» признать утратившим силу.

Юридические обязанности детей личного характера предусматривались Сводом Законов Гражданских (почитать своих родителей, любить и слушаться родителей, отзываться о них с почтением …). В научной литературе по советскому семейному праву поднимался вопрос о необходимости закрепления обязанностей детей в законе (Н.М. Ершова, А.М. Нечаева, А.Е. Казанцева). Но в СК РФ, как и в ранее действовавших кодексах, не установлены обязанности детей личного неимущественного характера, в том числе соответствующие праву на семейное воспитание. Это, по мнению диссертанта, объясняется в первую очередь их моральным и нравственным характером. Личные неимущественные обязанности ребенка не могут носить юридического характера, они существуют вне сферы действия права. Их установление в СК РФ носило бы скорее декларативный, а не реальный характер. Кроме того, установить ответственность и применять санкции вряд ли представилось бы возможным. Поэтому диссертант считает целесообразным название раздела IV СК РФ «Права и обязанности родителей и детей» изложить в следующей редакции: «Права детей. Права и обязанности родителей».

Второй параграф «Право ребенка выражать свое мнение».

Статья 57 СК РФ закрепляет право ребенка выражать свое мнение как личное неимущественное право ребенка, имеющее значение для определения его как самостоятельного субъекта семейных правоотношений. Закрепление в СК РФ права ребенка выражать свое мнение свидетельствует о том, что государство признает ребенка как личность, предоставляет ему юридические возможности высказать свою точку зрения по любому вопросу, затрагивающему его интересы, свободно формировать свои убеждения и собственную позицию.

В диссертации анализируются понятия «учет мнения» ребенка и «согласие» ребенка. Автор приходит к выводу о том, что эти понятия не являются тождественными. Учет мнения ребенка не предполагает обязательного его выполнения. Согласие ребенка, достигшего возраста 10 лет – это выражение им своего волеизъявления. В данном случае его воля не только учитывается, но ей придается решающее значение. Это имеет вполне конкретные правовые последствия, связывается с совершением определенных юридических действий, указанных в законе. Диссертант обосновывает целесообразность увеличения возраста ребенка, с которого его согласию придается обязательное значение с 10 лет, установленных в СК РФ, до 14 лет.

Перечень указанных в СК РФ случаев, предполагающих учет мнения или согласие ребенка, должен быть расширен, например, при установлении отцовства в отношении ребенка, не достигшего совершеннолетия, при лишении родительских прав. Согласие ребенка должно выявляться не только в случаях усыновления ребенка и назначении опекуна. Выявлять согласие ребенка необходимо в отношении и иных лиц, совместно проживающих с усыновителем или опекуном (попечителем). Автор мотивирует данный вывод целью устройства ребенка в семью, воспитания его в здоровой и полноценной семье.

В диссертации сделаны конкретные предложения по внесению изменений в статьи 48, 57, п. 2 ст. 70, п. 2 ст. 146, п. 1 ст. 132 СК РФ.

В третьем параграфе «Право ребенка на общение с родителями и другими родственниками» анализируются теоретические и практические проблемы, связанные с установленным ст. 55 СК РФ правом ребенка на общение с родителями и другими родственниками. В данном параграфе анализируются содержание понятия «право ребенка на общение…», формы его реализации и субъектный состав.

В статье 55 СК РФ не установлен исчерпывающий перечень лиц, с которыми ребенок имеет право на общение. Это дает основание относить к ним не только родителей, дедушек, бабушек, братьев, сестер, но и родственников более отдаленных степеней родства (дяди, тети и др.), которые также имеют право на общение с ребенком на основании ст. 67 СК РФ.

Отчим, мачеха, опекун (попечитель), иные лица, не являющиеся родственниками ребенка, но имеющие продолжительные или постоянные личные контакты с ребенком, длительное время осуществлявшие уход за ребенком, воспитывающие его и проявлявшие заботу о нем, должны иметь право на общение с ребенком. Диссертант считает, что и ребенок вправе реализовать право на общение с такими лицами.

Автор вносит предложение об изменении названия и содержания ст. 55 СК РФ в следующей редакции: «Статья 55. Право ребенка на общение с родителями, другими родственниками и иными лицами.

1. Ребенок имеет право на общение с обоими родителями,… другими родственниками, а также с лицами, не являющимися родственниками ребенка, но длительное время осуществлявшими уход за ребенком либо проживавшими с ребенком».

В диссертации сделано предложение о внесении изменений в ст. 67 СК РФ с целью дополнения ее перечнем лиц, которые имеют право на общение с ребенком, при условии, что это не окажет на ребенка вредного влияния. Автор предлагает изложить ст. 67 СК РФ в следующей редакции: «Статья 67. Право на общение с ребенком дедушки, бабушки,…других родственников и иных лиц.

1. Дедушка, бабушка, братья, сестры, другие родственники, а также иные лица, не являющиеся родственниками ребенка, но длительное время осуществлявшие уход за ребенком либо проживавшие с ним, имеют право на общение с ребенком». Далее в пункте 2 указанной статьи после слов «близким родственникам ребенка» предлагается указать «иным лицам, в соответствии с п. 1 ст. 67 настоящего Кодекса», а в пункте 3 после слов «близкие родственники ребенка» указать «иные лица, в соответствии с п. 1 ст. 67 настоящего Кодекса».

Содержание права ребенка на общение охватывает ряд правомочий: право ребенка на постоянные или периодические контакты с родителями, близкими родственниками и иными лицами, право требовать исполнения обязанности общения от родителей и других близких родственников и иных лиц, право на обращение в органы опеки и попечительства или суд за защитой права на общение. Под правом ребенка на общение диссертант понимает обеспеченную федеральным законом возможность ребенка на постоянные или периодические контакты с родителями, близкими родственниками ребенка и иными лицами; требовать от них исполнения обязанности общения и обращения в органы опеки и попечительства или суд за защитой данного права.

Диссертант поддерживает позицию (Беспалова Ю.Ф., Гордеюка Д.В.) необходимости регистрации соглашения между родителями о порядке общения с ребенком в органах опеки и попечительства. Это обеспечивает документальное подтверждение самого соглашения, возможность выявления несоответствия его положений требованиям закона, способствует реализации и защите права ребенка на общение.

В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» разъяснено: суду следует определять порядок общения, в том числе место общения. СК РФ его не устанавливает.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.