авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

Конституционный контроль и конституционное правосудие в зарубежных странах

-- [ Страница 3 ] --

9. Сравнительно-правовой анализ организации судебного конституционного контроля, действующего в рамках «иберийской» (южноамериканской) модели специализированного правосудия, свидетельствует не в пользу тех оценок, обобщений и выводов, которые встречаются в исследованиях, характеризующих «процедуру ампаро» в качестве всего лишь одной из гарантий осуществления правосудия (прежде всего - в контексте проблем уголовно-процессуального содержания). При полном игнорировании всех остальных сфер общественных отношений, в рамках которых роль «процедуры ампаро», призванной выступать в качестве действенного инструмента судебного конституционного контроля, также весьма существенна и многогранна. Не совсем корректным с научно-теоретической и практической точки зрения представляется ассоциирование juicio de amparo исключительно с habeas corpus англосаксонской (англо-американской) правовой традиции. Безусловно, между ними, применительно к практике уголовного судопроизводства, не только возможно, но и необходимо проводить определенные институциональные параллели, но не ограничиваться лишь этим, существенным образом принижая значение «процедуры ампаро», как универсального правозащитного механизма.

10. Латиноамериканский вариант «процедуры ампаро», известный судебной практике государств Центральной и Южной Америки, далеко выходит за рамки чисто уголовно-процессуальных отношений. В своем конституционно-правовом и процессуальном проявлении juicio de amparo значительно шире и масштабнее институтов habeas corpus и habeas data англосаксонской (англо-американской) правовой традиции, по существу, распространяясь на весь спектр - уголовных, гражданских, административных, трудовых, аграрных, электоральных и пр. - отношений, регулируемых нормами Конституции и действующего законодательства. В силу целого ряда причин исторического и общественно-политического характера, подобная форма конституционного контроля получила максимальное развитие (помимо, например, Перу, Бразилии) в одном из крупнейших государств региона - Мексиканских Соединенных Штатах.

11. «Процедура ампаро», как разновидность «иберийской» модели специализированной юстиции, представляет собой механизм конституционного контроля, направленный на защиту основ конституционного правопорядка, а именно: а) прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц; б) компетенции федеральных органов государственной власти от посягательств со стороны публичных институтов штатов; в) полномочий органов субъектов федерации от посягательств со стороны федеральных органов власти, что осуществляется посредством самостоятельного судопроизводства, возбуждаемого по инициативе потерпевшей стороны, и вынесения решения о конституционности или неконституционности обжалуемого нормативного акта, которое влечет за собой, установленные законодательством правовые последствия, для сторон рассматриваемого дела.

12. При рассмотрении соотношения института судебного обжалования (кассации) и «процедуры ампаро» делается вывод, что последнее, в частности прямое ампаро, в какой-то мере подменяет (дублирует) собой институт кассации. Решение судов первой инстанции по уголовным и гражданским делам, вступившие в силу, могут быть обжалованы в рамках juicio de amparo: а) в случаях, если они противоречат букве применяемого закона, процедуре его применения либо общим принципам права; б) в случае отсутствия нормативного акта, подлежащего применению; в) в случаях, когда решение основано на заявлениях, документах или фактах, не рассматривавшихся в ходе судебного разбирательства, и которым судом не была дана соответствующая правовая оценка.

13. Латиноамериканский опыт конституционной юстиции свидетельствует о том, что, несмотря на внешнюю близость, «процедура ампаро» не является процессуальной копией кассации. Juicio de amparo - как специализированный механизм судебного контроля - уникален именно потому, что включает в себя элементы нескольких правовых институтов, направленных на защиту прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц (в том числе государства). Непосредственная цель ампаро не состоит в пересмотре обжалуемого нормативного правового акта либо действия должностного лица. Она заключается в констатации наличия или отсутствия конституционных нарушений, предусмотренных, в частности, статьей 103 Политической Конституции Мексики. Институт ампаро не призван устанавливать, согласуется ли с Основным законом или нет, опротестованное властное действие: он должен определить, нарушает ли оно конституционный правопорядок. Поэтому «процедура ампаро» рассматривается средством контроля конституционности, в отличие от судебного обжалования (кассации), которое является средством контроля законности.

14. В зависимости от органов судебной системы, осуществляющих - в рамках «иберийской» модели - функции конституционного контроля, процедура специализированного правосудия носит вариативный характер и дифференцируется на прямое (уни-инстанциональное) и косвенное (би-инстанциональное) ампаро.

15. Прямое (directo) ампаро представляет собой вид судебного конституционного контроля, при котором рассмотрение дела, связанного с признанием неконституционного характера нормативного акта органа государственной власти или местного самоуправления (равно как и действия должностного лица федерального, регионального (штатов) и муниципального уровня), осуществляется непосредственно Верховным судом страны либо окружными коллегиальными судами в качестве единственной и окончательной инстанции, решение которой не может быть опротестовано.

Смысл прямого ампаро состоит в том, что до момента его возбуждения соответствующее дело не рассматривалось каким-либо органом судебной власти (в качестве института специализированной юстиции), в отличие от процедуры разрешения конституционно-правовой коллизии при так называемом косвенном (indirecto) ампаро. В рамках последнего Верховный суд и окружные коллегиальные суды рассматривают дела в качестве второй - апелляционной - инстанции, предназначенной для реализации права физических и юридических лиц на пересмотр решений, вынесенных районными судами, осуществлявшими рассмотрение той или иной проблемы (уголовно-правового, гражданско-правового, административно-правового, трудового характера) посредством особого конституционного производства.

Научно-практическая значимость исследования состоит в возможности использования своеобразия теории и практики специализированной юстиции зарубежных стран, во всем их многообразии и вариативности, для корректировки и расширения направлений деятельности органов конституционного контроля и надзора Российской Федерации и ряда государств - членов СНГ. Одновременно не забывая о том, что уважительное отношение к зарубежному опыту не должно иметь ничего общего с его апологетикой, бездумным копированием (без учета национальных традиций и особенностей развития социально-политических институтов), со всем, что нельзя оценить иначе как слепое подражательство.

Выносимые на защиту положения и выводы могут представлять определенный практический интерес для политических деятелей (в том числе при подготовке проектов нормативных правовых актов), государственных служащих и судей, научных сотрудников и преподавателей, занимающихся вопросами сравнительного правоведения, государственного строительства и конституционного права зарубежных стран.

Апробация результатов исследования. Основные результаты исследований по проблематике диссертации нашли отражение в двух опубликованных монографиях - «Конституционная юстиция в зарубежных странах», «Конституционный контроль и конституционное правосудие зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование», нескольких учебных пособиях по конституционному праву и конституционному контролю Российской Федерации и зарубежных стран, научных статьях и иных публикациях по теме диссертационной работы, а также в выступлениях на научных и научно-практических конференциях и семинарах. Ряд положений и выводов, содержащихся в диссертации, использованы при чтении лекций по «Конституционному праву Российской Федерации», спецкурса «Конституционная юстиция» и разработке авторских программ учебных курсов в Московском университете МВД России и Российском университете дружбы народов.

Работа обсуждена и одобрена на кафедре конституционного и муниципального права Московского университета МВД России.

Структура работы обусловлена задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных нормативных правовых актов и научной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор и актуальность темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цели и основные задачи исследования, его теоретическая и методологическая база, подчеркивается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, характеризуется их теоретическая и практическая значимость, отмечаются результаты апробации проведенного исследования.

Глава первая - «Становление и развитие основных моделей конституционного контроля в зарубежных странах» - посвящена комплексному теоретико-методологическому и сравнительно-правовому исследованию возникновения, исторического развития и эволюции важнейших институциональных элементов, характерных черт и особенностей функционирования основных «классических» моделей специализированного и неспециализированного конституционного контроля.

В первом параграфе - «Американская» (североамериканская) модель судебного конституционного контроля» - рассматриваются важнейшие исторические этапы становления и развития системы конституционного контроля, осуществляемого судами общей юрисдикции, теоретические аспекты и правоприменительная практика.

Как подчеркивается в диссертации, появление столь уникального институционального феномена современного конституционализма, которым, несомненно, является специализированная юстиция, неотделимо от процессов демократизации и формирования важнейших элементов гражданского общества, в основу которых были положены социально-экономические и политико-правовые отношения, кардинально отличавшиеся от практики западноевропейской средневековой государственности. Вполне естественно, что проводить какие-либо прямые параллели с организацией «конституционного контроля», осуществлявшегося, например, одним из высших органов государственной власти средневековой Англии, или практикой «habeas corpus» XVII века с тем, что принято ассоциировать с современными формами судебного контроля, не совсем правильно с научной точки зрения. Вместе с тем в не меньшей степени некорректным представляется отрицание преемственности, институциональные элементы которой на протяжении многих лет отчетливо проявляются не только в деятельности собственно британских общих судов, но и аналогичных юрисдикционных структурах бывших колоний и государств, относящихся к англосаксонской правовой семье.

Одно из самых существенных мест в создававшейся североамериканской конституционной системе личных прав и свобод гражданина было отведено судебно-процессуальным формам их защиты и обеспечения. Институт конституционного контроля в современной интерпретации возник в Соединенных Штатах на основе судебных решений и прецедентов (stare decisis). Изначально созданный для обеспечения формальной «законности» и «справедливости» при принятии и последующей реализации актов законодательной и исполнительной власти, судебный конституционный контроль (judicial review) в настоящее время сочетает в себе как имманентные ему формальные элементы, так и содержательную составляющую. Доктрина судебного конституционного контроля (надзора) по «американской» (североамериканской) модели наиболее четко была сформулирована судьями-практиками, членами федерального Верховного суда.

Практика Верховного суда и нижестоящих федеральных судебных органов наглядно иллюстрирует ту роль, которую играло и продолжает играть так называемое судебно-прецедентное (case law - «казуальное») право (в терминологии некоторых авторов judge-made law - «право, созданное судьями»), гипертрофированный характер которого в целом - вполне очевиден. Причем, применительно к сложившейся со временем практике конституционного контроля, в основном сформированной и неоднократно интерпретируемой в решениях высшей общенациональной судебной инстанции, это просматривается наиболее рельефно. Превалирующее значение - в большей либо меньшей степени - придается не жестким предписаниям Конституции (при постоянном акцентировании внимания на ее значимости, декларировании высшей юридической силы и прямого действия) и закона, а субъективному мнению того или иного судьи-практика (lex non scripta), облеченному в форму судебного решения, и восполняющему так называемый «пробел в праве». Учитывая перманентно возрастающую роль Верховного суда в политико-правовой структуре Соединенных Штатов, одновременно следует признать, что ревизующую (контрольную) функцию данный публичный институт приобрел постепенно, так как изначально он ею не обладал. По крайней мере, статья III Конституции 1787 года, регламентирующая статус и полномочия высшей общенациональной судебной инстанции, об этом ничего определенного - с формально-юридической точки зрения - не говорит.

Институт судебного контроля, так сказать, в широком смысле слова предоставляет Верховному суду право объявлять неконституционными любые действия государственных органов или должностных лиц, как основанных на законе либо ином нормативном правовом акте, так и вытекающих из их непосредственных полномочий. Правда, с одним, но исключительно принципиальным по своей значимости и последствиям, условием - если указанные действия будут признаны судом противоречащими Конституции. Следовательно, судебный конституционный контроль (бесспорно, в этом случае речь в первую очередь идет о юридическом аспекте) выражается в двух основных формах: с одной стороны, это проверка конституционности правовых актов, с другой - проверка конституционности действий (либо бездействия или отказа осуществить соответствующее действие) должностных лиц местного, регионального (штатов) и федерального уровня.

Несомненно, что с формально-юридической точки зрения осуществление прерогатив конституционного контроля неотделимо от всего того, что институционально принято корреспондировать с реализацией Верховным судом - в качестве судебного органа общей юрисдикции - традиционных функций гражданского или уголовного правосудия. Однако необходимо иметь в виду, что в этом случае речь идет о практической реализации особых, более того - исключительных властных полномочий (the power of judicial review), представляющих собой важнейший функциональный элемент одной из трех ветвей государственной власти в целом, посредством так называемых «конституционных решений», - приобретающих самостоятельное юридическое, правоприменительное и политическое значение. Отдавая должное высшей общенациональной судебной инстанции, тем не менее, надо учитывать тот факт, что полномочия в сфере конституционного контроля - не являются исключительной прерогативой Верховного суда. В настоящий момент подобную юрисдикцию вправе реализовать любой федеральный институт американской судебной системы, в том случае, если он соприкасается с необходимостью решать вопросы конституционного характера и - тем самым - определять дальнейшую судьбу тех или иных нормативных правовых актов.

Проведенное исследование наглядно показывает, что основной чертой конституционного контроля, реализуемого в рамках «американской» (североамериканской) модели, является его осуществление судами общей юрисдикции (со всеми вытекающими из этого политическими, правоприменительными и прочими последствиями) без создания особого специализированного автономного органа, наделенного контрольно-конституционными функциями. При «американской» модели осуществление конституционного контроля (надзора) признается функцией всего судебного аппарата, поэтому конституционная юстиция не представляет собой самостоятельной ветви действующей судебной системы, не выделяется из общего механизма правосудия. Все дела и тяжбы, какова бы ни была их природа, разрешаются одними и теми же судами общей юрисдикции, практически в идентичных условиях и процессуальных процедурах. Иными словами, вопросы конституционно-правового характера могут затрагиваться в любых спорных ситуациях, не требуя к себе какого-то специального отношения со стороны государства в лице уполномоченных органов судебной власти. Тем самым при «американской» (североамериканской) модели судебного конституционного контроля есть основания констатировать отсутствие особой категории - в чистом виде - конституционных дел.

Говоря о специфических особенностях, исследуемой модели судебного конституционного контроля и конституционного правосудия, диссертант выделяет ее наиболее отличительные черты. Во-первых, контроль за конституционностью при «американской» модели конституционной юстиции имеет универсальный характер. Он осуществляется в отношении не только законов (статутов), но также и иных правовых актов и нормативных предписаний, принимаемых на всех уровнях осуществления государственной власти. Противоречащим Конституции Соединенных Штатов может быть объявлен любой акт нарушения общепринятой иерархии юридических норм или действие, не основанное на правовой норме, и нарушающее «надлежащую правовую процедуру». Во-вторых, контроль за конституционностью осуществляется по децентрализованной модели, то есть он может производиться любым американским судом при рассмотрении любого дела, в котором затронуты субъективные права, свободы и законный интерес гражданина. В-третьих, контроль за конституционностью носит казуальный характер. Его осуществление непосредственно связано с рассмотрением конкретной коллизионной «тяжбы», в которой присутствует ссылка лица, участвующего в деле, к Конституции. В-четвертых, конституционный контроль по «американской» модели относителен, в силу того, что решения суда являются обязательными только для спорящих сторон и не обременяют иных субъектов правоприменительной деятельности. При этом суды общей юрисдикции толкуют антиконституционную норму как несуществующую и не принимают ее во внимание при вынесении соответствующего решения по существу имеющего место спора. В то же время какого-либо конкретного акта или обязательной процедуры отмены неконституционной нормы при «американской» модели конституционного контроля как таковой не происходит.

Во втором параграфе - «Европейская» (континентальная) модель конституционного контроля» - рассматривается процесс становления и развития системы конституционного контроля, осуществляемого специализированными - судебными и квазисудебными - учреждениями.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.