авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Уголовное преследование в досудебном производстве по уголовно-процессуальному законодательству республики таджикистан

-- [ Страница 2 ] --

– потерпевший (частный обвинитель), его законный представитель и представитель, гражданский истец, его законный представитель и представитель, также участвующие в уголовном преследовании на стороне обвинения. В отличие от положений ч. 7 ст. 246 УПК РФ уголовно-процессуальное законодательство Республики Таджикистан предоставляет потерпевшему право участвовать в уголовном преследовании лица, в случаях отказа государственного обвинителя от обвинения (ч. 10-11 ст. 279 УПК РТ).

В свою очередь, должностные лица органов дознания, наделенные правом осуществления оперативно-розыскной деятельности, к числу субъектов, реализующих функцию уголовного преследования в досудебном производстве Республики Таджикистан, в отличие от Российской Федерации, отнесены быть не могут. Процессуальную деятельность они вправе осуществлять лишь по поручению следователя, дознавателя или должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, и только в целях установления причастности лица к совершенному преступлению. Такая деятельность является вспомогательной по отношению к уголовному преследованию, осуществляемому уполномоченными на то законом должностными лицами.

3. Классификация форм уголовного преследования в досудебном производстве по уголовно-процессуальному законодательству Республики Таджикистан и Российской Федерации в зависимости:

- от объекта уголовного преследования (подозрение или обвинение), как в Республике Таджикистан, так и в Российской Федерации;

- от формы, в которой по УПК РТ осуществляется производство по уголовному делу: в общем порядке (дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно; дознание по делам, по которым производство предварительного следствия необязательно и предварительное следствие) и в форме ускоренного производства, а по УПК РФ – дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, дознание в сокращенной форме, производство неотложных следственных действий и предварительное следствие.

4. Утверждение автора о необходимости закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Таджикистан положения о сущности правовой конструкции функции уголовного преследования в досудебном производстве, которая должна заключаться в юридическом факте совершения преступления и быть связанной с началом ее реализации путем принятия должностным лицом органа расследования процессуального решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица аналогично п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, которая регламентирует начало реализации функции уголовного преследования с момента возбуждения уголовного дела в отношении лица.

5. Сформулированная автором позиция относительно особой формы окончания уголовного преследования в досудебном производстве по уголовно-процессуальному законодательству Республики Таджикистан, которая должна быть законодательно выражена в предоставлении следователю, дознавателю, прокурору права вынесения постановления о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица, как это регламентировано в ст. 27 УПК РФ.

6. Вывод автора о том, что смешанный тип национального (таджикского) уголовного судопроизводства обусловлен соподчиненностью закрепленной в УПК РТ функции уголовного преследования двум другим функциям – прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, а также наличие у суда права на возбуждение уголовного дела при одновременном провозглашении в УПК РТ принципа состязательности и равноправия сторон.

7. Предложения по совершенствованию закрепленного в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Таджикистан и Российской Федерации механизма уголовного преследования, в соответствии с которыми необходимо:

7.1. Для отграничения в УПК РТ видов уголовного преследования и определения момента, до которого в ходе судебного разбирательства возможно примирение сторон, дополнить:

  • ч. 1 ст. 24 УПК РТ указанием: «в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, в том числе поддержание государственного обвинения в суде, осуществляется в частном, частно-публичном и публичном порядке»;
  • ч. 2 ст. 24 УПК РТ предложением, устанавливающим, что «примирение сторон допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора»;
  • ст. 26 УПК РТ указанием о возможности: «…возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица», разграничив тем самым порядок возбуждения уголовного преследования и возбуждения уголовного дела по факту совершенного преступления.

7.2. Для разграничения понятий «уголовное преследование» и «уголовная ответственность» необходимо уточнить название ст. 29 УПК РТ, изложив его в следующей редакции:

«Статья 29. Освобождение лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием».

7.3. В целях уточнения нормативно-правового определения прокурора и частного обвинителя:

  • ч. 1 ст. 36 УПК РТ изложить в следующей редакции: «Прокурор является государственным должностным лицом, в пределах своей компетенции осуществляющим надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, уголовное преследование в досудебных стадиях, а также поддержание государственного обвинения от имени государства на судебных стадиях уголовного судопроизводства в соответствии с положениями настоящего Кодекса»;
  • п. 2 ст. 6, ч. 1 ст. 43 УПК РТ определением частного обвинителя, которым является лицо, подавшее в суд заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении конкретного лица, принятое судом к производству, и которое поддерживает обвинение в суде в случае отказа государственного обвинителя от обвинения.

7.4. Для устранения пробела в использовании понятий «поводы» и «основание» для возбуждения уголовного дела необходимо ст. 140 УПК РТ дополнить новой ч. 2, изложив ее в редакции:

«2. Уголовное дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления».

7.5. В целях конкретизации и уточнения некоторых норм в УПК РФ, необходимо п. 46 ст. 5 после слов "сторона защиты " дополнить словом "подозреваемый", изложив его в следующей редакции:

«46) сторона защиты – подозреваемый, обвиняемый, а также его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель».

7.6. В ст. 22 после слов «потерпевший, его законный представитель, и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании» дополнить словом «подозреваемый» и изложить ее в следующей редакции:

Статья 22. Право потерпевшего на участие в уголовном преследовании

Потерпевший, его законный представитель, и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании подозреваемого, обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном настоящим Кодексом.

7.7. В ч. 1 ст. 318 УПК РФ после слов «законным представителем» дополнить словами «или представителем» и изложить ее в редакции:

Статья 318. Возбуждение уголовного дела частного обвинения

1. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим, его законным представителем или представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи 147 настоящего Кодекса.

Теоретическое значение диссертационного исследования состоит в том, что на основе анализа норм УПК РСФСР (1960 г.), УПК РФ (2001 г.), УПК РТ (1961 и 2009 гг.) исследованию подверглась функция уголовного преследования в досудебном производстве в различных исторических типах уголовного процесса. Это позволило проследить тенденции формирования и развития функции уголовного преследования, обосновать объективную необходимость данной функции в уголовном процессе Республики Таджикистан, а также выявить недостатки ее правового регулирования в действующем уголовно-процессуальном законодательстве Таджикистана и выработать предложения, направленные на их устранение. Полученные результаты могут быть учтены в дальнейших теоретических разработках и научных исследованиях по уголовному процессу.

Практическое значение исследования определяется возможностью использования в правотворческой деятельности положений и выводов, сформулированных в диссертации, направленных на совершенствование уголовно-процессуального законодательства и практики его применения органами предварительного расследования, прокуратуры и суда; в преподавании курсов «Уголовный процесс», «Прокурорский надзор» а также при подготовке учебных и учебно-методических материалов.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечивается его методологией и методикой, комплексным подходом к изучению практики реализации функции уголовного преследования, а также репрезентативностью собранного и проанализированного эмпирического материала, на котором основываются разработанные в диссертации научные предложения. Для обеспечения полноты исследования изучены правовые и теоретические источники, данные научных разработок других авторов по исследуемой проблематике.

Выводы, содержащиеся в работе, учитывают статистические данные Главного информационно-аналитического центра МВД Республики Таджикистан и отдела статистики Генеральной прокуратуры Республики Таджикистан, ГИАЦ МВД РФ, а также материалы следственной и судебной практики. Кроме того, достоверность полученных результатов определяется их внедрением в практическую деятельность органов внутренних дел, учебный процесс высших образовательных учреждений результатов исследования и в законотворческую деятельность Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации, сформулированные в диссертации, отражены в двадцати пяти научных публикациях общим объемом 10,9 п.л., в том числе пять статей в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Основные положения диссертации также апробировались в выступлениях диссертанта на заседаниях кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России и на международных, всероссийских, республиканских и межвузовских научно-практических конференциях (семинарах), проводимых Академией управления МВД России, Академией МВД Республики Таджикистан и другими вузами, среди которых: Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 150-летию образования следственного аппарата в России «Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия» (Москва, 26 мая 2010 г.); «Правовое и криминалистическое обеспечение управления органами расследования преступлений» (Москва, 26 мая 2011 г.); 2-я Всероссийская научно-практическая конференция аспирантов и соискателей «Актуальные проблемы современного права в научных исследованиях молодых ученых-юристов», Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации (Москва, 27 мая 2011 г.); Республиканская научно-практическая конференция «Проблемы применения нового УПК РТ в предварительном следствии» (Душанбе, 30 ноября 2010 г.); 3-я Научно-практическая конференция аспирантов и соискателей «Общетеоретические и отраслевые проблемы российского правосудия», Российская академия правосудия (Москва, 28 февраля 2012 г.); Международная научно-практическая конференция «Преступность в СНГ: проблемы предупреждения и раскрытия преступлений» (Воронеж, 23 мая 2012 г.); Международная научно-практическая конференция «Общественная безопасность, законность и правопорядок в III тысячелетии», Воронежский институт МВД России (Воронеж, 2829 июня 2012 г.).

Кроме того, результаты диссертационного исследования внедрены и используются в практической деятельности Следственного отдела Управления МВД РТ по г. Душанбе, Управления по надзору за исполнением законов в органах внутренних дел и контролю за наркотиками Генеральной прокуратуры Республики Таджикистан, а также в учебном процессе и научной деятельности Академии управления МВД России, Академии МВД Республики Таджикистан, Российско-Таджикского (Славянского) Университета и в законотворческой деятельности Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан, о чем имеются соответствующие акты о внедрении.

Структура и объем диссертации обусловлены целью, задачами, объектом и предметом исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих пять параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений – анкет, аналитической справки (по результатам изучения уголовных дел и результатам анкетирования), сравнительной таблицы по возбужденным уголовным делам и авторских законопроектов по внесению изменений и дополнений в УПК РТ и УПК РФ. Объем основного текста диссертации – 158 страниц, списка литературы и приложений – 54 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении освещаются вопросы, характеризующие актуальность избранной темы, цели и задачи, методология и методика предпринятого исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, основные положения, выносимые на защиту, достоверность представленных в диссертации выводов и положений, направления апробации и внедрения полученных результатов и сведения о структуре диссертации.

В первой главе – «Общая характеристика функции уголовного преследования» – рассматриваются вопросы, касающиеся понятия, сущности, содержания, формы, роли и места функции уголовного преследования в триаде уголовно-процессуальных функций, которая в свою очередь, составляет теоретическую основу исследования.

Первый параграф – «Понятие, сущность и содержание функции уголовного преследования» – посвящен исследованию понятия, сущности и содержания функции уголовного преследования в досудебном производстве. Выделены и рассмотрены основные компоненты, составляющие содержание функции уголовного преследования.

Проведенным исследованием установлено, что уголовно-процессуальные функции, как основные направления процессуальной деятельности, в теории уголовного процесса представляют собой одну из наиболее дискуссионных тем. В юридической литературе до сих пор не решена проблема относительно понимания того, что представляет собой функция в уголовном процессе, отсутствует единое понятие функции, а взгляды ученых-процессуалистов по вопросу о характере и количестве функций расходятся.

Анализ точек зрения таких ученых, как О. Я. Баев, В. А. Чернышева, Д. М. Беровой и др., по уточнению понятия уголовно-процессуальных функций показывает, что большинство из указанных авторов придерживаются мнения о том, что эти функции имеют различные виды, отдельные направления, тесно взаимосвязанные, но не совпадающие, не поглощающие друг друга. По мнению диссертанта, наиболее оптимальным представляется определение уголовно-процессуальных функций как «определяемые нормами права направления деятельности участников уголовного процесса, обусловленные их полномочиями в рамках реализации задач уголовного судопроизводства».

Анализ норм УПК РТ позволяет автору констатировать тот факт, что основу модели уголовного судопроизводства Республики Таджикистан составляет состязательная концепция трех уголовно-процессуальных функций (уголовное преследование, защита, разрешение уголовного дела). В нормах ранее действовавшего УПК РТ в ред. 1961 г.3 уголовное преследование как институт не закреплялся: вместо него предусматривался институт возбуждения уголовного дела. Сравнительный анализ действующего УПК РТ позволяет обосновать тезис о том, что в результате произошедших эволюционных процессов в сфере уголовного судопроизводства Таджикистана, функция уголовного преследования получила свое нормативно-правовое закрепление.

Одновременно на основе анализа содержания функции уголовного преследования, диссертант приходит к выводу, что основные элементы данной функции в законодательном определении отсутствуют.

Опираясь на результаты изучения понятий «уголовное преследование» и «обвинение», обосновывается вывод о том, что как в теории уголовного судопроизводства, так и в следственной практике вышеуказанные понятия трактуются по-разному. Соотношение обвинения с уголовным преследованием, по мнению диссертанта, заключается в следующем: функция обвинения является видовым понятием по отношению к родовому понятию уголовное преследование.

В диссертации сделан вывод, что понятие «уголовное преследование» в УПК РТ не имеет однозначного толкования и в настоящее время требует дополнительных теоретических исследований. По результатам проведенного анализа сформулировано авторское определение уголовного преследования, сущность которого заключается в процессуальной деятельности, осуществляемой государственными органами (органами дознания), должностными лицами (следователем, дознавателем, прокурором), которая направлена на возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица, задержание лица по подозрению в совершении преступления, принятие решений о выдвижении подозрения, формулирование и предъявление обвинения данному лицу, избрание и применение мер пресечения, производство следственных действий, составление обвинительного заключения, утверждение прокурором обвинительного заключения и направления уголовного дела в суд.

Во втором параграфе – «Учение о функции уголовного преследования в контексте теории уголовно-процессуальных функций» – диссертантом проанализировано место и роль функции уголовного преследования в системе процессуальных функций. При этом отмечается, что теория уголовно-процессуальных функций традиционно привлекала внимание многих процессуалистов и вызывала многочисленные дискуссии. Наличие и соотношение тех или иных функций, степень их реализации в конкретных нормах позволили сформулировать объективное представление о типе уголовного судопроизводства. Преобладающей в теории состязательного уголовного процесса является точка зрения о наличии в уголовном судопроизводстве трех основных процессуальных функций: 1) уголовного преследования; 2) защиты; 3) разрешения дела.

При традиционном подходе (концепция трех основных процессуальных функций) за исходный элемент принимается уголовное преследование, которое соответственно требует наличия функции защиты и разрешения дела. Вместе с тем, по нашему мнению, теоретическая сложность вопроса об уголовно-процессуальных функциях не позволила и на сегодняшний день сформировать единый научный подход к определению сущности, количества, содержания и социальной направленности уголовно-процессуальных функций.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.