авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Молодежный наркотизм в современной россии: криминологический анализ и профилактика

-- [ Страница 3 ] --

Практическая значимость работы выражается в возможности применения сформулированных положений, выводов и рекомендаций авторской концепции профилактики молодежного наркотизма в современной России: а) при решении практических задач правоохранительными органами; б) для детализации отдельных положений Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, ее Концепции и программ социально-профилактического обеспечения субъектов регионов; в) в развитии системы профилактики молодежного наркотизма на международном, общероссийском и региональном уровнях; г) в правотворческой деятельности при совершенствовании российского законодательства в части, касающейся защиты прав и интересов лиц, попавших в наркосреду; д) в учебном процессе вузов правоохранительных органов, иных образовательных учреждений юридического профиля при преподавании криминологии, уголовного права и в дальнейших научных разработках.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедр криминологии и уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России. Основные теоретические выводы, положения и рекомендации исследования получили апробацию в выступлениях автора на международных научно-практических конференциях «Сучаснi проблеми юридичної науки в дослiдженнях молодих вчених» (Харьков, 2004 г.), «Организация работы с молодежью в транзитивном обществе: проблемы и перспективы» (Воронеж, 2004 г.), «Актуальные проблемы исследования и профилактики экстремизма» (Санкт-Петербург, 2004 г.), «Современные массовые процессы и молодежь» (Воронеж, 2005 г.), «Организация в фокусе социологических исследований» (Нижний Новгород, 2005 г.), «Диагностика и прогнозирование социальных процессов» (Белгород, 2005 г.), «Международный терроризм: причины, формы и проблемы противодействия» (Белгород, 2005 г.), «Вторые Державинские чтения в Республике Мордовия» (Саранск, 2005 г.), 8 мiжнародної науково-практичної конференцiї «Наука I освiта» (Днепропетровск, 2005 г.), «Сорокинские чтения – 2005» (Москва, 2005 г.), «Девиация и делинквентность: социальный контроль» (Нижний Новгород, 2006 г.), «Культурное многообразие в образовании» (Санкт-Петербург, 2009 г.), «Правоохранительная деятельность органов внутренних дел России и зарубежных государств в контексте современных научных исследований» (Санкт-Петербург, 2010 г.); международном научно-практическом семинаре «Методологические проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях» (Луганск, 2004 г.), «Правовые, социальные и эпидемиологические аспекты профилактики наркомании» (Москва, 2006 г.); международной школе-практикуме Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации для молодых ученых-юристов «Закон: стабильность и динамика» (Москва, 2006 г.); теоретических семинарах Санкт-Петербургского международного криминологического клуба «Ювенология как междисциплинарное научное знание» (Санкт-Петербург, 2010 г.) и «Семейная криминология» (Санкт-Петербург, 2010 г.); III Всероссийском конгрессе «Глобальные и социальные изменения в современной России» (Москва, 2006 г.); III Всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия» (Москва, 2008 г.); всероссийских научно-практических конференциях «Сорокинские чтения- 2004» (Москва, 2004 г.), «Социально-экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью» (Уфа, 2004 г.), «Современный экстремизм в Российской Федерации: особенности проявления и средств противодействия» (Москва, 2006 г.), «Профилактика наркомании и борьба с незаконным оборотом наркотиков» (Смоленск, 2007 г.), «9 Макаркинские чтения» (Саранск, 2009 г.); всероссийского «круглого стола» «Проблемы взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями по охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности» (Москва, 2006 г.); всероссийском научно-практическом семинаре «Предупреждение и раскрытие преступлений в условиях мегаполиса» (Санкт-Петербург, 2009 г.); межрегиональной научно-практической конференции «Россия на пути к правовому государству и гражданскому обществу» (Саранск, 2006 г.); межвузовских семинарах «Организационные и правовые основы обеспечения духовной безопасности в РФ» (Москва, 2009 г.), «Особенности предварительного расследования на современном этапе» (Санкт-Петербург, 2009 г.); региональных научно-практических конференциях «Проблемы профилактики молодежной преступности» (Белгород, 2004 г.), «Профилактика девиантного поведения молодежи средствами культурно-досуговой деятельности» (Белгород, 2005 г.).

Подготовленные соискателем на базе диссертационного исследования научные разработки, методические материалы и рекомендации заслушивались при проведении Международного семинара для сотрудников ФСКН России «Правовые, социальные и эпидемиологические аспекты профилактики наркомании» (Москва, 13-14 июня 2006 г.); на семинаре-совещании руководителей аппаратов антинаркотических комиссий субъектов Российской Федерации в ЦФО (Москва: Совет Федерации, 28-29 апреля 2009 г.); заседаниях Экспертно-консультативного совета ГАК по ЦФО.

Основные теоретические положения, выносимые на защиту, выводы и предложения внедрены и используются в практической деятельности Управления аппарата Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу при проведении мониторинга наркоситуации в округе и внесены в «Таблицу предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в области противодействия их незаконному обороту», рассмотренной на заседании Государственного антинаркотического комитета 26 июня 2009 года; в учебный процесс факультета подготовки иностранных граждан Санкт-Петербургского университета МВД России (при обучении сотрудников правоохранительных органов африканских государств по направлению «Организация борьбы с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ») и Белгородского юридического института МВД России (на факультете повышения квалификации для сотрудников правоохранительных органов по курсам «Основы профилактики наркомании и наркопреступности», «Основные технологии профилактики наркомании» и на факультетах высшего профессионального и заочного образования – по «Криминологии», «Уголовному праву», «Уголовно-исполнительному праву», «Организации борьбы с незаконным оборотом наркотиков», «Юридической психологии»).

Материалы диссертационного исследования апробированы соискателем при проведении курсов повышения квалификации для руководителей и сотрудников антинаркотических комиссий субъектов Российской Федерации по программе «Организация деятельности антинаркотических комиссий по профилактике и противодействию наркомании» (РАГС при Президенте РФ, Москва, 7-18 декабря 2009 г.; 17-25 мая 2010 г.).

Результаты исследования опубликованы в 69 работах общим объемом 112 п.л. (4 монографии, 1 – в соавторстве; 7 учебных и учебно-методических пособий; 2 курса лекций (в соавторстве); 15 научных статей, опубликованных в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, иные публикации).

Структура диссертации отвечает цели и задачам исследования, состоит из введения, четырех глав, включающих 10 параграфов, заключения, библиографии и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цель, задачи, объект и предмет, обозначается методологическая и эмпирическая основы исследования, научная новизна работы, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость полученных результатов, содержатся сведения об их апробации и внедрении.

Первая глава «Молодежный наркотизм и наркопреступность как социально-правовые явления» - объединяет три параграфа и имеет методологическое значение для данной работы. Она раскрывает теоретические предпосылки развития системного подхода в криминологических исследованиях наркопреступности несовершеннолетних и молодежи. На основе научных трудов рассматриваются последствия молодежного наркотизма, приводится виктимологическая характеристика молодежной наркопреступности.

Анализируя в первом параграфе выдвинутые учеными теоретические положения, автор приходит к выводу о том, что молодежная наркопреступность включает деяния, предусмотренные статьями 228-234 УК РФ (положение 1.2, выносимое на защиту). И совершающие их, и потерпевшие от них являются одновременно жертвами молодежного наркотизма, потому что первичной группой риска заболевания наркоманией, заражения ВИЧ-инфекцией, СПИДом, гепатитами являются лица молодого возраста, допускающие немедицинское потребление наркотиков. По данным ГАК их численность составляет около 3,5 миллионов россиян. Не менее опасны иные социальные последствия молодежного наркотизма: ухудшение демографической ситуации, развитие наркокультуры, ее клонирование среди несовершеннолетних, токсикомания, проституция, бродяжничество, беспризорность, а также административные правонарушения, связанные с наркотиками.

К преобладающим тенденциям молодежного наркотизма современной России относятся следующие:

- начальные пробы наркотиков снизились до возраста 9-11 лет; лица, употребляющие их, преимущественно (две трети) – от 14 до 30 лет;

- рост социально-репродуктивного риска молодежи и наркодевиаций в образовательной среде;

- увеличение доли употребления высококонцентрированных психоактивных веществ внутривенно;

- широкое распространение курения марихуаны, гашиша, анаши;

- рост опийной, вспышка дезоморфиновой, «эпидемия» героиновой наркоманий, усиление распространения синтетических наркотиков;

- российский молодежный наркотизм имеет региональную национальную окраску и гендерные особенности, географически расширяется.

Анализ статистических данных, приведенный во втором параграфе, позволил констатировать, что количество зарегистрированных молодежных преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков на протяжении последнего десятилетия растет, составляя более 50 % наркопреступлений, в том числе тяжких и особо тяжких деяний; совершенных в крупном и особо крупном размерах. Фиксируется и увеличение количества лиц, их совершающих, в возрасте 14-29 лет.

Определены современные тенденции молодежной наркопреступности (положение 1.4, выносимое на защиту).

При общем росте наркопреступности наблюдается увеличение уровня латентности за сбыт наркотических средств и незначительное количество преступлений, предусмотренных ст.ст. 230 и 232 УК РФ. В частности, от общего числа выявленных наркопреступлений сбыт составил в 2005 г. – 62,9 %, в 2006 г. – 58,1, в 2007 г. – 54,4, в 2008 г. – 52,1, в 2009 г. – 53,8, в 2010 г. – 51; преступления, связанные с организацией или содержанием наркопритонов: в 2001 г. – 0,3 % от общего числа зарегистрированных наркопреступлений, в 2002 г. – 0,2, в 2003 г. – 0,1, в 2004 г. – 0,5, в 2005 г. – 0,3, в 2006 г. – 0,4, в 2007 г. – 0,4, в 2008 г. – 2,3, в 2009 г. – 2,7, в 2010 г. – 2,9; склонения граждан к потреблению наркотических средств и психотропных веществ: 2001 г. – 0,2 % от общего числа выявленных наркопреступлений, в 2002 г. – 0,2, в 2003 г. – 0,15, в 2004 г. – 0,3, в 2005 г. – 0,3, в 2006 г. – 0,4, в 2007 г. – 0,2, в 2008 г. – 0,2, в 2009 г. – 0,1, в 2010 г. – 0,1.

Особый криминологический интерес вызвал Северо-Кавказский федеральный округ с относительно стабильной статистикой наркопоказателей, где общий прирост в 2007 году составил 8,9 % преступлений, а в Республиках Ингушетия – на 25,9, Чеченской – на 27,5; Дагестане – на 19,3; Ставропольском крае – на 20. В 2008 году в общей структуре преступности субъекты федерации с наибольшим удельным весом преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков представлены Республиками Ингушетия – 20,8 %, Карачаево-Черкесской – 15,1, Чеченской – 15, Дагестаном – 13,4. В 2009 г. и 2010 г. соответственно: в Ингушетии – 19,2 % и 23,8; Чеченской Республике – 15 и 16,7.

При этом наименьший удельный вес сбыта наркотиков наблюдался в регионах с наибольшим объемом зарегистрированных наркопреступлений. В 2007 году в Чеченской Республике уровень сбыта составил 28 % от общего числа выявленных наркопреступлений, удельный вес наркопреступности в общей структуре преступности – 12,9 %; Карачаево-Черкесской Республике, соответственно, – 20,1 % и 18,4 % (в 2008 г. – 14,6 и 15,1); Республике Северной Осетии-Алании – 21 % и 13,5 % (в 2008 г. сбыт – 15,8, а в 2009 г. – 69,2); в 2008 г. и 2009 г. сбыт в Республике Ингушетии, соответственно, – 9,5 % и 12 %. В 2010 году от общего числа зарегистрированных наркопреступлений выявлено сбыта наркотиков в Республиках Ингушетии – 0,7 %; Северной Осетии-Алании – 9,2; Карачаево-Черкесской Республике – 7,7; Чеченской – 4,7.

Особое беспокойство вызывает организованная преступная деятельность в сфере наркобизнеса, в том числе этническая и состоящая из молодежи. Так, в 2005 году зарегистрировано 5178 (+12,5 % к АППГ) преступлений, совершенных организованной группой (преступным сообществом), в 2006 году – 5348 (+ 3,2 % к АППГ), в 2007 году – 7308 (+ 36,6 %), в 2009 году – 8824 (+22,4 %). Незначительный спад зарегистрирован в 2008 году – 7207 (- 1,4 %), существенный в 2010 году – 6387 (-27,6). В 2008 году к уголовной ответственности за совершение наркопреступлений привлечено 2787 граждан стран-участниц СНГ, из них: 820 таджиков, 557 украинцев, 392 азербайджанцев, 368 узбеков1

3. В 2009 году – 3469 (+ 24,5 % к АППГ), в том числе 1154 таджиков, 576 украинцев, 494 азербайджанцев, 477 узбеков2

4. В 2010 году выявлено групповых преступлений среди тех же национальностей1

5: Таджикистана – 321 (1049); Азербайджана – 10 (482); Узбекистана – 62 (480); Киргизии – 46 (132); Украины – 40 (540)2

6. Дальневосточный регион и Приморский край России подвергаются воздействию со стороны китайских, корейских и вьетнамских формирований, специализирующихся на сбыте синтетических наркотических средств.

С 2004 года учеными и сотрудниками правоохранительных органов отмечается высокая степень активности в незаконном наркообороте цыганских групп. Обособленность и закрытость их национальных сообществ, наличие обширных межрегиональных и международных связей, процесс их миграции и большая территория проживания позволяют им конспиративно организовывать криминальные операции. Традиционная торговля наркотиками каннабисной группы меняется на синтетические и героин. Выделяется специфика наркотической цыганской преступности (положение 1.6).

Отмечается рост числа «наркотизированных семей», представляющих вторичную группу риска молодежной наркопреступности и наркотизма. В исследованиях 2002 года 8,6 % респондентов в возрасте 14-29 лет указали на членов семьи, приобщивших их к употреблению наркотиков, и, соответственно, вовлекших в наркопреступность. Ответы экспертов 2006 года зафиксировали результаты значительно выше – 17,8 %. По результатам изучения уголовных дел этот показатель составил 19 %. Таким образом, увеличивается количество членов семей, употребляющих наркотические средства, психотропных вещества, склоняющих к совершению преступлений в сфере их незаконного оборота и (или) немедицинскому употреблению указанных средств и веществ или не противодействующих этому. Указанная тенденция представляет особую опасность.

Обеспокоенность вызывает зарегистрированный рост преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения: в 2006 г. на 35,3 %, чем в АППГ; в 2007 г. на 12,1; в 2008 г. на 13; в 2009 г. на 9,8; в 2010 г. на 11,4. Среди них большинство – подростки и молодежь. И именно эти возрастные группы подвергаются рискам стать жертвами уголовно наказуемых деяний.

Приведенная в третьем параграфе виктимологическая характеристика молодежной наркопреступности позволила определить основные группы объектов виктимологической коррекции: 1) наркоэкспериментаторов; 2) наркоманов; 3) лиц, совершающих уголовно наказуемые деяния и мелкие правонарушения с наркотиками.

На основании классификации факторов «групп риска молодежной наркопреступности»: семейный (48,8 %); фактор здоровья (44,2); средовый (54,3) и правовой (29,5)1

7, выделены молодежные категории профилактического воздействия:

на докриминальном уровне: а) воспитываемые одним родителем; б) несовершеннолетние, имеющие родственников с отрицательной девиацией поведения. Такие семьи более криминогенны, чем неполные; в) допускающие курение табачных изделий; г) имеющие психические отклонения или дефекты психического здоровья; д) возрастная группа подростков 10-12 лет; е) лица, относящиеся к микросредам потребляющих наркотики без медицинского назначения, наркоманов и участников незаконного оборота наркотиков;

- на криминальном уровне: а) беспризорники; б) несовершеннолетние, находящиеся в детских домах и воспитательных колониях; в) потребляющие наркотики без медицинского назначения; г) приверженцы наркокультуры; д) участвующие в незаконном обороте наркотиков;

- на посткриминальном уровне: осужденные за наркопреступления.

Сформулированы направления виктимологического предупреждения молодежной наркопреступности:

  1. Наркологическая грамотность педагогов, юристов, родителей, подростков и молодежи.
  2. Вырабатываемый в процессе воспитания навык у детей говорить «нет» в провоцирующих ситуациях.
  3. Недопущение формирования и разрушение аддиктивных молодежных групп, культивирующих наркокультуру.
  4. Формирование в сознании молодежи понятия «полного дома» через обязательные образовательные программы.
  5. Пропаганда здорового образа жизни.
  6. Волонтерское молодежное движение.
  7. Снижение риска наркозависимости в детстве путем домашнего воспитания ребенка до 3 лет матерью и посещения детьми после 3 лет дошкольного учреждения или применения развивающей программы, недопущение отказа от ее выполнения и снижения успеваемости в возрасте 10-12 лет.

Автором классифицируются семьи, представляющие «группы риска, провоцирующие наркозависимость молодежи, способствующую наркопреступности»:

  1. неполная семья (не стимулируется познавательная активность ребенка, недостаток внимания, однополое воспитание и т.д.);

2) асоциальная семья (асоциальное наследование, асоциальные семейные стереотипы);

3) педагогически несостоятельная семья (финансово обеспеченная, характеризуется высокой занятостью родителей и недостаточным контролем за времяпровождением детей и расходованием ими финансовых средств).

Отмечается, что важнейшей частью виктимологического предупреждения молодежных наркопреступлений выступает прогнозно-аналитическое исследование наркоситуации в регионе. При ее анализе в ходе проведения наркомониторинга необходимо измерять показатели преступности (ее объем, уровень, структуру, динамику, индекс латентности, коэффициент криминальной активности и другие), что позволит конкретизировать профилактические меры специальных целевых программ.

Глава 2. «Криминологический анализ и детерминация наркопреступлений, совершаемых несовершеннолетними, молодежью и в отношении них» посвящена особенностях личности молодого наркопреступника; факторам молодежного наркотизма и наркопреступности, их криминологическому прогнозированию.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.