авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Криминальное банкротство:уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации

-- [ Страница 2 ] --

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры уголовного права Омской академии МВД России, II-й международной научно-практической конференции «Правовые проблемы становления и развития гражданского общества в России» (Новосибирск, 26–27 мая 2005 г.), международной научно-практической конференции «Проблемы обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел» (Кемерово, 2 декабря 2005 г.), межвузовской научной конференции «Уголовный закон: проблемы теоретического моделирования и правоприменения» (Омск, 3 ноября 2005 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы формирования и утверждения в российском обществе ценностей права, свободы и справедливости» (Новосибирск, 25 мая 2006 г.).

Методические рекомендации «Особенности квалификации преступлений, предусмотренных ст.ст. 195–197 УК России» внедрены в деятельность следственных подразделений при ГУВД Алтайского края и Кемеровской области, Кузбасского УВДТ.

Результаты исследования используются в учебном процессе Омской академии МВД России.

Основные положения, выводы и рекомендации исследования отражены в шести научных публикациях общим объемом 2,4 п. л.

Структура работы обусловлена целью, задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих в себя семь параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и степень разработанности темы, раскрывается ее научная новизна, определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет, характеризуются методологические и теоретические основы, эмпирическая база исследования, указывается теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Характеристика объективных признаков неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротств» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе с учетом специфики преступлений, входящих в раздел VIII УК России, обосновывается выделение так называемого межродового объекта, расположенного в структуре объектов «по вертикали» между общим и родовым, который следует понимать как охраняемую государством систему обществен­ных отношений в сфере производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.

Анализируются различные позиции по определению родового, видового и непосредственного объектов криминальных банкротств, аргументируются собственные их формулировки. Так, родовой объект рассматриваемых преступлений, по мнению автора, представляет собой систему охраняемых государством общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности в обществе, ориентированном на развитие рыночной экономики, устанавливающих порядок осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг. Видовой объект криминальных банкротств — есть совокупность общественных отношений, связанных с реализацией института несостоятельности (банкротства). Непосредственный объект криминальных банкротств представляет собой общественные отношения, складывающиеся в свя­зи с реа­лизацией или возможностью реализации института несостоятельности (банкротства), направленные на предупреждение несостоятельности или проведение обеспечивающих защиту законных интересов участников данных отношений процедур банкротства при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Формулировка непосредственного объекта криминальных банкротств дана автором на основе всестороннего анализа субъектного состава отношений несостоятельности (банкротства), с учетом роли и интереса каждого участника, что предоставило возможность установить, какие именно общественные отношения выступают объектом преступления, объем этих отношений и, следовательно, границы действия самого уголовного закона. В процессе исследования автор пришел к выводу, что максимальное проявление во взаимоотношениях субъектов рассматриваемых отношений имеет имущественный интерес должника и кредиторов. При этом имущественный интерес кредиторов основан на обязательственных отношениях с должником. Имущественные же интересы должника вытекают из вещных прав (права собственности, права хозяйственного ведения), которыми он обладает по отношению к своему имуществу, активам. Таким образом, криминальные банкротства могут причинить вред интересам лишь тех кредиторов, кото­рые находятся в обязательственном правоотношении с должником. Должник, как и любой его кредитор, также заинте­ресован в нормальной реализации отношений несостоятельности, в первую очередь с целью восстановления своей пла­тежеспособности, отсюда его имущественный интерес также необходимо рассматривать в ка­честве структурного элемента непосредственного объекта криминальных банкротств.

Во втором параграфе детально исследован предмет криминальных банкротств с учетом положений гражданского права, Закона о несостоятельности 2002 г. и иных нормативных правовых актов. Отмечается необоснованность замены законодателем словосочетания «имущественные обязательства» на «имущественные обязанности» и расширения предмета преступления, предусмотренного ст. 195 УК России, за счет такой категории, как «имущественные права».

Так, понятие «имущественные обязанности» в законе и теории гражданского права отсутствует. Обращение же к ст. 307 ГК РФ позволило автору сделать вывод о том, что понятие «имущественные обязательства» более широкое и включает в себя имущественные обязанности должника и имущественные права кредитора в их динамике, носящие относительный характер. На основе проведенного систематического и логического анализа положений гражданского законодательства и Закона о несостоятельности 2002 г. автор пришел к выводу, что уголовно-правовое значение имеют лишь те обязательственные отношения должника, в которых он сам выступает в роли кредитора, наделенного правом требования к его дебиторам, поскольку исполнение таких требований ведет к пополнению активов должника, в том числе конкурсной массы. В связи с этим имущественные обязанности должника перед его кредиторами не могут рассматриваться как предмет преступления, так как их сокрытие не ведет к умень­шению имущественной массы активов должника, а доказывание наличия и размера таких обязательств должника перед кредиторами в про­цессе арбитражного судопроизводства лежит на последних.

В свою очередь такую категорию, как «имущественные права» (право требования должника к его дебиторам в рамках обязательственных отношений), с учетом положений гражданского законодательства и Закона о несостоятельности 2002 г. автор предлагает рассматривать в качестве составной части имущества должника. Отсюда имущество — это не только наличные вещи, включая деньги и ценные бумаги, имеющие стоимостную оценку и принадлежащие самому должнику (юридическому лицу) или индивидуальному предпринимателю, но и имущественные права (право требования должника к его дебиторам), которые могут быть использованы для предотвращения несостоятельности или пополнения конкурсной массы.

В третьем параграфе дается характеристика объективной стороны всех составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195–197 УК России.

Раскрывается сущность неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК), которая заключается в уменьшении имущественной массы активов должника независимо от используемых для этого способов, законодательный перечень которых, по мнению автора, может быть продолжен. При этом имущество из обладания должника фактически не выбывает, а ограничивается лишь доступ к нему со стороны участников конкурсного процесса. Далее проводится анализ всех предусмотренных законодателем способов неправомерных действий при банкротстве с использованием положений ГК РФ и Закона о несостоятельности 2002 г., на основании чего делаются выводы о целесообразности или, напротив, нецелесообразности указания конкретных способов в диспозиции статьи.

Так, констатируется, что сокрытие – основной способ совершения анализируемого преступления. Указанные законодателем способы неправомерных действий при банкротстве, такие, как передача имущества во владение иным лицам, отчуж­дение имущества, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность, служат разновидностями сокрытия имущества. В связи с этим диспозиция ч. 1 ст. 195 УК России подлежит уточнению.

Учитывая сущность анализируемого преступления, автор считает, что нецелесообразно включение законодателем в состав ст. 195 УК такой разновидности деяния, как «уничтожение имущества», ведь в данном случае имущество должника безвозвратно выбывает из его обладания.

Пробелом законодательства является отсутствие нормы об ответственности за уклонение от ведения бухгалтерского учета и нарушение правил ведения бухгалтерского учета при наличии признаков банкротства, затрудняющие получение информации о действительном имущественном положении должника и установлению его имущества, подлежащего включению в конкурсную массу. Проведенный в ходе исследования опрос работников суда, прокуратуры и органов внутренних дел дал следующие результаты. На вопрос о том, необходима ли криминализация деяний, выражающихся в неведении или ненадлежащем ведении бухгалтерского учета при наличии признаков банкротства с целью сокрытия имущества должника, 79% респондентов дали положительный ответ, 15 — отрицательный, 6% — затруднились с ответом.

Ранее законодатель предусматривал в ч. 1 ст. 195 УК обстановку «при банкротстве» и «в предвидении банкротства». Данные термины вызывали полемику среди юристов и затрудняли применение нормы на практике, так как невозможно было точно установить момент, с возникновением которого можно было говорить о наступлении указанной обстановки как признака неправомерных действий при банкротстве. В настоящее время обстановка получила наименование «при наличии признаков банкротства» и может быть точно определена. Ее начальный момент предшествует подаче заявления в арбитражный суд, а также началу производства по делу о несостоятельности и связывается с истечением 3-месячного срока, установленного ст. 3 Закона о несостоятельности 2002 г., т. е. с даты, когда юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем должны были быть исполнены требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнены обязанности по уплате обязательных платежей. Данная обстановка имеет место на всех стадиях конкурсного процесса вплоть до окончания конкурсного производства либо до момента прекращения производства по делу в связи с заключением мирового соглашения с кредиторами в рамках других процедур банкротства.

В работе указывается, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 195 УК,­ охватывает собой те действия должника, которые были им совершены при применении к нему процедур банкротства и выразились в иг­норировании запрета удовлетворять требования кредиторов вообще либо в нарушении порядка очередности удовлетворения таких требований, а также в нарушении пропорциональности удовлетворения требований кредиторов одной очереди, либо удовлетворение требований кредиторов последующей очереди до полного расчета с кредиторами предыдущей очереди.

Криминализация законодателем деяния в виде сокрытия имущества (документов) путем уклонения или отказа от его передачи арбитражному управляющему или временной администрации кредитной организации (ч. 3 ст. 195 УК России), по мнению автора, является обоснованной. Опасность данного преступления определяется тем, что в результате его совершения значительно усложняется задача по выяснению имущественного состояния должника, уточнению имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, что, в конечном итоге, приведет к сокращению его активов и причинению ущерба кредиторам.

Анализируя признаки объективной стороны состава преднамеренного банкротства, автор пришел к выводу, что внесенные законодателем в диспозицию ст. 196 УК России изменения, выразившиеся в замене термина «неплатежеспособность» на признаки банкротства, сформулированные в ст. 3 Закона о несостоятельности 2002 г., которые выступают условием для признания должника несостоятельным (банкротом), заслуживают одобрения, так как позволяют лучше уяснить суть самого преступления. Сущность преднамеренного банкротства состоит в ухудшении финансового состояния должника, внешним проявлением которого будет нарушение условий своевременности исполнения обязательств перед контрагентами (наличие признаков банкротства), а конечным итогом — признание его несостоятельным (банкротом) и ликвидация. О том, что конечным результатом, к которому стремится субъект при совершении преднамеренного банкротства, является признание должника несостоятельным (банкротом) и его ликвидация, подтвердили 67% опрошенных практических работников суда, прокуратуры и ОВД, 22% респондентов ответили отрицательно, 11% — затруднились с ответом. Мотивы при этом у субъекта могут быть различными: возможность избежать погашения задолженности перед кредиторами либо сокрытие тех или иных злоупотреблений.

Способы совершения преднамеренного банкротства не являются обязательным признаком объективной стороны преступления. Однако чрезвычайно важно как их выявление, так и законодательное закрепление по ряду причин. В частности, выявление способов преднамеренного банкротства позволит правильно квалифицировать преступления, а также будет способствовать отграничению преднамеренного банкротства от иных смежных составов преступлений или от административных и гражданско-правовых деликтов.

На основе проведенного анализа автор заключает, что временем совершения преступления считается период, предшествующий моменту появления признаков банкротства. Ранее этот период соответствовал времени «создания неплатежеспособности». Период «увеличения неплатежеспособности» законодатель в ст. 196 УК новой редакции вообще не принял во внимание. Однако автором в процессе исследования было выявлено, что основная масса преступлений по ст. 196 УК России совершается в пе­риод, когда уже имели место признаки банкротства, сложившиеся в силу объективных причин. Используя данную ситуацию, субъекты вместо реабилитационных мероприятий совершали действия, еще более усугубляющие финансово-экономическое положение должника, в конечном итоге, приводящие его к ликвидации. Так, действия субъектов способствовали появлению у должника признаков банкротства только в 7% уголовных дел, возбужденных по ст. 196 УК в период с 1997 по 2005 гг. по Кемеровской области. Остальные преступления были совершены при наличии признаков банкротства и в период применения к должнику процедур банкротства. Аналогичная картина наблюдается и в других регионах России. Поэтому целесообразно в диспозицию ст. 196 УК внести дополнения, касающиеся расширения границ обстановки совершения преднамеренного банкротства, которая должна включать в себя также периоды «при наличии признаков банкротства». Данная обстановка может продолжаться вплоть до введения процедуры конкурсного производства, когда арбитражным судом принимается решение о ликвидации должника. Начальный момент времени совершения преднамеренного банкротства, по мнению автора, необходимо определять индивидуально в каждом случае, с учетом конкретных обстоятельств. В качестве ориентиров следует использовать сроки для признания арбитражным судом сделок недействительными и применения последствий недействительности ничтожных сделок (ст.ст. 103, 206 Закона о несостоятельности 2002 г.). А с целью единообразия применения нормы определение периода совершения преступления, предшествующего появлению признаков банкротства, дополнительно дать в примечании к рассматриваемой статье.

Сущность фиктивного банкротства (ст. 197 УК) состоит в недобросовестном, незаконном использовании фактически платежеспособным субъектом льгот по имущественным обязательствам, которые предоставляет институт несостоятельности. Автор полагает, что ущерб в рамках данного состава может быть причинен не только в результате заключения мирового соглашения субъекта с кредиторами, когда он получает возможность отсрочки (рассрочки) исполнения обязательств, скидки с долгов и т. д., но и в случаях применения к должнику соответствующих процедур банкротства, поскольку их введение в отношении должника обязательно связано с предоставлением ему ряда льгот и преимуществ по имущественным обязательствам.

Учитывая сущность фиктивного банкротства, а также то, что только в ходе инициированного конкурсного процесса и применяемых процедур банкротства возможно использование субъектом связанных с этим преимуществ и льгот, автор приходит к выводу о необходимости замены в дис­позиции статьи словосочетания «заведомо ложное публичное объявление… о несостоятельности» на словосочетание «обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии у него возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме». С данным мнением согласились 73% опрошенных практических работников суда, прокуратуры и органов внутренних дел.

Анализ объективной стороны неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротства завершается исследованием последствий, их характера и размера. Приводятся аргументы отсутствия необходимости формулировать составы преступлений, предусмотренных ст.ст. 195–197 УК России, в качестве формальных. Констатируется обусловленность момента окончания неправомерных действий при банкротстве и преднамеренного банкротства не принятием итоговых судебных постановлений в рамках арбитражного судопроизводства, а уменьшением собственных активов должника, в результате чего причиняется ущерб кредиторам в виде имущественных потерь и убытков. И, напротив, в связи с тем, что при фиктивном банкротстве ущерб складывается в процессе применяемых процедур банкротства или в момент заключения мирового соглашения, автором обоснована необходимость увязывать момент окончания преступления с вынесением арбитражным судом соответствующих определений в отношении должника.

Учитывая практику расследования анализируемой категории дел, автор считает целесообразным предусмотреть в качестве признака квалифицированного состава неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротств причинение ущерба «в особо крупном размере» в сумме свыше 1 млн. рублей.

Вторая глава «Характеристика субъективных признаков неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротств» состоит из двух параграфов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.