авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Ответственность в современном гражданском судопроизводстве

-- [ Страница 2 ] --

Анализируя авторитетные позиции о классификации юридической ответственности, автор делает следующие выводы. Во-первых, «отраслевой» подход к классификации юридической ответственности не отвечает на важнейший вопрос о возможности существования самостоятельной отраслевой ответственности во всех отраслях права, обладающих собственным предметом и методом. Во-вторых, концепция «традиционных» и «нетрадиционных» видов юридической ответственности пока не имеет под собой достаточной теоретической основы и, как правило, основывается лишь на аргументах о «недостаточной разработанности» соответствующего вопроса. В-третьих, несмотря на очевидные недостатки существующего «отраслевого» подхода, юридическая доктрина не разработала принципиально новый подход к классификации юридической ответственности, который позволил бы решить возникшие проблемы классификации юридической ответственность на современном этапе развития российской правовой системы.

В качестве классификационного признака автор предлагает использовать не предмет и метод соответствующей отрасли права, а юридический режим, современная концепция которого была разработана С.С. Алексеевым. По мнению ученого, юридический режим представляет собой целостную систему правового регулирования, которая характеризуется особым порядком возникновения и формирования содержания прав и обязанностей, их осуществления, спецификой санкций, способов их реализации, а также действием единых принципов, общих положений, распространяющихся на данную совокупность норм.

Автор делает вывод о том, что самостоятельный вид юридической ответственности характеризуется не наличием самостоятельной отрасли права, а существованием объективно обусловленных особенностей конструирования и применения соответствующих принудительных мер. Только тогда можно говорить о существовании особого вида юридической ответственности, когда соответствующие нормы об ответственности «интегрированы» в специфичный юридический режим и объективно требуют для применения учета иных элементов такого режима.

В параграфе 1.2 «Дискуссия о гражданской процессуальной ответственности» автором отмечается, что исходные данные, методологические основы для дискуссии о самостоятельности гражданской процессуальной ответственности были заложены еще Н.А. Чечиной более тридцати лет назад, и до настоящего времени значительно не изменились. До сих пор «опорными точками» для дискуссии о гражданской процессуальной ответственности как для сторонников ее выделения в качестве самостоятельного вида юридической ответственности, так и для противников концепции гражданской процессуальной ответственности являются предмет и метод гражданского процессуального права, а научная дискуссия о самостоятельности юридической ответственности в гражданском процессуальном праве в конечном итоге свелась к спорам о юридических терминах. Автор утверждает, что обозначение тех или иных элементов правового принуждения в гражданском процессуальном праве как «гражданская процессуальная ответственность» не решает ни один из множества теоретических и практических вопросов, возникающих в результате исследования вопросов юридической ответственности в процессуальной сфере.

Стремление к обоснованию «самостоятельности» или «несамостоятельности» гражданской процессуальной ответственности отвлекает многих исследователей от конкретных вопросов повышения эффективности механизма процессуальной ответственности, которые имеют первостепенное значение. Необходимо перейти от спора о терминах к исследованию сущностных особенностей правовых явлений.

В данном параграфе делается вывод о том, что изучение проблемы ответственности в гражданском судопроизводстве должно осуществляться посредством установления связей между юридической ответственностью и элементами режима гражданского судопроизводства, моделированием эффективного с точки зрения практики и обоснованного с точки зрения теории механизма процессуальной ответственности.

Глава вторая «Основание и условия ответственности в гражданском судопроизводстве» состоит из шести параграфов.

Параграф 2.1 «Общие положения» определяет основные направления исследования основания и условий ответственности в гражданском судопроизводстве. В нем автор предлагает считать, что основание у юридической ответственности может быть только одно – правонарушение, а условий – несколько, причем под условиями следует понимать не только элементы состава правонарушения, но и иные факторы, как позитивного (с наличием которых связано наступление ответственности), так и негативного плана (наличие которых исключает привлечение к юридической ответственности, например истечение срока давности привлечения к ответственности).

В параграфе приводятся и критически анализируются основные точки зрения на понятие гражданского процессуального нарушения и перечисляются составы правонарушений, закрепленные в российском гражданском процессуальном законодательстве. Процессуальное правонарушение автор предлагает понимать шире и содержательнее, нежели простое нарушение отраслевой нормы, и считает необходимым изучать процессуальное нарушение через призму специфического юридического режима гражданского судопроизводства, с учетом особенностей правовой природы процессуальной деятельности, ее целей, задач и принципов.

В параграфе 2.2 «Объект правонарушения» исследуется понятие объекта правонарушения в гражданском судопроизводстве. По итогам анализа доктринальных точек зрения автор делает вывод о том, что объектом правонарушений, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством, являются не комплекс отношений, возникающих в ходе осуществления правосудия и складывающихся между судом и другими участниками судопроизводства (А.Г.Столяров) и даже не правосудие по гражданским делам как порядок судопроизводства в целом (И.В.Погодина и З.В.Попова, Г.Н. Ветрова), а отношения, возникающие в связи с осуществлением судом руководящей процессуальной деятельности для реализации задач гражданского судопроизводства. В данном параграфе отмечается, что категория объекта как элемента состава правонарушений, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством, наилучшим образом может быть раскрыта через призму принципа судебного руководства процессом, который был разработан Е.В. Васьковским, а вслед за ним - Н.А. Чечиной и А.А. Ференс-Сороцким.

Автор приводит анализ категории «неуважение к суду» в российском и зарубежном (Англия и США) законодательстве и судебной практике и делает вывод о том, что «неуважение к суду» - это межотраслевое юридическое понятие, охватывающее собой неисполнение участниками судебного процесса, а также иными лицами правомерных судебных актов, независимо от их характера (в гражданском, уголовном и конституционном судопроизводстве), законных распоряжений суда (в том числе по поддержанию порядка в судебном заседании), а также совершение иных деяний, представляющих собой явное пренебрежение к установленному порядку осуществления судебной власти. В параграфе обосновывается позиция о том, что принцип судебного руководства процессом как элемент гражданского процессуального режима позволяет выделить из всех деяний, квалифицируемых как «неуважение к суду» (межотраслевая категория), те акты «неуважения к суду», которые являются гражданскими процессуальными нарушениями.

По мнению диссертанта, введение общей нормы об ответственности за проявление неуважения к суду позволит устранить существующую путаницу в использовании термина «неуважение к суду» в гражданском процессуальном законодательстве, наполнить термин реальным юридическим смыслом. Возможность установления единого состава правонарушения «неуважение к суду» обусловлена спецификой гражданского процессуального режима.

Общая норма об ответственности за «неуважение к суду» должна предоставлять значительную свободу усмотрения для суда (в отношении размера применяемых санкций), ибо на стадии законотворчества невозможно предугадать какие конкретно меры, и в каких случаях будут наиболее эффективны для обеспечения соблюдения судебных актов и распоряжений. Суд, на который законом возложена обязанность по руководству ходом процесса, должен обладать правомочием по определению размера санкции в каждом конкретном случае.

Гражданские процессуальные нарушения, независимо от их характера, представляют собой «неуважение к суду» и посягают на единый объект. Акты «неуважения к суду» характеризуются общим объектом правонарушения, тогда как родовой, видовой и непосредственный объект правонарушения значения в механизме процессуальной ответственности не имеют. Наличие исключительно общего объекта правонарушения отличает гражданские процессуальные нарушения от иных видов правонарушений.

В параграфе 2.3 «Объективная сторона правонарушения» диссертант переходит к анализу объективной стороны гражданских процессуальных нарушений. Критически осмысливая существующие в юридической литературе позиции о понятии объективной стороны процессуального нарушения и основываясь на концепции юридического режима, автор делает вывод, что понимание объективной стороны процессуального нарушения исключительно как деяния, направленного на нарушение гражданской процессуальной обязанности, является неверным. В сферу производства по гражданскому делу вовлекается большое количество субъектов, многие из которых не связаны с судом отношениями, квалифицируемыми с точки зрения господствующей теории как гражданские процессуальные. Диссертант выдвигает и обосновывает позицию о том, что все лица, вовлеченные «в орбиту» гражданского судопроизводства и на которых, как следствие, распространяется в соответствии с законом распорядительная власть суда, обязаны подчиняться соответствующим судебным актам.

Подчиняться судебным актам, относиться с должным уважением к публичной судебной власти и лицу, наделенному такой властью для достижения общественно значимых целей, есть обязанность каждого, независимо от того, каким образом правовая доктрина квалифицирует складывающиеся между судом и указанным лицом правоотношения. По мнению автора, объективная сторона правонарушения в гражданской процессуальной сфере («неуважение к суду») представляет собой деяние (в форме действия или бездействия), выразившееся в неисполнении обязанностей, установленных законными судебными актами (решения, определения, распоряжения, поручения, замечания, предупреждения и т.д.), вынесенными при осуществлении правосудия по гражданским делам.

Параграф 2.4 «Субъективная сторона правонарушения» посвящен анализу признаков субъективной стороны состава правонарушения: вина (обязательный признак) и мотив, цель, эмоции (факультативные признаки) и их значению в механизме процессуальной ответственности. Анализ существующих процессуальных норм о судебных штрафах позволяет автору сделать вывод о том, что законодатель совершенно обоснованно склоняется скорее к презумпции виновности, чем к презумпции невиновности при привлечении участников процесса к ответственности (об этом свидетельствует наличие указания на необходимость оценки судом уважительности причин неисполнения процессуальной обязанности, причем уважительность должна быть доказана самим лицом, привлекаемым к ответственности). Действующее законодательство предусматривает и механизм опровержения презумпции виновности.

Диссертант утверждает, что для механизма привлечения к ответственности в гражданском судопроизводстве наиболее характерной является презумпция виновности правонарушителя, поскольку суд в гражданском судопроизводстве не может и не должен устанавливать вину правонарушителя. Для обеспечения баланса законных интересов участников процесса и интересов правосудия при применении презумпции виновности в законодательство следует внести изменения, касающиеся введения общих условий привлечения к процессуальной ответственности (в том числе, необходимо обозначить в законе вину как условие процессуальной ответственности), модификации существующей процедуры опровержения презумпции виновности. В подтверждении точки зрения о возможности существования презумпции виновности в отраслях публичного права, автор прослеживает эволюцию презумпций вины в административном и налоговом праве в последние годы.

Субъективная сторона гражданских процессуальных нарушений характеризуется единственным признаком – виной. Установление вины осуществляется исходя из презумпции виновности, которая обусловлена принципами состязательности и процессуального формализма, действующими в гражданском судопроизводстве. Указанные принципы гражданского процесса, а также принцип судебного руководства процессом как элементы гражданского процессуального режима определяют специфику установления субъективной стороны гражданского процессуального нарушения, указывают на место вины в механизме процессуальной ответственности. Именно гражданский процессуальный режим обусловливает сущностные особенности субъективной стороны и иных элементов состава такого правонарушения как «неуважение к суду», позволяет отграничить «неуважение к суду» от административных, уголовных, гражданско-правовых и иных видов правонарушений, определить направления совершенствования процедуры привлечения к процессуальной ответственности. В отношении факультативных признаков субъективной стороны гражданского процессуального нарушения (мотива и цели) автор делает вывод о том, что они юридического значения не имеют.

В параграфе 2.5 «Субъект правонарушения» диссертант констатирует, что суд не может быть признан субъектом гражданского процессуального нарушения, поскольку опровержение презумпции добросовестности судьи возможно только в специальном, экстраординарном порядке, предусмотренном нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также положениями процессуального законодательства о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Но даже в том случае, если презумпция добросовестности судьи была опровергнута, механизм юридической ответственности судьи реализуется в рамках уголовной или дисциплинарной ответственности, а лицо, выполнявшее функции представителя судебной власти становится субъектом не гражданского процессуального нарушения, а преступления или дисциплинарного проступка.

В данном параграфе анализируются категории правоспособности и деликтоспособности в гражданском процессуальном праве. По мнению диссертанта, все лица, вовлеченные в орбиту гражданского судопроизводства, в том числе не обладающие статусом лица, участвующего в деле, потенциально могут стать субъектами правоотношений с судом, которые квалифицируются как гражданские процессуальные. Произойдет это в том случае, если соответствующее лицо допустит совершение акта «неуважения к суду» и, как следствие, станет участником судебной процедуры по привлечению к процессуальной ответственности, в которой оно будет обладать целым комплексом процессуальных прав и обязанностей (правом на подачу ходатайств суду, на представление доказательств своей невиновности, на подачу заявления о сложении штрафа и т.д.).

При рассмотрении понятия гражданской процессуальной деликтоспособности, автор предлагает признать, что совершение процессуального нарушения является юридическим фактом и основанием возникновения гражданских процессуальных правоотношений охранительного характера независимо от того, являлся ли субъект правонарушения участником процесса на момент его совершения (например, в случае нарушения порядка в зале судебного заседания). То есть для целого ряда лиц «активация» гражданской процессуальной правоспособности (элементом которой является процессуальная деликтоспособность) происходит не с момента вступления их в гражданское дело в качестве лиц, участвующих в деле, и иных участников процесса, а с момента совершения ими гражданского процессуального правонарушения, т.е. процессуальная деликтоспособность не связана с процессуальной правоспособностью в конкретном деле. Данный вывод ставит под сомнение всю существующую в отечественной науке концепцию гражданского процессуального правоотношения и процессуальной правоспособности.

В результате анализа признаков, позволяющих считать тех или иных субъектов деликтоспособными, автор приходит к выводу о том, что субъектом гражданского процессуального нарушения следует признать юридических лиц и физических лиц (включая должностных лиц), достигших возраста четырнадцати лет и способных отдавать отчет в своих действиях.

Утрата правонарушителем процессуального статуса лица, участвующего в деле, в результате правопреемства, не должна влечь за собой освобождение его от ответственности за процессуальные нарушения (кроме случаев прекращения правосубъектности правонарушителя, например, смерти физического лица или ликвидации организации) в связи с тем, что «неуважение к суду» не связано с процессуальным статусом правонарушителя в конкретном гражданском деле.

Параграф 2.6 «Освобождение от ответственности в гражданском судопроизводстве» содержит анализ оснований и порядка освобождения от процессуальной ответственности. Автор считает, что освобождение от применения санкции является неотъемлемым элементом механизма юридической ответственности (в настоящее время законодатель соответствующих оснований не устанавливает). По итогам исследования различных оснований освобождения от юридической ответственности, диссертант делает вывод о том, что для механизма процессуальной ответственности характерны два основания освобождения от юридической ответственности: малозначительность правонарушения, а также истечение срока давности привлечения к юридической ответственности. Срок давности должен составлять один месяц с момента совершения или выявления правонарушения, и, по общему правилу, ограничиваться окончанием соответствующей стадии процесса.

Глава третья «Ответственность в гражданском судопроизводстве: место в правовой системе» состоит из двух параграфов.

Параграф 3.1 «Меры ответственности в гражданском судопроизводстве» содержит критический анализ основных точек зрения на перечень мер ответственности, которые предлагается отнести к мерам гражданской процессуальной ответственности. Любой вид юридической ответственности всегда связан с определенными лишениями, т.е. юридическая ответственность сопровождается причинением виновному отрицательных для него последствий, ущемлением или ограничением его интересов. Лишения – это дополнительные неблагоприятные последствия, возникающие только как результат правонарушения. Основная черта юридической ответственности – штрафное, карательное назначение.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.