авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Проблемы гражданско-правового регулирования отношений на рынке ценных бумаг

-- [ Страница 4 ] --

Глава 1 «История появления ценной бумаги» посвящена анализу исторических условий рождения ценной бумаги, а также истории ее современного определения. Возникновение ценной бумаги вызвано экономическими потребностями: необходимостью упрощения оборота различных прав. Исторические предпосылки возникновения ценной бумаги обусловили и требования к ее форме, а также создание специальной системы правил обращения и осуществления прав, прежде всего, тесную связь права и документа. Такие правила можно условно назвать классической теорией ценных бумаг (которую впоследствии восприняло и российское право). Проанализирована история появления института ценных бумаг в России. Отмечается, что нормы об оборотоспособных документах существовали достаточно давно, однако какую-то систему не представляли. В дореволюционный период, несмотря на хорошую теоретическую базу, представленную работами ведущих российских правоведов того времени, довольно объемное законодательство, которое признавало большое число видов ценных бумаг, какого-то легального правового режима ценной бумаги не сложилось; не содержало законодательство и определения ценных бумаг, основанного на конкретных признаках. Похожую ситуацию можно наблюдать и в советский период. Само понятие признавалось; в 20-30 годы ХХ века активно развивалась теория ценных бумаг как документов двойственной вещно-обязательственной природы; теория тесной связи права и документа (необходимости предъявления (презентации) документа для осуществления права), которая и создает особый правовой режим ценной бумаги. Однако легального определения понятия не было. Государство (в лице РСФСР и СССР) неоднократно прибегало к облигационным займам, многие из которых носили, по сути, добровольно-принудительный (обязательная подписка) и конфискационный характер (принудительная конверсия). После окончания новой экономической политики такого рода использование ценных бумаг стало едва ли не единственным. Займы рассматривались как финансовая категория, как «метод мобилизации сбережений». В рамках гражданского права режим ценной бумаги долгое время не исследовался (последняя фундаментальная работа была написана М.М. Агарковым). Не изменилась ситуация и после принятия ГК РСФСР 1964 г. В новейшей истории ценные бумаги были впервые урегулированы в пореформенный период – в 1990 году. Вплоть до принятия ГК РФ 1994 года законодательство в части определения правового режима ценной бумаги развивалось противоречиво, поскольку было принято несколько нормативных актов, которые основывались на взаимоисключающих подходах (с классических позиций и позиции о возможности существования бумаг в виде записей на счетах) к определению правового режима ценной бумаги. Гражданский кодекс закрепил по сути оба подхода, чем была создана известная проблема бездокументарных ценных бумаг. Отмечается, что определение, данное в статье 142: а) можно назвать в целом классическим, поскольку оно исходит из таких признаков ценной бумаги как строгая формальность и начало презентации; б) было дано российским законодателем впервые – ни в один период времени, ни русское дореволюционное, ни советское законодательство, не давали подобного определения; в) сложилось в большей степени из тех теоретических конструкций в области рынка ценных бумаг, которые были разработаны как до революции, так и во времена нэпа. Одновременно с закреплением общего определения, ГК создал и особый правовой режим оборотоспособных прав, который он поименовал «бездокументарные ценные бумаги» (ст. 149 ГК).

Глава вторая – «Проблемы правового режима ценной бумаги в современном российском законодательстве» состоит из пяти параграфов и посвящена исследованию современных проблем правового режима ценной бумаги и определению путей его совершенствования.

В первом параграфе - «Содержание и объем прав, удостоверяемых (закрепляемых) ценной бумагой» - исследуются два важнейших элемента правового режима ценной бумаги – ее содержание и объем прав, ею удостоверяемых. Отмечается противоречивость действующего законодательства: при наличии общей нормы о том, что бумаги удостоверяют имущественные права, для эмиссионных ценных бумаг дается указание о возможности удостоверения неимущественных прав. Делается вывод о том, что если следовать логике действующего ГК, то никаких «личных неимущественных прав» ценная бумага удостоверять не может, ведь они есть нематериальные блага, которые принадлежат гражданину (исключая деловую репутацию, которая свойственна и юридическому лицу) и неотчуждаемы (хотя в перспективе, при изменении законодательства, вопрос в принципе остается открытым). Аргументируется, что к числу имущественных прав, которые может закреплять ценная бумага, относятся обязательственные, вещные, преимущественные и корпоративные права (право на управление). Отмечается, что в ряде случаев ценные бумаги могут закреплять обязанности управомоченного по бумаге лица. Причем и природа таких обязанностей, и субъекты, в отношении которых эти обязанности должны быть исполнены, различны (см.: федеральные законы «Об акционерных обществах». «О банках и банковской деятельности», «О несостоятельности (банкротстве)», Положение о переводном и простом векселе 1937 г.). Обращается внимание на то, что все удостоверяемые бумагой обязанности, которые бумага удостоверяет, и которые лежат на стороне управомоченного по бумаге лица, не составляют и не могут составлять основного содержания бумаги. При анализе категории «объем прав» применительно к ценной бумаге отмечается ее неопределенность в действующем законодательстве. Аргументируется необходимость установления понятий «содержание» и «объем прав» применительно к ценной бумаге непосредственно в ГК. Такое закрепление важно с точки зрения определения правового режима, так называемых дробных бумаг. По результатам анализа действующего законодательства, доказывается возможность дробления бумаг, как по объему, так и (в некоторых случаях) по содержанию. Делаются конкретные предложения по закреплению элементов правового режима дробной бумаги в действующем законодательстве.

Во втором параграфе - «Ценная бумага – объект гражданских прав» - показывается, как законодательство рассматривает ценную бумагу с точки зрения классификации объектов гражданских прав. Отмечается, что особенностью ценной бумаги всегда выступала ее, так называемая двойственная природа. С одной стороны, согласно законодательству (ст. 128 ГК) – это вещь, однако, одновременно и имущественное право (ст. 142 ГК). Двойственный правовой режим ценной бумаги имеет весьма конкретные юридические последствия: тот, кто обладает правом собственности (иным вещным правом) на бумагу, обладает и правами, которые она предоставляет. Соответственно, в классической традиции, тот, кто приобретает бумагу, приобретает и права из нее. При этом подчеркивается относительность указанного тезиса: 1) законодательство не в полной мере (при регулировании передачи ценных бумаг и прав из них) учитывает двойственную природу ценной бумаги (в одних случаях говорится о передаче бумаг, в других, о передаче прав, удостоверенных такими бумагами); 2) законодательство признает возможность существования прав на бумагу без предоставления прав из бумаги. Такого рода ситуация (примеры имеются и в дореволюционном и советском праве) имеет место в случае, если некоторые бумаги попадают в процессе их обращения в собственность самого обязанного по бумаге лица (акция, случай признания ценной бумаги недействительной в процессе вызывного производства и т.д.); 3) возможны ситуации, когда правом из бумаги может обладать то лицо, которое не обладает правом собственности на нее (ст.19 Положения о переводном и простом векселе 1937 г.). Подчеркивается, что такие случаи представляют собой исключение.

Третий параграф - «Признаки ценной бумаги: их понимание в доктрине и реализация в современном российском гражданском законодательстве» - посвящен анализу признаков ценной бумаги, т.е. тех критериев, которые должны отграничивать эту юридическую конструкцию от сходных правовых явлений. Детально анализируется доктрина и законодательство в этой части. Отмечается, что ни в прошлом, ни в настоящее время нет единой признанной всеми учеными и закрепленной законодательством теории признаков ценной бумаги. Ни один из тех признаков, которые называются законодательством и доктриной, неприменим ко всем правам, которые законодательство квалифицирует как «ценная бумага». Признаки ценной бумаги рассматриваются, исходя из следующей классификации: формальные признаки и признаки, условно, названные в работе для целей исследования «содержательными».

Формальным признаком выступает признание того или иного права (совокупности прав) в качестве ценной бумаги нормами позитивного права.

Отмечается бесперспективность определения ценной бумаги через понятие документа, в силу многозначности данного понятия. Указывается, что выделение такого признака, как формальность (под которым авторы понимают, в основном, составление ценной бумаги в установленной форме и наличие всех обязательных реквизитов), необоснованно. Наличие обязательных реквизитов – свойство, присущее только некоторым видам (типам) ценных бумаг. Внимание в классической теории ценных бумаг к реквизитам, их наличию, правильности написания, требование о признании ничтожности бумаги при отсутствии реквизитов – это следствие презентационности классических ценных бумаг. Реквизиты в такой бумаге нужны для того, чтобы обязанное и управомоченное лица ясно понимали объем зафиксированных прав. У бездокументарных ценных бумаг нет никаких реквизитов; бездокументарные бумаги не презентуются; права из таких бумаг осуществляются в отношении лиц, включенных в списки (реестр).

Высказывается отрицательная точка зрения об универсальности (применимости для всех видов и типов бумаг) таких тесно связанных признаков, как публичная достоверность и абстрактность. Отмечается, что, во-первых, эти признаки ценной бумаги не являются легальными, во-вторых, они разрабатывались доктриной гражданского права для классических ценных бумаг в тот момент, когда ни о каких бездокументарных ценных бумагах не шло и речи.

При анализе публичной достоверности отмечается, что этот принцип, который можно обозначить в самом общем виде как ограничение возражений со стороны обязанного лица по ценной бумаге в отношении ее владельца (иного управомоченного лица, как в случае с владельцем векселя на основании залогового индоссамента) – реализуется для различных видов ценных бумаг по-разному. Никакого общего правила законодательство не содержит; правила, в нем установленные, которые претендуют на общий характер – ст. 147 ГК (а также, в некоторой части - 386 ГК) – объясняют лишь малую долю возможных возражений и распространяются на очень небольшое число случаев. Для большинства ценных бумаг круг возражений носит самостоятельный характер, который не отражен в перечне ст. 147 ГК, а для некоторых ценных бумаг такой перечень либо не определен вовсе, либо сформулирован так, что не позволяет сделать однозначных выводов о приемлемости того или иного возражения. Несмотря на указанные критические замечания в исследовании сделан вывод о необходимости закрепления непосредственно в ГК признака публичной достоверности как важнейшего элемента правового режима ценной бумаги. Этот признак дает ценным бумагам как институту качество определенности прав. Этот признак имеет, значение как для кредитора по бумаге, так и для должника и третьих лиц. В работе сформулированы конкретные предложения по совершенствованию законодательства в этой части.

В отношении такого признака как абстрактность подчеркивается, что, несмотря на большое количество исследований, ей посвященных, ни один нормативный акт не дает ни малейшего представления о том, что она из себя представляет. Указывается, что действующее законодательство использует не категорию абстрактность, а своего рода заменители (см.: ст. 147 ГК, ст. 370 ГК, ст. 815 ГК, ст. 877 ГК, ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», ст. 1 Положения о переводном и простом векселе 1937 г.). Отмечается, что абстрактность – это не более чем юридическая фикция, прием юридической техники, с помощью которого законодатель пытается упростить оборот отдельных прав. В этой связи необходимо закрепление основных положений об абстрактности в ГК, причем в качестве общих правил. Об абстрактности надо говорить не применительно к сделкам, обязательствам или документам, а применительно к связи одного юридического факта с другим. Признак (или свойство) абстрактности не является абсолютным, т.е. нет ни одного случая, когда его применение не требовало бы хоть каких-либо оговорок и условий. Применительно к ценным бумагам отмечается, что абстрактность нельзя сводить к их признакам вообще (могут выделяться только как элементы правового режима отдельных бумаг).

Отмечается, что тесная связь ценной бумаги и воплощенного в ней права или «существование неразрывной связи между правом на бумагу и правом из бумаги» также не может считаться единым для всех ценных бумаг признаком. Его единство колеблют и бездокументарные ценные бумаги, и именные документарные эмиссионные бумаги. И в том и в другом случае правоустанавливающим фактом будет внесение данных (запись) о переходе прав в специальные реестры. Эти записи, в совокупности, составляющие лицевой счет или счет депо (или счет в специализированном депозитарии), будут в случае с бездокументарными ценными бумагами единственными, а в случае с эмиссионными именными документарными ценными бумагами – главными юридическими фактами, на основании которых устанавливается субъективное право управомоченного лица.

Не может считаться универсальным такой признак, как начало презентации (иногда не выделяемый в самостоятельный признак, а включаемый в предыдущий признак («тесная связь ценной бумаги и воплощенного в ней права»). Этот признак жестко выдерживается для некоторых документарных ценных бумаг (вексель, депозитный сертификат). Однако иная ситуация для бумаг бездокументарных (а также некоторых документарных ценных бумаг). Права, удостоверенные такими бумагами, исполняются в абсолютном большинстве случаев в отношении лиц, включенных в соответствующий список (реестр), который составляется субъектом учетной системы (регистратором, депозитарием или специализированным депозитарием) по требованию самого обязанного лица. Отмечается несовершенство в регулировании этого вопроса в действующем законодательстве. В одних случаях закон делает жесткую «привязку» прав к списку, в других «подвешивает» это право, позволяя трактовать включение в список как желательное, но не необходимое, а в некоторых случаях создает различные «переходные» конструкции, которые позволяют лицу, не попавшему в список, получить права, закрепленные ценной бумагой. Подчеркивается, что эта проблема требует законодательного и универсального (в качестве общего правила) решения. Все права, которые удостоверяет т.н. бездокументарная ценная бумага (а равно иная ценная бумага, требующая учета), если их реализация привязана к определенной дате (событию) и они осуществляются в отношении всех или группы владельцев бумаг – должны быть «списочными». Законодательство должно жестко связывать факт включения в список с наличием прав.

С сожалением отмечается, что оборотоспособность не является в настоящее время признаком, универсальным для всех ценных бумаг. В современном обороте существуют такие правовые конструкции ценных бумаг, которые предполагают полное запрещение их передачи вообще (государственные жилищные сертификаты, облигации государственных нерыночных займов, государственные сберегательные облигации). Смысл закрепления таких конструкций действующим законодательством неясен. Их существование противоречит самой сущности ценных бумаг как особого правового феномена, созданного как раз для облегчения оборота прав, а потому, законодательство не должно признавать такие права ценными бумагами.

Подчеркивается, что не дает возможности отграничить ценные бумаги от сходных явлений, выделение такого признака, как закрепление имущественных прав (или закрепление субъективных гражданских прав). Имущественные права возникают и из обычных договоров (сделок). Следовательно, таким образом «идентифицировать» ценную бумагу в мире других обязательств невозможно.

Четвертый параграф - «Виды ценных бумаг, признаваемых российским законодательством» - посвящен анализу того, какие юридические приемы использует действующее законодательство для определения конкретных видов ценных бумаг. Отмечается, что в настоящее время признание того или иного документа (совокупности прав) в качестве ценной бумаги нормами позитивного права может иметь место: 1) путем прямого указания в законе; 2) путем реализации особого порядка признания документа ценной бумагой, который установлен «законами о ценных бумагах» (в настоящее время - путем квалификации государственными органами). Отмечается, что количество прав, которые признаются ценными бумагами, определить сложно, поскольку под названием одной бумаги могут «скрываться» несколько бумаг разного содержания; кроме того, в рамках отдельных бумаг выделяется множество их типов (государственная облигация, вексель, акция). В целом, четкая система в этом вопросе в позитивном праве отсутствует.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.