авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Правовое регулирование применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства

-- [ Страница 6 ] --

По мнению диссертанта, одной из наиболее актуальных в настоящее время является проблема использования результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с использованием технических средств, как до, так и после возбуждения уголовного дела. Она заключается в том, каким образом процессуально оформить и, главное, закрепить материалы, полученные оперативно-розыскным путем с применением технических средств, в качестве доказательств.

В свете ст. 89 УПК РФ особое значение для эффективного использования материалов, полученных с применением технических средств в доказывании, имеет соответствие их формы и содержания требованиям, предъявляемым к доказательствам. Именно неопределенность в вопросе о форме и содержании представляемых материалов до сегодняшнего дня является одним из наиболее существенных препятствий для использования результатов применения технических средств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, при производстве по уголовным делам, вплоть до полной утраты их доказательственного значения.

Автор полагает, что для закрепления в качестве доказательств сведений, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств, необходимо выполнение, по крайней мере, трех условий: 1) оформление всех документов, подтверждающих получение таких сведений в соответствии с требованиями, предъявляемыми к доказательствам УПК РФ, для чего уже на начальном этапе проведения оперативно-розыскного мероприятия предусмотреть возможность использования его результатов в доказывании, 2) получаемые материалы не должны содержать технических дефектов и иметь максимальный уровень качества, то есть быть пригодными для проведения в отношении них экспертных исследований (для применения технических средств должны привлекаться сотрудники и лица, способные квалифицированно обращаться с ними и, впоследствии, подтвердить факт и техническую возможность получения искомых сведений в судебном заседании; по завершении накопления необходимой информации, она может быть предоставлена специалисту, который даст заключение о технической возможности получения предоставленных сведений, их аутентичности, а также перспективах их использования в уголовно-процессуальном доказывании); 3) необходимо провести опросы лиц, участвовавших в осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, которые могут подтвердить в судебном заседании факт получения представленных сведений.

По мнению диссертанта, известность лица, принимавшего непосредственное участие в получении материалов с использованием технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, и возможность его допроса в суде в качестве свидетеля является одной из важнейших составляющих их допустимости в качестве доказательств.

Результаты проведенного исследования показали, что в настоящее время сложилась практика, в соответствии с которой суды не принимают в качестве доказательств материалы, собранные с использованием технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, если факт их получения не подкрепляется показаниями свидетелей. Таким образом, использование результатов применения технических средств в качестве самостоятельного доказательства, вне его связи с субъектом получения или при невозможности его привлечения в качестве свидетеля, является весьма сомнительным и может привести к полной утрате их доказательственного значения для уголовного дела.

Выходом из сложившейся ситуации могло бы стать изложение ч. 6 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в следующей редакции»: «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами. Не являются нарушением данного положения случаи, когда указанные технические средства применяются лицом в ходе оперативно-розыскного мероприятия под контролем уполномоченного работника по разрешению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность». Что же касается результатов, полученных негласно с использованием технических средств, не уполномоченными законом лицами по собственной инициативе, то они, по нашему мнению, ни в каком виде не могут быть использованы в доказывании, поскольку порядок их собирания не соответствует действующему законодательству.

Кроме того, для приведения в соответствие с требованиями к доказательствам УПК РФ формы и содержания сведений, получаемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств уполномоченными субъектами, которые предполагается использовать в качестве доказательств, по мнению диссертанта, необходимо дополнить ч.3 Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд»3 п. 22 следующего содержания:

«22. Если в ходе оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» применялись технические средства, а результаты их использования, находящиеся на технических носителях, представляются органу дознания, следователю, прокурору или в суд, то необходимо указывать:

  • вид носителя информации и его основные характеристики;
  • формат записи, уровень качества, наличие сжатия данных;
  • наличие (отсутствие) возможности предоставления оригиналов записей для проведения экспертных исследований;
  • аппаратуру, оборудование (программы), необходимые для просмотра, воспроизведения записанной информации;
  • основные характеристики технических средств, использованных для получения и фиксации информации;
  • наличие (отсутствие) возможности предоставления технических средств, использованных при получении и фиксации информации для проведения экспертных исследований.

Предоставление материалов, полученных с использованием технических средств, в копиях, их монтаж, изменение формата, сжатие, перекодирование и иные действия с оригиналом, влекущие любые изменения его первоначального состояния, не допускаются.

Материалы должны представляться в упакованном виде, по правилам, принятым для упаковки и хранения вещественных доказательств, с печатью органа и подписью соответствующего должностного лица».

Во втором параграфе исследованы опыт и перспективы применения некоторых видов современных технических средств в уголовном судопроизводстве. Среди наиболее интересных и актуальных технических новинок следует, по мнению автора, выделить системы видеоконференцсвязи, возможность применения которых закреплена в ч. 3 ст. 376 УПК РФ, а также полиграфы, допустимость использования которых в уголовном судопроизводстве находится в стадии активного обсуждения.

Определенные сложности при использовании видеоконференцсвязи могут возникнуть и во время телекоммуникационного общения с лицами, страдающими дефектами речи, слуха, а также различными психическими недостатками. При таких обстоятельствах судьям необходимо с большой осторожностью подходить к использованию телекоммуникационного общения с лицами, страдающими дефектами речи, слуха, другими физическими и психическими недостатками, и несовершеннолетними. В некоторых спорных ситуациях целесообразно ориентироваться на «Перечень социально значимых заболеваний» и «Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих», утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2004 г. № 715.

При таком неординарном способе проведения судебного заседания, по мнению автора, может возникнуть вопрос о праве осужденного на непосредственное общение с адвокатом, и, следовательно, о том, на какой стороне телекоммуникационного канала должен находиться защитник. В реальной действительности он всегда располагается в зале суда, а не в следственном изоляторе, где помещается осужденный, в результате не соблюдается правило о конфиденциальности общения адвоката со своим подзащитным.

Один из вариантов решения данной проблемы может состоять в том, что перед началом судебного заседания с применением видеоконференцсвязи осужденному, находящемуся под стражей в следственном изоляторе, предоставляют некоторое время для телекоммуникационного общения со своим защитником, который находится в зале суда.

Отдельная проблема вытекает из ст. 240 УПК РФ и затрагивает принцип непосредственности исследования доказательств в ходе судебного заседания. Она имеет особое значение, поскольку видеотехника позволяет участникам процесса только лично воспринимать устную речь, в то время как исследование с ее помощью, например, документов и вещественных доказательств, сопряжено с определенными сложностями. Поэтому применение систем видеоконференцсвязи в отдельных случаях возможно при условии согласия осужденного на такой способ рассмотрения его дела, а также при предварительной договоренности со стороной защиты о месте и способе представления дополнительных доказательств в ходе судебного заседания.

Являясь одним из перспективных направлений освоения технических средств в уголовном судопроизводстве, системы видеоконференцсвязи, по мнению диссертанта, не могут быть ограничены лишь теми областями, которые сегодня указаны в уголовно-процессуальном законодательстве и нашли применение в практической деятельности судов. В перспективе сфера их использования может быть расширена.

Например, следующим этапом внедрения видеоконференцсвязи должно стать юридическое закрепление возможности ее использования для получения свидетельских показаний по уголовным делам. Для этого есть несколько обстоятельств, которые должны подтолкнуть законодателей к принятию соответствующего решения. Так, одной из актуальных является проблема получения показаний свидетелей, находящихся на территории других государств, на основании договоров о взаимной правовой помощи. Такая потребность возникает как по объективным причинам, делающим невозможным личное присутствие свидетеля для дачи показаний на территории запрашивающей стороны (например, большие затраты на переезд и проживание, состояние здоровья и другие факторы), так и при нежелании свидетеля покидать территорию государства. Это может быть связано с политическими мотивами, недоверием к правоохранительной системе запрашивающего государства и т.д.

Другой не менее важной сферой применения информационных технологий, по мнению диссертанта, является проведение следственных и судебных действий с участием свидетелей и потерпевших, на которых может быть легко оказано давление представителями защиты и обвиняемыми (подсудимыми). Это могут быть дети, лица с неуравновешенной психикой и лица, находящиеся в беспомощном состоянии. Применение видеотрансляций является актуальным и при проведении расследования и судебного разбирательства по делам, связанным с организованной преступностью.

Применение систем видеоконференцсвязи в перечисленных случаях является одним из надежных способов защиты субъектов правоотношений и принципиально не противоречит российскому законодательству. Однако в условиях действующего уголовно-процессуального законодательства можно говорить лишь об использовании двухсторонней видеосвязи. Иначе может иметь место получение показаний анонимного свидетеля и нарушение права обвиняемого лично или посредством своего защитника проводить допрос данного лица.

Таким образом, по мнению диссертанта, современные технологии видеоконференцсвязи следует активно внедрять в уголовное судопроизводство, причем использовать их на всех стадиях расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Внедрение в судопроизводство новейших технических разработок поможет разрешить целый комплекс проблем правового, организационного и технического характера, позволит повысить его эффективность.

Интересным и перспективным техническим средством, о расширении практики применения которого в уголовном судопроизводстве ведутся активные дискуссии, является полиграф или детектор психофизиологического состояния человека.

Диссертант считает, что для использования полиграфа и полученных с его помощью данных в уголовном судопроизводстве имеется ряд существенных препятствий: 1) результаты тестирования с использованием полиграфа полностью зависят от квалификации оператора и правильного толкования им полученных результатов; 2) поскольку вывод по результатам тестирования делается на основе субъективного мнения специалиста, то получить достоверную и однозначно толкуемую информацию о причинах эмоциональной реакции испытуемого в принципе невозможно; 3) нет прямой зависимости между показаниями полиграфа и причинами реакций на задаваемые вопросы; 4) результаты опроса с использованием полиграфа не могут быть признаны доказательствами, они могут служить лишь ориентирующей информацией об осведомленности испытуемого лица о том или ином исследуемом событии.

Диссертант полагает, что в сложившихся условиях применение полиграфа в интересах уголовного судопроизводства допустимо лишь в виде экспертизы, назначаемой следователем по просьбе подозреваемого или по его согласию, которую должен производить эксперт-полиграфолог, имеющий соответствующую квалификацию. Применение полиграфа в ходе допроса и, тем более, следователем недопустимо. Следователь не может одновременно осуществлять функции специалиста и эксперта. Предлагаемый подход обосновывается еще и тем, что в последнее время в литературе все чаще выдвигаются предложения об использовании тестирования на полиграфе по просьбе подозреваемого с целью подтверждения оправдывающих его показаний, и, следовательно, его невиновности.

По мнению диссертанта, несмотря на то, что данные, полученные с помощью полиграфа, могут служить важным материалом для построения версий и выбора направления расследования, они в современных условиях не могут являться допустимыми доказательствами. Данное ограничение связано, прежде всего, с тем, что психофизиологические реакции не могут прямо свидетельствовать об осведомленности лица или о лжи. На сегодняшний день не найдены специфические признаки лжи. Именно в связи с отсутствием строгой научной обоснованности и недостаточной точностью данных результаты ОИП имеют только ориентирующее значение и не являются доказательством. Очевидно, что при этом выводы специалиста (и тем более эксперта) могут иметь только вероятностный характер. Однако согласно действующему законодательству вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора4.

В этом есть, по мнению автора, главная и трудно решаемая проблема полиграфа. С одной стороны, есть огромный положительный опыт его применения. С другой стороны, несмотря на то, что существует более десятка теорий, в которых были сделаны попытки описания механизма взаимосвязи показаний полиграфа с процессами, происходящими в сознании испытуемого, до сих пор ни одна из теорий не установила четкой причинно-следственной связи между показаниями полиграфа и произошедшими событиями, поскольку механизм функционирования нашего сознания пока не наблюдаем. Следовательно, мы можем только предполагать, но никак не быть полностью уверенными в достоверности выводов, сделанных в результате интерпретации показаний полиграфа.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы его основные и наиболее значимые результаты: теоретические положения, обобщения, определения и выводы; концептуальные предложения по совершенствования нормативно-правовой базы, методов, средств и организационно-правовых механизмов использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства; практические рекомендации по внесению изменений в действующее законодательство, регулирующее применение технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий, рассмотрении уголовных дел в суде.

Основным результатом работы является концепция правового регулирования применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства, в рамках реализации которой автором разработан комплекс предложений и рекомендаций, предназначенных для соответствующих правотворческих органов с целью принятия ими законодательных, иных организационно-правовых и методических мер по восполнению имеющихся пробелов в законодательстве и улучшению правового регулирования порядка и правил использовании технических средств при производстве по уголовным делам. Разработаны проекты поправок в Конституцию Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», инструкцию «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд».

Автором определен ряд принципиальных положений, являющихся основой для формирования нормативно-правовой базы использования технических средств в сфере уголовного судопроизводства: определено понятие технических средств в уголовном ­процессе; дана их классификация; сформулированы цели, принципы и задачи их применения; найдены пути решения процессуально-правовых проблем использования технических средств в доказывании; предложены критерии оценки сведений, полученных с применением технических средств; исследованы проблемы обеспечения законности при использовании технических средств в раскрытии и расследовании преступлений и даны предложения по созданию механизмов обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, предупреждения нарушений законности при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, производстве следственных и судебных действий с использованием технических средств; исследованы проблемы повышения эффективности применения технических средств в сфере оперативно-розыскной деятельности и даны рекомендации по совершенствованию правил и порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с использованием технических средств, для их реализации в уголовном судопроизводстве; исследованы опыт и перспективы применения некоторых видов современных технических средств в уголовном судопроизводстве, такие как системы видеоконференцсвязи и полиграф, даны предложения и рекомендации по модернизации действующего законодательства с целью наиболее эффективной интеграции в него современных научных разработок и методик их применения.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.